2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мужчина и женщина: ошибка Бога или полнота счастья

Мужчина и женщина: ошибка Бога или полнота счастья?

Приблизительное время чтения: 9 мин.

Зачем мужчине и женщине быть вместе? Почему, будучи в физиологической своей природе такими разными, мужчина и женщина неизбежно тянутся друг к другу? Казалось бы, ответ на вопрос лежит где-то на поверхности. Но если он так очевиден и ясен, то почему, заключив брак, многие вскоре расстаются? Может, наша различность — ошибка Бога? Впрочем, ответы действительно ближе, чем кажется. Неожиданные и порой неизвестные современному человеку ответы мы встречаем на страницах Библии. Предлагаем нашему читателю серию из двух статей, посвященных этой загадке.

Сотворим человека и да владычествуют они

Проблема двух полов волновала умы с древнейших времен. Над таинственным различием между мужчиной и женщиной задумывались и в эпоху античности, и в средневековье, и сегодня. Что неудивительно: даже самый поверхностный взгляд показывает — разница в поведении и психологии мужчин и женщин настолько очевидна, что с долей поэтического преувеличения можно сказать — мы существа с разных планет: «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» (так, кстати, назвал свою книгу популярный американский психолог Джон Грей).

Но вопрос о смысле существования в мире мужчин и женщин, о смысле их брака и, наконец, о смысле любви между ними неизбежно приводит к вопросу о смысле самой жизни. Может, поэтому одним из первых на тему любви и брака высказался автор библейской книги Бытия.

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (Быт 1:26). Как видим, повествование о творении homo sapiens ведется в единственном числе — «сотворим человека». Здесь речь еще не идет о мужчине и женщине, но о едином лице, содержащим в себе мужскую и женскую природу. Однако далее в тексте единственное число неожиданно превращается во множественное: и да владычествуют они… (Быт 1:26).

Что это за несогласованность? Случайность, ошибка в переводе, безграмотность автора? Вопрос этот волновал многих толкователей Библии. Еще константинопольский архиепископ V века святой Иоанн Златоуст, известный своими размышлениями на тему библейских сюжетов, удивлялся этому месту. Златоуст считал, что перед нами как бы разворачивается картина поразительного единения в первочеловеке того, что вскоре будет разделено и названо мужчиной и женщиной.

Мужчина и женщина: ошибка Бога или полнота счастья?

Зачем мужчине и женщине быть вместе? Почему, будучи в физиологической своей природе такими разными, мужчина и женщина неизбежно тянутся друг к другу? Казалось бы, ответ на вопрос лежит где-то на поверхности. Но если он так очевиден и ясен, то почему, заключив брак, многие вскоре расстаются? Может, наша различность — ошибка Бога? Впрочем, ответы действительно ближе, чем кажется. Неожиданные и порой неизвестные современному человеку ответы мы встречаем на страницах Библии. Предлагаем нашему читателю статью, посвященную этой загадке.

Сотворим человека и да владычествуют они

Проблема двух полов волновала умы с древнейших времен. Над таинственным различием между мужчиной и женщиной задумывались и в эпоху античности, и в средневековье, и сегодня. Что неудивительно: даже самый поверхностный взгляд показывает — разница в поведении и психологии мужчин и женщин настолько очевидна, что с долей поэтического преувеличения можно сказать — мы существа с разных планет: «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» (так, кстати, назвал свою книгу популярный американский психолог Джон Грей).

Но вопрос о смысле существования в мире мужчин и женщин, о смысле их брака и, наконец, о смысле любви между ними неизбежно приводит к вопросу о смысле самой жизни. Может, поэтому одним из первых на тему любви и брака высказался автор библейской книги Бытия.

Фото Angelo Lacancellera

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему (Быт 1:26). Как видим, повествование о творении homo sapiens ведется в единственном числе — «сотворим человека». Здесь речь еще не идет о мужчине и женщине, но о едином лице, содержащим в себе мужскую и женскую природу. Однако далее в тексте единственное число неожиданно превращается во множественное: и да владычествуют они (Быт 1:26).

Что это за несогласованность? Случайность, ошибка в переводе, безграмотность автора? Вопрос этот волновал многих толкователей Библии. Еще константинопольский архиепископ V века святой Иоанн Златоуст, известный своими размышлениями на тему библейских сюжетов, удивлялся этому месту. Златоуст считал, что перед нами как бы разворачивается картина поразительного единения в первочеловеке того, что вскоре будет разделено и названо мужчиной и женщиной.

Библия и миф об андрогине

Древнегреческий философ Платон говорил, казалось бы, нечто подобное о мифологическом андрогине — идеальном существе, в котором соединены два пола. Физическое разделение на мужчин и женщин трактовалось им как трагедия. Каждая из половин стала чем-то ущербным.

Не об этом ли говорит нам и Библия? Не схожа ли библейская картина творения человека с античным мифом об идеальном половом единстве в андрогине? Ведь в библейском тексте речь тоже сначала идет о цельном человеке без половых признаков.

На самом деле, идея андрогина в корне чужда библейскому представлению. «Человек» первой главы книги Бытия — это и мужчина, и женщина как одно целое, одно лицо, в котором объединены, скорее, мужская и женская природа, но не пол в физиологическом смысле.

Это очень важно, потому что для библейского автора первична личность. Пол только помогает ей уникально проявить себя. Но он не диктатор, не фрейдистская первопричина, к которой сводится все в человеке. Пол для библейской традиции — лишь «боготканая одежда», важная и глубокая часть нашей природы, которая, однако, снимается с приходом Царства Небесного, где уже нет ни мужского пола, ни женского (Гал 3:28).

Фото Anne-Marie Pronk

У античных авторов все иначе, ведь именно пол для них — это весь человек. Именно поэтому Аристофан не может себе представить андрогина о двух ногах и руках. Ведь если в андрогине два пола, значит, у него должно быть четыре руки и четыре ноги: «Тело у андрогина было округлое, спина не отличалась от груди, рук было четыре, ног столько же, сколько рук, и у каждого на круглой шее два лица, совершенно одинаковых; голова же у двух этих лиц, глядевших в противоположные стороны, была общая, ушей имелось две пары, срамных частей две, а прочее можно представить себе по всему, что уже сказано. Передвигался такой человек либо прямо, во весь рост, — так же, как мы теперь, но любой из двух сторон вперед, либо, если торопился, шел колесом, занося ноги вверх и перекатываясь на восьми конечностях, что позволяло ему быстро бежать вперед».

Читать еще:  Ной: человечество как семья

Этот «человек-колесо» в античных источниках мог появиться, с одной стороны, по причине полного отождествления человека с его физической природой, а с другой — из-за устойчивого стремления к целостности.

Библейское же повествование о человеке как едином начале, означает, по-видимому, что все человеческие особенности одинаковым образом относятся как к мужчине, так и к женщине, которые пока еще не предстали друг пред другом в своем половом различии.

По толкованию христианского автора V века блаженного Августина, употребление единственного числа в книге Бытия, кроме того, указывает на единство будущего союза. Таким образом, мужчина и женщина «качественно равны между собой», они оба сотворены по образу и подобию Бога.

Этот древний библейский отрывок является первым в истории манифестом, уравнивающим права мужчин и женщин еще задолго до возникновения феминизма. Он говорит, что и Адам, и Ева в своей богочеловеческой сути одинаковы. Они оба — совершенные существа, и совершенство это заключается в их богоподобии.

Право на чуткость

Во второй главе книги Бытия читаем, как человек приглашается наречь имена всему живому в мире. И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему (Быт 2:18-20).

Что мы видим? Бог оборачивает весь мир к человеку и ждет: что человек сделает с этим миром, как назовет его? Вдумаемся, как странно: мир, который согласно Библии сотворен Творцом Его единым: Да будет, нуждается еще и в слове человека, который, в свою очередь, становится не только соискателем смысла, но и свободным ценителем красоты всего созданного. Но Бог Библии далек от диктата — Он дает человеку право на то, что в религиозном опыте называется «синергия» — на свободное взаимодействие, сотрудничество, соработничество. То есть в конечном смысле — право на творчество и личную чуткость.

Фото A. L.

Наконец, наступает момент, когда человеческий опыт познает Божественный замысел. У всего, что встретил человек в этом первозданном мире, находится пара, кроме самого человека, который неожиданно не только ощущает полное одиночество, но понимает необходимость еще кого-то. И только тогда, когда эта потребность осознается опытом человека, Бог дает бытие его мысли.

Иоанн Златоуст говорит, что изначально в человеке были заложены все свойства, но постепенно, по мере созревания, в нем начали проявляться несовместимые в одном существе и мужские, и женские качества. Когда он, наконец, достиг зрелости, Бог разделил его: Адам познал, что он один — и перед ним явилась Ева.

Каким сном спал Адам?

Но этот акт появления «другого» не был обыкновенной эволюцией, тривиальным развитием. Библия повествует об этом так: И навел Господь Бог на человека крепкий сон (Быт 2:21). То есть, согласно библейскому повествованию, чтобы произвести жену, Бог вводит человека в необычное состояние, для обозначения которого в древнееврейском языке существовало слово «тардема».

«Тардема» — это больше, чем крепкий сон. Это состояние, когда человек как бы теряет себя. Греческий перевод предлагает нам слово «ékstasis» — буквально экстаз, выход из себя, когда человек уже не замкнутая личность, а раскрытая, восприимчивая к влиянию извне. В славянском переводе этому понятию близко слово «исступление».

Иначе говоря, речь в книге Бытия не идет о том, что Адам заснул «глубоким сном», а Бог хирургически вырезал у него ребро и «долепил» до образа жены. Человек, находясь в «тардеме», уходя в свои глубины, раскрывается и становится чем-то большим, чем был до того.

Библия еще раз подчеркивает, что ни у Адама, ни у Евы нет права первенства пред Богом, но есть единство природы мужа и жены. То есть благодать Божия лежит на обоих. Они имеют одинаковое человеческое достоинство. Адам не деградировал, родив Еву, и Ева не стала высшей ступенью эволюции, произойдя от Адама.

Далее читаем, как Адам, увидев Еву, восклицает: это кость от кости моей и плоть от плоти моей; она будет называться женой: ибо взята от мужа (Быт 2:23).

Гимн любви

Совершенно непонятно, с какой стати «ребро» Адама должно быть названо «женой»? В этом смысле славянское слово «жена» не несет особенной смысловой нагрузки, кроме той, что жена как бы «пожата», «пожената из мужа». Впрочем, ни один другой перевод также не смог передать идейной наполненности термина. В еврейском оригинале мы обнаруживаем: «жена» будет называться «ишá», ибо взята от «мужа», который по-еврейски звучит как «иш». Удивительная игра слов! Древнееврейское слово употреблено здесь сразу в двух родах, в мужском и женском, и подразумевает одно человеческое существо, но две стороны одного и того же явления.

Здесь мы впервые сталкиваемся с проявлением поэтического творчества в жизни человека. Это первый гимн Любви. Адам воспевает Еву и те отношения, которые складываются между ними, воспевает чудо общения на равных, которое подарит ему жена. Адам взглянул на жену и увидел, что она имеет самобытность, она существо полноценное, до конца значительное, и связана с живым Богом неповторимым образом, как и он сам. Адам видит и осознает, что Ева — это как бы он в женском роде, а Ева видит в Адаме, что это она, но в мужском «исполнении». Таким образом, после появления Евы мужская и женская природа начинают проявляться как половая полярность. Отсюда следует, что сам пол далеко не функция человеческого организма. Пол — это свойство всего человека, каждой клетки его тела; свойство, но не суть.

Через физиологическое различие Адам и Ева становятся неидентичными друг другу. У них появляется не только личностная разница, но инаковость. Они будто действительно происходят с разных планет: «с Марса и Венеры», оставаясь при этом детьми одной «солнечной системы». Иначе говоря, сыны Адама и дочери Евы не две цивилизации (на уровне человеческой природы и человеческого достоинства — мужчина и женщина — это два абсолютно одинаковых существа), но они два разных образа существования.

Половое различие для них не становится болью. Animus и anima, мужское и женское измерение бытия дает им обоим возможность осознать себя всецелым человеком, не обкрадывает их, а наделяет возможностью еще сильнее и глубже чувствовать мир и друг друга, еще глубже понимать себя.

Тут мы впервые в библейском тексте встречаемся с мыслью, что только вместе Адам и Ева составляют полноту человеческого счастья.

Вместо заключения

Итак, наше пресловутое природное несходство далеко не ошибка, совсем не прихоть и даже не причуда. Эта различность, как показано в Библии, не что иное, как потребность бытия, осознанная опытом первого человека.

Читать еще:  Почему воскресенье назвали в честь Бога?

И Адам, и Ева, сотворенные по любви Бога, были призваны к вечному совершенствованию, к восполнению одним того, чего недостает другому. Каждый из них обладал уникальной природой и индивидуальными качествами.

При этом их природа отображалась и на телесной жизни, потому что связь между душой и телом не внешняя механическая, а внутренняя. Адам обладал мужским, а Ева женским полом. Через эту разность они обогащали свое личное бытие.

Каким сном спал Адам?

Но этот акт появления «другого» не был обыкновенной эволюцией, тривиальным развитием. Библия повествует об этом так: И навел Господь Бог на человека крепкий сон (Быт 2:21). То есть, согласно библейскому повествованию, чтобы произвести жену, Бог вводит человека в необычное состояние, для обозначения которого в древнееврейском языке существовало слово «тардема».

«Тардема» — это больше, чем крепкий сон. Это состояние, когда человек как бы теряет себя. Греческий перевод предлагает нам слово «ékstasis» — буквально экстаз, выход из себя, когда человек уже не замкнутая личность, а раскрытая, восприимчивая к влиянию извне. В славянском переводе этому понятию близко слово «исступление».

Иначе говоря, речь в книге Бытия не идет о том, что Адам заснул «глубоким сном», а Бог хирургически вырезал у него ребро и «долепил» до образа жены. Человек, находясь в «тардеме», уходя в свои глубины, раскрывается и становится чем-то большим, чем был до того.

Библия еще раз подчеркивает, что ни у Адама, ни у Евы нет права первенства пред Богом, но есть единство природы мужа и жены. То есть благодать Божия лежит на обоих. Они имеют одинаковое человеческое достоинство. Адам не деградировал, родив Еву, и Ева не стала высшей ступенью эволюции, произойдя от Адама.

Далее читаем, как Адам, увидев Еву, восклицает: это кость от кости моей и плоть от плоти моей; она будет называться женой: ибо взята от мужа (Быт 2:23).

Право на чуткость

Во второй главе книги Бытия читаем, как человек приглашается наречь имена всему живому в мире. И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел их к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему (Быт 2:18-20).

Что мы видим? Бог оборачивает весь мир к человеку и ждет: что человек сделает с этим миром, как назовет его? Вдумаемся, как странно: мир, который согласно Библии сотворен Творцом Его единым: Да будет, нуждается еще и в слове человека, который, в свою очередь, становится не только соискателем смысла, но и свободным ценителем красоты всего созданного. Но Бог Библии далек от диктата — Он дает человеку право на то, что в религиозном опыте называется «синергия» — на свободное взаимодействие, сотрудничество, соработничество. То есть в конечном смысле — право на творчество и личную чуткость.

Наконец, наступает момент, когда человеческий опыт познает Божественный замысел. У всего, что встретил человек в этом первозданном мире, находится пара, кроме самого человека, который неожиданно не только ощущает полное одиночество, но понимает необходимость еще кого-то. И только тогда, когда эта потребность осознается опытом человека, Бог дает бытие его мысли.

Иоанн Златоуст говорит, что изначально в человеке были заложены все свойства, но постепенно, по мере созревания, в нем начали проявляться несовместимые в одном существе и мужские, и женские качества. Когда он, наконец, достиг зрелости, Бог разделил его: Адам познал, что он один — и перед ним явилась Ева.

Мужчина и женщина

Мужское и женское начало символизируют два вида энергии во вселенной. Мужское начало – это символ духовности, сознания, будущего. Женское начало – это символ материального, символ жизни и ее продолжения. Мужское начало, как и женское, присутствуют одновременно как в мужчине, так и в женщине, только в разном количестве, – разница составляет всего несколько процентов. На глубинном уровне все мы являемся двуполыми существами, и только на поверхностном уровне, в целях развития, проявляется разница полов.

Развитие – это есть познание Творца и приближение к Нему. Когда общаются мужчина и женщина, они должны помогать друг другу обрести Бога в душе. За многие годы до знакомства души мужчины и женщины встречаются на тонком плане и закладывают сценарий совместного развития.

Процесс развития предполагает борьбу и единство двух противоположностей, то есть мужского и женского начал, для этого нужно давать друг другу любовь и перетряхивать человеческие ценности, т.к. развитие – это процесс разрушения и последующего восстановления через любовь.

Женщина олицетворяет хаос, мужчина – порядок. Мужчина для ориентации в мире включает сознание, женщина – подсознание. Мужчина, т.к. он более духовен, обладает стратегическим мышлением, что необходимо в перспективе выживания. Одновременно мужчина более упорядочен, чем женщина, а любая системность – это уже ограничение в плане информации. Женщина от природы более чувственна, она более хаотична. За счет этого ее открытость к получению информации выше, чем у мужчины. Отсюда – повышенная интуиция. Если женщина умеет любить, то она обладает очень высокой интуицией. Ее сумбурные, непонятные желания могут нести в себе высшую логику и важный смысл. Поэтому мужчина часто прав по форме, а женщина – по содержанию.

Мужское системное начало и интуитивное женское в высшем проявлении – это одно и то же. Так же, как хаос является высшим проявлением порядка. А на первых ступенях они борются между собой, развивая конфликт и все больше насыщаясь любовью.

В отношениях с женщиной мужчина работает как антенна, женщинакак передатчик. Мужское начало ориентировано на тонкие планы, на будущее, в этом устремлении преобладает информационная составляющая, тогда как в женском начале преобладает энергетическая составляющая. Женщина реализует в энергетике информацию, которую она получает от мужчины.

Когда мужчина теряет веру в Бога, главной своей целью он делает будущее. Деньги, власть, статус становятся для него главными ценностями, но в таком состоянии он долго существовать не может. Сначала он становится агрессивным и яростно отстаивает будущее, а потом неизбежно начинает его терять, опускаясь все ниже и ниже. Постепенно от поклонения духовным аспектам он переходит к поклонению аспектам физическим, и тогда мужские силы в нем слабеют, мужчина начинает вырождаться. За утрату целей, духовности и мужского начала женщина обычно наказывает мужчину, подавляя и уничтожая его. Та эмансипация, которая началась около ста лет назад в мире, есть свидетельство перелома в мужской энергетике.

На что мужчина будет ориентировать женщину, то он или его потомки потом потеряют. Если главное для мужчины – это деньги, то его дети и внуки будут нищими. Если он будет давить женщину интеллектом и способностями, заставляя преклоняться перед собой, – дети и внуки будут тупыми и ограниченными людьми. Если он создаст ей счастье через постоянный секс, то станет импотентом, а их потомки не будут иметь нормальной личной жизни и будут неполноценны в сексуальном плане. Если он будет убеждать жену, что главное – это благородство, нравственность, идеалы, тогда их дети будут преступниками либо у них будут разваливаться здоровье и судьба.

Читать еще:  Погружение в Евангелие. День 16

Тенденции, усиленные женщиной, начинают разрушать ее характер, убивать их общих детей и затем возвращаются к мужчине как справедливое возмездие за неправильную картину мира.

Неправильное поведение мужчины бьет в первую очередь по нему, и мужчина погибает первым. Женщина сначала сбрасывает проблемы на детей и внуков.

Если мужчина чувствует, что женщина подсознательно его убивает, он начинает либо пить, либо искать любой повод, чтобы придраться, унизить, оскорбить и т.д. Внешняя агрессия мужчины тормозит внутреннюю агрессию женщины.

Женщина и мужчина всегда будут в конфликте, т.к. конфликтэто развитие. Мужчина по энергетике спринтер, он должен победить сейчас и немедленно, на коротком участке времени. Женщина – стайер, она побеждает в перспективе, причем одерживает свою победу постепенно и незаметно. Умение правильно выстроить конфликт, периодически сдерживая или поощряя мужчину, – это большое искусство. Уступая и подчиняясь, женщина может добиться гораздо большего, чем наскакивая и обвиняя. Мягкостью и податливостью женщина формирует у мужчины положительные эмоции, и, для того чтобы эти эмоции удержать, он готов реализовывать желания женщины. Поэтому обычно мужчина побеждает внешне, постоянно демонстрируя свои успехи и свою власть, а женщина побеждает мягко и неявно, уступая и подчиняясь.

Когда один из супругов внутренне полностью подчиняется другому, развитие заканчивается и начинается болезнь человека и семьи.

Если мужчина создает женщине повышенный комфорт, повышенную стабильность, внутренне поклоняется отношениям, – он усиливает ее привязку к человеческому счастью и убивает в душе женщины любовь. Таким мужчинам женщины изменяют и от таких мужчин женщины отказываются.

У женщины тенденция обожествлять любимого человека сильнее, чем у мужчины, поскольку женщина сильнее привязана к жизни. Поэтому и сил для преодоления зависимости ей требуется в несколько раз больше. Поэтому для появления на свет детей природа дала женщине унижение, помогающее ей ощутить Божественное в себе: месячные – это периодическое разрушение жизни и желаний, унижение сексуального чувства. Чем больше зависимость от желаний и жизни, тем хуже чувствует себя в это время женщина.

Тезис об изначальной греховности женщины, на самом деле, является прививкой от поклонения женскому началу, то есть чувственности.

Когда мужчина встречается с женщиной, благоприятные отношения чаще всего складываются тогда, когда он в общем плане лидирует по отношению к женщине,но ненамного. Если он будет лидировать слишком сильно, женщина внутренне будет полностью зависеть от него и начнет испытывать в основном одну эмоцию: восторг, обожание и преклонение перед ним. У мужчины сначала начнет портиться характер, потом – судьба, потом – здоровье.

Если он будет значительно отставать как лидер, у женщины появится высокомерие, ощущение превосходства. Ощущение превосходства легко рождает эмоции презрения и осуждения. Чем образованнее, красивее и умнее женщина, тем тяжелее ей принять крах идеалов, несправедливость, унижение высших желаний. Женщина-идеалистка должна получить несовершенного мужчину и учиться любить его именно таким. Чем сильнее мужчина унижает женщину своим видом, поведением, душевным состоянием, тем больше у нее возможностей ощутить любовь и поставить ее выше идеалов, то есть будущего. Если женщина внутренне отрекается от несовершенного мужа, ей дадут несовершенного ребенка.

Если мужчина выбирает и пытается удержать рядом с собой женщину, которая превосходит его по внутреннему масштабу, он должен быть готов к изменам и унижениям, причем частым. Если он будет концентрироваться на любви, снимет претензии, откажется от внешнего контроля, то сначала очень медленно и мучительно, а потом все быстрее он поднимется до масштаба женщины, которую любит, и превзойдет ее. Если же выдержать обиды и постоянные унижения он не сможет, тогда раздражение и презрение станут главными инструментами его защиты. И тогда, вместо того чтобы увеличить масштаб своей личности и «догнать» свою подругу, мужчина попытается «стянуть» ее вниз, до своего уровня. Это неизбежно приведет к периодическим попыткам женщины освободиться от такого ярма.

Женщина подсознательно чувствует, что от человека, которого она не уважает, полноценные дети не родятся. Поэтому женщина постоянно провоцирует мужчину на демонстрацию воли, решимости, мужества. Мужчина – это самец. Он должен доказывать самке свою самостоятельность постоянно. Доказывать, что он в чем-то сильнее ее. Если женщина не почувствует слабости и беззащитности перед мужчиной, в ее душе не проснется любовь; и потомки тогда не будут гармоничными. В то же время, если мужчина не боится показывать свою слабость, униженность и беззащитность, это означает, что он тоже готов принять и сохранить любовь, и это также притягивает к нему женщину.

Если мужчина будет презирать женщину, он будет болеть; это все равно, что дух, презирающий тело. А если женщина будет презирать мужчину, она станет бесплодна. Тело, презирающее душу, – нежизнеспособно.

Если человек сопротивляется, когда его отрывают от земного, тогда он болеет и умирает. Если человек принимает отрыв спокойно, но не делает второго шага и растрачивает свою любовь на многочисленных партнеров, остерегаясь привязаться к кому-то одному, его душа оскудевает. Чувство любви превращается в сексуальное влечение, и начинается вырождение души этого человека и душ его потомков.

Раньше человек, живший на Востоке, потом рождался на Западе. Снаружи у него был один тип мышления, внутри другой. Поэтому реакция на окружающий мир была уравновешена. Женщина, родившаяся на Западе, получала все большую свободу, ее гордыня росла. Она начинала презирать мужчин и в следующей жизни рождалась на Востоке, где ее свобода была ограничена, а гордыня ущемлена. Она рождалась попеременно то на Западе, то на Востоке, переходя от западного обожествления всего земного – к восточному презрению ко всему земному.

Сейчас увеличились скорости и такая стихийность уже не работает. Человек должен сознательно использовать оба типа мышления. То есть ни мужчина, ни женщина не должны стремиться к полной приоритетности. Ни полной победы, ни полного равенства быть не может. Мужчина проигрывает и побеждает одновременно. Женщина, уступая в одном, превосходит в другом. Победа восточного мышления, мужского начала грозит гибелью планете так же, как и победа западного, материалистического.

Мы зависим от всего того, к чему очень серьезно относимся. Не стоит слишком серьезно относиться ни к жизни, ни к отношениям с противоположным полом. Это не значит, что нужно относиться поверхностно и наплевательски. Это значит, что в жизни есть гораздо более важные вещи. В первую очередь, это полет нашей души, который происходит при объединении с Богом, открытие Божественного в себе, излияние любви и энергии на окружающий мир. Никогда не забывайте, что любая боль при унижении человеческого – это одновременно шаг к обретению Божественного.

Рекомендуется к просмотру:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector