0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Неделя воспоминания Адамова изгнания

Неделя воспоминания Адамова изгнания. Прощеное воскресение

Приблизительное время чтения: 4 мин.

В начале Великого Поста (в Прощеное воскресенье) Церковь вспоминает о главной трагедии в истории человечества — изгнании Адама из рая. Есть известное изречение (его приписывают разным людям — то Честертону, то Нибуру), что первородный грех — единственный из христианских догматов, доступный непосредственному наблюдению. Люди самых разных убеждений соглашаются, что с миром что-то глубоко не так. Буддисты полагают, что существование — это страдание, и хотят уйти от него в Нирвану; марксисты рвутся этот мир переделать; гностики (всех видов) полагают, что он изначально плох и хотят сбежать из него в чистую духовность; христиане говорят о том, что он был создан благим и пал.

Атеисты используют это состояние мира, чтобы отрицать благого Бога; аргумент «от зла» самый серьезный в атеистическом наборе, фактически, единственный серьезный аргумент. У него есть, однако, принципиальная особенность, благодаря которой он, похоже, указывает совсем в другую сторону. Зло есть некая порча, что-то недолжное, что-то, на что мы реагируем словами «так не должно быть». Смерть юноши — зло, потому что он должен был жить долго и счастливо; смерть старика — биологическая неизбежность, но мы тоже переживаем ее как зло. Люди должны любить друг друга и жить в братской приязни, поэтому проявления бесконечной войны всех со всеми есть зло.

Но тогда, чтобы говорить о зле, мы должны признавать что-то «должное», то состояние мира и человека, которое нарушено злом, цель, мимо которой промахивается мир, путь, с которого он сбился. Мир и человек могут уклониться от своего подлинного предназначения, только если это предназначение существует: вы не можете сбиться с пути, если никакого пути нет. Но если это так, то есть Тот, кто предназначает, воля и замысел, начертавшая путь, с которого мы сбились.

В мире без Бога говорить о зле бессмысленно — ну да, все живое грызет друг друга, а вы как думали? Жизнь есть воля к власти, смерть — обязательная часть процесса, этика любви и сострадания — ухищрение слабых, которые хотят обуздать сильных, совесть — «голос стада».

Чтобы говорить о зле, мы должны признать две реальности — в основании мира лежит благая воля, которая задает его предназначение, то, каким он должен быть; мир от этого предназначения отпал. Как произошло это отпадение? У нас есть не только библейское повествование о падении Прародителей, у нас есть непосредственный опыт — мы повторяем это падение семь раз на дню, когда поступаем не так, как должны. У нас есть свобода выбора, и мы выбираем — неправильно. Доктрина грехопадения очень точно описывает наш опыт.

Но не только опыт наших личных падений, но и опыт нашей надежды. Если мы видим наше нынешнее состояние как падшее, неестественное, ненормальное, мы можем надеяться на спасение; если это нормальное состояние, то и надеяться нам не на что. Если мы пребываем в изгнании из отечества, это значит, что отечество у нас есть и есть надежда вернуться.

Если мы уже на месте, то нам некуда больше возвращаться. Доктрина грехопадения говорит о том, что мы — принцы в изгнании, и эти лохмотья — остатки царственного одеяния, и что Отец намерен вернуть нас в прежнее достоинство; отрицая падение, мы признаем, что родились и умрем нищими, и эти лохмотья — все, что у нас было, есть и когда-либо будет.

Мы переживаем тоску по Отчему Дому, и где-то в глубине нашего сердца всегда живет плач Адама по утерянному раю, томление по небесной радости, по чему-то бесконечно большему чем все, что нам может дать этот мир. Мы, конечно, можем — как некоторые это и делают — объявить эту тоску иллюзией, решить, что человек — это не принц в изгнании, а дисфункциональная обезьяна, которая, в силу какого-то случайного эволюционного сбоя, приобрела странные потребности, выходящие за рамки биологического императива — плодиться, чтобы пожирать, и пожирать, чтобы плодиться. Мы можем подавлять в себе эту тоску, ни на минуту не оставаясь в тишине и забивая всю свою жизнь хоть чем-нибудь — работой, развлечениями, политикой, препирательствами, скандалами — чем угодно, лишь бы не оставаться наедине с собой и своей бедой.

Но мы можем — как зовет нас Церковь — дать волю слезам и оплакать свою горькую потерю: «Раю мой, раю, прекрасный мой раю! Раю мой, раю, прекрасный мой раю!» И тогда мы обретем надежду — вернуться домой, к той вечной радости и вечной красоте, и вечному ликованию, от которого мы отпали в Адаме и к которому возвращаемся во Христе.

Неделя сыропустная. Воспоминание Адамово изгнания. Прощенное Воскресенье

Четвертое (последнее) из воскресений подготовки к Великому посту носит название Неделя сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания. Прощеное воскресенье. Каждое из названий этого дня отмечает какую-то свою суть праздника.

Первое название связано с тем, что именно в этот день исключают из пищи молочные (сырные) продукты.

Второе название этого дня «Воспоминание Адамова изгнания» происходит от того, что в этот день в песнопениях в стихирах на вечерни и утрени и в каноне вспоминается изгнание из рая Адама по причине грехопадения. В этот день на литургии читается Евангелие, где говорится о прощении грехов, о посте и о собирании небесных сокровищ (имеются в виду добродетели), указываются главные условия того, чтобы пост был подлинным, угодным Богу.

Третье название «Прощенное воскресенье» связано с тем, что вечером совершается служба, в конце которой совершается особый Чин прощения. Настоятель читает молитву, а затем просит прощения у всех, то же самое делают и прихожане (отсюда название – «Прощеное воскресенье»). Таким образом, примирившись друг с другом, православные христиане с чистым сердцем начинают поприще Великого поста с надеждой, что он переменит всех нас (совершится перемена ума – метанойя – покаяние). Естественно, сразу изменить себя невоз­можно. Хотя Господь, конечно, может изменить человека в мгновение ока, но это особый Промысл Божий, а обычно человек меняется постепенно. И пусть предстоящий Великий пост послужит началом нашего спасения.

Быстротечная река времени стремительным потоком несется в вечность. И только Святая Церковь и праздники Божии на какое-то мгновение приостанавливают это движение, как бы отсчитывая время. И вся наша жизнь, от рождения до исхода из нее, отражается в этом годичном круге, напоминает и зовет: «Познай себя, всмотрись в себя, человече. Кто ты, как живешь и что ждет тебя впереди? Ведь и ты вместе с этим потоком времени несешься к безвремению, к вечности». И так каждый день, каждый год…

И вот сегодня уже последний день в преддверии Великого поста. В этот день вспоминает Церковь страшную трагедию, свершившуюся с человечеством на заре его истории – изгнание его, в лице общего нам всем праотца Адама, от лица Божия, изгнание Адама из рая…

Пройдет всего несколько часов, и все мы с вами с изумлением заметим, что вокруг нас и в нас что-то изменится; произойдет нечто, что наложит на все печать особой сосредоточенности и внимания. Это настанет святой Великий пост. И мы вместе с Церковью от призыва к покаянию должны будем перейти к самим покаянным трудам, к делу покаяния…

Читать еще:  Последование Преждеосвященной литургии

Теперь еще время милости Божией. Бог нас еще милует, а мы судим, а мы рядим. Мы, ничтоже сумняся, поднимаемся своим мнением и судом и над ближними, и над дальними, и над малыми, и над великими. Мы судим, когда знаем много; мы судим и тогда, когда ничего не знаем; мы судим со слов других.

И вдумайтесь, дорогие мои, ведь наш суд, как и суд вражий, уже распространяется и на Самого Спасителя. Согрешил человек пред Богом, пред людьми, мы – свидетели тому. Но мы не видели, как он каялся, и мы не слышали, как над головой грешника прозвучали утешительные слова иерея: «. властию мне данною, прощаю и разрешаю все грехи твои, во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Милость Божия уже стерла рукописание грехов, а мы все еще продолжаем помнить и судить. Но это уже суд не над человеком, но над Богом, помиловавшим и простившим.

Так, мы погибаем судом. Ведь где суд, там нет любви. Одна любовь способна на всякое время быть адвокатом, и только любовь прикрывает наготу брата своего.

А мы судим! И этот суд оборачивается для нас приговором нам же, и он звучит: Суд бо без милости не сотворшему милости! (Иак. 2:13.) И рай не может принять нас, ибо нет в нас любви. Где нет любви – там нет спасения.

Сегодня, начиная подвиг Великого поста, начнем же, други наши, решать два главнейших духовных урока: не судить и не соблазнять! А чтобы нам укорениться в спасительном блаженном неосуждении, положить начало этому подвигу с первых же великопостных дней, надо нам учиться видеть, судить и осуждать только самого себя – того единственного человека, которого мы знаем подлинно, всесторонне и глубоко. Вот где суд без милости будет во спасение. Ибо этот единственный суд приведет нас в разум истины. Он дарует нам зрение той пропасти, на краю которой мы стоим и которую изрываем своими грехами, своими долгами Богу и людям, своим осуждением других. И этот наш суд над собой исторгнет из сердца нашего живой спасительный вопль, достигающий неба: «Господи! Помилуй мя Боже, милостив буди мне грешному!» И начнется чудо нашего спасения. Миром, тишиной и любовью утешит Господь наши покаянные души и сердца. По слову же дорогого нам всем старца, преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя» – начнется преображение жизни вокруг нас.

Чадо Божие!
«Да постится воля твоя от злого хотения;
да постятся очи твои от худого видения;
да постятся уши твои от скверных песней и шептаний клеветнических;
да постится язык твой от клеветы, осуждения, лжи, лести и сквернословия;
да постятся руки твои от биения и хищения чужого добра;
да постятся ноги твои от хождения на злое дело».

Вот это и есть христианский пост, которого ждет от нас Господь.
Войдем же, други наши, в Великий пост, встанем на поприще его подвигов – покаяния, воздержания и смирения – и утвердимся в них, чтобы, получив прощение, встретить Воскресение Христово, Святую Пасху – райское сияние на земле.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин
Из проповеди в Неделю сыропустную

Прощеное воскресенье. Сырная седмица -масленица. Адамово изгнание.

«Если ты, человек, не прощаешь всякого согрешившего против тебя, не утруждай себя постом и молитвой – Бог не примет тебя»

преподобный Ефрем Сирин

Прощеное воскресенье. Неделя Сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания.
Сырная Седмица — Масленица. Неделя сыропустная
Прощеное воскресенье
Воспоминание об Адамовом изгнании из рая
Видео

СЫРНАЯ СЕДМИЦА – МАСЛЕНИЦА. НЕДЕЛЯ СЫРОПУСТНАЯ

После Мясопустной недели наступает Сырная седмица, или, как ее называют в народе, Масленица.
Сырная седмица – сплошная, т.е. у нее отменяются посты в среду и пятницу. В течение Масленицы в пищу не употребляют мясо, но разрешается рыба и молочные продукты.
При упоминании слова «Масленица», в памяти всплывают веселые картинки народных гуляний, масленичные базары, блины и баранки. Это время, когда люди общаются, накрывают праздничные столы, и ходят друг к другу в гости.
На площадях городов организовывались различные конкурсы, победителям которых доставались неплохие призы, проводились даже кулачные бои «стенка на стенку». Причем в этой опасной забаве были строгие правила, главное условие было в том, чтобы все было без злобы. Бойцы, которые начинали злиться, тут же выводились из игры, а после боя участники обязательно просили прощения друг у друга.

Христианская суть Масленицы – в покаянии перед Господом в своих грехах, прощении обид своим ближним и примирении с ними.

Последним днем перед Великим постом была Неделя Сыропустная.
Неделя – это старинное название воскресения. Произошло оно от соединения слов “не” и “делать”, в этот день люди отдыхали и ничего не делали.
Последний день Сыропустной (или Сырной) седмицы – Сыропустная неделя (воскресенье). В этот день мы в последний раз, перед постом, употребляем в пищу продукты животного происхождения: сыры и другие молочные продукты и «отпускаем» их. Отсюда и название — «сыропустная».

Второе название Сыропустной недели – Прощеное воскресенье.

ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Перед началом Великого поста в Церковном календаре наступает православное Прощеное воскресенье, которое можно назвать днем-напоминанием о самом главном действии спасения человеческой души – о прощении. Люди должны оставить свои обиды, какие-бы сильные они не были, и попросить прощения друг у друга.

История возникновения прощеного воскресенья.

Уже в самом начале христианства первые монахи в Египте проводили Великий пост в пустынях. На сорок дней они полностью прерывали связь с миром. По окончании поста не все возвращались обратно живыми, некоторые люди умирали, кто-то попадал в лапы хищникам. Поэтому, уходя в неизвестность на такой длительный срок, монахи старались попросить друг у друга прощение вольных и невольных грехов. Это можно было считать началом подвига в приготовлении своих душ к празднику Воскресенья Христова.

Духовный смысл прощения.

Самые главные слова в этот день у православных:

«Прости меня» – «Бог простит, и я прощаю».

Взаимное прощение – вот простой ответ, что нужно делать, чтобы быть чистым перед Господом. Каждый произносящий такие слова должен четко понимать, что он грешен, изначально по своей природе.
Дальше, в течение жизни, грехи накапливаются в результате мыслей, желаний, действий.
«Прости меня» – «Бог простит, и я прощаю». Этот короткий диалог может и не стать началом разбора жизненных недомолвок и разногласий с кем-то из ваших близких или друзей, одно можно сказать точно — эти слова должны идти от самого сердца. Один только Бог – Судия нам, Он один имеет право судить и миловать, поэтому и отвечающий вам такой же грешник, сначала говорит «Бог простит», а потом уже смиренно «и я прощаю».

В любых, даже самых запущенных случаях, очень важно убрать свою гордыню, и со смирением, найти силы простить и самому попросить прощения. Но не всегда есть силы простить своего обидчика, сказав ему об этом прямо в глаза. Тут очень важно об этом признаться самому себе и хотя бы, для начала, попросить у Господа прощения для этого человека. Главное в этот день осознать свою греховность, а не попросить прощения и со спокойной душой пойти пить пиво не забыв, что Прощеное воскресенье – это последний день перед постом, когда нет больших ограничений в еде.

Читать еще:  Календарь Великого поста 2021 по дням

Прощеное воскресенье — это не традиция из серии «все так делают», это настоящая битва внутри себя с кознями и диавольскими нападками. Очень тяжело искоренить из своего сердца злобу, обиду или вражду, особенно если это сделали близкие люди.
Не внешнее боголюбие (прохождение поста или посещение храма и богослужений), а прощение — это сейчас и есть важнейшая цель каждого настоящего христианина.

В православных храмах вечером на Прощеное воскресенье служится особое богослужение, которое оканчивается чином прощения — все верующие просят прощение друг у друга. Этим примирением православные готовят себя ко вхождению в Великий пост.

Все святые отцы Церкви особенно подчеркивали то, что, без прощения никакие молитвы Богу не помогут и даже самый строгий пост будет бесполезен. Сам Господь Иисус Христос говорил о необходимости милосердия и прощения ближним — ведь в этом случае человек получит прощение от Бога.

“И остави нам долги наша якоже и мы оставляем должником нашим”

— в самой главной молитве, полученной людьми от Самого Спасителя, человек испрашивает у Бога прощение такое же, какое он сам дает другим людям, как сам прощает «долги» (обиды, согрешения). Если человек не может простить своему ближнему, то он не получит и прощения от Бога, об этом нужно помнить всегда.

Иисус Христос совершенно четко указал, как нам нужно относиться друг к другу:

«если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой»

Таким образом, Прощеное воскресенье — очень важный день для каждого христианина. Перед Великим постом оставлением обид очищается совесть, и человек, без злобы и ненависти, может приступать к молитвам и подготовке к Светлой Пасхе.

ВОСПОМИНАНИЕ ОБ АДАМОВОМ ИЗГНАНИИ

В этот день Церковь вспоминает самое страшное событие, которое произошло с человечеством от сотворения мира — изгнание Адама из рая. В результате этого люди утратили единство с Богом, друг с другом и с остальным миром.

Бог создал Адама и Еву для того, чтобы они, и весь их род, т. е мы с вами жили в раю, познали Господа и могли с Ним общаться.

Адама Бог наделил свободной волей выбора, этим почетным и очень ответственным даром, который должен был помогать ему совершенствоваться в жизни. Конечная цель Адама была – стремление к Богу, но к этой цели необходимо было идти долгим путем через сыновье послушание и благодарность.

Дьявол-искуситель предложил ему и его супруге Еве: «Зачем ждать? Давай сразу. Вкуси от запретного плода — и сразу же будешь как бог!». Сейчас и сразу, без усилий – это оказалось привлекательным в этом предложении.
Это же происходит и сегодня — реклама товаров, которые помогут вылечить/похудеть/озолотить и т.д. Дьявол вовлекает новые жертвы в свои сети с помощью все того же старинного приема – обмана.
Ведь он прекрасно знал, что направляет людей на противление Божией воли. Неисполнение воли Отца Нашего неминуемо ведет к смерти, на которую и обрекли нас наши прародители – Адам и Ева.
Сатана сам уже находился в состоянии вечной смерти, и он также хотел обречь на погибель весь человеческий род.

И вот, Бог изгоняет людей из рая. Дьяволу вроде бы есть чем гордиться, ведь он, казалось бы, победил Господа в битве за Его любимое детище — человека.

Но на самом деле, этим изгнанием Господь дает шанс, Он хочет спасти человека от вечной смерти:

“Я не хочу, чтобы погибло Мое создание, но Я хочу, чтобы оно спаслось и пришло к познанию истины, потому что приходящего ко Мне Я не изгоню.”

А через много лет Господь, в лице Своего единственного Сына, Единосущного Отцу, Господа Иисуса Христа, идет навстречу людям, чтобы помочь им вернуться домой, к Себе.

Снова, как и много веков назад, Господь Бог Христос, отворяет двери Своего Царства всем, кто идет с Ним, и кто хочет потрудиться, чтобы его жизнь не была существованием, а превратилась в паломничество к небесному раю.

Перед началом Великого поста Церковь вспоминает плач Адамов, который понял, что он лишился своей самой великой мечты – быть похожим на Бога.
Этот плач относится к каждому из нас – а не изгонят ли меня, за то, что я сделал в жизни, из Рая?

Для этого мы и вступаем в пост, чтобы приложить максимум сил для спасения души, чтобы вырваться из греха и научиться жить просто – жить любя, а не ненавидя.

Возможно, в этот пост мы изменимся и станем наконец-то настоящими христианами по смыслу, а не по названию, и поймем жизнь, увидев ее другими глазами.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

С егодня Церковь вспоминает Адамово изгнание, желая на этом примере научить нас покаянию, показать истоки того бедственного положение, в котором оказалось все человечество. В конечном итоге Церковь желает воодушевить нас для благодушного перенесения тягот поста, показать его необходимость.

В самом этом воспоминании Адамова изгнания для нашего сердца и разума находится как бы камень преткновения. Чтобы пережить трагичность этого события, его значимость для всех нас по-настоящему усилие сердца не может. Нас гораздо больше ужасают те скорби, те трагедии, которые у нас на слуху. Скажем, воины, которые были недавно. Вторая мировая война, которая была запротоколирована, зафотографирована, о которой есть множество сведений, архивных источников. Мы смотрим на фотографии заключенных Освенцима и Дахау, ужасаемся тому, что люди совершали. Это трогает наше сердце гораздо больше, чем воспоминание Адамова изгнания. Сама история, если признаемся себе, напоминает нам некую древнюю сказку, метафору на сказание. А многие сомневаются, если не явно, то скрытно. Сомневаются, так ли это было. А действительно был ли Адам, а в каком смысле он был изгнан из рая? Все эти мысли, конечно же, мы гоним, отгоняем от себя. Но часто они неким невысказанным обременением лежат на нашем сердце, на нашей вере.

И для понимания священных событий истории человечества не достаточно относиться умом к тем далеким временам. Для понимания этого всеобщего падения, изгнания всего человека, всех людей, оно возможно только на личном примере. Личное падение это потайной ключик, через который мы прикасаемся к событиям начала человеческой истории. Адам упал однажды, а каждый из нас продолжает падать ежедневно. Даже человек, который с детства жил в лоне Церкви, никогда не терял веру, и он продолжает падать, многократно убеждаться в своей немощи. В нашей душе, в нашей плоти живут страсти, которые впечатлены как некий код этого адамова падения, пребывают в нашем естестве. Церковь называет их еще первородным грехом, поврежденностью души и плоти. От этих страстей невозможно избавиться, невозможно их совсем победить. Их невозможно выбросить из себя, как нечто устаревшее, осознанное нами, ненужное, гибельное. Они находятся в самом основании нашей жизни. Их можно только заключить в некую тюрьму, связать их, поставить над ними тюремщика, надзирателя, который будет следить за тем, чтобы они не вырвались наружу, не натворили особо больших бед.

Этот тюремщик – это мы с вами сами, наше благое произволение, наше желание жить духовной жизнью. И нам в этой жизни не дано победить страсти. Страсти манят нас некоей мутной сладостью греха, дают нам некую надежду на что-то лучшее, обещают какое-то утешение, удовлетворение каких-то наших внутренних потребностей. Вот если сравнить страсти с действием благодати, то мы в действительности увидим много общего. Благодать человека окрыляет. Она дает ему силы действовать и жить, жить духовной жизнью, стремиться к добру, совершать добродетель, любить ближнего, прощать врагов. Благодать снова соединяет человека с Богом, очищает его, освящает, возвышает его душу к горнему миру. А страсти это своего рода антиблагодать дьявола, ибо страсти тоже дают нам энергию и силу действовать. Люди совершают настоящие подвиги, движимые страстями. Ради любви, которую воспевает падший мир, в основе которой лежит похоть, люди совершают безумства, кончая жизнь самоубийством, воспевают это в книгах, в кино, в литературе. Существует огромный пласт литературы по саморазвитию, где человека учат, как разбогатеть, как преуспеть в этой жизни, как превратить свою жизнь в стратегию для достижения успеха, каждую мелочь, каждое действие, каждый час превратить в средство к достижению славы, успеха, денег, богатства.

Читать еще:  Что для Вас значит Великий пост? Валерий Трошин

Вся жизнь всего человечества пронизана страстями. Мы с вами будем ложью, если думать станем, что мы, христиане, не пронизаны этими страстями. В нас они точно также живут. Точно также антиблагодать дьявола направляет, к сожалению, наши дела и наши поступки. И человек в своем нечувствии не обращает на это внимания и взирает только на эту внешнюю праведность, взирает на то, чтобы не совершать каких-то смертных тяжелых грехов, а внешне блюсти себя, иметь благочестивый образ, благочестивую личину. И не видит и не хочет наблюдать за тем, как страсти постепенно направляют его действия, даже когда он христианин. Это постоянно какое-то заманивание человека, увлечение его к каким-то мутным непонятным горизонтам. Это оживление его жизни через страсти двигают его, оживляют, зовут куда-то. И человек думает, что он неплохо живет. Но страсти невозможно победить. Но что же делать. Вот здесь вспоминается одна история, которая рассказывает об одном вожде северо-американского племени, который рассказывал детям – будущим охотникам, воинам такую сказку. Он говорил, что во мне борются как бы два волка – один белый, а другой черный. Вот белый волк это доброта, любовь, милосердие, справедливость. А черный волк – это вероломность, жестокость, предательство, злоба, обман. И он говорил детям, что эти волки будут бороться во мне до самой моей смерти. Потом он делал паузу и ждал, когда дети с нетерпением его спросят: а какой же волк победит. Победит тот волк, которого кормишь ты.

Вот в этой сказке, которая, конечно, не православная, заключен для нас огромный смысл тем не менее. Смысл в том, что да, в нас борются не волки, в нас борются Бог и дьявол. Но мы – судьи в этом споре. Мы склоняем свое сердце то на одну сторону, то на другую. Недостаточно кормить одного волка, нужно еще не кормить другого волка. Не кормить волка наших с вами страстей. И вот Великий пост, как и другой пост – это время не кормления волков наших страстей, когда мы утесняем наше естество, в котором перемешано и доброе и злое. Перемешано так, что невозможно отделить одно от другого. Когда мы утесняем наше естество, чтобы ослабел этот другой нехороший черный волк, чтобы все то доброе, которое находится под гнетом страстей – те добрые помышления, эти духовные какие-то озарения, которые бывают в жизни каждого человека, они смогли расправить крылья, смогли стать более действенными в нашей жизни.

Церковь не только предлагает пост как средство для укрощения страстей. Она этим постом объединяет христиан. Вообще все, что есть в Церкви, объединяет христиан, ибо Церковь есть Тело Христово (см. Кол. 1, 24) . И пост тоже очень трудно совершать в одиночку, ибо в одиночку человеку очень легко преткнуться, легко оставить пост. И Церковь назначает особые периоды, чтобы мы все с вами вместе, поддерживая друг друга братской помощью, заботой, чтобы этим единым потоком все вместе постились, ибо пост это не дело человеческое по своему назначению, ибо мы боремся против своего естества. Мы с вами в этот пост должны иметь возможность обратить внимание к своему сердцу, затворить вот эти отверстые наши чувства по отношению к внешнему миру. Ибо все, что есть в этом мире сегодня, кормит этого нашего черного волка. Все, что есть – искусство, литература, искусство, кино, вся культура мировая сегодня кормит этого волка, приучая человека жить этой антиблагодатью дьявола.

Поэтому Церковь говорит не только о несении поста, как об отказе от некоторых видов пищи, но говорит и о всеобщем воздержании наших чувств, мыслей, поступков, отвержении этого мира хотя бы на время, погружения в себя, чтобы мы могли с вами увидеть собственное падение, постоянную немощь. Увидеть, что духовная жизнь может совершаться только в покаянном настроении. Святитель Игнатий Брянчанинов говорил, что всякая молитва, в которой отсутствует покаянное настроение, она как бы лишена души и вменяется Богом ни во что. Ибо основание всей духовной жизни это постоянное лицезрение этого личного своего падения, своего изгнания из того светлого состояния, в котором был человек.

Поэтому каждый год мы постимся с вами, потому что битва никогда не прекращается. Мы до самой смерти будем с вами сражаться. Мы то отступаем, то наступаем; то нас окружают, то мы окружаем. И все равно каждый пост – это обновление. Наверное, многие замечали, что каждый добросовестно прожитый пост словно бы что-то очищает, освежает в нас, он снова дает нам силы жить до следующего поста. Может быть, пост не даст нам каких-то особых откровений, какой-то особой благодати, но мы должны веровать в его нужность нам. Христиане, которые уже многократно проходили эти длительные посты, они это чувствуют, они это знают. Не переживая особых восторгов, они чувствуют благодатное изменение в своей душе, что отступили те мысли, которые мучили их. Даже те планы, о которых они думали, планировали на будущее, как-то разрушаются, становятся слабыми и не такими значительными для них. Поэтому Церковь призывает нас всех поститься по силам, не оправдывать себя немощами, нездоровьем, не думать, что я смогу поститься потом в другое время, что сейчас я работаю на тяжелой работе.

Господь обещает дать нам силы на этот пост, обещает помогать нам, насколько мы расположим свое сердце к покаянию, к очищению.

Благословение на Великий пост

«Днесь весна душам!» Святой Великий пост при дверех. Им да прозябнет семя нашего покаяния и молитвы и даст спасительный плод воскрешения душ в Боге.
Чадо Божие!
«Да постится ум твой от суетных помышлений;
да постится воля твоя от злого хотения;
да постятся очи твои от худого видения;
да постятся уши твои от скверных песней и шептаний клеветнических;
да постится язык твой от клеветы, осуждения, лжи, лести и сквернословия;
да постятся руки твои от биения и хищения чужого добра;
да постятся ноги твои от хождения на злое дело».
Вот это и есть христианский пост, которого ждет от нас Господь.
Войдем же, други наши, в Великий пост, встанем на поприще его подвигов — покаяния, воздержания и смирения — и утвердимся в них, чтобы, получив прощение, встретить Воскресение Христово, Святую Пасху — райское сияние на земле. Аминь.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин. 28 февраля (13 марта) 1994 года

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector