542 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Масленица в творчестве русских писателей — 19 книг

Масленица в творчестве русских писателей — 19 книг

Масленица— древний славянский традиционный праздник, отмечаемый в течение недели перед Великим постом. Веселые проводы зимы, озаренные радостным ожиданием близкого тепла и весеннего обновления природы. На Руси это был самый широкий, раздольный и весёлый праздник. Масленица называлась честной, широкой, пьяной, обжорной, разорительницей. Тема Масленицы нашла отражение как в народном творчестве в виде песен, пословиц и поговорок, в картинах русских художников, так и в художественной литературе.

Хоть все с себя заложить, а Масленицу проводить
Поговорка

В данной подборке — произведения с темой Масленицы.

Масленица в 2016 году: 7-13 марта.

ISBN:978-5-08-005371-9
Год издания:2015
Издательство:Детская литература
Серия:Школьная библиотека
Язык:Русский

Самый яркий литературный образ Масленицы создал русский писатель Иван Сергеевич Шмелёв. В его повести «Лето Господне» есть целая глава, посвященная этому празднику. В ней автор описал свои детские впечатления:
«Теперь потускнели праздники, и люди как будто охладели. А тогда… все и все были со мною связаны, и я был со всеми связан, от нищего старичка на кухне, зашедшего на «убогий блин», до незнакомой тройки, умчавшейся в темноту со звоном. И Бог на небе, за звездами, с лаской глядел на всех, масленица, гуляйте! В этом широком слове и теперь еще для меня жива яркая радость».
Детские впечатления всегда более яркие и запоминающиеся. Герой чувствовал своё единение со всеми людьми и Богом. Слово «масленица» ассоциируется у него с «живой яркой радостью».

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:31

ISBN:978-5-17-062234-4, 978-5-403-02425-9
Год издания:2010
Издательство:АСТ, АСТ Москва
Серия:Золотая классика
Язык:Русский

Описаны празднования Масленицы.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:36

ISBN:978-5-389-09910-4
Год издания:2015
Издательство:Азбука
Серия:Азбука-Классика
Язык:Русский

Описаны празднования Масленицы

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:37

ISBN:5-98134-001-0, 5-98134-007-X
Год издания:2003
Издательство:Литература, Альд, Империум Пресс
Серия:Михаил Зощенко. Собрание сочинений в 4 томах (`Альд`, `Империум Пресс`, `Литература`)
Язык:Русский

Рассказ «Весёлая Масленица».

Рассказ «Теперь-то ясно». О праздновании Масленицы в первые годы советской власти, в 1919 году.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:46

ISBN:5-17-003117-3, 966-03-0802-7
Год издания:2004
Издательство:АСТ, Фоліо
Серия:Мировая классика
Язык:Русский

Рассказ «Глупый француз»

Этот рассказ чаще всего вспоминают, говоря о русском масленичном размахе. Клоун из цирка братьев Гинц Генри Пуркуа в московском трактире Тестова решает, что молодой человек собрался покончить жизнь самоубийством через переедание. Но оглядевшись, понимает, что если это так, то тогда он не в едальном заведении, а в клубе самоубийц. «Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!» – заключает про себя француз.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:50

ISBN:978-5-08-005085-5
Год издания:2013
Издательство:Детская литература. Москва
Серия:Школьная библиотека
Язык:Русский

Сцена празднования Масленицы описана в начале весенней сказки «Снегурочка».

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:36

ISBN:5-250-02676-1, 5-300-02565-8, 5-300-02566-6
Год издания:1999
Издательство:Республика, Терра — Книжный клуб
Язык:Русский

Рассказ «Широкая Масленица».

В рассказе высмеяно не только чревоугодие, но и желание «умаслить» нужного человека, лицемерие, скупость.

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:53

ISBN:5-300-02512-7, 5-300-02414-7
Год издания:1999
Издательство:Терра
Серия:А. П. Чехов. Собрание сочинений в 15 томах («Терра»)
Язык:Русский

Рассказ «Блины».

Хорошо и точно А.П. Чехов сказал о блинах: «Поддаются времена и исчезают мало-помалу на Руси древние обычаи, одежды, песни; многое уже исчезло и имеет только исторический интерес, а между тем такая чепуха, как блины, занимает в современном российском репертуаре такое же прочное и насиженное место, как и 1000 лет тому назад. Не видно и конца им и в будущем…».
Чехов сравнивает выпекание блинов с домашним женским колдовством: «Да, блины, их смысл и назначение — это тайна женщины, такая тайна, которую едва ли скоро узнает мужчина».

jump-jump 5 марта 2016 г., 19:57

ISBN:978-5-91921-076-4
Год издания:2012
Издательство:Энас-книга
Серия:Детвора
Язык:Русский

Рассказ Аркадия Аверченко «Блины Доди».

Писатель знакомит нас с шестилетним мальчиком, которого все называют ласкательно – Додя. И вот однажды мама сообщает ему, что завтра будут блины, и к ним придут гости. Мальчик еще не знает, что это за чудное блюдо и поэтому ждет следующего дня с огромным предвкушением.

jump-jump 5 марта 2016 г., 20:00

ISBN:978-5-699-67399-5
Год издания:2014
Издательство:М.: Эксмо, Око
Серия:Великие русские путешественники
Язык:Русский

Автор описывает, как матросы праздновали в плавании Масленицу: «Нельзя же, однако, чтоб масленица не вызвала у русского человека хоть одной улыбки, будь это и среди знойных зыбей Атлантического океана. Так и тут, задумчиво расхаживая по юту, я вдруг увидел какое-то необыкновенное движение между матросами: это не редкость на судне; я и думал сначала, что они тянут какой-нибудь брас. Но что это? совсем не то: они возят друг друга на плечах около мачт. Празднуя масленицу, они не могли не вспомнить катанья по льду и заменили его ездой друг на друге удачнее, нежели Петр Александрович икру заменил сардинами. Глядя, как забавляются, катаясь друг на друге, и молодые, и усачи с проседью, расхохочешься этому естественному, национальному дурачеству: это лучше льняной бороды Нептуна и осыпанных мукой лиц.»

Что писали русские классики о Масленице

Текст: Наталья Соколова/РГ

Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет. Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…

Антон Чехов. «О бренности» (масленичная тема для проповеди).

…С Рождества в Благородном собрании начинаются балы и периодически чередуются вплоть до самого поста.

Из них самым важным считается утренний бал в субботу на Масленице. Для девиц-невест это нечто вроде экзамена. При дневном свете притиранья сейчас же скажутся, так что девушка поневоле является украшенная теми дарами, какие даны ей от природы. (…) Сестра могла только слегка подсурмить брови и, едучи в церковь, усерднее обыкновенного нащипывала себе щеки. (…)

Читать еще:  Ученики: апостол Фаддей

В воскресенье, последний день Масленицы, ровно в полночь, цикл московских увеселений круто обрывался. (…) Семья, которой не удавалось заручиться последним масленичным увеселением, почитала себя несчастливою. Целый день ей приходилось проводить дома в полном одиночестве, слоняясь без дела из угла в угол и утешая себя разве тем, что воскресенье, собственно говоря, уже начало поста, так как в церквах в этот день кладут поклоны и читают «Господи, владыко живота».

Михаил Салтыков-Щедрин. «Пошехонская старина».

Широкая печь пылает. Две стряпухи не поспевают печь. На сковородках, с тарелку, «чёрные» блины пекутся и гречневые, румяные, кладутся в стопки… пар идёт от блинов винтами… кадушки с опарой дышат, льётся-шипит по сковородкам, вспухает пузырями…

Иван Шмелев. «Лето Господне».

Нынче, граждане, все ясно и понятно.

Скажем, пришла Масленица — лопай блины. Хочешь со сметаной, хочешь — с маслом. Никто тебе и слова не скажет.

Ну а в 1919 году иная была картина.

В 1919 году многие граждане как шальные ходили и не знали, какой это праздник — Масленица. И можно ли советскому гражданину лопать блины? Или это есть религиозный предрассудок.

И выбежал я во двор. И вижу: во дворе жильцы колбасятся. В страшной такой тоске по двору мечутся. И между собой про что-то шушукаются.

— Не насчет ли Масленицы колбаситесь, братцы?

— Да, отвечают, смотрим, не печет ли управдом. И ежели печет, из кухни чад, то вроде это декрета — можно, значит.

Вызвался я добровольно заглянуть в кухню. Заглянул вроде как за ключом от проходного. Ни черта в кухне. И горшка даже нет. Прибегаю во двор.

— Нету, говорю, граждане, чисто. Никого и ничего, и опары не предвидится.

Ну, разгорелся классовый спор. А баба в споре завсегда визжит. И тут какая-то гражданка завизжала. А на визг управдом является.

— Что, говорит, за шум, а драки нету?

Тут я вроде делегатом от масс, выхожу вперед и объясняю недоразумение граждан и насчет опары. А управдом усмехнулся в душе и говорит:

— Можно, говорит, пеките. Только, говорит, дрова в кухне не колите. А что, говорит, касаемо меня, то у меня муки нету, оттого и не пеку.

Похлопали жильцы в ладоши и разошлись печь.

Михаил Зощенко. «Теперь-то ясно».

Ели во славу, по-язычески, не ведая отказу. Древние старожилы говорили с прискорбием:

— Эх! Не тот, не тот ныне народ пошел. Жидковаты стали люди, не емкие. Посудите сами: на блинах у Петросеева Оганчиков-купец держал пари с бакалейщиком Трясиловым — кто больше съест блинов. И что же вы думаете? На тридцать втором блине, не сходя с места, богу душу отдал! Да-с, измельчали люди.

Александр Куприн. «Юнкера».

Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепёшки со всякими припеками: припекой с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и нивесть чего не было. Чичиков свернул три блина вместе и, обмакнувши их в растопленное масло, отправил в рот, а губы и руки вытер салфеткой. Повторивши это раза три, он попросил хозяйку приказать заложить ему бричку. Настасья Петровна тут же послала Фетинью, приказавши в то же время принести ещё горячих блинов.

— У вас, матушка, блинцы очень вкусны, — сказал Чичиков, принимаясь за горячие.

Николай Гоголь. «Мертвые души».

Оригинал статьи: «Российская газета» — 04.03.2019

Масленица в произведениях русских писателей

Масленица – древний языческий праздник и подразумевается, что с приходом и укреплением христианства в далёком десятом веке, Масленица, как и все языческие обычаи, должна была кануть в Лету. Но она выжила. Более того, она нашла довольно широкое воплощение в русской литературе. Многие писатели так или иначе прибегали к изображению Масленицы в своих произведениях. Но зачем? Давайте разбираться…

А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»

«Они хранили в жизни мирной
Привычки милой старины:
У них на Масленице жирной
Водились русские блины»

Так описывает классик семью Татьяны, желая показать ее традиционность, патриархальность, воплощение знакомой поэту с детства русской деревни. Арина Родионовна, разумеется, рассказывала маленькому Пушкину про Масленицу, а, возможно, он даже праздновал ее со всеми атрибутами: переодеваниями в мифических существ, плясками, кулачным боями, катании на прабабушке современной карусели – на столб крепилось колесо, к нему привязывались веревки, участники брались за другой конец и разбегались, раскручивая колесо и под действием центробежной силы поднимались над землёй. Описывая какая Масленица была у Лариных и какие жирные блины ела Татьяна, Пушкин противопоставляет ее мир: домашний, теплый, мир преданий и верований – миру Онегина с балами, прогулками по бульварам и черепаховый супом на ужин.

Н. В. Гоголь «Мертвые души»:

«— Прошу покорно закусить, — сказала хозяйка. Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепешки со всякими припеками: припекой с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и невесть чего не было»

Узнали к кому из помещиков заехал Чичиков? Правильно, к Коробочке. Здесь блины упоминаются с той же целью, что и у Пушкина – показать традиционность быта героя. Но в «Мертвых душах» другая задача. Пушкин хвалит Лариных за их приверженность к старине, Гоголь же выставляет Коробочку с ее мелочностью смешной .

При том что блины в «Мертвых душах» совсем никак не связаны с Масленицей. Там попросту не то время года. Выглядывая из окна, Чичиков видит «просторные огороды с капустой, луком, картофелем, свеклой и прочим хозяйственным овощем». Так что появление на столе блинов неожиданно, но очевидно, опять же используется для создания образа хозяйки.

А.Н. Островский «Снегурочка»:

«Честная Масляница!
Веселенько тебя встречать, привечать,
Трудно-нудно со двора провожать.
Уж и как нам тебя вертать, ворочать?
Воротись, Масляница, воротися!
Честная Масляница!
Воротися хоть на три денечка!
Не воротишься на три денечка,
Воротися к нам на денечек!
На денечек, на малый часочек!
Честная Масляница!»

В «Снегурочке» обращение к теме Масленицы тоже можно считать созданием атмосферы: сюжет разворачивается в некие мифические, и очевидно, стародавние, времена. Но для Снегурочки эта песня-обращение к Масленице, которую она называет Масляницей на старый манер, это крик души. Ее оставили одну в лесу, для нее начинается новая жизнь с Бобылем и Бобылихой. Прощание со старым трудно, но необходимо ради будущего – это и мысли Снегурочки, и суть самого праздника.

«Блин красен и горяч, как горячее всепрогревающее солнце, блин полит растительным маслом – это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин – символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей»

Читать еще:  Вознесение: коротко о празднике

А вот здесь Куприн не прав! Хотя многие считают, что блин является символом Масленицы из-за сходства с солнцем, советские фольклористы, например, Пропп, считали, что все несколько сложнее. Для древнего славянина самым важным был урожай. Урожай определял как то, доживешь ты до следующей весны или нет, так и то, насколько ты богат, успешен, почитаем. О хорошем урожае принято было просить предков – они одновременно и на небесах и под землёй, так что могут подсобить урожаю во всех сторон. А теперь обратимся к блинам. Есть ещё одно событие, которое не обходится без блинов – поминки. Наличие блинов на Масленице – это молитва почившим предкам о хорошем урожае. А главным блюдом праздника являются не блины (иначе бы она была Блинница), а коровье масло, так как на протяжении ещё почти месяца верующие будут питаться только растительным маслом.

И. А. Бунин «Чистый понедельник»:

«…В трактире Егорова в Охотном Ряду было полно лохматыми, толсто одетыми извозчиками, резавшими стопки блинов, залитых сверх меры маслом и сметаной, было парно, как в бане. В верхних комнатах, тоже очень теплых, с низкими потолками, старозаветные купцы запивали огненные блины с зернистой икрой замороженным шампанским»

В 19-ом веке Масленица в трактирах праздновалась очень широко. Основной контингент – извозчики, мелкие чиновники, торговцы – невзыскательный люд, который рад и стопке водки и жирным блинам на закуску. Но для героев Бунина все сложнее. Они оба влюблены, богаты, молоды, красивы. Они могут продвигать жизнь без остановки, чем они и занимаются, но неполные, непонятные отношения их сводят с ума обоих. И тогда героиня решает расставить все точки над i раз и навсегда. Как Масленица всегда ассоциируется с разгуляем, веселой игрой, обжорством и незнанием меры, так же жили и они. Но, как гласит пословица, не все коту Масленица — будет и Великий пост. В чистый понедельник героиня резко меняет свою жизнь, так что этот трактир с блинами был последним моментом совместной разгульной жизни.

Получается, что несмотря на свои языческие корни, Масленица, как никакой другой праздник, смогла прижиться и взаимоувязаться с праздниками церковными и, как результат, остаться в истории и литературе. Для русских писателей Масленица была всегда показателем разгульности, свободы, изобилия, но в то же время ностальгии по временам и нравам былых лет.

Что заставляет нас праздновать Масленицу сейчас? Тяга к блинам, гуляниям или желание стать частью долгой, длинной и интересной традиции?

Что бы то ни было, желаем вам приятной и сытной Масленицы!

Литературный пир, или Масленица в произведениях русских писателей

Один из самых любимых русских праздников, разумеется, не мог не найти отражения в отечественной литературе. Мы выбрали для вас самые вкусные отрывки из произведений известных писателей — читайте, наслаждайтесь, вдохновляйтесь, заряжайтесь праздничным настроением!

М.Е. Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина»
Масленицу проводили дома. Все были настолько возбуждены, что казалось рискованным перейти прямо к безмолвию и сосредоточенности великого поста.

Поэтому масленицей пользовались, как удобным переходным временем, чтобы отдохнуть от трехмесячной сутолоки и изгнанием мяса из кулинарного обихода подготовить желудок к принятию грибной пищи.
Блины, блины и блины! Блины гречневые, пшеничные (красные), блины с яйцами, с снетками, с луком.

Александр Куприн «Юнкера»
О, языческое удельное княжество Москва! Она ест блины горячими, как огонь, ест с маслом, со сметаной, с икрой зернистой, с паюсной, с салфеточной, с ачуевской, с кетовой, с сомовой, с селедками всех сортов, с кильками, шпротами, сардинами, с семушкой и с сижком, с балычком осетровым и с белорыбьим, с тешечкой, и с осетровыми молоками, и с копченой стерлядкою, и со знаменитым снетком из Бела озера. Едят и с простой закладкой и с затейливо комбинированной.

А для легкости прохода в нутро каждый блин поливается разнообразными водками сорока сортов и сорока настоев (. ).

А сколько блинов съедается за Масленую неделю в Москве — этого никто никогда не мог пересчитать, ибо цифры тут астрономические. Счет приходилось бы начинать пудами, переходить на берковцы (старинная мера веса, равная 10 пудам, т.е. 160 кг..), потом на тонны и вслед за тем уже на грузовые шестимачтовые корабли.

Спрашивайте книгу в городских библиотеках!

И. Шмелёв «Лето Господне»
Стол огромный. Чего только нет на нем! Рыбы, рыбы. икорницы в хрустале, во льду, сиги в петрушке, красная семга, лососина, белорыбица-жемчужница, с зелеными глазками огурца, глыбы паюсной, глыбы сыру, хрящ осетровый в уксусе, фарфоровые вазы со сметаной, в которой торчком ложки, розовые масленки с золотистым кипящим маслом на камфорках, графинчики, бутылки. Чёрные сюртуки, белые и палевые шали, «головки», кружевные наколочки.

Несут блины, под покровом.
— Ваше преосвященство.

Архиерей сухощавый, строгий, — как говорится, постный. Кушает мало, скромно. Протодьякон — против него, громаден, страшен. Я вижу с уголка, как раскрывается его рот до зева, и наваленные блины, серые от икры текучей, льются в протодьякона стопами. Плывет к нему сиг, и отплывает с разрытым боком. Льётся масло в икру, в сметану. Льется по редкой бородке протодьякона, по мягким губам, малиновым.

— Ваше преосвященство. а расстегайчика-то к ушице.
— Ах, мы, чревоугодники. Воистину, удивительный расстегай. — слышится в тишине, как шелест, с померкших губ.

Книга есть во всех городских библиотеках.

Аркадий Аверченко «Блины Доди»
Положив подбородок на край стола, Додя надолго застыл в немом восхищении.

Какие красивые тарелки! Какая чудесная черная икра. Что за поражающая селедка, убранная зелёным луком, свеклой, маслинами. Какая красота — эти плотные, слежавшиеся сардинки. А в развалившуюся на большой тарелке неизвестную нежно-розовую рыбу Додя даже ткнул пальцем, спрятав моментально этот палец в рот с деланно-рассеянным видом («Гм. Соленое»).

А впереди ещё блины — это таинственное, странное блюдо, ради которого собираются гости, делается столько приготовлений, вызывается столько хлопот.

«Посмотрим, посмотрим, — думает Додя, бродя вокруг стола. — Что это там у них за блины такие. »
Подают знаменитые долгожданные блины.

Все со зверским выражением лица набрасываются на них. Набрасывается и Додя.

Рассказ есть в сборниках Аркадия Аверченко в городских библиотеках.

Тэффи. Широкая масленица

Из кухни несется чад, густой, масленный. Он режет глаза, и собравшиеся у закуски гости жмурятся и мигают.
– Блины несут! Блины несут!

Несут, но вам не хватит. Ваш сосед взял два последних, а вам придётся подождать “горяченьких”.

Но, когда принесут “горяченьких”, окажется, что большинство уже съело первую порцию, – и прислуга начинает подавать опять сначала.

На этот раз вам достаётся блин – один, всеми отвергнутый, с драным боком и дыркой посредине.
Вы берёте его с кротким видом сиротки из хрестоматии и начинаете искать глазами масло.

Масло всегда бывает на другом конце стола. Это печальный факт, с которым нужно считаться. Но так как со своим маслом приходить в гости не принято, то нужно покориться судьбе и жевать голый блин.

Когда вы съедите его, – судьба, наверное, улыбнётся, и вам передадут масло с двух сторон сразу. Судьба любит кротких и всегда награждает их по миновании надобности.

Конечно, «Лад» Василия Белова не художественное произведение. Но такое любимое! Так что решили оставить его на десерт.

Читать еще:  Вербное воскресенье: 25 апреля 2021 года

Василий Белов «Лад»
Масленица, как и святки, — одно из звеньев прочной цепи, составленной из общественно-семейных драматизированных обрядов. В годовом цикле таких обрядовых, следовавших один за другим периодов, масленица занимала свое прочное и определенное место. Она же была в некотором роде и продолжением семейных, например, свадебных обрядов. На масленой неделе муж с женой обязательно ехали к родным жены. Поездка на зятевщину, к теще на блины, обставлялась целым рядом приятных условностей. В эту неделю окончательно устанавливались родственные семейные отношения между новобрачными и их близкими.

Но играли (переживали) масленицу не одни новобрачные и их родители, а все — молодые и старые. Масленица отмечалась прежде всего обильной едой, блинами.

Спрашивайте книгу в городских библиотеках!

Что писали русские классики о Масленице

Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы, схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки… Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной… Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет. Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…

Антон Чехов. «О бренности» (масленичная тема для проповеди).

…С рождества в Благородном собрании начинаются балы и периодически чередуются вплоть до самого поста.

Из них самым важным считается утренний бал в субботу на масленице. Для девиц-невест это нечто вроде экзамена. При дневном свете притиранья сейчас же скажутся, так что девушка поневоле является украшенная теми дарами, какие даны ей от природы. (…) Сестра могла только слегка подсурмить брови и, едучи в церковь, усерднее обыкновенного нащипывала себе щеки. (…)

В воскресенье, последний день масленицы, ровно в полночь, цикл московских увеселений круто обрывался. (…) Семья, которой не удавалось заручиться последним масленичным увеселением, почитала себя несчастливою. Целый день ей приходилось проводить дома в полном одиночестве, слоняясь без дела из угла в угол и утешая себя разве тем, что воскресенье, собственно говоря, уже начало поста, так как в церквах в этот день кладут поклоны и читают «господи, владыко живота».

Михаил Салтыков-Щедрин. «Пошехонская старина».

Широкая печь пылает. Две стряпухи не поспевают печь. На сковородках, с тарелку, «чёрные» блины пекутся и гречневые, румяные, кладутся в стопки… пар идёт от блинов винтами… кадушки с опарой дышат, льётся-шипит по сковородкам, вспухает пузырями…

Иван Шмелев. «Лето Господне».

Нынче, граждане, все ясно и понятно.

Скажем, пришла Масленица — лопай блины. Хочешь со сметаной, хочешь — с маслом. Никто тебе и слова не скажет.

Ну а в 1919 году иная была картина.

В 1919 году многие граждане как шальные ходили и не знали, какой это праздник — Масленица. И можно ли советскому гражданину лопать блины? Или это есть религиозный предрассудок.

И выбежал я во двор. И вижу: во дворе жильцы колбасятся. В страшной такой тоске по двору мечутся. И между собой про что-то шушукаются.

— Не насчет ли Масленицы колбаситесь, братцы?

— Да, отвечают, смотрим, не печет ли управдом. И ежели печет, из кухни чад, то вроде это декрета — можно, значит.

Вызвался я добровольно заглянуть в кухню. Заглянул вроде как за ключом от проходного. Ни черта в кухне. И горшка даже нет. Прибегаю во двор.

— Нету, говорю, граждане, чисто. Никого и ничего, и опары не предвидится.

Ну, разгорелся классовый спор. А баба в споре завсегда визжит. И тут какая-то гражданка завизжала. А на визг управдом является.

— Что, говорит, за шум, а драки нету?

Тут я вроде делегатом от масс, выхожу вперед и объясняю недоразумение граждан и насчет опары. А управдом усмехнулся в душе и говорит:

— Можно, говорит, пеките. Только, говорит, дрова в кухне не колите. А что, говорит, касаемо меня, то у меня муки нету, оттого и не пеку.

Похлопали жильцы в ладоши и разошлись печь.

Михаил Зощенко. «Теперь-то ясно».

Ели во славу, по-язычески, не ведая отказу. Древние старожилы говорили с прискорбием:

— Эх! Не тот, не тот ныне народ пошел. Жидковаты стали люди, не емкие. Посудите сами: на блинах у Петросеева Оганчиков-купец держал пари с бакалейщиком Трясиловым — кто больше съест блинов. И что же вы думаете? На тридцать втором блине, не сходя с места, богу душу отдал! Да-с, измельчали люди.

Александр Куприн. «Юнкера».

Чичиков оглянулся и увидел, что на столе стояли уже грибки, пирожки, скородумки, шанишки, пряглы, блины, лепёшки со всякими припеками: припекой с лучком, припекой с маком, припекой с творогом, припекой со сняточками, и нивесть чего не было. Чичиков свернул три блина вместе и, обмакнувши их в растопленное масло, отправил в рот, а губы и руки вытер салфеткой. Повторивши это раза три, он попросил хозяйку приказать заложить ему бричку. Настасья Петровна тут же послала Фетинью, приказавши в то же время принести ещё горячих блинов. — У вас, матушка, блинцы очень вкусны, — сказал Чичиков, принимаясь за горячие.

Николай Гоголь. «Мертвые души».

P. S., или Вегетарианцам будет по вкусу

Напоследок поделимся рецептом блинчиков с овощами, который предоставил Главархив Москвы. Рецептура эта была утверждена в 1960 году. Чтобы испечь вегетарианские блинчики, понадобятся такие ингредиенты: мука, молоко, вода, маргарин, яйцо, сахар, соль и сливочное масло. Для овощного фарша, который пойдёт в начинку, нужны капуста, морковь, сливочное масло, яйцо и соль. Жидкое пресное тесто разливали в горячие сковородки и пекли. Затем на поджаренную сторону клали овощной фарш и заворачивали блинчик в виде прямоугольного пирожка, а потом ещё раз жарили в масле. Что касается овощного фарша, то его делали так: капусту и морковь шинковали соломкой. Капуста растиралась с солью, соединялась с морковью и пассировалась, после чего добавлялись соль и яйцо.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector