0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ещё раз о том, кто такой Понтий Пилат

Ещё раз о том, кто такой Понтий Пилат

Работая вместе с Бэллой Иордан над созданием небольшой поэмы «ТРИПТИХ или
ТРИ МОНОЛОГА», я перевернул горы литературы, выискивая в ней всё то, что касалось истории взаимоотношения Христа с Понтием Пилатом.
В конце-концов, окончательно запутавшись в море противоречивой информации, я решил пойти по пути, показавшемуся наиболее созвучным моим собственным убеждениям.
Я избрал те версии, которыми руководствовались Михаил Булгаков и Чингиз Айтматов при написании «Мастера и Маргариты» и «Плахи».
Поместив часть триптиха на одном из литературных порталов, я вскоре получил отзыв одного из читателей, в котором он написал буквально следующее: «Пересказ известного сюжета. И не более того».
Я очень спокойно отношусь к критике.
В данном же случае меня задело то, что читатель не принял во внимание тот факт, что у автора не было права по-своему переписывать Историю.
А вот взгляд на события двухтысячилетней давности известного писателя и публициста Давида Гениса мне показался интересным.
Предлагаю вашему вниманию его статью «Понтий Пилат в истории еврейского народа».

Далее цитируется по первоисточнику:

И вновь я возвращаюсь к книге Йосефа Телушкина «Еврейский мир». Чуть меньше странички он выделил для упоминания Понтия Пилата. Никогда бы этот тип не вошел в историю, будучи одним из многих жестоких римских наместников Иудеи, если бы не его судейство над Иегошуа из Назарета. По приказу Пилата римские солдаты распяли этого иудея. Спохватились его последователи, назвали Иисусом Христом, «сыном божьим». Ну, что же. Хотите себе еврея в святые взять, ваше дело. Но сиё судейство Понтия Пилата с распятием превратилось в символ борьбы не против римлян, а против. всего еврейского народа. И длится это изуверство по отношению к целому народу, не имевшего никакого отношения к той якобы казни, уже на протяжении многих столетий до наших дней.

Может быть, распятие, как очень жестокая и мучительная казнь, потрясло воображение тех времен? Да, нет. Распятие было «привычной» римской казнью.
«За время римского владычества 50-100 тысяч евреев было распято. Какая же горькая ирония в том, что именно евреев веками упрекают в том, что они содействовали распятию Йешу» (Телушкин, 2005).

Что же произошло в самом начале нашей эры? Исторических документов этих событий нет. Только Евангелия, написанные четырьмя последователями Иисуса Христа. Да, известно, что Понтий Пилат владычествовал в Иудее десять лет (26 — 36 гг н.э.). Помимо Нового Завета, Понтий Пилат упоминается в сочинениях Иосифа Флавия, Филона Александрийского и Тацита. В 1961 году в средиземноморском порту Кесарии, который был когда-то резиденцией римского наместника в Иудее, археологи обнаружили плиту с латинской надписью «Понтий Пилат, префект Иудеи. «. Эта плита стала первой археологической находкой, подтверждающей существование Пилата» (интернет, Википедия).

Когда мы были в Израиле, в Кесарии, местный гид с таким восторгом сказал нам об этом, будто этот обломок плиты подтверждает, да, если был Пилат, значит, был и Иисус. Логичный вывод, типа «Весна наступила потому, что прилетели грачи». Но прокураторы римские в этих краях были и до, и после Пилата, известны все их имена и годы владычества в Иудее, есть римские и не только римские документы. Чему же тут удивляться, да еще делать виртуальные выводы? Никто и не спорит, был Пилат. Что дальше?

А дальше происходят странные вещи. Иосиф Флавий, живший в семидесятых годах н.э. и упомянувший Пилата, в то же время ничего не пишет о его роли в суде и распятии Иисуса. «Это выглядит довольно странно, если учесть, что Иисус был незаурядной личностью, окончившей так трагично свой век, и что Флавий не мог не заметить «Божьего сына и Мессию», который взбудоражил весь иудейский край и за которым «шли целые толпы народа». Обнаружено, правда, в «Анналах» Тацита описание казни Иисуса Христа. Но историографы пришли к выводу, что этот эпизод вставлен позднее в «Анналы» (К.Кондря, «Форвертс», 2006).

Да, как-то не очень понятно, чтобы даже такие крупнейшие историки начала нашей эпохи, как Иосиф Флавий и Филон Александрийский, когда всё уже записывалось и документировалось, о Понтии Пилате упоминают, а вот о суде Пилата, Иисусе Христосе и его казни того же времени ничего не пишут. Возникает вопрос: «А был ли ребенок. «?

Не вмешиваясь в спор, напомню описанные в Евангелиях события. Римские солдаты арестовали Иисуса. Но без ведома Пилата они не посмели бы явиться для этого в Гефсиманский сад вместе с посланцами первосвященника Каифы. При чем тут Каифа? Дело в том, что в еврейской общине Иерусалима Иегошуа (Иисус) воспринимался как «диссидент», как самозванец на роль Мессии. В общем, это были серьезные религиозные противоречия. Иисус и сам это понимает:

Ев.от Матвея, 16:21: «С того времени Иисус начал открывать ученикам своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту. «. Причем же здесь народ еврейский?

Но Пилата мало интересовали религиозные споры евреев, да и не его это дело было наказывать за нарушение иудейских религиозных законов. Значит, у него были какие-то другие серьезные для римлян доводы. Все четыре Евангелия приводят допрос Иисуса у Пилата: «И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь. Пилат же опять спросил Его: Ты ничего не отвечаешь? видишь, как много против Тебя обвинений. Но Иисус и на это ничего не отвечал, так что Пилат дивился».

Как видим, основной вопрос, который Пилат задал Иисусу был: «Ты Царь Иудейский? «. Почему этот вопрос для Пилата стал основным? Потому что притязание на власть, в данном случае, в качестве Царя Иудейского, согласно римских законов, считалось опасным преступлением. Ответом на этот вопрос стали неопределенные слова Христа — ты говоришь. Конечно, то, что Иисус называл себя царем иудейским, во всяком случае, категорично не отказался от этого наименования на допросе у Пилата, насторожило римлянина и заставило арестовать возможного возбутителя очередного бунта против Рима. Пилат уже подавил несколько восстаний непокорных евреев, и новый мятеж ему совсем не был нужен.

И он отправил Иисуса на Голгофу как самозванного «царя Иудейского» и даже сам написал на кресте : «Иисус Назаретянин Царь Иудеев».

В Новом Завете Пилат выглядит «добрым, справедливым, уж очень не желавшим казни Иисуса». «Немало данных опровергают довольно симпатичный образ, данный Новым Заветом. Мягкий, добросердечный Пилат Нового Завета, который в глубине своего сердца не хотел причинять вред Йешу — сознательный вымысел. (Телушкин,2005).

«Образ прокуратора Понтия Пилата — слепок его псевдопортрета из описания евагелистов. По сведениям историков, Пилат был коварным и жестоким сатрапом Иудеи, оскорбляющим религиозные чувства евреев, что шло в разрез с веротерпимой политикой Рима того периода и за что он был отозван досрочно императором Тиберием и, вероятно, наказан» (К. Кондря).

«Такие кровопролития, судя по другим древним источникам, Пилат производил не один только раз. Он был первый из прокураторов, кото¬рый начал посягать на неприкосновенность еврейской религии. Знаменитый Филон из Александрии; живший в одно время с Пилатом, дает сле¬дующую характеристику его личности: «Однажды иу¬деи стали увещевать его добрыми словами, но свирепый и упрямый Пилат не обратил на это никакого внимания. Эти слова только больше раздразнили его, ибо он боялся, что посольство раскроет в Риме все его преступления, его продажность и хищничество, разорение целых фамилий, все низости, затейщиком которых он был, казнь множества людей, не подвергнутых даже никакому суду, и другие ужасы, превосходившие всякие пределы» (Иосиф Флавий «Иудейская война»).

Читать еще:  Русская Библия: Толстой, Победоносцев и другие

И вдруг этот самовластный местный владыка по каким-то собственным мотивам «доброго дядюшки» решил пожалеть нарушителя спокойствия римской провинции. Но не хватило у него, мол, духу не послушать кровожадные толпы иудеев, и не помиловал он Иисуса, велел распять его.

Конечно, кто же виноват в этом? Пилат? Да что вы! Он же зауважал возмутителя политического спокойствия. Но вот «орущие иудеи». Но историю тоже надо уважать. Власть Пилата над Иудеей была абсолютной, это исторически известная вещь. «Если бы он хотел освободить Йешу, то так бы и сделал, не позволив презираемой им еврейской толпе вынудить себя отдать на смерть человека, которым он восхищался» (Телушкин, 2005).

И далее этот же автор пишет: «На всякий праздник Пилат отпускал одного узника. На этот раз, «по просьбе народа» он отпустил убийцу Варавву, а не «невинного» Иисуса. Почему? Почему он приказал римским солдатам бить Иисуса? И почему римские солдаты надели Иисусу терновый венок, называли издевательски Царем Иудеи, плевали на него и били нещадно? Почему не истязали и тех двух разбойников, которых распяли вместе с Христом? На эти четыре вопроса есть один и тот же ответ: злодеи были опасны для общества, а Иисус был опасен для Рима».

«Пилат в суде над Иисусом и в осуждении последнего проявил себя как имперский чиновник, столкнувшийся с угрозой общественному спокойствию. Апологетические тенденции евангелий, подчеркивающих его нежелание выносить обвинительный приговор Иисусу, объясняются тем, что древние христиане хотели возложить ответственность за смерть Иисуса на евреев, обелив тем самым Пилата, представителя властей Рима. Так, согласно Марку (15:1-15), Пилат просто соглашается с приговором синедриона и требованием народа, а Матфей (27:11-25) придерживается той же версии, прибавляя к ней эпизод с умыванием рук. В третьем и четвертом евангелиях Пилат постоянно говорит о невиновности Иисуса, однако отступает под сильным давлением первосвященников и толпы» (Интернет, сайт People’s History. Люди).

«Когда писался Новый Завет, христианство было запрещено римским законодательством. Римляне осознавали, что казнили основателя христианства, и не видели никаких причин для изменения своей антихристианской позиции. Единственной надеждой христиан добиться признания было «доказать» Риму, что распятие Йешу было трагической ошибкой, вызванной лишь тем, что Пилата вынудили на это евреи. Поэтому Новый Завет говорит, что Пилат хотел спасти Йешу от казни, но поддался на крики огромной еврейской толпы, кричавшей «Распни его!.» (Телушкин, 2005).

Да и как мог жестокий римский наместник проявить снисхождение к Иисусу,
если «В первые три столетия существования христианства римские императоры продолжали исповедывать языческую веру и воздвигали жестокие гонения на христиан. Только в начале 4-го века н.э. император Константин обнаружил склонность к христианству. Впоследствии. решил сделать христианство господствующею в государстве религией. В 325 г. он созвал большой церковный собор».(Историк С.Дубнов, 1910).

Леон Блуа (1846-1917), французский писатель и критик, так написал: «Забывают или не хотят знать, что наш Бог, ставший человеком, еврей, еврей по преимуществу по природе, что мать его еврейка, цветок еврейской расы, что апостолы были евреи, так же и все пророки, наконец, что наша священная литургия почерпнута из еврейских книг. Но тогда как выразить всю чудовищность оскорбления и кощунства, которое представляет собой унижение еврейской расы?».

Так всё же, какова роль Понтия Пилата, римского прокуратора Иудеи начала новой эры, в истории еврейского народа? Да, собственно, никакая.

Но, можно сказать и наоборот: христианство, воспользовавшись историчностью его имени, ввело в оборот христианской политики на многие века выдуманные ими же жесточайшие слова, не укладывающиеся ни в какие нормы человеческой морали. Эти слова (которые даже противно тут цитировать) повлекли за собой сотни и сотни тысяч кровавых жертв и насилий со стороны христиан под флагом Иисуса Христа во всей истории еврейского народа последних двух тысячелетий.

Давид Генис 19 июня 2008

Надеюсь, что прочитав эту статью, у вас появится понимание того, кем на самом деле был Понтий Пилат – пятый прокуратор Иудеи, Всадник Золотое Копьё.
С уважением к любому мнению,
Ваш Берг.

Понтий Пилат: человек, который мог предотвратить казнь Иисуса

Приблизительное время чтения: 6 мин.

Мы свободны менять свои решения — до тех пор, пока живы, —и Бог смиренно ждет, что мы решим. Но однажды приходит пора сделать окончательный выбор. Для многих людей, окружавших Христа в дни Его земной жизни, это время наступило накануне Его страданий. Каждому пришлось решать, с Христом ли он или с противниками Христа.

О том, кто какое решение принял и как оно ему далось, читайте в проекте «Фомы» «Герои и антигерои Страстной недели».

Понтий Пилат был единственным, кто реально мог изменить участь Иисуса Христа. И он пытался ее изменить.

Судя по отзывам современников, Пилат, назначенный в 26 году римским наместником (префектом) Иудеи, не отличался ни справедливостью, ни даже простой порядочностью. Иудейский философ Филон Александрийский описывал его как человека жестокого и продажного, виновника многочисленных казней, совершенных без всякого суда. А иудейский царь Ирод Агриппа даже жаловался императору Калигуле на «бесконечную и невыносимую жестокость» Пилата.

Вероятно, для таких характеристик имелись основания, хотя обвинявшие Пилата были небеспристрастны. Дело в том, что у прокуратора с самого начала не сложились отношения с иудеями. Все жители Иудеи очень тяжело переживали утрату государственной самостоятельности (после смерти Ирода Великого в 4 году до н. э.) и даже в непринципиальных вопросах упорно отстаивали национальные обычаи и традиции.

Известен случай, когда Пилат, решив продемонстрировать свою преданность императору, велел внести в Иерусалим знамена с его изображением. Иудеи отреагировали на это крайне болезненно: пять дней они окружали резиденцию префекта (преторию), периодически предпринимая попытки штурма и громко требуя удалить языческие изображения из святого города. Угрозы Пилата перебить всех без разбора не действовали. В конце концов он был вынужден уступить, но мнение об иудеях составил самое неблагоприятное.

Не меньше разозлила Пилата другая история, когда он решил построить в Иерусалиме водопровод. Идея была здравая: в городе часто не хватало чистой питьевой воды, особенно в праздники, когда сюда съезжались сотни тысяч паломников из множества стран. Но финансировать предприятие Пилат предлагал за счет храмовой казны, а первосвященник и прочие члены синедриона (высшего государственного органа Иудеи) были категорически против. История с угрозами повторилась, и вновь Пилат пошел на попятную.

Среди иудеев было немало зилотов — ревнителей Моисеева закона, всерьез стремившихся свергнуть римское иго. То тут, то там возникали мятежи (упоминания о повстанцах Варавве, Февде и Иуде Галилеянине мы находим и в книгах Нового Завета), и Пилату нередко приходилось беспокоить императора, прося военной поддержки.

Словом, иудеев с их религиозными обычаями и бесконечными распрями Пилат, мягко говоря, недолюбливал, и те отвечали ему взаимностью.

И, тем не менее, в тот день накануне иудейской Пасхи, когда к нему привели галилеянина Иисуса, римский префект решил проявить принципиальность. Почему?

Возможно, ему хотелось уязвить иудейских вождей, которые вечно устраивали смуты по самым нелепым поводам. Они уже всё решили насчет Иисуса? Что ж, прекрасно, пусть сами и исполняют свое решение. А если им нужна санкция римского чиновника — тогда будет полноценное разбирательство, без всякой спешки. «Уладить небольшую формальность» на скорую руку не выйдет. Иудеи принципиальны в своих национальных обычаях, а римляне — в следовании закону.

На самом деле, конечно, Пилат вряд ли собирался погружаться в суть претензий к Иисусу. Поэтому начал он с самых простых вопросов: справедливо ли Тебя обвиняют? Ты действительно Царь Иудейский? Если Пилат надеялся на такой же простой ответ, то он его не получил. Подсудимый не сказал ни «да», ни «нет», Он ответил как есть: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда (Ин 18:36–37). Не желая долго возиться с этим делом, Пилат предпринял еще одну попытку получить короткий и ясный ответ. Итак Ты Царь? — уточнил он. И вновь услышал не то, на что надеялся: Ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

Меньше всего Пилату хотелось пускаться в философские дискуссии о том, что такое истина, поэтому он решил просто отпустить Иисуса. Если не по причине Его невиновности (выдавал ли Он себя за царя или нет, Пилат так до конца и не разобрался, но опасен Он явно не был), то хотя бы в силу обычая отпускать накануне Пасхи одного из осужденных.

Читать еще:  О чем говорит Евангелие Великого вторника?

Но тут Пилат столкнулся с уже знакомым ему упорным сопротивлением народа, который первосвященники уже успели обработать. Народ потребовал освободить не Иисуса, называемого Христом, а другого заключенного — мятежника Варавву.

Так бывает: хочется принять легкое, всех устраивающее решение и успокоиться, а обстоятельства вдруг начинают сопротивляться, заставляют докапываться до сути, разбираться и принимать решение по существу, как бы тяжело оно ни далось.

Толпа все настойчивее требовала Христа казнить, а у Пилата появлялось все больше аргументов в пользу Его освобождения.

Во-первых, он уже знал, что первосвященники требуют осуждения Иисуса из зависти. Во-вторых, его собственная жена просила не причинять никакого зла Праведнику, которого прислали иудеи: она во сне много пострадала за Него» (Мф 27:19). А главное, чем дольше Пилат разговаривал с Иисусом, тем больше понимал, что перед ним особенный Человек. Если фарисеи и первосвященники только возмущались, слыша, что Спаситель называет себя Сыном Божиим, то Пилат, узнав об этом, убоялся и искал отпустить Его (Ин 19:8, 12). Видно, была в душе римского префекта задета какая-то живая струнка. А, может быть, он просто боялся: будучи язычником, Пилат вполне мог допустить, что и у иудеев есть свой Бог, и лучше с Ним не враждовать.

Тем более его должны были насторожить слова Иисуса: Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе (Ин 19: 11).

Пилат предпринял не менее трех попыток освободить Спасителя. Но кончилось все так же, как и в предыдущие его столкновения с иудейской толпой: ему пришлось отступить. Убедить его, что Иисус виновен, первосвященники так и не смогли и тогда прибегли к откровенному шантажу: Если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю» (Ин 19:12). Этот аргумент подействовал. Пилат символически умыл руки перед толпой и объявил: Невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы (Мф 27:24).

Так малодушие Пилата перечеркнуло все его попытки поступить по совести.

Мог ли Пилат настоять на своем?

Наверняка мог. Ни один человек не является слепым орудием Божиего Промысла, не был им и Пилат. Просто ему не хотелось идти на обострение конфликта с иудеями. Те и впрямь могли донести на него императору. Хотя, если разобраться, такой донос вряд ли повредил бы его карьере: освобождение Вараввы, открыто бунтовавшего против римлян, наверняка было бы в глазах Рима более тяжелым проступком, чем освобождение «Царя Иудейского».

В конце концов Пилат все равно был смещен по доносу. На него пожаловались жители Самарии (местности к северу от Иудеи) после того, как он казнил множество их сограждан, собравшихся по какому-то поводу на священной для них горе Гаризим. Церковный историк Евсевий Кесарийский пишет, что Пилата отправили в ссылку, где он покончил жизнь самоубийством.

Так умер человек, который сыграл одну из самых важных ролей в евангельской истории.

Понтий Пилат — кто такой и существовал ли он в реальности?

Был ли этот человек на самом деле? Или это легенда из библейских историй?

Откуда вы слышали о Понтии Пилате? Скорее всего на пасхальной неделе или из молитвы «Символ веры». Это тот самый персонаж, что повелел распять Иисуса Христа.
И как большинство событий, мест и вещей из библейских сборников исторически подтвердить многое веками было невозможно, так и в существовании Понтия Пилата не сомневались разве, что только христиане, верующие в слова из Священного Писания.

Однако, Понтий Пилат оказался реальным историческим персонажем, и доказательства его существования были найдены в 1961 году.

Невероятная находка итальянских археологов в Палестине развеяла сомнения последних скептиков (но это надо еще доказать).
Они нашли мраморную плиту с текстом, где было имя и должность Понтия Пилата.

Два итальянских археолога обнаружили в средиземноморском порту Кесарии, который был когда-то резиденцией римского наместника в Иудее, известняковую плиту размером 82×100×20 см с латинской надписью, расшифрованной археологом Антонио Фрова как:

…]S TIBERIÉVM
…PON]TIVS PILATVS
..PRAEF]ECTVS IVDA[EA]E..́.

«Понтий Пилат, префект Иудеи, представлял Тиберия кесарийцам».

В дальнейшем в ходе проведения раскопок рядом с городом Бейт-Шемеш в Израиле был обнаружен вымощенный камнем довольно большой участок древнеримской дороги протяженностью около 150 метров и шириной до 6 метров.

Но интересна не сама дорога. Римляне славились ими и оставили много мощенных, крепких и существующих до сих пор дорог.

На той самой дороге нашли уникальные монеты, отчеканенные римским префектом Иудеи Понтием Пилатом в 29 г. н. э.

А израильские ученые в 2018 году смогли расшифровать надпись на случайно найденном полвека назад древнем кольце и выяснили, что и на нем есть имя римского наместника Иудеи Понтия Пилата. Кольцо по мнению специалистов сделано из медного сплава.

Предполагаемая дата его происхождения датируется первым веком до нашей эры и до серединой первого века нашей эры.

Так, что то уникальное кольцо могло принадлежать либо самому Пилату, либо чиновнику из его администрации.

Понтий Пилат — кто же это такой?

Неверно считать, что Понтий — это имя, а Пилат — фамилия.

На самом деле все наоборот и фамилия — у данного человека Понтий, так как фамилия ранее указывала на принадлежность к определенному роду, в данном случае к древнему клану Понтиев.

Понтии были потомками самнитов.
После войны с римлянами большинство самнитов погибло, но некоторые из тех, что остались, удачно влились в римское общество.

Кстати и Пилат совсем не имя, а армейское прозвище, которое означает «метатель копий».
Скорее всего тот, Понтий Пилат, исторические подтверждения о котором найдены, был связан с военным делом и отлично метал копье.

Имел ли этот Понтий Пилат отношение к событиям связанным с Христом, либо его имя было нарицательным в те времена и могло применяться относительно любого грозного управляющего тех мест, историкам достоверно неизвестно.

Так что, человек с таким именем и должностью был, но он ли упоминается в Новом Завете никто утверждать не может.

Поделитесь с друзьями, чтобы и они были в курсе.

Несмотря на то, что Понтий Пилат удовлетворил требования толпы, в 36-ом году кто-то все же пожаловался на него за что-то. Это недовольство стало причиной отставки. Понтий Пилат переехал в Рим, о его дальнейшей судьбе ничего неизвестно. Зато его жена Клавдия Прокула крестилась и стала христианкой.

Упоминание Понтия Пилата в «Символе Веры» говорят о том, что христиане, основываясь на Писании, верят в достоверность его существования и во все, что было описано в Новом Завете. Задолго до фактических доказательств, христиане утверждали истинность всего, что сказано в Библии.

Скудные факты

Кое-что о римском наместнике мы знаем из других источников — но, признаться, немного. Пилат происходил из знатного самнитского рода Понтиев, из всаднического сословия. Император Тиберий направил его в Иудею префектом в 26 г. н. э. Еврейские историки Иосиф Флавий и Филон Александрийский отзывались о десятилетии правления Пилата очень нелестно, но иного и ожидать было бы трудно. В Иудее столкнулись две очень разные культуры, которые относились друг к другу враждебно. Одни — завоеватели, другие — непокорные «варвары». Публий Корнелий Тацит писал: «Иудеи считают богопротивным то, что для нас священно, и, наоборот, то, что у нас запрещено, ибо безнравственно и преступно, у них разрешается»; «…установления, мерзкие и гнусные, держатся на нечестии, которое царит у иудеев».

Читать еще:  Кто такие исполины в Библии?

Когда Пилат прибыл в эту провинцию, перед ним стояла задача приводить иудеев к покорности и уважению к римской власти и её символам. Префект должен был поставить римские традиции выше местных, и не стеснялся демонстрировать при этом силу. Для евреев это означало жестокость и несправедливость, но, в сущности, Пилат следовал интересам Рима. Потому его управление стало периодом конфликтов с народом и синедрионом.

«Камень Пилата», найденный в 1961 г. в Кесарии: «Понтий Пилат, префект Иудеи». Источник: Deseret News
Сначала Пилат привёз в Иерусалим «знамёна» — изображения Цезаря. Иосиф Флавий писал: «…среди евреев возникло великое волнение, ибо очевидцы были поражены при виде этих изображений, означавших попрание их законов, ведь законы запрещают выставлять в Иерусалиме каких бы то ни было идолов». Пилат приказал легионерам окружить толпу возмущённых иудеев и пригрозил мясорубкой, если те не примут изображений Цезаря. Если верить Флавию, евреи и тогда не отступили, а Пилат отозвал войска, «поражённый силой их религиозного рвения», и велел снять знамёна.

В другой раз не отступил уже префект. Пилат взял из священной иудейской казны Корбан деньги на строительство акведука: «Это привело народ в ярость, и во время посещения Пилатом Иерусалима они окружили суд, где он заседал, заглушив все своими криками. Однако Пилат предвидел беспорядки заранее, и его воины, переодетые в обыкновенное платье, под которым было спрятано оружие, смешались с толпой, получив от Пилата приказ не пускать оружия в ход, но успокоить смутьянов дубинками. Он из суда подал им сигнал, и евреи были избиты до такой степени, что многие умерли от побоев, а другие затоптаны насмерть во время бегства. Судьба погибших привела толпу в ужас и заставила её замолчать».

Филон Александрийский тоже указывал на стремление Пилата надругаться над еврейскими обычаями. Но его попытки превратить иудеев в подданных Рима не увенчались особым успехом. Вскоре после того, как Пилат жёстко подавил восстание самаритян, император Тиберий скончался, и ему на смену пришёл Гай Юлий Цезарь Август Германик, более известный как Калигула. Калигула отозвал Пилата из Иудеи и заменил другим префектом.

Судя по всему, Пилат попал в опалу и отправился в ссылку в Галлию — то ли за какие-то прегрешения во время его наместничества в Иудее, то ли за то, что он был человеком Тиберия (есть основания полагать, что своего предшественника Калигула убил и от его ставленников избавлялся). Историк Евсевий Кесарийский писал: «…тот самый Пилат, живший во времена Спасителя, впал, по преданию, при императоре Гае в такие беды, что вынужден был покончить с собой и собственной рукой наказать себя: Божий суд, по-видимому, не замедлил настигнуть его». О самоубийстве бывшего префекта в 39 г. н. э. сообщал и Павел Орозий: «Пилат же, наместник, который вынес обвинительный приговор в отношении Христа, после того как он вызвал и претерпел в Иерусалиме множество волнений, был подавлен такой тревогой, исходившей от Гая, что, пронзив себя собственной рукой, в скорой смерти искал сокращение мучений».

Вероятно, он не «умывал руки»: история Понтия Пилата

Библейская история гласит, что Пилат не хотел казни Христа, но позволил синедриону распять его. Есть основания полагать, что он даже не видел Иисуса.

Легенда Понтия Пилата

Библейский Понтий Пилат – воплощение малодушия. Римлянин, который хотел помешать казни невиновного бродячего проповедника, но под давлением синедриона и толпы разгневанных иудеев всё-таки отправил его на крест. Евангелие от Луки описывает это так: «Но они кричали: Расни Его! Распни! Он в третий раз сказал: Какое же зло сделал Он? Я ничего достойного смерти не нашёл в Нём; итак, наказав Его, отпущу». Но «великий крик» фарисеев и левитов «превозмог», и Пилат «Иисуса предал в их волю». При этом римский префект (наместник) снял с себя ответственность за казнь пророка. Согласно Матфею, он «взял воды и умыл руки перед народом». Так Пилат продемонстрировал, что кровь – не на его руках: «Не виновен я в крови праведника сего – смотрите вы».

Часть этой истории не противоречит известным нам фактам. Действительно, Пилат, если бы он рассматривал дело Христа, вряд ли приговорил бы его к смертной казни. Вместе с Иисусом казнили ещё двоих, и вот с ними всё просто: один (Варрава) убил римского легионера, защищая свою жену от домогательств, второй (Гестас) ограбил и избил римского гражданина на дороге. Но Христос не нарушил римских законов и ничем не навредил ни единому гражданину Рима. В его стремление стать царём иудейским Пилат бы не поверил – слишком мало у проповедника было сторонников, тогда как за Римом – легионы.

Что есть истина? (Иисус и Пилат), худ. Н.Н. Ге, 1890 (holytrinityutrecht.nl)

Но самое главное, что заставляет нас не доверять библейскому повествованию – Пилат вообще вряд ли судил Христа. Он утверждал приговоры тех, кто нарушил законы Рима. Иисус же обвинялся в религиозных преступлениях – попытках пересмотреть основы веры, и в том, что побил каких-то торговцев у Иерусалимского храма (мелочь для префекта!). Подобными делами занимался синедрион; римляне позволяли иудеям самим разбирать такие конфликты согласно их обычаям и традициям. Римской администрации до «ересей» и многочисленных иудейских сект дела не было, Пилата заботило другое – признание владычества империи и повиновение масс. Иисус же признавал Царя небесного, а что на земле – всё «от Бога», «кесарю – кесарево».

Есть ли ещё поводы сомневаться в евангельском рассказ о римском префекте (а других источников о причастности Пилата к казни Христа нет)? Историк Л.А. Ельницкий предлагал объяснение, почему ранние христиане могли интерполировать (то есть вставить) сюжет о Пилате в биографию Иисуса. Превратить римского префекта в одного из виновников распятия – логичный ход для евреев I в. н.э., которые Пилата ненавидели: Понтий заслужил репутацию жестокого и несправедливого чиновника, который издевался над местными традициями. История с казнью вполне соответствовала образу Пилата и подпитывала всеобщий гнев мятежных иудеев против Рима.

Средневековое изображение сцены разговора Христа и Пилата (history.com)

Интересно, что в более поздних текстах отношение христиан к Пилату и история самого Пилата изменились – вслед за политической ситуацией. Христианство во 2-3 вв. н.э. распространилось по Римской империи, и лидеры религии начали искать примирения с властями. Если ранее Пилат описывался как враг христиан, то теперь – как друг. Во-первых, в евангельском рассказе он пытается спасти Христа, и не может лишь из слабости, виновны же во всём иудеи и синедрион (враги христианства); во-вторых, ходили слухи, будто бы Пилат так впечатлился случившимся, что позднее сам обратился в христианство или, по меньшей мере, сочувствовал ему (об этом писал Тертуллиан). Очевидно, эта история должна была подать другим язычникам империи пример – вот, мол, даже Пилат увидел во Христе истину.

С древними текстами, которые дошли до нас спустя тысячи лет после многочисленных утрат их фрагментов, редакций и просто ошибок переписчиков, часто так – они менялись и служили политическим целям тех, кто их редактировал спустя пару сотен лет после описываемых в них событий. Так что историкам приходится сомневаться в ключевых евангельских сюжетах, и история Пилата – один из таких сюжетов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector