0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему мы отказались от семейного обучения

Почему мы отказались от семейного обучения?

Выпускной в детском саду. Наш старший сын, в белой рубашке и красных джинсах, крепко сжимает в руке ленточку красного воздушного шара. Мы стоим на улице перед входом в группу, чтобы отпустить наполненное гелием детство в небо. Еще пара мгновений, и шары начинают подниматься над головами детей все выше и выше, постепенно превращаясь в маленькие красные точки. Мы опускаем головы и видим сына, все так же крепко сжимающего ленточку с шариком и с глазами, полными слез. «Я не хочу отпускать свой шарик!» – сказал наш Даня.

Потом была школа…

Летом Даня прошел тестирование у школьного психолога и первого сентября оказался в первом классе государственной гимназии.

Я очень волновалась, как пойдет Данино школьное обучение, и думала о разных перспективах, в том числе и семейной формы. Тогда, будучи редактором журнала «Домашний ребенок», я поддерживала все идеалы «хиппи»-материнства, но до конца не была уверена лишь в семейном обучении. Вроде бы минусы школы налицо – в соцсетях то и дело появлялись новые статьи, пропагандирующие против общего образования. Но и в теме семейного обучения мне казалось не все понятным. Мне было в чем сомневаться. На разных чашах весов громоздился примерно одинаковый груз – причем обе чаши были тяжелые! Мы должны были понять, настолько ли большое зло школа, поэтому сделали первый шаг в ее сторону. Но, кажется, бессознательно я все время ждала подходящего момента, чтобы и семейное обучение пропустить через себя.

Первый класс пролетел увлекательно. Это было прекрасное время… По утрам Даня вместе с папой ездил в школу на велосипеде, Даня бежал скорее в класс и до звонка на урок стоял у окошка, прощаясь с папой. Пока Лиличка еще была в садике, мы вместе с Даней возвращались по шуршащей желто-красной листве, долго разговаривая о том, как прошел день, что нового, с кем подружился, что делать будем…

В первом классе не ставили оценок и не давали домашнего задания. Дане очень нравилось писать прописи, а потом у него появились любимые предметы – математика и окружающий мир. Наш сын двигался в своем темпе, учительница не давила, готовить проекты по окружающему миру нам нравилось. В конце года наш первоклассник успешно написал итоговое тестирование по программе и перешел во второй класс. Начались длинные каникулы.

Когда заканчиваются бантики, конфетки и цветочки…

А осенью мы будто бы с небес спустились на землю. Второй класс. Здесь я прочувствовала все те минусы школьной системы, о которых писали блогеры. Мы не одни столкнулись с резким повышением нагрузки и требований во втором классе. Одна моя знакомая как-то сравнила первый класс с ловушкой. В первый год обучения все идеально – «бантики, цветочки, звоночки». А потом, когда дети переступают через порог первого класса, начинается «свистопляска». Учитель уже имеет полное право ставить детям двойки и повышать на них голос. Тут оживают известные картинки: родители, делающие уроки за детей до трех часов ночи, нервные крики на ребенка, который не в силах понять какое-то правило или придумать по заданию учебника прибаутку. Именно здесь появляются первые сомнения и желание что-то кардинально изменить. Мне казалось, что дальше так продолжаться не может, у ребенка уже невроз навязчивых движений – и виновата в этом школьная система. Но там, где-то на горизонте, маячит идеальный мир семейного обучения.

Только сейчас я начала осознавать, что в школьном калейдоскопе родитель вовсе не жертва системы, а самый настоящий агрессор. Как вы думаете, кто больше травмирует ребенка – учитель, ставящий двойки с профессионально выписанными гусиными шеями, или мама-перфекционистка, которая жаждет того, чтобы ее ребенок соответствовал чьим-то ожиданиям? Я все больше склоняюсь к мысли, что мать – ведь именно ее реакции, выстроенные ей границы и ценности формируют психику ребенка. А учитель, каким бы строгим он ни был, – лишь источник естественных последствий. Мне дико стыдно вспоминать: когда мой ребенок оказался не в состоянии сам придумать потешку, я в сердцах разбила кружку, подаренную детьми мне на день рождения. Когда мой сын не смог соответствовать моим же, прежде всего, ожиданиям, я не нашла в себе сил и отваги принимать своего ребенка таким, какой он есть. И школу такой, какая она есть. Мне казалось, что, если я переведу сына на семейную форму обучения, я смахну все проблемы рукой. Все будет просто и понятно. Естественно и комфортно. Я искренне верила, что я помогу ребенку, дав возможность учиться в гуманных условиях, в своем собственном ритме.

Школа – это тяжелейшее испытание безусловной любви родителей к детям. Одни родители, не пройдя его, становятся заложниками своих амбиций, поэтому и сидят до полуночи над «домашкой». Другие, не найдя соответствия ребенка своим ожиданиям, впадают в гнев. Третьи просто бегут, если осознают возможность более экологичных альтернатив. Так сделала и я. В какой-то момент мы забрали документы из школы и перевели сына на семейную форму.

Хоумскулинг: обратная сторона ответственности – бессилие

Наша семья – типичный нуклеар с тремя детьми. На тот момент у меня на руках, в слинге и у груди был полугодовалый ребенок. На помощников нам рассчитывать не приходится – как мои родители, так и свекровь живут от нас за тысячу километров. Конечно, обучение с грудничком на руках – и смех, и слезы, но мы справлялись. Каждую четверть я возила сына на аттестацию в школу, к которой его формально прикрепили. Ведомость бодро заполнялась пятерками и четверками.

Первые успехи нас окрыляли и вселяли уверенность в правильности выбранного пути. Но чем старше становился наш третий ребенок, тем больше и он требовал внимания. Я начала разрываться от многозадачности. Уже тогда ко мне стали закрадываться сомнения, прежде всего, в моем собственном ресурсе. Справлюсь ли я? Ведь со следующего года школа начнется и для нашей средней дочери…

На новый учебный год у меня были наполеоновские планы – переезд, мое собственное обучение на курсах повышения квалификации, частная преподавательская практика (да, у меня есть потребность и в профессиональной реализации), семейное обучение уже двух детей (третьего и первого класса), плюс полуторагодовалый ребенок со всеми его возрастными кризисами… Три ребенка, «всестороннее» развитие которых оказалось на моих плечах. Ну и у мужа на наступающий учебный год были планы на разъезды и командировки. Встала я перед своей телегой ответственности, попробовала потянуть и поняла – не движется… Оказывается, учить двух детей разных классов за одним столом – миссия невыполнимая. Мне нужно было раздвоиться. Вернее, растроиться, потому что младшему ребенку тоже нужна была мама – утренняя прогулка, дневной сон, вечернее купание и чтение стихов перед сном… Сначала я перестала успевать готовить еду. Уже после обеда, который начинался, когда дети отучились (не раньше 16:00), я чувствовала отсутствие каких бы то ни было сил, чтобы еще куда-то сводить детей (кружки, прогулки, что еще нужно для социализации детей?), а про ужин я вообще молчу. Наверное, только в интернете есть мамы, которые успевают и детей учить, и дом поддерживать в чистоте, и готовить успевать, и мужа вдохновлять. С одной стороны, образы этих успешных мам и многомудрые статьи копирайтеров, воспевающих преимущества семейной формы обучения, с другой – мое собственное бессилие.

Спрашивается, оценивала ли я адекватно свои силы и время, когда делала выбор в пользу семейного обучения? Мое решение, прежде всего, было основано на эмоциях и идеализациях, полученных из медиа-пространства.

Уже гораздо позже, когда я погрузилась в изучение темы границ и формирования детской ответственности, я нашла причину своего провала. Я, подобно ребенку, ожидала слишком многого, думала, что энергии и времени мне хватит на все. Как писали Генри Клауд и Джон Таунсенд (не обо мне, конечно, но ситуация так похожа на мою), «уже став женой и матерью, она все еще продолжала пытаться растягивать время, как меха гармоники… Поэтому она находилась в постоянном цейтноте, была вечно напряжена и раздражена и всюду опаздывала. К счастью, теперь ее иллюзии по поводу собственных возможностей рассеялись».

Мне нужно было хотя бы что-то делегировать. Поэтому я нашла няню на время занятий с нашей первоклассницей. Для Дани мы наняли несколько репетиторов – по основным предметам и английскому языку. Я придумала систему поощрения и мотивирования детей к учебе и купила робот-пылесос. Локомотив тронулся. Но здесь я столкнулась с другой проблемой. Однажды я села и просто подсчитала, сколько уходит денег на развитие и обучение детей, и ужаснулась. Мы бы спокойно могли оплачивать обучение детей в университете на эти деньги. А это всего лишь начальная школа: няня на три утренних часа в будни, кружок тхэквондо три раза в неделю, занятия каллиграфией (и то, и другое для двух детей), робототехника для старшего сына, художественная школа при Пушкинском музее для дочери и прочая социализация…

Социализация

Жаль, только друзей во дворе у детей пока еще не было – не сложилось. Да и в учебные дни мы часто сталкивались с тем, что на площадке почему-то не гуляют дети школьного возраста.

Я вообще сомневаюсь в том, что «двор» как явление, как континуальная социальная группа, на данный момент существует. Сейчас у детей совершенно другие способы общения и взаимодействия. Общение в послешкольное время – это своего рода тайное общество: видно, что ребята дружат, ходят компаниями, но пролетают мимо, как спутники, мимо наших детей. К себе в компанию они никого не зовут, да и не принимают, если к ним попроситься. И это неудивительно, ведь у них другие реалии, интересы и темы для разговоров. Другой уровень самостоятельности и ответственности, в конце концов. Сетевые связи, созданные в школе, настолько сильно влияют на отношения детей во внеурочное время, что извне во время учебного года установить какие бы то ни было контакты со сверстниками очень трудно.

Однажды во время прогулки Даня познакомился с мальчишкой, который тоже учился дома. Это было каким-то удивительным совпадением; я на момент даже усомнилось в том, что происходящее не сон. Мне показалось, что вот уже брезжит свет в конце тоннеля – мой ребенок, наконец, начнет с кем-то дружить и общаться, а, возможно, и сможет учиться с этим мальчиком вместе. Няня мальчика поделилась со мной номером телефона его мамы. Но, к сожалению, эта «удача» ни к чему не привела. Я несколько раз пыталась выйти на связь с мамой мальчика, предлагала вместе куда-нибудь сходить, звала их в гости, но они так и не решились на очередную встречу с нами.

Тут я осознала, что «дружба» семей, обучающих детей дома, в каком-то смысле иллюзорна. В условиях семейной формы обучения у матерей нет ни времени, ни сил на общение и поддержание связей с семьями друзей.

Вечное возвращение

Время шло, а дружить и ссориться моим детям было не с кем. На занятиях в кружках тоже было не до общения. Чтобы детей мотивировать на учебу, мне нужно было все больше и больше ресурсов – времени, сил, денег, эмоций. И я поняла, что мой путь в сторону идеального мира хоумскулинга зашел в тупик. Вся эта идеальная конструкция обучения дома, выстроенная в моем сознании, рухнула. Я поняла: насколько бы я ни была готова взять на себя ответственность за идеальное детство, обучение и развитие своих детей, всегда будут возникать условия для несовершенства…

Мы вернули детей в школу. Остаток учебного года они отучились в частной школе семейного типа, а с сентября пошли в государственную. Оба ребенка хорошо учатся, домашняя работа занимает у них от силы час, но чаще минут двадцать с моим минимальным включением. Они нашли друзей в школе и во дворе. Все встало на свои места. Мама – это только мама. Учитель – это только учитель.

Изменилось ли что-то в системе школьного образования за время, когда мы блуждали в лабиринтах хоумскулинга? Не знаю. Но, вероятнее всего, изменилось мое собственное восприятие и отношение к детям и миру, который их окружает. Я стала больше ему доверять, а детям давать больше ответственности и разрешать встречаться с естественными последствиями.

Я всегда считала, что стремиться к идеалу – это естественно, это индивидуальный путь личностного развития. Но сейчас я понимаю, что идеалы – искусственны и никуда не ведут, а перфекционизм – это форма невроза и способ серьезно усложнить себе жизнь. И только принятие красоты несовершенства этого мира и безусловная любовь способны подарить матери жизнь, полную гармонии.

Переход на семейное образование: личный опыт в помощь тем, кто по разным причинам не хочет отпускать ребёнка в школу

Этой осенью в силу всем известных причин вопрос о семейном обучении очень актуален. Некоторые родители хотят, чтобы ребёнок получал образование дома, но не знают, как официально оформить перевод на СО и как выстроить учебный процесс.

Читать еще:  БАБУШКА: ВРЕДНАЯ ИЛИ ЗАБОТЛИВАЯ?

Многие почему-то продолжают думать, что дома можно оставаться только детям с серьёзными заболеваниями. Когда я шесть лет назад пришла к директору школы, в которой училась моя дочь (на тот момент семиклассница), и озвучила желание перевести её на семейное обучение, первое, о чём спросил директор: «А какой у вас диагноз?». И очень удивился, узнав, что никакого. Ещё больше он удивился, когда я задала вопрос о возможности сочетать семейное и школьное образование. Его ответом было категоричное НЕТ: или вы забираете документы из школы и уходите на СО, или учитесь как все. Пришлось созваниваться с юристом из департамента образования, после чего мне предложили подъехать в кабинет № такой-то, чтобы написать заявление о переходе на СО по отдельным предметам.

Итак, если вы хотите перевести ребёнка на СО, вам нужно начинать не с директора школы, а с управления образования. Там пишете заявление, что в таком-то учебном году ваш ребёнок будет получать образование по определённым предметам (или полностью) в форме семейного. Причины перевода озвучивать не надо. Вы не разрешение просите, а уведомляете. На этом заявлении вам делают пометочку, что оно принято, и с ним идёте к директору. Наш директор пребывал первый год в шоке, потом привык. Таким образом дочь проучилась три года (с седьмого по девятый класс), после этого сдала ОГЭ и ушла в художественное училище.

А теперь самое интересное: официально ваш переход на семейное обучение состоялся (Ура! В школу можно не ходить! Уроки никто на задаёт!). Но кто будет контролировать прохождение нужного материал? Кто будет объяснять этот не всегда понятно изложенный в учебниках материал? В нашей семье ответственность лежала на мне (по принципу: кто придумал — тот и делает). Мой график работы и филологическое образование позволяли курировать русский и литературу. На физику, химию, английский, информатику дочь ходила в школу. Остальные предметы осваивала самостоятельно по школьным учебникам, под моим чутким руководством, конечно. Репетиторов не было никогда (если не считать маму-репетитора, которую хлебом не корми — дай поучить собственного ребёнка). Да, мне пришлось вспомнить три признака равенства треугольников, решение квадратных уравнений через дискриминант и прочие премудрости. Понимаю, что не у всех есть время, а главное, желание заниматься этим. Часто ребёнок не воспринимает родителя как учителя. В этом случае придётся искать репетиторов или прибегать к услугам онлайн-курсов, онлайн-школ.

Одной из крупнейших онлайн-школ, услугами которой уже 6 лет пользуются дети, находящиеся на СО, является платформа ИнтернетУрок Она подойдёт

  • детям, которые серьёзно занимаются спортом или увлечены творчеством и поэтому нуждаются в свободном графике обучения;
  • семьям, которые не живут на одном месте и много путешествуют (понимаю, что в нынешних условиях это не самая большая часть населения);
  • родителям и детям, которые не хотят повторения весеннего дистанционного обучения (не будем скрывать, в разных школах оно проходило с разной степенью эффективности).

Преимущества обучения на данной платформе:

  • заниматься можно в любом месте, где есть интернет, и в любое удобное для вас время;
  • родителям не нужно становиться учителями: процесс обучения уже выстроен;
  • при регистрации пользователь получает бесплатную пробную неделю, соответственно, перед покупкой может протестировать функционал платформы.

Ни в коем случае не призываю всех подряд переходить на семейное обучение: дети у всех разные. Кто-то активен и непоседлив, таким, как воздух, нужна обычная школа с её вечной «движухой», общением. У кого-то проблемы с самодисциплиной, таким тоже без классической школы никуда. Но есть и те, кому на СО откровенно лучше (и не обязательно это «какие-то не такие» дети). Прекрасно, что сейчас каждый из родителей может выбрать тот вид обучения, который подходит именно для его ребёнка.

У нас причин перехода на СО было несколько. Дочь была активно загружена внеучебной деятельностью: занятия в художественной школе и хореографическом коллективе часто проходили в один день, то есть ребёнок уходил в общеобразовательную школу к 8 утра, потом плавно перекочёвывал в художественную и возвращался с танцев после 9 вечера, делать домашние задания при таком режиме было нереально. Из-за репетиций, концертов и конкурсов много уроков пропускала, фактически мы и так многое проходили дома, то есть переход на СО просто узаконил её постоянные пропуски и самообразование. Не скажу, что было легко: аттестации по каждому предмету приходилось сдавать каждую четверть, но ни я, ни дочь ни разу не пожалели о своём решении «бросить школу», как это называли некоторые люди из моего окружения.

«Решили не ходить в школу»: истории детей на семейном образовании

С утра восьмиклассница Катя включает Интернет и приступает к учебе

В последнее время детей все чаще переводят на семейное или дистанционное обучение. Если раньше дети учились дома в основном по состоянию здоровья, то теперь все больше тех, кто просто не хочет иметь со школой ничего общего. И из-за конфликтов в классе, и из-за недоверия учителям, и по разным другим причинам.

Легко ли перейти на семейное или дистанционное обучение и с какими трудностями приходится сталкиваться родителям, выбравшим эти формы?

Юлии Ивлевой когда-то пришлось бороться за право своего старшего ребенка на семейное образование. Фото: Из личного архива

«Он пришел из школы с рассеченной бровью и весь в грязи»

Сын Марии из Волгоградской области учится в 7‑м классе. В этом году ему пришлось перейти на семейное обучение. Все предыдущие шесть лет мальчик тяжело ходил в школу, плакал по утрам, и чем дальше, тем становилось хуже. У ребенка не складывались отношения с учителями и одноклассниками. Все чаще Миша (имя изменено) приходил из школы избитый — одноклассники издевались над ним, а учителя этому не препятствовали.

Сейчас, когда Мария забрала ребенка из школы, у нее есть сомнения, сможет ли она сама объяснить Мише нужную тему, например, по химии или физике. Она даже начала слушать онлайн-лекции по химии. Мария занимается оформлением детских праздников и далека от педагогики, да и школьную программу почти забыла. Но время вспомнить есть — аттестацию сыну нужно будет пройти только в 9‑м классе, от промежуточной они пока отказались. На экзаменах нужно будет решить задания, которые дадут учителя-предметники, сделать доклады или пересказать параграфы учебника. Мария считает, что они справятся.

— Сегодня встали с утра — и за уроки. Позанимались географией, перешли к математике, задачки старшая сестра объяснила. Но вот мои родственники не одобряют мой выбор, говорят, я лишила ребенка социализации. Я так не считаю — он гуляет во дворе, у него есть друзья, будет ходить на секции. Видя его слезы по утрам и все эти драки, я не хочу, чтобы мне однажды позвонили из школы и сказали: заберите труп ребенка!

У другой семьи — другая причина. Когда дочь Ирины Евстратовой из Санкт-Петербурга пошла в 1‑й класс, женщина и не предполагала, что уже в следующем году она перейдет на семейное обучение. Школа давала хорошие знания, дети изучали два языка, большинство потом поступали в вузы. Однако вскоре Ирина стала понимать, что высокий рейтинг и отличные успехи в учебе достигаются за счет дополнительных занятий с репетиторами. 90% учеников в 1‑м классе занимались или с репетиторами, или с родителями.

— У нас в первом классе был ребенок, который не умел читать, но боялся в этом признаться, — рассказывает Ирина. — Учительница орала на него: читай, я сказала! Как-то раз она задала выучить одно из двух стихотворений на выбор, и другой ребенок выучил по ошибке третье, оно было по программе следующим. Так учитель за такое поставил «двойку». Она всегда раздавала прозвища типа «двоечник», «двоечница». По предмету «окружающий мир» частенько задавали на дом упражнения, которые без помощи родителей детям просто не выполнить, к тому же нужен был принтер для печати этих заданий. У нас пару раз заканчивались чернила, в те моменты на дворе стоял уже вечер, и ехать в город за чернилами было уже поздно — мы живем в пригороде. За невыполненное задание дочь получала «двойки», хотя саму тему отлично знала. Пару раз мы опаздывали, учительница говорила менторским тоном: завтра будешь учиться в коридоре, а сейчас стой и жди, когда я тебя позову. Есть детки, которые пропускают подобное поведение учителей мимо ушей. Моя дочь не такая. Вдобавок она даже в туалет школьный сходить не может, потому что там часто не закрываются двери.

Ирина написала заявление в местный департамент образования о том, что переводит дочь на семейное образование. Затем нашла учителя, который приходит несколько раз в неделю. Что-то проходят сами. Изучают все предметы, кроме рисования и физкультуры.

О том, эффективно ли семейное образование, мы спросили у учителей, принимавших экзамены у детей на этой форме обучения.

— Если подходить с умом, грамотно и адекватно, исходя из особенностей ребенка, то толк будет, а если такую форму обучения выбирают с позиции «в школе все дураки» — то и результат соответствующий, — считает учительница математики Елена Владимировна из Перми. — «Мой» семейник с «пятерок» ушел в полный минус! Дома не делал ничего, и это разрешали родители. В 5–6‑м классах еще выкарабкался, хотя и с пересдачей, а 7–8‑й классы — в полном провале. Хотя мама имеет два высших образования и уверяла, что ее ребенок выше всех остальных детей на голову.

— Сталкивался с очень обеспеченной семьей на домашнем обучении. Результаты были очень впечатляющие, — говорит педагог Антон Дягтерев. — Те темы, что не тянули родители, давали репетиторы. Индивидуальный подход в любом случае лучше станочного. Другое дело, что такое обучение не каждая семья может себе позволить. Есть такая категория — это дети-бездельники, которых родители избавили от уроков. Они кое-как сдают аттестацию, хотя по предметам, которые они любят, могут быть глубокие знания, так как на семейном обучении ребенка начинают усиленно готовить именно в той сфере, где он потом будет развиваться профессионально, чего в школе нет.

Заочное обучение начинается уже со школы

Алина из Подмосковья, мама восьмиклассницы Кати, в сентябре перевела дочь на дистанционное обучение.

Когда-то они пришли в лицей как в лучшую школу района. Даже квартиру поменяли, чтобы взяли по прописке. Однако Алина стала замечать, что знания в лицее дают не те, к тому же в программе много внеурочки, которую нужно было посещать.

— Я поняла, что моя дочь в школе просто тратит время. Не все предметы преподают качественно. В итоге она, просидев пять часов в школе, приходила домой, и мы начинали проходить тему урока заново. Поступление в вуз не за горами, и мы начали ходить на дополнительные занятия по разным предметам. Когда я поняла, что у дочери от учебы уже идет кругом голова, пришлось выбросить из графика самую неэффективную часть подготовки, а именно посещение школы.

Изначально Алина решила перевести свою дочь в более сильную школу. Однако «пятерка» в старой школе обернулась «двойкой» на вступительном экзамене в специализированную московскую школу. На очное обучение попасть не удалось. Тогда решили попробовать дистанционное и записались в онлайн-школу.

. С утра восьмиклассница Катя включает Интернет и приступает к учебе. Занятие проходит по типу вебинара: девочка заходит в класс, видит учителя и слышит его объяснения. Обычный урок длится два часа с перерывом. Учитель детей не видит, а только может прочитать от них сообщения. Раз в неделю присылают оценки. Дети в течение года дистанционно также пишут контрольные, а аттестация проходит три раза за год и тоже онлайн.

— В день обычно у нее по три урока длительностью по два часа, — говорит мама. — Количество уроков примерно такое же, как в обычной школе. Но мы взяли еще пять дополнительных нужных курсов: по занимательной физике, например, и другим предметам. Раньше ребенок физику на дух не переносил, потому что в прошлой школе ей не объяснили даже суть предмета. Сейчас Катя занимается с большим удовольствием. У нас есть куратор, который решает все проблемы, которые возникают по ходу обучения. Плюс еще и в том, что родители могут всегда присутствовать на онлайн-уроке.

Новое пространство для тех, кто обучается «через компьютер»

Впервые о семейном образовании заговорили в 1992 году, когда на смену советской системе, при которой здоровые дети должны были обязательно посещать школы, пришли разные формы обучения, которые были прописаны в новом законе «Об образовании. ». Однако на тот момент забирать своих детей из школ никто и не думал. Не было и механизма перехода на эту форму обучения.

Что касается дистанционного обучения, то оно не является юридически отдельной формой, а просто подразумевает использование информационных технологий в учебе. Как на семейном, так и на дистанционном обучении ребята не посещают школу. Но разница между ними огромна: если на семейном обучении образовательный процесс полностью лежит на плечах родителей, то на дистанционном ребенок фактически обучается так же, как и в обычной школе: у него есть уроки, контрольные, оценки и учителя.

Специалисты утверждают, что уже сегодня нужно создавать новое пространство для тех детей, кто обучается вне школы.

— Родители в последнее время все чаще стали обращаться к форме семейного обучения в связи с тем, что их не устраивает организация обучения их детей в школе, — говорит директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко. — Их не устраивает либо нагрузка, либо отношения, либо родители не могут отдать ребенка в ту школу, которую хотят, и предпочитают, чтобы ребенок учился дома. Тенденция к тому, чтобы часть детей уходила из школы, есть, к этому ведет и цифровизация школьного образования. Растет также число тех, кто выбирает дистанционное обучение. Но нужно подумать: а где такие дети будут социализироваться? Нужно создать для них какое-то пространство, чтобы они общались не с компьютером, а со своими сверстниками.

Читать еще:  Как справиться с раздражительностью: 5 советов профессионального психолога

— Обычно люди, которые забирают детей на семейное обучение, более самостоятельные, — рассуждает психолог Елена Улитова. — Родители таких детей сами реализованы в жизни, и у них доверительные отношения с детьми. Они верят, что их дети будут самостоятельно учиться, без школьного контроля. Я бы посоветовала тем, кто решил обучать ребенка вне школьных стен, передавать ответственность за успеваемость самому ученику. К примеру, семейное обучение не связано с системой оценок, как в школе, а связано с внутренней мотивацией ребенка. Поэтому особенно важно ее развивать. Также можно увлекать его собственным примером.

Сложности перехода на семейное обучение

О том, с какими проблемами сталкиваются родители, забирая ребенка из школы, мы спросили у трижды мамы, а сегодня эксперта по семейному образованию — Юлии Ивлевой из подмосковного Пушкино.

Трое ее детей обучались в форме семейного образования. Сейчас старшие уже получили аттестат. Еще во время учебы старшего сына в начальной школе, после его долгого отсутствия на уроках из-за болезни, мама решила самостоятельно позаниматься с мальчиком математикой, чтобы наверстать упущенное. Глеб быстро и успешно осваивал параграф за параграфом, что заставило Юлию задуматься: почему же таких успехов не было в школе?

Юлия поняла, что, обучаясь дома, ребенок продвигается в изучении предмета гораздо быстрее и эффективнее. И тогда решила: ее дети будут учиться дома. Все это происходило в 2009 году, когда семейное обучение еще не было широко известным и к этой форме образования в обществе относились скептически.

Во время прохождения промежуточных аттестаций нередко приходилось сталкиваться с несправедливостью.

— Когда мой ребенок сдавал геометрию в 7‑м классе, мы с учителем заранее определили форму аттестации, и мне был дан объемный список вопросов к ней. После того как сын вытянул первый билет и успешно ответил, ему предложили тянуть второй, а потом третий. Это было нарушением. Ребенок был подготовлен отлично. Но в итоге он получил «тройку», потому что одна учительница посчитала недостаточным только устный ответ для получения высокой оценки и предложила решить задачи, о сдаче которых мы не договаривались. Я думаю, у учителей есть некая ревность к тому, что дети могут сами учиться, без их помощи.

СПРАВКА «МК»

Семейное образование — это форма получения образования, при которой ученики учатся вне школы. Они могут изучать программу с помощью репетиторов, родителей, самостоятельно — главное, пройти аттестацию в 9‑м классе в форме ОГЭ и в 11‑м в форме ЕГЭ. Проходить промежуточную аттестацию они могут по своему желанию, прикрепившись к любой школе, где такая форма обучения предусмотрена. Родители должны написать заявление о своем решении в местный департамент образования. С этого момента ответственность за обучение ребенка несут они. При успешном прохождении итоговых аттестаций учащийся получает аттестат той школы, где он сдавал экзамены.

Дистанционное образование не является самостоятельной формой обучения, дети, находящиеся на ней, являются заочниками в какой-либо общеобразовательной школе. Они изучают ту же программу, что и их сверстники в школе, и также с помощью учителей, только дистанционно, применяя современные технологии при посредстве информационно-телекоммуникационных сетей. Сегодня существуют также онлайн-школы, которые имеют договоры с обычными общеобразовательными учреждениями. Ответственность за обучение в данном случае лежит на школе.

«Потому что все мы — заложники системы…»

Такую фразу мне сказала моя подруга, педагог одного из кузбасских вузов. Пожалуй, что так, и каждый справляется с этим по-своему. В той, самой первой школе моей дочери, в параллельном классе была учитель, которая только пришла работать. В ней было то редкое сегодня качество, которое отличает истинного учителя: чуткость. Чуткость к детям, к родителям. Каждой мамаше она по десять минут втолковывала, над чем им нужно поработать, а что у их ребенка получается хорошо. Она подбадривала каждого ученика, обращая внимание, как здорово он написал вот эту закорючечку. И прежде чем отчислить дочь, я попытала счастья и попросила директора школы перевести моего ребенка в класс к этому педагогу. «Да она тратит по три часа на беседы с родителями и детьми, и поэтому не успевает проверить все тетради и написать планы, берет работу на дом, засиживается допоздна, потом приходит на работу не выспавшаяся, – сказала мне директор. – Она не успевает, понимаете? Ничего не успевает. Это скажется на успеваемости детей».

Директор гимназии, куда я перевела дочь, сидела с потухшим взглядом. Я помню её двадцать пять лет назад, она эту гимназию создала, у нее горели глаза, она собрала сильнейших учителей, поставила обучение так, что мы получали прекрасное образование и чувствовали себя в школе, как дома. «А сейчас, — говорит эта директор, — нам некогда заниматься учениками. Просто некогда. У нас отчёты, аттестации, проверки, учебные планы, рабочие тетради, самостоятельные работы, тесты, госстандарты. У нас ни сил, ни внимания на учеников уже не хватает. Потому что мы не роботы, мы люди».

И в этот момент я вдруг понимаю, что в этом ворохе бумаг и документов учитель действительно может написать «поедки» и не заметить, пропустить ошибку в диктанте, не увидеть неверно решенный пример, сорваться на ученика, родителя. Потому что он, и правда, просто человек. У которого дома ужин неприготовленный и ипотека не оплачена в этом месяце, а еще три стопки тетрадей проверять.

А в классе – 35 человек. И у каждого этого человека есть по паре родителей, у которых свое четкое мнение относительно того, как обязан работать настоящий учитель.

Семейное образование: за и против

Семейное образование или хоумскулинг — явление в России не слишком распространённое, однако тех, кто решается на подобный шаг, становится с каждым годом всё больше. Об этой форме обучения — дискуссия родителя и педагога, записанная нашим блогером, педагогом Арсением Поповым.

Правила:

Дискуссия ведется вслепую, чтобы избежать соблазна перехода на личности.

На этапе «Позиция» оппоненты кратко высказывают свою точку зрения по обсуждаемому вопросу.

На этапе «Баттл» оппоненты обмениваются вопросами, не более чем тремя.

На этапе «Рефлексия» оппоненты узнают имя противника и высказывают отношение к проведённому баттлу.

Участники:

1. Иоланта Лангауэр, мама двоих детей, сторонница семейного образования

Спикер Всероссийского фестиваля осознанного родительства — 2016. Предприниматель, тренер и международный судья конкурсов по моделированию бровей и ручным техникам перманентного макияжа. Основательница нескольких брендов.

2. Дмитрий Филатов, учитель, противник семейного образования

Учитель географии и ОБЖ Сергиево-Посадской гимназии имени И. Б. Ольбинского. Обладатель высшей квалификационной категории. Учитель года Амурской области-2012. Лауреат Всероссийского конкурса педагогического мастерства «Учитель года-2012».

Позиция

И. Лангауэр:

Мы пришли к семейному обучению, поняв, что большинство учителей в школе действуют достаточно стандартно. Когда мы переехали в Тамбов, наш сын пошёл во второй класс, и всё образование превратилось в какую-то обязаловку. Было много слёз, потому что он не успевал делать домашнее задание.

Вообще, я сторонник того, чтобы в школе дети получали в основном компетенции. Вовсе не важно, какую программу они проходят. Я поняла, что нам в школе эти компетенции никто не даёт, поэтому мы стали искать альтернативу.

В семейном образовании дети могут обучаться альтернативными методами — теми, какими только пожелают они и их родители. Мы перешли на семейное обучение. Это дало сыну возможность посещать многочисленные кружки и получать дополнительное образование.

Сейчас наш ребёнок три раза в неделю ходит на английский, два раза в неделю на китайский, пять раз в неделю посещает художественную школу, три раза в неделю — начальная военная подготовка. Ещё он посещает бассейн, недавно пошёл на футбол. При этом у него есть свободное время.

Я считаю, что семейное образование дало возможность расширить кругозор ребёнка и отфильтровать его окружение, ведь кружки не посещают дети, которые ничем не интересуются. Таким образом, по моему мнению, мы качественно улучшили круг его общения.

Часто слышу такой аргумент: дети, которые учатся вне школы, социально не адаптированы. Могу сказать, что это не так. Они зачастую получают больше общения, чем те дети, которые учатся в школе.

Д. Филатов:

Начнём с самого очевидного — социализации. Школьный коллектив разнороден, у каждого члена коллектива есть свои минусы и плюсы, достоинства и недостатки и, наконец, особенности. Ребёнок, попадая в эту среду, пытаясь в ней ужиться, учится быть терпимее к другим, принимать другое «Я», становится более «коллективным». Снижается эгоистичная составляющая характера. Всего этого не добиться при домашнем обучении.

Мне возразят, ведь ребёнок встречается со сверстниками во дворе или на каких-то мероприятиях вне школы… Но эти встречи происходят по принципу: «Встречаюсь с тем, кто мне нравится». В школе так не получится, классы и коллективы не выбирают, это в какой-то мере «борьба за существование», в ходе этой «борьбы» и формируется характер человека.

Второе, о чём хочу сказать, — образование. Невозможно в домашних условиях дать полноценное образование по всем предметам школьной программы. Даже нанимая сторонних педагогов, не говоря уж о попытках обучить ребёнка самостоятельно.

Ведь для того, чтобы дать полноценное образование своему чаду, необходимо знать всю нормативную базу современной школы, требования к знаниям и умениям обучающегося, обладать знаниями выпускника педагогического вуза, и прочее, и прочее, и прочее…

Индивидуальное обучение на дому необходимо только в крайних случаях, при невозможности обучаться в обычной школе с учётом инклюзии. Всё остальное — это обыкновенная неосведомлённость о внутришкольной работе и возникающие отсюда мнения о «плохом» влиянии школы.

Баттл

Какие компетенции, получаемые при домашнем обучении, вы имеете в виду? Чем эти компетенции отличаются от тех, которые дети получают в школе?

В школе учат действовать по стандарту, а не по ситуации. Там всё очень размеренно — пришёл, отсидел уроки, сделал домашнее задание, молодец. Я считаю, что такой путь растит только хороших исполнителей, и учу другому: чтобы мог самостоятельно принимать решения, проявлять инициативу, нести ответственность за поступки, распределять финансы, поскольку мы его мотивируем и таким образом.

А сам оппонент ради социализации тоже общается с местными бомжами или какими-нибудь неудачниками?

В моём кругу общения есть как всемирно известные люди (спортсмены, политики, учёные и многие другие), так и люди с низким уровнем образованности и социального положения (и «бомжи», и бывшие заключенные, и т. д. и т. п.), включая людей с особенностями развития и отставанием в умственном развитии. Каждый по-своему интересен и общение с ними даёт определённый жизненный опыт.

Вы рассказали в основном о дополнительном образовании. Приблизительно на эти занятия ребёнок тратит около 20 часов в неделю. Сколько времени отводится на общеобразовательные предметы, кто ведет эти занятия, сколько вы тратите на это?

На общеобразовательные — 5-6 часов в неделю. Эти занятия изначально вела я. Сейчас он уже сам справляется, я только помогаю, контролирую. Некоторые предметы, в основном языки, изучаем с опытными педагогами. Также прибегаем к помощи онлайн-школы. Затраты не выше, чем мы тратили, когда сын учился в школе. Английский язык — 4 тысячи рублей в месяц, за онлайн-школу — 1 тысяча рублей в год.

Действительно ли вы считаете, что для изучения школьной программы, необходимо одиннадцать лет?

Для изучения по-настоящему одиннадцати лет даже мало, не зря некоторые государства переходят на двенадцати-тринадцатилетнее обучение. Конечно, для поверхностного изучения школьной программы может хватить и года, но это кажущаяся лёгкость и простота.

По опыту работы в вузе могу утверждать, что качество полученных даже за одиннадцать лет знаний оставляет желать лучшего. Вузам приходится тратить практически год на приведение этих знаний к приемлемому уровню.

Не думаете ли вы, что идя на поводу слабостей ребёнка и ограничивая круг общения детьми «определенного сорта», вы приучаете его к уходу от проблем, а не решению их?

Мы не идём на поводу слабостей ребёнка, не ограничиваем круг его общения, ребёнок ходит не только в кружки, но и на улицу, общается даже с некоторыми ребятами из его класса. Мы перешли на домашнее обучения по многим причинам. Это некомпетентность учителей, их неспособность найти подход к ребёнку, заинтересовать своим предметом.

Мы много путешествуем и опираться на каникулы нам было неудобно. Мой ребёнок лучше воспринимает информацию не в то время суток, когда идут школьные занятия. Я считаю дополнительное образование для младшеклассника очень важным, а пока сын учился в школе, времени на него практически не было.

С нас всё время «трясли» деньги в школе — на охрану, форму, учебники и многое другое. Наш педагог был не только некомпетентным, но и плохо воспитанным, даже у меня общение с ней не сложилось. Я просила её помочь ребёнку адаптироваться, а она только интересовалась, кем я работаю и сколько зарабатываю.

Готовы ли спорить с тем, что индивидуальные занятия всегда продуктивнее, чем занятия в группе? Под индивидуальными я подразумеваю не только работу педагога с одним учеником, но имею ввиду особенности ребёнка. Например, какие предметы ему легче или сложнее даются, в какое время суток он наиболее активен, когда его восприятие лучше, какое полушарие головного мозга доминирует, ведь напрямую связано со способностью усваивать информацию.

Готов спорить. Кроме индивидуальных занятий, существуют методики работы в парах, малых и больших группах и так далее и тому подобное. Что касается индивидуального подхода в зависимости от физических и психосоматических особенностей ребёнка, то этот вопрос довольно спорный. Режим дня закладывается в детстве, при регулярном его соблюдении снимается вопрос о «совах» и «жаворонках».

Читать еще:  Путешествие с детьми: как не сойти с ума в машине

Для изучения «сложных» или «простых» предметов существуют в образовательном пространстве задания различного уровня сложности. А подгонка занятий под настроение и желание ребёнка приведёт, в лучшем случае, к невыработке трудовой дисциплины, что в дальнейшем, во время учебы в институте и профессиональной деятельности, будет мешать.

Рефлексия

И. Лангауэр:

Оппонент меня не убедил, потому что смотрит на мои ответы со своей точки зрения. И примеряет их к своему образу жизни. Я не считаю, что обучение в школе, как и обучение в вузе — это залог того, что человек будет успешен. Образование и желание обучаться для меня никак не синонимы словам «школа» и «институт».

Опять же, никто не говорил про обучение в малых группах, я не имела в виду, что семейное обучение — это всегда индивидуальное обучение. Это не значит, что обучение происходит тет-а-тет. Я имею в виду, что это просто индивидуальный подход к конкретному ребёнку. Возможно, для нашего образа жизни подходит такое образование, которое не ограничивает во времени ни меня, ни моего ребёнка, позволяет решать задачи, которые важны именно для нас. Ребёнок сам выбирает, как ему учиться, в какой форме и каком режиме.

Я считаю, что дети, переведённые на семейную форму обучения, даже больше приспособлены к тому, чтобы самим решать свои проблемы. Они сами строят график обучения, сами ответственны за то, сколько учить и в какое время. Я не желаю своему ребёнку, чтобы он пошёл работать куда-то. Если человек развивается, он может себя реализовывать, и не работая на кого-то.

Д. Филатов:

Типичная история: мама, слабо понимая задачи современного образования, не найдя общий язык с новым учителем и коллективом школы, избрала наиболее лёгкий путь — уход от проблемы. Путая дополнительное и общее образование местами в своей голове, мама находится в полной уверенности, что делает благое дело.

К сожалению, по моему опыту, эта идиллия с 5-6 часами в неделю образования и 20 часами кружковой работы, закончится в 5 или 6 классе, когда начнутся провалы в образовании. В нашей школе таких детей сегодня довольно много. Они чаще всего не способны сосредоточиться, не могут выполнять простые задания и очень болезненны из-за переутомления.

В любом случае в районе 6-7-го класса при усложнении программы ребёнка придётся переводить в школу или нанимать громадное количество репетиторов. Конечно, случаются и исключения, но редкий ребёнок может контролировать процесс самообразования из-за нежелания учить то, что «не нужно».

Домашнее образование имеет право на жизнь, но ему нужно придавать очень серьёзное значение, это не онлайн-школа и пять часов в неделю. Это многочасовой ежедневный труд. Рекомендовать обучение на дому я не буду. И пусть последним аргументом против, будет то, что мне не знаком ни один Учитель (с большой буквы) дети которого бы не ходили в школу.

Учеба без школы. Плюсы и минусы домашнего образования на примере пяти семей

Можно ли вырастить ребенка и дать ему образование без школы? Как организовать учебу дома? Правда ли, что это доступно только богатым? Разбираемся в плюсах и минусах семейного образования вместе с пятью семьями, которые решились на этот эксперимент.

Что такое семейное образование

В России по ФЗ-273 можно получать образование двумя способами:

  1. В образовательных организациях;
  2. Вне образовательных организаций — семейное образование и самообразование.

Родители сами решают, как обучать своих детей. Дети на семейном обучении получают такие же аттестаты, как обычные школьники. Они поступают в вузы по тем же правилам.

Семейное обучение можно начать с 1 класса, а можно в любой момент в любом классе, даже посреди учебного года. Всегда можно вернуться в школу или сочетать эти формы обучения.

Семейное обучение часто называют домашним. Но по закону домашнее (или надомное) обучение — это когда к ребенку домой приходит учитель и проводит с ним уроки, как в школе. Такое обучение возможно по медицинским показаниям.

Почему его выбирают

Пять семей рассказали Znak.com о своем опыте семейного образования. Каждая из них выбрала этот путь по своей причине.

  1. Из-за здоровья. Двое детей Натальи Серовой из Тюмени родились глубоко недоношенными, на 24-й неделе беременности. Мальчик весил 1 200 г, а девочка 800 г. У них были проблемы с речью и координацией движений. К 7 годам дети отставали от сверстников в развитии, и психологи не рекомендовали им учиться в общем формате. Дети могли концентрироваться максимум на 20–25 минут. К тому же со школьным графиком сложно совместить программу реабилитации: массаж, логопеда, ЛФК, уколы. Они сразу учились дома, сейчас заканчивают 2 класс.
  2. Из-за буллинга. Дочь Натальи К. из Челябинска перешла на семейное обучение со второго полугодия 7 класса. К этому привел ряд неприятных событий. Девочка часто болела и много пропускала занятия. К тому же у нее не складывались отношения с классным руководителем. «Однажды дочь пришла после очередной болезни из школы с фразой: „Если еще одна сука мне что-нибудь скажет, я ее … стулом“. Так я узнала, что классный руководитель практически организовала травлю моей дочери, чтобы избавиться от ученика, который понижает показатели ее класса. И что моя домашняя девочка из жертвы школьного буллинга может превратиться в агрессора», — вспоминает Наталья.
  3. Из-за уравниловки. Учитель в школе ориентируется на среднюю скорость усвоения материала. Это стало для москвича Максима Амелина причиной к 5 классу выбрать альтернативный способ обучения сына. «Данил быстро схватывает, хорошо запоминает, и ему было скучно на уроках. Он усваивал материал быстрее, чем в среднем по классу», — говорит Максим. Другой пример «среднего подхода» — когда весь класс заставляют отвечать за проступок одного ученика. «Мы не смогли объяснить Данилу, почему за шалость одного ребенка наказывают всех. Почему если кто-то на задней парте шалил, то Данил вместе со всем классом должен стоять. Я не знаю, как это объяснить ни ребенку, ни себе», — добавил Амелин.
  4. Из-за стремления к свободе. Полина Никитина из Екатеринбурга еще до рождения детей решила, что они не будут посещать ни детский сад, ни школу. «Я хотела, чтобы дети сохранили тягу к знаниям. Чтобы и у меня, и у них было больше свободы и меньше проблем, связанных с посещением общеобразовательных учреждений: травлей в коллективе, уравниловкой, невозможностью сменить педагогов, токсичным взаимодействием в родительских чатах, насаждением гендерных стереотипов и сексизмом», — пояснила Полина. Сейчас на семейном образовании двое ее детей: 7-летняя дочка и 9-летний сын.
  5. Из-за частых переездов. Для кого-то семейное образование — единственный шанс учиться. Семья Марины Клочковой уже 7,5 лет живет и путешествует на парусной яхте вместе с двумя дочерьми — сейчас им 10 и 19 лет. «Я не фанат удаленного обучения, но для нашего образа жизни это единственный вариант дать образование детям. К счастью, с развитием технологий такая форма стала возможной», — говорит Марина.

Как организовать учебу

Учить ребенка самому

С этим могут помочь учебные планы и пособия из школы или интернета. Можно выбрать любые — советские, современные российские или даже зарубежные — программы.

Этим путем пошла Наталья К. из Челябинска. Она получила в школе учебный план и организовала учебу дома.

Сложнее всего было с математикой. Наталья составила план подготовки, расписав в дневнике поурочно, какая тема должна быть и какой результат. Выяснилось, что к 7 классу ее дочь ничего не знала о наибольшем общем делителе и о наименьшем общем кратном. «Пришлось осваивать курс математики практически с пятого класса самостоятельно. Дочь сопротивлялась, отказывалась, пыталась привычно болеть. Я ушла на фриланс, и ежедневная пятичасовая математика стала делом чести. Тему квадратных уравнений мы прошли дважды», — рассказала Наталья.

Русским языком в семье занимались каждый день по два академических часа. «Оказалось, что у нас очень способная девочка. Но перед экзаменом мы получили новый сюрприз: нужно было написать сочинение по картине, к такому мы не были готовы. Пришлось вызывать джина из Гугла, составлять план сочинения, объяснять 14-летнему человеку, какие речевые обороты использовать, если картина будет в мрачных тонах, а какие — если в светлых. Сочинение сдали на четверку», — поделилась женщина.

Физику, химию, биологию, географию, историю и обществознание в семье изучали блоками: по две-три недели на каждый предмет, с промежуточными контрольными и самостоятельными.

Через онлайн-школы

Это школы, в которых можно учиться через интернет. Трое наших героев учат детей через портал «Интернет-урок». Учебный процесс там идет так:

  1. Видео-уроки и лекции читают преподаватели, часто педагоги из вузов, люди со степенями, рассказал Максим Амелин.
  2. После лекции нужно пройти тест по теме. Каждому ставят оценку.
  3. Есть домашние задания.
  4. Есть контрольные работы: четвертные, годовые.

По физкультуре пишут рефераты, по ИЗО — рисуют, а потом отправляют фотографии рисунков учителю. «Второстепенные предметы сведены к минимуму. С одной стороны, снижается кругозор. С другой, я себя вспоминаю: что мне дали ИЗО, музыка? Не знаю. Умение петь хором?» — рассуждает Амелин.

Как аттестовать ребенка

Дети на семейном образовании имеют право проходить промежуточную и государственную итоговую аттестацию в любой школе бесплатно. Аттестацию также можно пройти дистанционно, через специальные сервисы, но это будет платно.

Спорный вопрос — как часто надо сдавать аттестацию. Закон разрешает не сдавать аттестации до 9 класса. Но желающие могут проходить тестирования хоть каждый год, чтобы проверять уровень знаний.

«У нас в первом классе был тест из 30 вопросов! Причем помочь ребенку невозможно и подсмотреть тоже нельзя, так как наблюдает куратор. Мне это напомнило экзамены в университете. Но все прошло хорошо. Сдали на отлично», — поделилась Наталья Серова.

Что дороже

Семьи расходятся в оценках стоимости школьного и внешкольного образования — все индивидуально.

  1. У Натальи К. перевод дочери на семейное обучение не привел к дополнительным тратам. Семья пользовалась учебниками, выданными школой, и купленными заранее материалами: для ИЗО, черчения, технологии, а также контурными картами.
  2. Максим Амелин считает, что учеба в интернет-школе дешевле, чем в обычной. Она платная — 5 500 рублей в месяц. Есть дополнительные услуги за дополнительные деньги, например персональный наставник или подготовка к ЕГЭ. Но в обычных школах тоже нужно платить: покупать школьную форму, принадлежности для занятий, учебники, обучающие материалы, иногда вносить средства «на нужды школы».
  3. Наталья Серова считает, что семейное образование — это дорого. За каждого из двоих детей она платит по 22 тыс. рублей в месяц. Так получается из-за дополнительных занятий и репетиторов. Помимо онлайн-школы, дети Натальи ходят на английский, занимаются спортом, музыкой, математикой, посещают логопеда, скоро начнут учить китайский язык.

Как совместить с работой

Родители, которые выбирают семейное образование для своих детей, обычно работают из дома.

Опыт у каждого свой. Одним детям нужно много контроля и помощи — особенно это актуально для начальной школы. Другие, втянувшись, справляются с учебой сами.

  • «Карьеру пришлось отложить, денег больших я не заработала на фрилансе, но отношения с дочерью в этот сложный период у меня улучшились», — делится Наталья К. Год она занималась с ребенком сама, а затем ее дочь вышла в новую школу.
  • «Вначале занимались плотно. Делали вместе домашние задания по всем предметам, все проверяли. Сейчас помощь требуется редко, в основном нужен контроль, но это нормально совмещается с работой. Занимается с ребенком жена, она работает из дома», — говорит Максим Амелин. Возвращать ребенка в обычную школу он не планирует.
  • «Основная нагрузка — на самих детях. Они проходят школьную программу в интернет-школе, сами выполняют домашние задания. Я им помогаю, проверяю. Я работаю из дома, совмещать тяжеловато, но для меня было бы в сотни раз тяжелее водить детей в школу», — уверена Полина Никитина. Она планирует обучать так детей до выпуска.

ЗА и ПРОТИВ

Свобода. Главный плюс семейного обучения, которые назвали наши герои, — это более свободный подход к обучению. Учиться можно с той скоростью и в то время, которое подходит ученику. А еще можно поспать подольше, устроить выходной посреди недели и куда-то съездить.

Самостоятельность. С первого класса ребенок надеется только на себя — списать или подсмотреть не получится. К тому же дети учатся планировать свое время.

Фокус — на главное. Материал дается более плотно, ведь мама или педагог не тратят время, чтобы озвучить оценки или отругать тех, кто шумит. В среднем на учебу у детей наших героев уходит по 3–5 часов в день. В онлайн-школах к тому же в начале каждого урока детям рассказывают, где им пригодятся знания, которые они сейчас получат.

Нет конфликтов. Дома ребенка точно никто не обижает, он не беспокоится, что у кого-то круче телефон, нет споров с учителями и стереотипов из серии «девочка должна» или «мальчики так не одеваются».

Все прозрачно. Родители называют в числе плюсов более прозрачную систему оценивания успехов детей. Нет любимчиков, завышения или занижения оценок.

Социализация. Этот пункт вызывает главную родительскую тревогу. На семейном обучении у детей нет непосредственного общения с одноклассниками, не возникает мелких жизненных ситуаций, через которые ты в школе учишься себя вести. Эту проблему решают посещением кружков и секций, прогулками во дворе и встречами с друзьями.

Дисциплина. Ребенку нужна сильная внутренняя мотивация, чтобы учиться. Без контроля со стороны родителей дети могут перестать вести тетради, переписываться в чатах во время уроков.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector