0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Современные мученики: свидетели истинной веры

Современные мученики: свидетели истинной веры

В эру потребления, когда все продается и покупается, а все стремление современного человека направлено на повышение собственного удобства и комфорта, рассказы о старцах, святых, а тем более людях, отдавших свою жизнь за Христа, воспринимаются как сказки. Возникшая из ниоткуда эпидемия коронавируса лишь слегка всколыхнула это болото укоренившихся страстей, но и здесь нашлись те, кто с упоением стал кричать о возмездии за грехи. А между тем среди нас ходят те, кто ничего никому не доказывает, не кичится верой, а просто живет по заповедям, вернее, жил, но уже ушел в Царствие Небесное. Кто они, эти новомученики Христовы?

Когда появи­лись первые муче­ники? Каково их зна­че­ние для Церкви?

Первые муче­ники появи­лись еще в апо­столь­ский период. Их муче­ни­че­ство было резуль­та­том пре­сле­до­ва­ний со сто­роны иудеев, смот­рев­ших на хри­стиан как на опас­ную секту и обви­няв­ших их в бого­хуль­стве. В Новом Завете содер­жится несколько сви­де­тельств о муче­ни­ках, постра­дав­ших от этих гоне­ний. Рас­про­стра­не­ние Церкви соот­не­сено с муче­ни­че­ством св. Сте­фана ( Деян.8:4 и далее). В Новом Завете гово­рится, напри­мер, и об Антипе, «верном сви­де­теле (μάρτυς)» Божием, умерщ­влен­ном в Пер­гаме ( Откр.2:13 ). Рим­ские власти в этот началь­ный период хри­стиан не пре­сле­до­вали, не отли­чая их от иудеев (иуда­изм же был в Риме доз­во­лен­ной рели­гией). Так, иудеи в несколь­ких слу­чаях пыта­лись пре­дать ап. Павла на суд рим­ским вла­стям, однако, эти власти отка­зы­ва­лись осуж­дать апо­стола, поскольку рас­смат­ри­вали выдви­га­е­мые против него обви­не­ния как рели­ги­оз­ные споры внутри иуда­изма, в кото­рые они не желали вме­ши­ваться ( Деян.18:12-17 ; Деян.23:26-29 ; Деян.26:30-31 ). Один­на­дцать из две­на­дцати апо­сто­лов (кроме апо­стола Иоанна Бого­слова) закон­чили жизнь муче­ни­че­ским подви­гом. В ранний период именно муче­ни­че­ство спо­соб­ство­вало рас­про­стра­не­нию Церкви, и в этом плане оно также высту­пало как про­дол­же­ние апо­столь­ского слу­же­ния. По словам Тер­тул­ли­ана, кровь хри­стиан была тем семе­нем, из кото­рого про­из­рас­тала вера.

Мученики

Мученик – человек, принявший мучения и смерть за исповедание веры в Иисуса Христа.

Соответствующее греческое слово, которое было переведено на славянский и затем на русский словом «мученик», следует переводить – «свидетель». Из этого видно, что во времена гонений значение придавалось не столько мучениям, которые претерпевали мученики, сколько стойкости их свидетельства – исповедания христианства.

По древнему учению Церкви, мученическая кровь смывает все грехи, и в истории Церкви известны случаи, когда некрещеные люди, исповедавшие веру во Христа и после этого претерпевшие мучения, почитались в Церкви как святые мученики. Про них говорилось, что они крещены своей кровью.

И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу, и тело погубить в геенне. ( Мф. 10:28 )

Во время своего земного служения Господь Иисус Христос предсказал Своим последователям: «Если Меня гнали, будут гнать и вас». В то же время Он обещал великую награду гонимым за правду: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, потому что велика ваша награда на небесах».

Блаженны – значит, счастливы, угодны Богу. В девятой заповеди блаженств таковыми Господь называет тех, кто за имя Христово и за истинную православную веру в Него терпеливо переносят гонения, поношения и даже смерть. Такой подвиг называется мученическим. Самым высоким образцом этого подвига служит Сам Христос Спаситель. Вдохновляясь примером Господа, множество христиан с радостью шли на мучения, считая величайшим благом – принять страдания за своего Спасителя.

Перед крестной смертью Христос говорил: “Я на то родился, и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине”. В переводе с греческого слово «мученик» значит свидетель. Путем страданий Святые мученики свидетельствовали об истинной вере.

Первыми благовестниками христианской веры были апостолы. Их проповедь распространилась далеко за пределы Святой земли, где Господь Иисус Христос благословил их на великую миссию. Для языческого мира проповедь о Воскресении Христа и спасении человека от греха была чуждой и непонятной. Христианская вера была опасна как для иудейского священства, так и для язычников Римской империи. Их образ жизни был несовместим с заповедями Христа.

Первые христиане жили и проповедовали в условиях жестоких гонений от властей и народа.Многие из них становились мучениками за веру, а их великое терпение и всепрощение приводило к принятию христианства многих свидетелей их подвига.

Мученики появились в апостольский период. Их исповеднический подвиг был результатом преследований со стороны иудеев, смотревших на христиан как на опасную секту и обвинявших их в богохульстве. Первым мучеником стал святой апостол архидиакон Стефан. Он был старшим среди семи диаконов, поставленных самими апостолами, поэтому его называют архидиаконом.

Когда Стефана побивали каменьями, он воскликнул громким голосом: «Господи, не вмени им греха сего». Эти слова произнес Христос, когда молился за своих распинателей: “Отче прости им, ибо не знают, что делают”.

Гонения на христиан со стороны римских властей начались во времена императора Нерона в середине первого века от Рождества Христова. Безжалостный правитель воспользовался крупным пожаром в Риме и объявил его виновниками христиан. Народ, который мало знал о христианстве и представлял его себе как опасную секту, с готовностью поддержал кровавые расправы над верующими.

Наиболее жестокие гонения произошли во время царствования императора Диоклетиана в конце третьего века от Рождества Христова и в последующие годы. Христиан принуждали к отречению от своей веры и принесению жертвы языческим богам.

Ощущая неминуемую опасность для своей жизни, первые христиане ежедневно и еженощно собирались для молитвы и Причащения. Богослужения, где проходила Божественная Литургия, они проводили в катакомбах у гробов святых мучеников. Их праведный образ жизни, благочестие и стойкость духа служили примеров для остального мира. После издания в 313 г. Миланского эдикта, принятого императором Константином, в котором христианство признается дозволенной религией, гонения прекратились.

Тех, кто выжил после мучений и скончался своей смертью, называют исповедниками. Среди тех, кто подвергался гонениям, были священники и епископы. Священнослужители, которые претерпели мучения за Христа, почитаются как священномученики.

Наиболее известными из них в первых веках были святой Климент папа Римский и священномученик Игнатий Богоносец. Святитель Игнатий, по преданию, был одним из детей, которых держал на руках Христос, и за это христиане называют его Богоносцем.

В истории Русской Церкви первые мученики появились еще до крещения Руси князем Владимиром. В 983 г. киевские язычники убили двух варягов-христиан, отца и сына Федора и Иоанна.

В одиннадцатом веке были убиты святые князья страстотерпцы Борис и Глеб. Они погибли в результате междоусобия, предпочтя мученическую кончину греху братоубийства. Их смирение в смерти, следование Христу и непротивление мучителям являют нам истинный христианский подвиг. Места погребений христианских мучеников в древности становились центром церковной жизни. На могилах мучеников совершали богослужения. И в настоящее время в основание церковных престолов полагаются частицы мощей мучеников.

Читать еще:  Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого) на праздник Сретения Господня

Днем памяти мученика Церковь избирает день его кончины, как день нового рождения в жизнь вечную.

fakel’s блог

Запись опубликована · 28 июля, 2012

1 595 просмотров

Беседа с архимандритом Лукой (Анич)

— Хочется поговорить с Вами о мученике Харитоне, Вы ведь его знали…

Архимандрит Лука (Анич)

— Все мы знали о. Харитона, как и многих других монахов Рашко-Призренской епархии. Недавно о нем вышла книга. Единственное, что я могу рассказать об о. Харитоне — это о его мученической кончине и о том, как я с ним познакомился. Во время косовской войны о. Харитон был монахом в г. Призрене на Косово.

Он пытался охранить людей от жестокости албанцев, спрятать их, спасти от смерти. Албанцы узнали об этом и схватили его, и следующих лет семь-восемь, не помню точно, мы ничего о его судьбе не знали. В конце концов, специалисты Международного контингента нашли его тело, и мы похоронили о. Харитона в монастыре Црна Река.

О. Харитон недолго был монахом, он принял монашество всего за год до мученичества. Но со мной произошло одно событие, о котором я хочу рассказать.

Со мной случилось что-то, чего я тогда не понял и к чему готов не был. Это произошло на хиротонии владыки Захумско-Герцеговинского Григория в г. Требинье. После хиротонии был прием, трапеза. Для нас, игуменов больших монастырей, отвели место во главе стола. Но один из игуменов почему-то не пришел, и на его место случайно посадили о. Харитона, для которого не нашлось другого места. Его посадили между игуменами, а ведь он всего год как стал монахом. Однако, как только он сел рядом со мной, от него распространилось такое ощущение мира, что я был просто изумлен.

«Как это возможно, — думал я, — чтобы всего только за год монашеской жизни человек приобрел такой мир». Это был полный мир, который переходит и на других и который вдохновляет. Помню, что его руки были покрыты какими-то мелкими царапинами. Он выглядел так, что создавалось ощущение, будто он был монахом 30-40 лет. Я чувствовал себя перед ним малым ребенком, как перед старшим братом, который за собой имеет десятилетия монашеской жизни, прошел все ее тяготы и искушения и сподобился мира. Такой мир я уже чувствовал рядом с некоторыми людьми, великими подвижниками, и тот же мир распространялся от о. Харитона. Я был потрясен. Мы с ним даже и не разговаривали особо во время той трапезы, таким миром сиял он. Через несколько дней о. Харитон мученически погиб.

— Готовится ли канонизация о. Харитона?

— Народ уже молится о. Харитону, как святому, составлена одна песня, напоминающая тропарь: «И когда душа моя в море бед тонет, помоги мне, помоги мне, святой Харитоне». Я говорил с некоторыми епископами. «Ты можешь молиться ему, как святому. Он святой, он принял мученическую смерть за то, что хотел защитить других», — сказали мне они. Полный и всеобъемлющий мир, исходящий от него, был таким, что очевидно: он достиг вершин духовной жизни и был готов окончить свой земной путь.

— В Сербской Православной Церкви, как и в Русской, много новомучеников…

— Да, много людей, принявших смерть. Кто из них мученик? Мученики и те, кто погиб во время бомбежек (1999 г.): маленькая Милица Ракич, которую осколок бомбы рассек пополам, чей лик уже пишут в церквях, как фреску. Пишут и священника Миливоя из Варварина. Когда после праздничной Литургии на праздник Пятидесятницы прямо на улице взорвался «Томагавк» и ранил одну девочку, Санью, он в свои 70 лет бросился помогать ей, и следующая ракета убила его. Их мы определенно можем считать святыми.

Канонизация этих людей: маленькой Милицы, солдата Саши, который был первой жертвой бомбежек («Томагавк» убил его на входе в казарму в Даниловграде), детей из исправительного дома для малолетних преступников, — всех без исключения погибших под бомбами НАТО, произойдет. Всего под бомбами погибло около 2500 человек, и все они в каком-то смысле мученики. Когда произойдет их прославление, трудно сказать.

Церковь канонизировала мучеников Второй мировой войны, принявших смерть в сербских землях. Примерно 700 000 человек заколото в страшных концлагерях Ясеновац, Стара Градишка и других, и они канонизированы, как святые. На днях прославлены 40 детей и 2 священника, которых турки заживо сожгли еще в XIX веке.

Ожидается канонизация мучеников из Превлаки в Черногории. Мощи этих мучеников благоухают сильнее, я думаю, чем мощи всех других мучеников Православной Церкви. Они приняли мученичество еще в XVI веке, и в сознании Церкви они — святые, но случилось так, что не было фактической канонизации. Это непременно произойдет, но Церковь не спешит, мы ждем, когда Архиерейский собор объявит их мучениками.

Мы помним и новомученицу Яглинку времен Второй мировой войны. Немецкие солдаты подожгли дом, куда согнали всю ее семью, кроме нее самой — ее солдаты держали для забавы. Чтобы спасти свою девственность, она вырвалась из их рук и бросилась в огонь. Церковь считает ее новомученицей, как и одну девушку из Крушевца, которая, чтобы защитить свою девственность от разбойников, спрыгнула с 11 этажа. Они еще не канонизированы, но считаются мучениками, которые страдали за свою веру. Но больше всего, после Второй мировой войны, мучеников, погибших под бомбами НАТО, на Косово и в других сербских землях.

— Есть такое высказывание: «Кровью новомучеников спасемся». Это значит, что новомученики молятся за народ, и народ за их молитвы спасается, так?

— Это так. Нас спасает молитва новомучеников. Сербский народ проходил через невыносимые испытания. Например, в Первой мировой войне погиб каждый третий мужчина, во Второй мировой войне погибло больше миллиона человек. Это огромные потери для народа, чья численность тогда составляла около 6 миллионов. Так что единственное, на что мы надеемся, — это молитвы новомучеников.

Мы часто употребляем термин «Небесная Сербия», подразумевая под ним именно новомучеников, пострадавших за свою веру. Мы надеемся, что сейчас они молятся за нас, в этот тяжелый для нашего народа период. Надеемся, что они помогут нам обелиться их кровью и стать христианами, как завещали святой князь Лазарь и мученики косовские, еще в XIV веке пострадавшие за Христа. Им было предложено принять ислам, перейти на сторону турок и сохранить жизнь или погибнуть, но сохранить веру и сподобиться Царствия Небесного.

Читать еще:  Рождественские стихи Бориса Пастернака

— Похож ли жизненный путь новомучеников Русской Церкви и Сербской?

— Вероятно. Мне очень понравилось большое почитание новомучеников, которое присутствует в Беларуси. В одном месте я видел портреты всех священномучеников, пострадавших за веру. Это замечательно, это настоящая память Церкви и этому нужно учить детей. Еще, проезжая по автостраде, я заметил возле нее кресты, там, где были убиты люди. Знаете, так может поступать только народ, который понимает важность новомучеников. В Европе и Америке сегодня этого не делают. Они забывают, для них мертвый человек — мертв навсегда, а для нас новомученик — не умерший человек, а человек, более живой, чем все мы, живые.

Иеромонах Василий Нассара

Например, 2-3 месяца назад в Сирии был убит иеромонах Василий. Об этом не говорят, между тем этот человек пострадал за веру, и в сознании Церкви он должен быть новомучеником, как и о. Даниил Сысоев, также отдавший жизнь за веру. Но ежедневная канитель нашей жизни захватывает нас и не позволяет нам запомнить важные моменты в истории, которые служат указателями на пути в Царствие Небесное.

— Странно, что все это происходит в так называемом цивилизованном мире. Наверное, сейчас идет война на каком-то другом уровне?

Есть один интересный рассказ индуса по имени Сундар Синг. Он давно умер. Этот человек пришел к христианству чудесным образом. Он не был православным, тогда в Индии вообще не было православных. Но он нашел тайных христиан в Тибете и вступил в их общину. Он рассказывал о том, как буддисты схватили одного христианина и осудили на смерть.

Его привязали к дереву, намазали медом и пустили пчел, шершней и ос. Если вы отречетесь от веры, то вас не убьют, но если вы веру сохраните — вас ждет неминуемая смерть. Много народу собралось посмотреть на казнь. Тогда мученик сказал им: «Вы сегодня пришли посмотреть, как умирает христианин. Вы этого не увидите. Вы увидите, как умирает смерть». Это настоящий христианский мученик.

— Что движет таким человеком?

Мы кое-что забываем. Когда речь идет о новомучениках и вообще о мучениках, мы думаем только о мучениях, о том, как они страдали. Но мы забываем о том, что Бог в тот момент дает им такую благодать, которая делает их полностью готовыми к мученичеству. Как, например, о. Харитон, носивший в себе такой мир, что, действительно, он был готов к Царствию Небесному. Бог дает мученикам благодать почувствовать Царствие Небесное еще здесь, и муки им в радость, их муки — не только то, что мы видим.

Есть одна история времен Второй мировой войны, когда в Ясеновце была резня сербских заключенных. Между усташескими палачами даже организовалось соревнование, кто заколет больше сербов за одну ночь. Один заколол в ту ночь 1800 сербов, а другой 1200. Один из них после сошел с ума и в припадке безумия рассказал о содеянном. Он рассказал, что в той резне дошел до человека по имени Вукашин из села Клепцы.

Палач предложил ему отречься от Православия и спасти жизнь. Вукашин отказался, и палач отсек ему ухо. Затем опять предложил отречение — снова отказ, палач отсек ему другое ухо, затем нос, выколол глаза… Но, рассказывал палач в припадке безумия, тот человек, Вукашин, распространял вокруг себя неизмеримый мир и только повторял: «Дитя мое, делай свое дело». Мученики получают от Бога такой мир, что страдание за Христа для них — это радость. Внешний, физический человек страдает, но внутренний человек радуется, обновляется и встречается со Христом.

— Но ведь мучителей и их детей ожидает наказание Божие, почему люди не думают об этом?

— Знаете, в тот момент, когда мученик принимает венец, не так уж и важно наказать убийцу. В первую очередь, сами мученики совсем не желают того. Святой архидьякон Стефан в момент своего мученичества сказал: «Боже, не сочти им за грех, прости им, ибо не ведают, что творят». Сам Господь на Кресте сказал: «Прости им, ибо не ведают, что творят».

Прекрасно говорит об этом святой владыка Николай (Велимирович) в одной церковно-народной песне о том, как Пресвятая Богородица, стоя под Крестом, спросила у Господа, болят ли его раны. А он ответил: «Все Мои раны болят, но больше того болею Я за судьбу тех, кто внизу, тех, кто Меня мучил. То, что они сделали, отведет их в ад, и об том Я болею, ибо не хочу лишать их Царства, хочу спасти, хочу, чтобы Бог простил им». Так что, если говорить о наказании, оно, конечно, существует, но мученики не думают об этом, а просто радуются Лицу Господнему.

Во время Второй мировой войны немецкие солдаты расстреливали людей, и когда вывели на расстрел учителя с учениками, как потом запечатлел поэт, учитель не просил отпустить его, он сказал: «Стреляйте! Я и сейчас провожу урок, урок не этого мира, но Царствия Небесного».

Беседовал Димитрий Артюх

Перевод с сербского Ирины Стойичевич

Текст подготовила ин. Иоанна (Панкова)

Мученики и мучители

История первых трех веков христианской эры овеяна ореолом славы христианских мучеников. Ничем иным так не подтверждалась высота христианского учения, истина веры во Христа Бога, как кровью Его свидетелей, – именно так переводится на русский язык греческое слово «мартирос», по-славянски «мученик». Проповедь о Распятом Боге для язычников была сродни безумию, грубым и безмерным суеверием: невежественная толпа ненавидела и гнала праведников за то, что христиане своей святой жизнью обличали ее пороки; знатные и образованные презирали христиан за мнимый фанатизм и изуверство, власть имущие видели в них разрушителей общественного порядка, основой которого было служение идолам и обожествление императора. В мире, где надеяться можно было только на силу римских мечей, где религия могла обходиться без искренней и преданной веры, а любовь к ближнему считалась признаком слабости, такие наиважнейшие для каждого человека добродетели как вера, любовь и надежда уже давно не существовали. Они были изгнаны из римского общества, и тех, кто пытался напомнить о них людям, распинали на крестах, бросали в огонь и в воду, отдавали на съедение львам.

Но несмотря на столетия жестоких гонений, Церковь не только не исчезла с лица земли, но стала еще сильнее и прекраснее, ибо кровь мучеников была семенем для ростков новой веры, новых поколений христиан, которые видели в подвиге мучеников неодолимую божественную силу и веру в окончательную победу добра над злом. О камень этой веры сокрушались вся злоба и лютость гонителей, а их зловерие и бесчеловечность становились столь очевидными, что часто сами гонители исповедали Христа Богом и принимали мученическую кончину во имя Его.

Читать еще:  Ученики: апостол Варфоломей

Мужество и стойкость христианских мучеников были поистине поразительными! Но был и такой род мученичества, который, хотя и не был связан с казнями и пытками самого христианина, но тем не менее почитается Церковью как истинное свидетельство веры во Христа и страдания за Него. Такое мучение претерпела св. София, мать трех малолетних дочерей, Веры, Надежды и Любви. Этих юных христианок бесчеловечный правитель приказал пытать и казнить на глазах собственной матери. Как свидетельствует церковное предание, София мужественно перенесла ужасающие муки и смерть своих детей. Но пережитые ею душевые страдания были так велики, что через три дня после их погребения, она умерла на могилах своих дочерей, стяжав мученический венец и нетленную славу. Память святых мучениц совершается Церковью 30 сентября по новому стилю.

Нечто подобное мы видим и в подвиге царственных страстотерпцев, Царя Николая, Царицы Александры и их святых детей, претерпевших мученическую кончину уже в наше время. Да, преступники, расстрелявшие помазанника Божия и его семью в подвале дома Ипатьевых в Екатеринбурге, казнили их вместе. Но еще задолго до расстрела, царственные отец и мать уже несли крест страдания за своих детей, день за днем восходя на свою Голгофу, веря, что их страдания не напрасны, ибо они следуют за Своим Спасителем, Который через славу Креста открыл людям вход в Небесное Царство. В следующем, 2018 году, мы будем праздновать церковный юбилей этого события, и никакие попытки переписать и исказить историю, кем бы и с каким размахом они не совершалась, не смоют позолоты с нимбов царственных страстотерпцев, ибо вернейшим свидетельством их святости стала их христианская мученическая кончина.

И этого не понять тем, кто сегодня идет в кинотеатр смотреть «Матильду», а после просмотра с наслаждением мусолит пикантные подробности показанной ему в ложном свете истории. Как древние язычники, спешившие занять места в Колизее, чтобы поглазеть на то, как на арене проливается кровь христиан, так язычники современные спешат на «Матильду», чтобы получить удовольствие от втаптывания в грязь знаменитым режиссером имени царственных страстотерпцев. И все это для того, чтобы убедить самих себя и других, что таких ценностей, как вера, надежда и любовь в этом мире не существует.

В таком мире верить не в кого и некому, все вокруг лгут и предают друг друга. А раз нет веры – надейся только на себя, на свои силы, ум, талант. А без надежды и веры бескорыстная и жертвенная любовь не имеет никакого смысла, да и попросту невозможна. А это, в свою очередь, означает, что вера, надежда и любовь, о которых говорится в Евангелии, миф, небылица, в которую серьезному человеку верить не подобает. Мир – тюрьма, где царит один закон: не верь, не бойся, не проси. Так современные инженеры человеческих душ сопричисляются к древним мучителям христиан, для которых слова Вера, Надежда, Любовь – преступление, достойное казни и поругания. Ничего не поделаешь, – каковы учителя, таковы и ученики.

Но у нас, христиан, другой Учитель – Христос! Ему мы следуем в своей жизни, Его слову мы верим, с Ним восходим на такую высоту, с которой становятся видны и красота человека во Христе при его временном несовершенстве, и бессилие зла при его видимом торжестве, и сияние Вечной Жизни во мраке окружающего нас мира. И образ трех юных мучениц и их святой матери, как и образ царственных страстотерпцев, на все времена останутся символом торжества этих великих христианских добродетелей – Веры над неверием, Надежды над отчаянием, Любви над ненавистью, символом веры во Христа!

Мученики за Христа

Господь устроил так, что весь мир получил это свидетельство веры: мы своими глазами увидели настоящее мученичество за Христа.

Эти слова: «Я не скорблю: мой сын – мученик за Христа… я молюсь о том, чтобы наш Господь тронул сердца убийц, дабы им не было места в аду. Спасибо им!» – сказала мать одного из убитых, Кирилла Муна Ибрахим.

Башир Камил, брат убитых Бишвы и Самуила, вторит ей: «Спасибо тем, кто запечатлел их последнее свидетельство о Христе таким, каким оно было… Мы, родственники мучеников, не впадаем в уныние, но поздравляем друг друга с их венцом. Они – свет христианства. Об убийцах же мы молимся, просим Бога открыть им глаза и спасти их!»

То, что копты умерли за веру, подтверждают и сами убийцы: «Они поминают имя объекта своего поклонения, умирая во многобожии», – гласит ИГ-комментарий к ролику.

Вот ведут по кромке людей в оранжевых комбинезонах черные фигуры с закрытыми лицами – боевики словно специально подобраны, чтобы быть выше ростом своих жертв, но смотришь не на них, а на то, как величественно, с каким-то царским достоинством шествуют копты – так, наверно, выходили на арены древних колизеев первые христиане, да вот только рук на груди крестом не сложить: они связаны за спиной.

Вот, поставленные на колени, они молятся – «Господи, помилуй», – шевелятся губы, – и умирают с именем Христа на устах и в сердце. Ни слабости в вере, ни мольбы о пощаде, ни упрека Богу…
Умирают христиане.

Не особенные подвижники, не служители церкви, не священники, не монахи – обычные какие-то люди, рабочие, приехавшие в разные годы на заработки в Ливию.

Просто люди. Но вот, Господь избрал их, чтобы мы прямо из своих удобных квартир посмотрели в глаза их предсмертному мужеству: а сможем ли, если придут и за нами? Устоим ли? Цена вопроса – цена веры: прими другую, и останешься жив.

Тем временем Коптская церковь, как во времена первого христианства, когда для прославления мучеников было достаточно достоверного свидетельства об их мученичестве, уже объявила о внесении имен 21 мужа в свой Общецерковный синаксарь, призвав всех своих верных чад «молить Всевышнего о крепости во Христе, подобной крепости новомучеников Ливийских».
День их памяти — 15 февраля по григорианскому календарю.

Мученики, окончившие свой земной путь на побережье Средиземного моря под городом Сирт:
Маджид Сулайман Шахатах, Феодор Йусуф Феодор, Хани Абд ал-Масих Салиб, Милад Макин Закийй, Самуил Альхам Валасан, Малак Ибрахим Саньют, Малак Фарадж Ибрахим, Уззат Бушра Насиф, Йусуф Шукри Йунан, Абануб Аййад Атиййа, Бишва Стефан Камил, его брат Самуил Стефан Камил, Кирилл Бушра Фаузи, Джурджус Милад Санйьют, Мина Саййид Азиз (23 года), Бишави Адил Халаф, Лука Наджати, Джабир Мунир Адили, Исам Бидар Самир, Самих Салах Фарук и мужчина, установить личность которого египетской полиции не удалось, молите Бога о нас!

Анастасия Рахлина, Фарес Нофал
ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector