4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Православная Жизнь

Содержание

Православная Жизнь

Разбираем самые заметные «нестыковки».

Внимательный читатель Евангелия от Иоанна сильно удивится, когда увидит, сколько в нем моментов, которые, кажется, совсем расходятся с рассказами трех других евангелистов. В статье рассматриваются самые загадочные из таких «расхождений».

Почему у Иоанна будущие апостолы встречают Христа в совсем другом месте?

На самом деле, может показаться, что единства в рассказе о знакомстве апостолов с Христом нет даже между тремя евангелистами-«синоптиками». Так по-гречески (греч. σύνοψις значит «совместный обзор») называют Матфея, Марка и Луку, рассказы которых хорошо стыкуются и взаимодополняют друг друга.

Например, апостол Лука вспоминает, как Христос проповедовал людям, собравшимся на берегу Генисаретского озера, стоя в лодке, которую Он одолжил у Петра. Он отблагодарил Петра и его товарищей — Иакова и Иоанна — невиданным уловом рыбы, а затем позвал за Собой (Лк 5:1–11).

Матфей и Марк рассказывают несколько другую историю – как, проходя мимо этого озера, Иисус увидел сначала Петра и Андрея, закидывающих сети в море, а затем Иакова и Иоанна, починивающих сети свои в лодке вместе с их отцом Зеведеем, и призвал тех и других (Мф 4:18–22, Мк 1:16–20).

А у апостола Иоанна звучит вообще другая история. Сначала со Христом знакомятся Андрей и один из его товарищей (вероятнее всего, это был сам рассказчик — Иоанн: так считал, например, профессор Санкт-Петербургской духовной академии Александр Павлович Лопухин). Оба в то время были учениками Иоанна Предтечи, он-то и указал им на Иисуса. Проведя день с Иисусом, Андрей находит брата своего Симона — будущего Петра — и приводит его к Иисусу, говоря: Мы нашли Мессию, что значит: Христос. А затем уже Сам Иисус зовет еще одного их товарища, Филиппа, который берет с собой своего друга Нафанаила: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки. Нафанаил настроен скептически, но потом ему открывается, что Иисус — истинный Сын Божий, и он присоединяется к Его ученикам (Ин 1:35–51)…

Все эти события настолько разные, что даже происходят в разных местах! Генисаретское озеро — это Галилея, север Палестины. А Вифавара, где проповедовал Иоанн Предтеча, — в Иудее, на берегу реки Иордан.

Одно с другим не вяжется? И не должно — евангелисты просто говорят о разных событиях, происходивших в разное время. Первое знакомство будущих апостолов (вернее, части из них) с Иисусом состоялось благодаря Иоанну Предтече и произошло еще до того, как Иисус, увидев их на берегу озера в Галилее, позвал следовать за Собой. Надо сказать, что и выглядит это гораздо достовернее, чем представление, будто галилейские рыбаки ринулись за Христом сразу же, как только впервые увидели Его.

Ну а окончательный призыв к апостольству последовал, судя по всему, за тем самым чудесным ловом рыбы, после которого Петр и другие ученики навсегда оставили свое прежнее занятие.

21. Четыре Евангелия

Подведём итоги нашего исследования и попытаемся ответить на вопрос: «Почему Евангелий четыре?»

Коренным отличием Евангелий от других книг Священного Писания является то, что в случае с Евангелием присутствует четыре общепризнанных варианта описания одних и тех же событий и христианского учения. Как такое могло получиться? Официальная версия объясняет это примерно так: Евангелия были чудесным образом независимо друг от друга записаны их авторами для сохранения и распространения учения Иисуса Христа. При этом совершенно игнорируется тот факт, что Евангелия от Марка и от Матфея содержат много идентичных элементов текста. Всё объясняется Провидением и т. п. сверхъестественными вещами и якобы является подтверждением истинности этих текстов. Евангелия от Луки и от Иоанна, хотя не содержат похожих текстов, близки идеями, говорят нам об Иисусе как о Слове и утверждают постулат о его посредничестве между Богом и людьми. Кроме того, как мы установили в Евангелиях от Матфея и Луки присутствуют слова Иисуса, которые противоречат его учению, и целенаправленно внесены составителями. Некоторые сюжеты и диалоги у Марка наоборот урезаны. Есть повод усомниться в подлинности и непредвзятости всех этих свидетельств о жизни Иисуса.

Ученики Иисуса, от лица которых написаны Евангелия, были евреями. Но почему тогда они написали такое, что противоречит верованиям евреев, и никогда не было бы принято ими? Мы ведь установили, что Иисус не учил ничему, что бы противоречило их религиозным законам (см. пункт 5 ). Иисус, направляя апостолов на проповедь, говорил: «на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите, а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева». Однако то, что получилось у евангелистов, противоречит иудаизму и предназначено больше для язычников, проживающих на территории Римской империи в начале новой эры, никогда не бывавших в Иерусалимском храме и не имеющих представления о порядке богослужения евреев (см. пункт 9 ). Значит, учение, распространяемое через Евангелия, не является учением Иисуса. Составление этих текстов и придание им статуса Божественного откровения преследовало совсем другие цели. Какие? После ответа на этот вопрос нам легче будет понять христианство, как религиозное учение, оценив его как дерево по его добрым или злым плодам. Ведь каждое дерево может приносить либо добрые, либо злые плоды – так учил Иисус ( Матфей 7:16-20 ). Попробуем определить основные цели написания Евангелий через понимание тех идей, которые в них излагаются.

Утверждается, что Иисус умер на кресте, восстал из мёртвых на третий день после смерти, а потом вознёсся на небо. С точки зрения веры в Бога авторам Евангелий выгодней было бы показать, что Бог спас Иисуса с креста и вознёс его к Себе. Но нам евангелисты бездоказательно (см. пункт 1 ) рассказывают о смерти Иисуса и его восстании из мёртвых на третий день. Причём только благодаря неполной корректировке текста у первых двух евангелистов мы пришли к выводу, что Иисус на самом деле не умер, а был вознесён с креста во время казни. У Луки и Иоанна текст составлен уже с учётом этих «огрехов» и представить альтернативное развитие событий невозможно. Какую же нагрузку несёт ничем не подтверждённый факт смерти и восстания из мёртвых Иисуса? Почему они так важны для евангелистов? В чём подоплёка идей о смерти и оживании Иисуса в Евангелиях?

У первых двух евангелистов есть такая фраза Иисуса: «. так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» ( Матфей 20:28 , Марк 10:45 ). Идея эта больше нигде в Евангелиях не освещается. Что значит «искупление многих»? Нам говорят, что речь идёт о грехах всех людей, основывая свои заключения на других книгах Нового Завета и работах учителей церкви. То есть вся миссия Иисуса заключалось в том, чтобы умереть и своей смертью искупить грехи всех верующих в это искупление людей? Но, судя по тексту этих Евангелий, основной миссией Иисуса являлось исцеление людей от болезней и проповедь им слова о Царстве Небесном. Вот чем послужил Иисус людям! Кроме того, в Евангелиях очень чётко прослеживается идея получения прощения грехов через покаяние, молитву и прощение самим человеком грехов, совершённых по отношению к нему другими людьми. Это есть как в поучениях Иоанна Крестителя, так и в проповедях Иисуса ( Матфей 3:1-2 , Матфей 6:9-15 , Матфей 18:21-35 , Марк 1:4 , Марк 11:25-26 ,). Так как идея искупления грехов через смерть Иисуса не имеет никакого твёрдого основания можно предположить, что она является ширмой за которой скрывается настоящая мотивация внесения в Евангелия идеи о смерти Иисуса.

Читать еще:  Какой перевод правильный?

Мучения и смерть Иисуса, описанные в Евангелиях, провоцируют месть, направленную против римских властей и храмовой администрации у Матфея и Марка. У Луки и Иоанна основной целью мести становится еврейский народ, власть и священники отводятся на второй план. Из этого можно предположить, что основная скрытая цель составления всех Евангелий – это пропаганда отмщения за смерть Иисуса. Целью мести могут быть как неугодная действующая государственная власть в лице императора, царя, или президента, так и враждебные религиозные течения и даже целые народы. В истории этому есть достаточно подтверждений: вражда различных течений христианства на начальном этапе становления церкви, беспощадная борьба иконоборцев с иконопочитателями и наоборот, многочисленные крестовые походы на Ближний восток и на Русь, костры инквизиции и охота на ведьм, многочисленные междоусобные войны в Европе, гонения на старообрядцев в России и т. д.

Если идея о смерти Иисуса используется для провокации мести, тогда зачем описывать его восстание из мёртвых в третий день? Ведь таким образом повод для мести теряет свою силу. Значит месть — это не главное. Какие есть ещё идеи?

Важной идеей, которая присутствует в Евангелиях, является Богоизбранность Иисуса. Утверждается, что Иисус — это Помазанник Божий (Христос), но при этом не приводится никаких веских доказательств. Странно. Составителей Евангелий этот вопрос как бы не очень волнует. Хотите — верьте, хотите — нет. Парадоксально, но т е псевдоаргументы, которые выдвигаются, наоборот больше подтверждают, что он Лже-мессия и самозванец (см. пункт 16 ). А то, что по версии евангелистов Иисус погибает, вообще свидетельствует, что он не Божий избранник. Намеренно создаётся ситуация, при которой в избранность Иисуса не могут поверить те люди, которые ожидают Мессию. Действительно, идея смерти Иисуса на кресте просто «кричит»: Этот Иисус не Мессия, не Христос и не Божий Избранник! Зачем этот обман? Видимо для того, чтобы верующие соблазнились и ждали бы другого «избранника». И они действительно продолжают ждать . И обязательно «дождутся». Но Лже-мессию. Просто «чудеса» манипуляции!

Предлагаю подробней разобрать также идею о восстании Иисуса из мёртвых в третий день. Зададим несколько вопросов. Почему суббота как вариант дня оживания Иисуса евангелистами и их последователями даже не рассматривается? Ведь момента восстания из мёртвых Иисуса никто не видел и он нигде не описан. При этом идее восстания Иисуса из мёртвых на следующий день после субботы придаётся первостепенное значение. Почему для них это так важно? Может быть, потому, что целью их было отменить почитание субботнего дня? По крайней мере, по факту получилось так, что первый день недели (воскресение) у христианских народов стал праздничным днём вместо субботы. При этом суббота приравнялась к обычным дням недели. Таким образом, для христиан запрещение Закона Божьего «Не делай в субботу никакого дела» перестало действовать, а мнимое восстание из мёртвых Иисуса стало важнее, чем сам факт творения Богом всего сущего. Ведь суббота напоминает людям о седьмом дне, в который Бог отдыхал после шести дней творения. То есть суббота свидетельствует людям о Творении и Творце. А Евангелия заслоняют от нас эти мысли и заставляют помнить о том, что не имеет для нас никакого значения.

Следующей важной идеей, которую можно заметить в Евангелиях, является то, что разрушение храма и гонения на последователей Иисуса связываются с его скорым возвращением с Небес на землю и установлением им Мессианского царства (см. пункт 11 ). Текст, по всей вероятности, специально скомпилирован составителями так, чтобы складывалось впечатление одновременности этих событий. Зачем читатели убеждаются в скорой помощи Христа и победе над народами, которые не приняли его Евангелия? Им обещается спасение, если они претерпят все трудности борьбы и сохранят верность Христу. Их готовят к неравной борьбе с государственным аппаратом (упоминаются суды) и армией, в которой они не должны жалеть своей жизни полагаясь на обещание скорой помощи Высших сил. Теперь нам понятно, что это обещание не более чем уловка составителей, которым необходимо было любой ценой убедить носителей идеи отмщения за смерть Иисуса в уже предрешённой свыше победе.

Одной из главных идей также представлена идея о посредничестве Иисуса между Богом и людьми. Особенно ярко эта идея оформлена в Евангелии от Иоанна. Возможная цель: в отсутствие Иисуса некая иерархическая структура (церковь) берёт на себя это посредничество, получая, таким образом, неограниченную власть над своими адептами. Этим, кстати, до сих пор пользуются разнообразные тоталитарные секты христианской направленности.

Как мы выяснили в пункте 20 , корректировке подверглась большая часть Евангелий Матфея и Марка, описывающая проповедь Иисуса в Иудее. При этом преобразовании Иисус стал жителем Назарета галилейского, чтобы этим объяснить его прозвище «Назорей». Судя по тому, какое место занимает вино в христианских церквях, представить основоположника христианства, как непьющего назорея просто невозможно. Поэтому корректировка смысла назорей на назаретянин церковной иерархии была действительно необходима. То, что при этом теряется какой-то первоначальный смысл Евангелия, и весь этот рассказ об Иисусе выглядит грубой подделкой и даёт почву для критики христианства ими был проигнорирован как менее значимый. Но почему культ вина и винопитие паствы так важны для церковного руководства? Почему именно вино в трактовке иерархов церкви, обозначает кровь Сына Божьего Иисуса Христа, причащаясь которой верующие получают частичку Бога и совершенствуются? Возможно, что причину внесения пропаганды винопития в Евангелия можно объяснить теми же мотивами, которыми мы объяснили внесение идеи о необязательности мытья рук перед едой (См. пункт 6 ). Действительно, в состоянии опьянения, как и во время болезни, разум человека теряет ясность, и он без критического осмысления может легче принимать на веру любую абсурдную или непонятную информацию. Иисус, проповедуя, тоже доносил некую новую информацию до людей, рассказывая о Царстве Небесном, но при этом исцелял людей от болезней. То есть он делал наоборот всё, чтобы прояснить рассудок человека. Вот в чём заключается различие в этих двух подходах: для понимания истины человеку нужен ясный рассудок, а для понимания лжи нужна только слепая вера.

Ещё одной деструктивной идеей, которую мы обнаружили на страницах Евангелий, является пропаганда безбрачия, которое как бы выступает мерилом духовной чистоты человека при его подготовке к наступлению Царства Божьего (См. пункт 7 ). С помощью наложения дополнительных условий, якобы данных Иисусом, ограничивающих развод и повторный брак, верующий человек подводится к мысли о преимущественном положении безбрачных. Они в глазах верующего остаются чистыми для Бога и его Царства. Ведь у них, якобы, нет даже повода нарушать запрет «не прелюбодействуй» при разводе в случае неудачного брака или при повторном браке. Как будут реализовываться в этом случае половые инстинкты человека, заложенные Создателем, который заповедал людям: «Плодитесь и размножайтесь»? ( Бытие 1:27-28 ) Вероятно в форме каких-то извращений. Так верующий человек посредством изменения Закона Божьего загоняется в безвыходное положение и по-настоящему грешит, сам не осознавая того. Для него этот грех кажется небольшим отступлением по сравнению с возможным разводом или повторным браком, которые, якобы, явно нарушают Закон. Так надуманное ограничение толкает человека на вполне осознанное нарушение запрета «не прелюбодействуй».

Как видим, Евангелия были составлены не для того, чтобы сеять умное, доброе, вечное, а наоборот для профанации Закона Божьего и учения Иисуса Христа. Другого, более мягкого определения найти трудно. Профанация (от позднелат. profanatio — осквернение святыни) – это искажение, извращение чего-нибудь (например, идеи, учения). Главной целью этой профанации, видимо, является стремление властных структур (элиты) к получению неограниченного контроля над людьми для продолжения безнаказанного паразитирования за чужой счёт.

В Евангелиях можно обнаружить также несколько идей, которые есть у одного евангелиста, но отсутствуют у других. Это даёт нам возможность примерно определить время составления каждого Евангелия.

Евангелие от Матфея говорит о Царстве Небесном, остальные о Царстве Божьем. Оно ни разу не названо в трёх последних Евангелиях Небесным. У Луки сказано, что оно находится внутри человека и никаких примет его наступления не будет заметно. Причина такого преобразования учения? Сначала Царство Бога помещается на небо, потом его скорое наступление пропагандируется на земле, а затем оно помещается в душу человека. Почему составители Евангелия от Луки вкладывают в уста Иисуса то, чего он не говорил? Составители Евангелия от Луки как бы отвечают на вопрос: Почему храм давно разрушен, Евангелия везде проповеданы, а Христос так и не пришёл. А ведь он обещал, что «не прейдет род сей, как всё сие будет», говоря, по словам евангелистов, и о своём пришествии. Видимо, Лука старается направить верующих на поиск Царства Бога в самих себе, чтобы они не поняли обман, скрытый в этих обещаниях, и не разуверились.

Вообще, у Луки и Иоанна с одной стороны прослеживается стремление объяснить какие-то непонятные моменты, которые есть у предыдущих авторов. С другой стороны некоторые подробности, вызывающие неудобные вопросы опущены. Текст выглядит в целом более проработанным с точки зрения слаженности и отсутствия противоречий, которые могут поставить под сомнение те идеи, которые излагаются. У Иоанна многих важных сюжетов предыдущих Евангелий вообще нет. Это наглядно показано в Таблице 1, приведённой ниже (отличия 1.3, 1.4, 1.7, 1.8, 1.10, 5.6, 6.4, 10.3, 12.4, 12.5, 12.6, 12.7, 12.8, 12.10, 12.11, 12.12, 12.13, 13.4, 18.3, 18.5, 18.8, 18.9, 18.10, 19.8, 20.3, 20.5).

Читать еще:  Евангелие от Луки: начало (Лк 1 - 4:15)

Таким образом, особенностью двух последних Евангелий является то, что причиной их составления, по всей вероятности, заключалась в попытке исправления тех нестыковок в изложении, которые есть в первых двух Евангелиях, а также в утверждении постулатов о посреднической миссии церкви.

Во всех Евангелиях, кроме Иоаннова, Христос изгоняет торгующих из храма в самом конце Своего земного служения. А у Иоанна — почти сразу. Как так?

Конечно, сложно себе представить, чтобы такой громкий поступок, как изгнание из храма людей, торговавших там жертвенными животными, удалось совершить дважды.

И тем не менее подавляющее большинство толкователей Евангелия — от блаженного Августина (IV-V век) до профессора Санкт-Петербургской духовной академии Александра Лопухина и духовного писателя Бориса Гладкова (начало XX века) — убеждены: Христос изгонял торговцев два раза. К этой же версии склонялся и Иоанн Златоуст, хотя высказывался осторожнее: «Может быть, изгнаний было два».

«Три года тому назад, когда Господь пришел в Иерусалим… Он застал дворы и притворы храма обращенными в торговую площадь, и изгнал всех торгующих, — пишет архиепископ Аверкий (Таушев). – В следующем году Господь опять пришел в Иерусалим на Пасху, но торговли в храме, по-видимому, не застал. На третью Пасху Своего служения Господь совсем не был в Иерусалиме. Когда же приближалась четвертая Пасха, то… зная, что начальство уже вынесло Ему смертный приговор, и думая, что Он не решится идти в Иерусалим на явную смерть, торговцы, с разрешения первосвященников, нагнали опять в притворы и во двор храма стада животных, расставили палатки с разными товарами, поставили столы с разменными кассами, скамьи с голубями, которых разводили для продажи сами первосвященники, — и начали торговать». В итоге история просто повторилась: Господь вошел во внутренний двор храма и вновь изгнал оттуда торговцев, не наученных предыдущим уроком.

Согласно Иоанну, Христос был распят в пятницу перед Пасхой. А другие евангелисты говорят, что начались опресночные дни, то есть Пасха уже настала. Где ошибка?

Согласно ветхозаветной книге Исход, семь опресночных дней — это дни, следующие за ночной пасхальной трапезой, во время которой иудеи вспоминали об освобождении из египетского рабства. В пасхальную ночь они запекали и съедали ягненка — агнца — с горькими травами и по очереди отпивали от четырех чаш с вином. А следующие семь дней полагалось поститься — не есть ничего, испеченного на закваске (Исх 12:15–20).

В Евангелии от Матфея сказано, что Тайная Вечеря состоялась в первый день опресночный (Мф 26:17), а назавтра Иисус был распят. Если бы евангелист строго использовал ветхозаветный словарь, то это означало бы, что распятие состоялось через два дня после Пасхи.

Но к I веку по Р. Х. религиозные понятия часто употреблялись уже в переносном значении. И «опресночными» назывались в том числе дни подготовки к пасхальной трапезе, когда пресный хлеб еще не ели, а только пекли. Евангелисты используют просторечный язык, отсюда и путаница.

А вот почему пасхальная Тайная Вечеря состоялась в четверг, а не в пятницу, накануне субботы, на которую приходилась в тот год ветхозаветная Пасха, вопрос и впрямь интересный. Тут можно только строить предположения, чем и занимаются вот уже две тысячи лет толкователи Евангелия.

Одна из возможных версий такова. Иудейский закон запрещал всякую работу в субботу, но, поскольку сутки начинались с заката солнца, запрет вступал в силу уже с вечера пятницы. Именно по этой причине воины перебили голени у разбойников, распятых рядом с Иисусом, — чтобы те, не имея возможности опираться на ноги и делать вдох, поскорее умерли и их успели снять с креста до наступления сумерек. По той же самой причине, предполагают некоторые исследователи, и пасхальных агнцев в тот год разрешили закалывать заранее, в четверг, чтобы люди успели сделать необходимые покупки и приготовить пасхальную трапезу. Этим и воспользовался Христос, чтобы устроить вечерю на сутки раньше «положенного». Ведь Ему-то оставалось жить менее суток.

А в итоге получилось совершенно поразительное «совпадение»: Христос был распят в тот самый день, когда во дворе Иерусалимского храма приносили пасхальную жертву. И стал новым пасхальным Агнцем, тем самым, на которого указывали все пасхальные жертвы прежних времен! Об этом красиво написал в конце II века Климент Александрийский: «Господь совершил последнюю Свою вечерю не в законный день Пасхи, но в предыдущий 13-й день месяца, а страдал в следующий день, ибо Он сам и был Пасха».

Почему Евангелие от Иоанна так отличается от других Евангелий? Разбираем самые заметные «нестыковки»

Внимательный читатель Евангелия от Иоанна сильно удивится, когда увидит, сколько в нем моментов, которые, кажется, совсем расходятся с рассказами трех других евангелистов. Разберем самые загадочные из таких «расхождений».

Почему у Иоанна будущие апостолы встречают Христа в совсем другом месте?

На самом деле, может показаться, что единства в рассказе о знакомстве апостолов с Христом нет даже между тремя евангелистами-«синоптиками». Так по-гречески (греч. σύνοψις значит «совместный обзор») называют Матфея, Марка и Луку, рассказы которых хорошо стыкуются и взаимодополняют друг друга.

Иоанн Богослов в молчании (Симон Ушаков, 1673 год)

Например, апостол Лука вспоминает, как Христос проповедовал людям, собравшимся на берегу Генисаретского озера, стоя в лодке, которую Он одолжил у Петра. Он отблагодарил Петра и его товарищей — Иакова и Иоанна — невиданным уловом рыбы, а затем позвал за Собой (Лк 5:1–11).

Матфей и Марк рассказывают несколько другую историю – как, проходя мимо этого озера, Иисус увидел сначала Петра и Андрея, закидывающих сети в море, а затем Иакова и Иоанна, починивающих сети свои в лодке вместе с их отцом Зеведеем, и призвал тех и других (Мф 4:18–22, Мк 1:16–20).

А у апостола Иоанна звучит вообще другая история. Сначала со Христом знакомятся Андрей и один из его товарищей (вероятнее всего, это был сам рассказчик — Иоанн: так считал, например, профессор Санкт-Петербургской духовной академии Александр Павлович Лопухин). Оба в то время были учениками Иоанна Предтечи, он-то и указал им на Иисуса. Проведя день с Иисусом, Андрей находит брата своего Симона — будущего Петра — и приводит его к Иисусу, говоря: Мы нашли Мессию, что значит: Христос. А затем уже Сам Иисус зовет еще одного их товарища, Филиппа, который берет с собой своего друга Нафанаила: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки. Нафанаил настроен скептически, но потом ему открывается, что Иисус — истинный Сын Божий, и он присоединяется к Его ученикам (Ин 1:35–51)…

Все эти события настолько разные, что даже происходят в разных местах! Генисаретское озеро — это Галилея, север Палестины. А Вифавара, где проповедовал Иоанн Предтеча, — в Иудее, на берегу реки Иордан.

Одно с другим не вяжется? И не должно — евангелисты просто говорят о разных событиях, происходивших в разное время. Первое знакомство будущих апостолов (вернее, части из них) с Иисусом состоялось благодаря Иоанну Предтече и произошло еще до того, как Иисус, увидев их на берегу озера в Галилее, позвал следовать за Собой. Надо сказать, что и выглядит это гораздо достовернее, чем представление, будто галилейские рыбаки ринулись за Христом сразу же, как только впервые увидели Его.

Ну а окончательный призыв к апостольству последовал, судя по всему, за тем самым чудесным ловом рыбы, после которого Петр и другие ученики навсегда оставили свое прежнее занятие.

Почему в Евангелии от Иоанна апостолов зовут не так, как у других евангелистов?

Небольшие разночтения в именах апостолов имеются даже у первых трех евангелистов. Например, Матфей и Марк говорят о Симоне Кананите, а Лука — о Симоне Зилоте. Ясно, что они имеют в виду одного человека: прозвища «кананит» и «зилот» значат одно и то же — «ревнитель», просто первое слово арамейское, а другое греческое. Другой пример — Леввей Фаддей: такое имя этот апостол носит только в Евангелии от Матфея; у Марка он просто Фаддей, а у Луки — Иуда Иаковлев.

Фрагмент Папируса Бодмера (p66), который считается самой старой из найденных копий Евангелия от Иоанна

Дело в том, что один человек в те времена часто имел сразу несколько имен. Скажем, греческое имя Петр первоверховный апостол получил от Самого Христа, а в «обычной жизни» он назывался Симон. Апостола Павла до того, как он пустился в миссионерские путешествия, звали Савл (Деян 13:9), одного из его спутников, Варнаву, — Иосия (Деян 4:36), а другого, Марка, — Иоанн (Деян 12:25).

Читать еще:  Пророк Иона, неправильный пророк

Иоанн Богослов единственный из евангелистов не перечисляет имена всех двенадцати апостолов. Он не хочет повторяться, ведь он пишет свое Евангелие последним из четырех, когда три других уже записаны, и его цель — только добавлять. У Иоанна фигурируют только восемь учеников: Симон Петр, Андрей, Филипп, «два сына Зеведеевых», в том числе «ученик, которого любил Иисус», «Фома, называемый Близнец», Иуда Симонов Искариот и Нафанаил. Все толкователи единодушно считают, что Нафанаил — это первое и «главное» имя апостола Варфоломея, ведь арамейское Варфоломей — это скорее отчество: сын Фаломея. Точно так же Петр именуется в Евангелии «Симон, сын Ионин», а ученик, предавший Иисуса, — «Иуда Симонов Искариот».

В Евангелиях от Матфея и от Иоанна апостол Петр исповедует Иисуса Сыном Божиим, но в совершенно в разных обстоятельствах. Почему?

Потому что это два эпизода, а не один.

В одном случае дело происходит близ Кесарии Филипповой. По дороге Иисус спрашивает учеников, за кого почитают Его люди, и слышит самые разные варианты: от Иоанна Крестителя до кого-то из воскресших ветхозаветных пророков… А вы за кого почитаете Меня? — спрашивает Иисус, и Петр от лица всех двенадцати исповедует Его Христом, Сыном Бога Живого (Мф 16:13–21; Мк 8:27–31; Лк 9:18–22). Господь подтверждает его правоту и обещает, что на «камне» веры в Него воздвигнет Церковь Свою, и врата ада не одолеют ее; апостолам же вручит ключи Царства Небесного (Мф 16:17–19).

Св. Петр и Св. Иоанн Креститель. Алессандро Бонвичино (ок.1498-1554)

В Евангелии от Иоанна есть похожий эпизод, но он происходит в другом месте — галилейском городе Капернауме — и при других обстоятельствах: после того как значительная часть учеников отошла от Иисуса Христа, сказавшего странную для них и пугающую вещь: оказывается, условие вечной жизни — вкушать Его Плоть и пить Его Кровь (Ин 6:24–66). Христос спрашивает оставшихся учеников: Не хотите ли и вы отойти? — и Петр отвечает: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго (Ин 6:67–69).

Этот ответ Петра похож на первый, но сама ситуация совершенно другая. Иначе откликается на эти слова и Христос. Если в Кесарии Филипповой Он хвалит Петра: Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф 16:17), то здесь, в Капернауме, говорит с горечью: Не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол (Ин 6:70), имея в виду Иуду, который скоро предаст Его.

Часть исследователей Нового Завета считают, что апостол Иоанн рассказывает о событии более раннем. По сути этот момент и стал моментом избрания двенадцати апостолов, пишет протоиерей Александр Прокопчук, старший преподаватель кафедры библеистики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: множество людей, ходивших за Иисусом в поисках чуда, теперь от Него отходят, и остаются лишь те, кто осознает: как бы странно Христос Себя иногда ни вел, больше идти просто не к кому. А слова, заслужившие похвалу Иисуса, Петр произнес уже перед тем, как в последний раз отправиться с Учителем в Иерусалим.

На Тивериадском озере. Василий Поленов, 1888

Другие, наоборот, придерживаются мнения, что сначала Петр исповедал Христа Сыном Бога живого, а уже после Господь беседовал с иудеями о Хлебе Небесном… Так или иначе, речь идет о двух эпизодах, а не об одном и том же.

Во всех Евангелиях, кроме Иоаннова, Христос изгоняет торгующих из храма в самом конце Своего земного служения. А у Иоанна — почти сразу. Как так?

Конечно, сложно себе представить, чтобы такой громкий поступок, как изгнание из храма людей, торговавших там жертвенными животными, удалось совершить дважды.

И тем не менее подавляющее большинство толкователей Евангелия — от блаженного Августина (IV-V век) до профессора Санкт-Петербургской духовной академии Александра Лопухина и духовного писателя Бориса Гладкова (начало XX века) — убеждены: Христос изгонял торговцев два раза. К этой же версии склонялся и Иоанн Златоуст, хотя высказывался осторожнее: «Может быть, изгнаний было два».

«Три года тому назад, когда Господь пришел в Иерусалим… Он застал дворы и притворы храма обращенными в торговую площадь, и изгнал всех торгующих, — пишет архиепископ Аверкий (Таушев). – В следующем году Господь опять пришел в Иерусалим на Пасху, но торговли в храме, по-видимому, не застал. На третью Пасху Своего служения Господь совсем не был в Иерусалиме. Когда же приближалась четвертая Пасха, то… зная, что начальство уже вынесло Ему смертный приговор, и думая, что Он не решится идти в Иерусалим на явную смерть, торговцы, с разрешения первосвященников, нагнали опять в притворы и во двор храма стада животных, расставили палатки с разными товарами, поставили столы с разменными кассами, скамьи с голубями, которых разводили для продажи сами первосвященники, — и начали торговать». В итоге история просто повторилась: Господь вошел во внутренний двор храма и вновь изгнал оттуда торговцев, не наученных предыдущим уроком.

Согласно Иоанну, Христос был распят в пятницу перед Пасхой. А другие евангелисты говорят, что начались опресночные дни, то есть Пасха уже настала. Где ошибка?

Согласно ветхозаветной книге Исход, семь опресночных дней — это дни, следующие за ночной пасхальной трапезой, во время которой иудеи вспоминали об освобождении из египетского рабства. В пасхальную ночь они запекали и съедали ягненка — агнца — с горькими травами и по очереди отпивали от четырех чаш с вином. А следующие семь дней полагалось поститься — не есть ничего, испеченного на закваске (Исх 12:15–20).

В Евангелии от Матфея сказано, что Тайная Вечеря состоялась в первый день опресночный (Мф 26:17), а назавтра Иисус был распят. Если бы евангелист строго использовал ветхозаветный словарь, то это означало бы, что распятие состоялось через два дня после Пасхи.

Тайная вечеря. Хайме Уге, 1470

Но к I веку по Р. Х. религиозные понятия часто употреблялись уже в переносном значении. И «опресночными» назывались в том числе дни подготовки к пасхальной трапезе, когда пресный хлеб еще не ели, а только пекли. Евангелисты используют просторечный язык, отсюда и путаница.

А вот почему пасхальная Тайная Вечеря состоялась в четверг, а не в пятницу, накануне субботы, на которую приходилась в тот год ветхозаветная Пасха, вопрос и впрямь интересный. Тут можно только строить предположения, чем и занимаются вот уже две тысячи лет толкователи Евангелия.

Одна из возможных версий такова. Иудейский закон запрещал всякую работу в субботу, но, поскольку сутки начинались с заката солнца, запрет вступал в силу уже с вечера пятницы. Именно по этой причине воины перебили голени у разбойников, распятых рядом с Иисусом, — чтобы те, не имея возможности опираться на ноги и делать вдох, поскорее умерли и их успели снять с креста до наступления сумерек. По той же самой причине, предполагают некоторые исследователи, и пасхальных агнцев в тот год разрешили закалывать заранее, в четверг, чтобы люди успели сделать необходимые покупки и приготовить пасхальную трапезу. Этим и воспользовался Христос, чтобы устроить вечерю на сутки раньше «положенного». Ведь Ему-то оставалось жить менее суток.

А в итоге получилось совершенно поразительное «совпадение»: Христос был распят в тот самый день, когда во дворе Иерусалимского храма приносили пасхальную жертву. И стал новым пасхальным Агнцем, тем самым, на которого указывали все пасхальные жертвы прежних времен! Об этом красиво написал в конце II века Климент Александрийский: «Господь совершил последнюю Свою вечерю не в законный день Пасхи, но в предыдущий 13-й день месяца, а страдал в следующий день, ибо Он сам и был Пасха».

В Евангелии от Иоанна много длинных бесед и споров, которые Христос вел с учениками, законниками и прочими. Неужели они записаны слово в слово? Кто поручится за точность записанного?

Во-первых, кто-то из ходивших за Иисусом наверняка запоминал и записывал Его речи. В те времена существовала целая культура запоминания больших текстов, а Христос наверняка произносил Свои проповеди, беседы и притчи не по одному разу. Уж если поэмы Гомера люди заучивали наизусть, то и речи Христовы могли воспроизвести близко к тексту.

Во-вторых, вспомните, что обещал ученикам Христос во время прощальной беседы с ними: Бог Отец пошлет Духа Святого, Который научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам (Ин 14:26). Те слова Христа, которые сами ученики могли бы и подзабыть, сохранял в их памяти Дух Святой — и не просто сохранял, а помогал правильно понять. И это, пожалуй, самая надежная гарантия того, что в Евангелии ничего не «напутано».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector