4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

На иконе Крещения в реке есть странный человек

На иконе Крещения в реке есть странный человек. Кто это?

Приблизительное время чтения: 3 мин.

На иконах, посвященных Крещению Иисуса Христа часто можно встретить странных «человечков» в реке. Эти персонажи — олицетворение реки Иордан (иногда — всего водного естества). Их может быть и несколько: тогда один из них символизирует реку, второй — Мертвое море, в которое впадает Иордан. Еще одна версия появления двух персонажей — символическое изображение двух притоков реки: Иора и Дана.

Традиция изображения «водных человечков» древняя: о них говорится даже в старинном руководстве по написанию икон — «Ерминии». Вот как там описывается икона Крещения Иисуса Христа: «Христос стоит среди Иордана неодетый. На берегу этой реки, одесную Христа, Предтеча смотрит в небо, подняв кверху левую руку, а правую держит над главою Христа. Над ними видно небо, и оттуда сходит Дух Святой; в луче написано: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих. С левой стороны ангелы стоят благоговейно, простерши руки, скрытые под одеждами. Поодаль от Иоанна среди Иордана в воде лежит старик, обратясь лицом назад, и со страхом смотрит на Христа, а сам льет воду из кувшина. [Он означает Иордан, возвратившийся вспять (Псал. 113, 3-5)]».

Персонаж в реке — это и отсылка к 113-му псалму царя Давида, в котором говорится о море и реке: «Море виде и побеже, Иордан возвратися вспять». Псалмопевец напоминает о событии, описанном в ветхозаветной Книге Иисуса Навина, когда воды Иордана остановились для переправы израильтян, а другая часть реки потекла в обратном направлении. (Нав 3:10–17). Царь Давид упоминает и море — имея в виду переход израильского народа через расступившееся Красное море.

Чудеса в Красном море и Иордане — прообраз будущего Крещения Спасителя. Поэтому эти ветхозаветные события вспоминаются на праздничных службах Крещения Господня. Например, в специальной молитве (стихира), которую читают в храме: «Иордан, видев Тя, убояся и пожда (замер в ожидании. — Прим. ред.)… Возвратися Иордан река вспять, не дерзая служити Тебе… Что ти есть, море, яко побегло еси, и тебе, Иордане, яко возвратился еси вспять?». Есть и другие: «Видеша Тя воды, Боже, видеша Тя воды, и убояшася» (стих на малой вечерне крещенского сочельника); «Веселися, реко Иордане, к тебе бо всех Творец приходит волею (по своей воле. — Прим. ред.), крещение прияти (принять. — Прим. ред.) от раба…» (седален).

Конечно, авторы песнопений не имеют в виду, что река Иордан — одушевленное существо. Это художественный прием, который рассказывает о поразительной встрече природы с ее Создателем. А вот что говорит о смысле событий на Иордане митрополит Сурожский Антоний: «Когда Христос вышел из вод Иордана, Он оставался тем же безгрешным Спасителем Христом, каким Он был, когда в них погрузился, но Он нес на Себе всю тяжесть тысячелетней истории человеческого греха… Погружение Христа в Иордан очистило его воды, и, как в церковных молитвах и песнопениях говорится, эти воды стали живоносными, потому что вся мертвость, вся мертвящая сила их осталась на Христе Спасителе. Они были очищены, они стали святыми водами, священными водами, которые теперь могут приобщить нас к тому, что представляет собой чистота и святость человеческой плоти воплощенного Бога».

Что скрыто в водах Иордана?

Водная стихия оживает в строках псалма, в котором сокрыто пророчество о крещении: «Что с тобою, море, что ты побежало, и с тобою, Иордан, что ты обратился вспять?». В символах иконы священная река, очищающая и исцеляющая, обретает свое лицо, свою душу…

На иконах крещения Христос всегда изображен на фоне воды, омываемый волнами. Если вглядеться, мы можем заметить необычную деталь — спрятанные в водах Иордана силуэты.

Река теперь освящена Спасителем, она обладает живительной силой. Поэтому изображается не только с помощью линий-волн, но и скрытыми в воде человеческими фигурами.

Какой была эта фигура, символизирующая реку? Тут много разных примеров. Скрытые в воде силуэты на крещенских иконах напоминают персонажей сказок, почти что водяных. На древней фреске из Равенны это настоящий водный царь, голову которого венчает корона из крабовых клешней. На других иконах это просто небольшой сидящий в воде седовласый старец или же плывущая на дельфине женщина. Ведь в древнегреческом языке слово «река» мужского рода, а слово «море» — женского.

Но чаще всего это две мужские фигурки, потому что два потока Иор и Дан сливаются в одну реку. Например, в византийской миниатюре Хлудовской псалтири IX века мы видим двух мужчин в голубых одеяниях и шапочках, которые венчают потоки реки.

Иногда в руках у этих речных существ были сосуды, из которых лилась вода. А рядом с образами реки рисовались разные рыбы и морские чудища. На русских иконах эти рыбы похожи больше всего на осетров.

На самой иконе Богоявления этот речной символ занимает немного места. Ведь изображение строго следует за евангельской историей. Смиренный Спаситель и благословляющий Иоанн, совершающий крещение. Белая птица святого Духа и нисходящий на Христа небесный луч, — все это передает евангельский текст. Но как изобразить бегущую реку и чудотворную воду без специальных символов? Ведь праздник Крещения подарил всем нам живительную силу святой воды.

Православная Жизнь

Интересные, для многих неизвестные, подробности.

Ил.1. Богоявление. Из Благовещенского собора в Сольвычегодске. Мастер Михаил. Кон. XVI в. ГРМ, Санкт-Петербург

Четыре канонических Евангелия сообщают о том, что Иисус Христос принял крещение в водах Иордана от Иоанна Предтечи. На основе евангельского повествования сложилась иконография великого двунадесятого праздника. Любопытно, что река Иордан в изображениях Богоявления наполнилась рыбами, змеями, драконами и мифическими фигурами. Все это не единожды встречается среди художественных образов Крещения, следующих за византийским каноном, но не перекликается с евангельскими текстами. Объяснения необычных персонажей, населяющих святую реку, обнаруживаются в древнем предании, Книге Бытие и Псалтири.

«Ерминия» (старинное руководство по иконописи) дает следующие указания относительно изображения Богоявления: «Христос стоит среди Иордана неодетый. На берегу этой реки, одесную Христа, Предтеча смотрит в небо, подняв кверху левую руку, а правую держит над главою Христа. Над ними видно небо, и оттуда сходит Дух Святой; в луче написано: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих. С левой стороны ангелы стоят благоговейно, простерши руки, скрытые под одеждами. Поодаль от Иоанна среди Иордана в воде лежит старик, обратясь лицом назад, и со страхом смотрит на Христа, а сам льет воду из кувшина. [Он означает Иордан, возвратившийся вспять (Псал. 113, 3-5)]» [3]. Иордан часто изображался похожим на римского речного бога, в виде старца с сосудом, откуда льется вода.

Читать еще:  Священноисповедник Михаил (Новицкий). Что называют злом?

Стихи 3-5 псалма 113 упоминают также и о море, олицетворение которого часто соседствует с образом Иордана: «Море виде и побеже, Иордан возвратися вспять/ горы взыграшася яко овни, и холми, яко агнцы овчии/ Что ти есть, море, яко побегло еси? И тебе, Иордане, яко возвратился еси вспять?» Здесь акцентируется то, как иудеи чудесным образом совершили переход через Красное море. Слова об этом событии звучат в канонах праздника Богоявления. Слова Псалтири не только отсылают к ветхозаветным событиям, но и создают переход к Новому Завету, пророчествуя о Крещении Господнем. В миниатюрах, иллюстрирующих псалмы, на изображении Богоявления рядом могли быть две символические персоны: море и река Иордан [4].

Ил. 2. Богоявление. Из Благовещенского собора в Сольвычегодске (фрагмент)

Вполне понятны трудности «перевода» византийской иконографии при написании крещенских образов на Руси. Сложности с именами и персонажами олицетворений реки и моря в таких иконах объяснялись тем, что автор, к примеру, путал олицетворения, не зная их истории [4]. Подобное могло случиться с иконой из Сольвычегодска мастера Михаила (конец XVI века). Здесь река Иордан – это женская фигура, а море изображено в виде мужчины (ил. 1, 2). В греческом языке слово море имеет женский род, а река – средний (в обычном случае) и мужской (если речь идет об очень большой реке). Греческо-русский словарь Нового Завета указывает на мужской род слова «река». Таков первоначальный род рассматриваемых олицетворений моря и реки [5; 1; 7].

Юноша – это третья фигура-символ водной стихии. Причина появления фигуры юноши в нижнем поле иконы Крещения трактуется неоднозначно. С одной стороны, он был воспринят как еще одна персонификация моря, вместо женской фигуры, расположенной рядом с олицетворением Иордана [2] . В то же время существует более убедительная версия. Его изображение может толковаться как олицетворение Иордана или одного из его потоков. Согласно древнему преданию, реку, в которой крестился Иисус Христос, слагали потоки Иор и Дан, что нашло свое отражение в книжной миниатюре [4]. Если юноша изображен в глубине вод рядом со старцем, опершимся на сосуд, то эта пара фигур – персонификация двух рек, которые слились в Иордан. Подобное олицетворение показано в иконе конца XV века из Кирилло-Белозерского монастыря (здесь юноша восседает на паре рыб, возможно, дельфинов) (ил. 3, 4).

Ил. 3. Богоявление. Ок. 1497 г. Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Ил. 4. Богоявление. Ок. 1497 г. (фрагмент)

«Подле Христа плавают рыбы», – так завершаются указания «Ерминии» относительно изображения Крещения Господня. Рыба – древнейший символ Христа, который также обозначал и верующих во Христа. Слово «рыбки» на латыни звучало как pisciculli, а купель именовалась словом piscina, то есть садок или пруд для рыбы [6]. Наряду с изображением в иорданских водах рыбок, соответствующих такому толкованию, встречаем любопытный случай в греческой иконе XVIII века, когда зубастые рыбки, подобно стае хищников, окружили Спасителя. Одно из этих удивительных созданий в своих очертаниях приблизилось к змеиным (ил. 5, 6).

Ил. 5. Крещение Господне (Богоявление). Греция. XVII в. Лондон. Музей Виктории и Альберта

Ил. 6. Крещение Господне (Богоявление). Греция. XVII в. Лондон. Музей Виктории и Альберта (фрагмент)

Змея и дракон также появляются в иконе Богоявления. Примечательно, что с латыни слово draco можно одновременно перевести как «дракон» и «змея». Для христиан дракон – символическое обозначение Лукавого [6]. Змея же, которая есть и символ мудрости, в «Крещении» трактуется негативно. Изображение драконов и змей (попираемых) восходит к тексту в Книге Бытие (Бытие 3:15), равно как и псалму 73:13–14 («Ты утвердил еси силою Твоею море, Ты стерл еси главы змиев в воде») (ил. 7).

Ил. 7. Киевская псалтирь: Распятие. Крещение. Киев. XIV в.; памятник: Киевская псалтирь, 1397 г. Санкт-Петербург, Российская национальная библиотека (РНБ).

Посредством этого псалма были связаны события грехопадения и Крещения [4]. «Главы змиев» показаны в македонской иконе Богоявления, написанной Давидом из Селеницы (ил. 8, 9).

Ил. 8. Богоявление. Из церкви Св. Димитрия, Битола. Давид из Селеницы. 1730–1739 гг. Македония. Музей Македонии, Скопье

Ил. 9. Богоявление. Из церкви Св. Димитрия, Битола (фрагмент)

Рассмотренные символические изображения, окружающие фигуру Спасителя на иконе Крещения, обнаружили свои античные, ветхозаветные, а также христианские корни и одновременно смысловое единство в прославлении праздника явления Бога миру. Красота и пророческая пронзительность ветхозаветных текстов соединились с благой вестью новозаветного повествования.

Кого, помимо Христа и Крестителя, изображают на иконах Крещения

Крещение Господне – древний христианский праздник, установленный в воспоминание крещения Иисуса Христа Иоанном Предтечей в реке Иордан . Крещение иначе называют Богоявлением , потому что это событие ознаменовалось явлением всех трех лиц Святой Троицы. Бог Сын принимает крещение от Иоанна Крестителя, Святой Дух нисходит на Христа в виде голубя, а с небес раздается глас Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф.3:17).

Иконография праздника Крещения складывается в эпоху раннего христианства, со временем претерпевая некоторые изменения: это связано с осмыслением творений Святых Отцов и особенностями литургической практики.

В композициях Крещения Христос изображается стоящим в воде без одежд. На скалистом берегу Иордана справа от Христа стоит Иоанн Предтеча и возлагает руку на Его голову. Креститель всегда расположен чуть выше – это говорит о смирении Христа, ровно как и Его склоненная голова говорит о покорности воле Бога Отца. На Христа с неба нисходит Святой Дух в виде голубя. Такая лаконичная композиция определятся краткостью рассказов евангелистов. В памятниках 4-6 вв. Христос изображается в виде юноши , что противоречит евангельскому рассказу. Христос крестился в 30-летнем возрасте, а зрелого мужчину следовало изображать с бородой. Однако такое несоответствие евангельскому тексту объясняется тем, что христиане воспринимали крещение как второе рождение (новокрещенных называли детьми независимо от возраста). В более поздних памятниках Христос изображен с бородой и длинными волосами в образе так называемого « средовека ».

Читать еще:  Пастух-епископ: 4 чуда Спиридона Тримифунтского

Над головой Христа изображается сегмент неба , из которого в виде голубя на Него нисходит Святой Дух . На некоторых мозаиках, миниатюрах и иконах сверху изображается благословляющая десница Бога Отца , символизирующая глас с небес.

В Евангелии не упоминается, что при Крещении присутствовали ангелы , однако начиная с 6-7 вв. в композиции Крещения стали добавлять их фигуры. Ангелы стоят на берегу Иордана по другую сторону от Иоанна Крестителя. В руках они держат полотенца , чтобы после Крещения вытереть тело Христа. Помимо ангелов сцены Крещения могут дополняться фигурами людей , которые принимают крещение или наблюдают за происходящим с берега.

В сценах Крещения уровень воды в реке бывает разный. На большинстве памятниках вода доходит Спасителю до плеч. Это соответствует особенностям обряда: когда Иоанна крестил, то погружал человека в воду полностью. Но, к примеру, на мозаике Христианского баптистерия в Равенне Христос стоит в воде по пояс, а Иоанн льет воду Ему на голову. Такой тип Крещения также практикуется у христиан.

Во многих композициях Крещения можно увидеть фигуры обнаженного седовласого старца и женщины, уплывающей от Христа верхом на рыбе. Старец – это персонификация реки Иордан , женщина – персонификация моря . Эти персонажи появились на памятниках искусства благодаря строкам из 113 псалма: «Море увидело и побежало, Иордан обратился назад».

В водах Иордана нередко изображали рыб . Образ рыбы со времен ранних христиан имел важное значение. Слово «рыба» – по-гречески Ίχθύς – монограмма имени Иисуса Христа, состоящая из начальных букв «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель». Также рыба – это символ души, а еще – неофитов, готовящихся принять крещение.

Иконописцы в 11-12 веках в композиции Крещения вводят элементы, напоминающие о Рождестве , погребении Иисуса Христа и Сошествии во ад. На фреске Спасо-Мирожского монастыря в сцене Крещения пейзаж изображен условно. Берега реки смыкаются за спиной Христа, образуя грот. Христос как бы выходит из пещеры. Это отсылает зрителя к сценам Рождества и Воскресения. Грот похож и на вифлеемскую пещеру, где Христос родился, и на погребальную пещеру, из которой Он выходит воскресшим. Также с погребением ассоциировались изображения Спасителя, полностью погруженного в воду. На фреске Крещения в сербском монастыре Грачаница подножие Христа напоминает попираемые врата ада.

Если вам понравилась статья, ставьте лайк, комментируйте и подписывайтесь на мой канал об искусстве . Также читайте мой телеграм-канал .

На иконе Крещения в реке есть странный человек. Кто это?

Традиция изображения «водных человечков» древняя: о них говорится даже в старинном руководстве по написанию икон — «Ерминии».
Вот как там описывается икона Крещения Иисуса Христа: «Христос стоит среди Иордана неодетый. На берегу этой реки, одесную Христа, Предтеча смотрит в небо, подняв кверху левую руку, а правую держит над главою Христа. Над ними видно небо, и оттуда сходит Дух Святой; в луче написано: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих. С левой стороны ангелы стоят благоговейно, простерши руки, скрытые под одеждами. Поодаль от Иоанна среди Иордана в воде лежит старик, обратясь лицом назад, и со страхом смотрит на Христа, а сам льет воду из кувшина. [Он означает Иордан, возвратившийся вспять (Псал. 113, 3-5)]».

Персонаж в реке — это и отсылка к 113-му псалму царя Давида, в котором говорится о море и реке: «Море виде и побеже, Иордан возвратися вспять». Псалмопевец напоминает о событии, описанном в ветхозаветной Книге Иисуса Навина, когда воды Иордана остановились для переправы израильтян, а другая часть реки потекла в обратном направлении. (Нав 3:10–17). Царь Давид упоминает и море — имея в виду переход израильского народа через расступившееся Красное море.

Чудеса в Красном море и Иордане — прообраз будущего Крещения Спасителя. Поэтому эти ветхозаветные события вспоминаются на праздничных службах Крещения Господня. Например, в специальной молитве (стихира), которую читают в храме: «Иордан, видев Тя, убояся и пожда (замер в ожидании. — Прим. ред.)… Возвратися Иордан река вспять, не дерзая служити Тебе… Что ти есть, море, яко побегло еси, и тебе, Иордане, яко возвратился еси вспять?». Есть и другие: «Видеша Тя воды, Боже, видеша Тя воды, и убояшася» (стих на малой вечерне крещенского сочельника); «Веселися, реко Иордане, к тебе бо всех Творец приходит волею (по своей воле. — Прим. ред.), крещение прияти (принять. — Прим. ред.) от раба…» (седален).

Конечно, авторы песнопений не имеют в виду, что река Иордан — одушевленное существо. Это художественный прием, который рассказывает о поразительной встрече природы с ее Создателем. А вот что говорит о смысле событий на Иордане митрополит Сурожский Антоний: «Когда Христос вышел из вод Иордана, Он оставался тем же безгрешным Спасителем Христом, каким Он был, когда в них погрузился, но Он нес на Себе всю тяжесть тысячелетней истории человеческого греха… Погружение Христа в Иордан очистило его воды, и, как в церковных молитвах и песнопениях говорится, эти воды стали живоносными, потому что вся мертвость, вся мертвящая сила их осталась на Христе Спасителе. Они были очищены, они стали святыми водами, священными водами, которые теперь могут приобщить нас к тому, что представляет собой чистота и святость человеческой плоти воплощенного Бога».

Икона » Крещение Господне» ( Школа Андрея Рублева)

Перед нами икона XV века «Крещение Господне», принадлежащая иконописцу из круга Андрея Рублева. Икона очень лаконична, соответствует Евангельскому рассказу о Крещении, показывая не только само Крещение, но и богословский смысл праздника: в этот день Бог явился Един в трех Лицах:

Бог-Сын – Иисус Христос, Бог-Дух Святой – в виде голубя и Бог-Отец как глас с Небес. «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи, Троическое явися поклонение…»,

— так поется в тропаре праздника. Иисус Христос впервые явился как один из числа Троицы. Потому праздник правильно называется не Крещением, а Богоявлением.

Особенность иконы и ее завораживающая красота – в плавности и особой нежности, с которыми обволакивают Спасителя и вода, и горы;

Читать еще:  Рождественский вертеп. Видео

Икона имеет подчеркнуто вертикальное измерение. Оно создается за счет реки устремленной вверх, и гор, вершины которых наклонены в право, повторяя поклон Иоанна.

Усиливается вертикаль двойным диагональным движением снизу вверх. Одна диагональ — с нижнего левого угла в верхний правый — заканчивается уходящей в горы рекой.

Другая — с нижнего правого угла в верхний левый — проходит от нижнего выступа горы, на котором стоит нога Ангела, через фигуру Иоанна Крестителя. Эти диагонали пересекаются в центре – на фигуре Иисуса Христа, делая его средоточием и сердцем образа.

Вертикаль сильно подчеркивается лучом, в центре которого голубь. Тройной луч голубого цвета исходит из полукруга в верхней части иконы, который символизирует Небеса. Он сосредоточивает внимание на Иисусе. Это Бог-Дух Святой нисходит на Сына-Бога и в этот же момент раздается глас Бога-Отца:

«Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение».

Образ Иисуса Христа – центральный. Его фигура, хоть и хрупкая и вытянутая вертикально, но полна сил: все члены ее – грудь, плечи, руки, ноги — округлые и мягкие. Чресла препоясаны, хотя в других изводах Иисус изображается обнаженным. Мягкость создается плавными изгибами реки, ритмически повторяющими рисунок фигуры Спасителя, омывая ее и любовно неся над водами. Фигура как бы парит в воздухе, не касаясь воды.

Скалистые берега расступаются в самой нижней части фигуры — у ног — и сужаются в самой широкой ее части, как бы поддерживая ее вместе с Ангелами, придавая фигуре устойчивость. Потом они снова расширяются на уровне плеч, сужаясь у нимба и устремляясь вверх, смыкаясь над Его головой, полностью скрывая фигуру как в ущелье.

Нежные изгибы, в музыкальном ритме повторяющие и объемлющие фигуру Спасителя, словно исполняют любовный танец, осторожно сопровождая каждый изгиб тела Иисуса Христа. Ущелье, в которое заключается фигура Господа, символизирует собой ад, гроб и смерть одновременно.

Это не случайные образы. В Таинстве Крещения при погружении в воду умирает ветхий человек, а по выходе из нее — рождается новый, отрекающийся от сатаны и всех дел его и дающий клятву служить отныне и вовеки веков уже не дьяволу, а Богу.

Иконописец, помещая Иисуса во время Крещения в пещеру, как в гроб, показывает именно этот смысл и образ Таинства Крещения. Ущелье – это также и образ ада, в который спускается Иисус, чтобы вывести из него Адама и всех ветхозаветных праведников.

Голова и лик Иисуса повторяют образ Господа на иконе Рублева «Спас»: та же мощная шея, взгляд спокойный, мягкий, волосы густые, словно образующие нимб. Теплые светло-коричневые цвета тела Спасителя подчеркивают нежность образа.

Слева мы видим низко склоненную фигуру Иоанна Крестителя. Уступчатые скалы ставят его высоко над Спасителем и он вынужден низко склониться перед Ним в благословляющем жесте.

Фигура Иоанна вообще очень странная: слишком длинная правая рука, крестящая Иисуса, и слишком маленькая, словно укороченная, левая, спина тоже очень длинная.

Если бы Иоанн выпрямился, то вся несуразность фигуры была бы сразу видна. Странно выписаны его ноги: они словно перекрещены. Правая нога выписана так, как должна быть выписана левая и наоборот.

Эта несуразность фигуры Иоанна на фоне стройной и изящной фигуры Спасителя, подчеркивает рабство одного и Божественное достоинство другого. За Иоанном видно деревцо, которое придает ему устойчивость, т.к. он настолько сильно склонен над Иисусом, что, кажется, вот-вот упадет. Поклонению Иоанна вторят вершины гор: они тоже склоняются в ту же сторону и с тем же наклоном.

На противоположном берегу – прекрасная празднично-цветистая группа ангелов, хотя в Евангелии о них не сказано ничего. На разных иконах их количество разное. На данной иконе их четверо и это отличительная особенность данного извода, наполненная глубокого богословского и философского смыслов. На всех ангелах сине-голубые хитоны.

Впереди — два Ангела в низком поклоне, на их руках пышная одежда, словно полотенца, в которые будет принят Крещаемый. Они — восприемники, готовые Его принять, как только Он выйдет из воды. Эти два Ангела особенно чувствуют торжественность момента. Третий Ангел, который едва виден за спинами первых двух, тоже с покровенной одеждой, но в позе, не такой торжественной, как первых два.

Но особенно выделяется четвертый Ангел. Руки у него покровенные, но он воздел их к небу в молитвенной позе и глядит на голубой луч, указывающий на Спасителя, на голубя, нисходящего в этом луче — Духа Святого, и словно прислушивается к гласу Бога-Отца, исходящего из Небесного облака.

Все Богоявление и богословский смысл праздника заключается в образе этого Ангела. В то время, как все остальные – Иоанн Креститель и трое ангелов — заняты непосредственно действием Таинства Крещения, четвертый, единственный из них, созерцает Богоявление – Троицу Триипостасную.

Этот Ангел выписан в Божественных голубых тонах, подчеркивающих его особенность, его большую связь с природой и водой Иордана, чем с человеческими фигурами.

Ангелы, хотя их и четверо, не искажают равновесия иконы, потому что фигура Иоанна Крестителя, уравновешивает правую и левую стороны реки. А их руки встречаются над головой Господа, заключая Его в свои объятия.

Поклонение человеческих фигур и движение природы вверх и ввысь следуют движению рук Господа: правая рука Спасителя согнута в локте, словно бы указывая человеку на его место перед Богом, чуть согнутая левая соответствует движению Иордана и гор.

Икона наполнена не только евангельским изложением событий, но и элементами ветхозаветных образов, знакомых по псалмам, и даже образами античности.

Так, в реке мы видим в самом низу седовласого старца. Это образ реки Иордан. А справа внизу – еще один человек, плывущий на двух дельфинах. Это образ моря. А вместе тот и другой – видимые образы псалма:

«Море виде и побеже, Иордан возвратися вспять…»,

указывающие на пророческие изображение перехода сквозь Красное море, и прообраз Крещения в Новом завете. Сами фигурки – античное наследие, т.к. у евреев изображение человека запрещалось. Это и олицетворение двух потоков Иора и Дана, из которых при слиянии образовалась река Иордан.

В целом впечатление, которое оставляет икона, можно было бы назвать любовной песней. И этим она выделяется из всех остальных изводов, изображающих Крещение Господа.

Тина Гай

Галерея икон «Крещение Господне»



Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector