0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему история Петра и Февронии не слабее Ромео и Джульетты или Уроки семьи, любви и верности

Почему история Петра и Февронии не слабее «Ромео и Джульетты» или Уроки семьи, любви и верности

Приблизительное время чтения: 6 мин.

В 1595 году появилось выдающееся литературное произведение, повествующее о любви и верности и о том, как человеческая слепота и злоба помешали двум людям создать средоточие этих самых любви и верности — семью. Я говорю о «Ромео и Джульетте». А вот в 1547 году, почти за полвека до бессмертной пьесы Шекспира, появилось другое произведение о любви и верности — «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — история о том, как любовь и верность, прошедшие через испытания, семью рождают. Петр и Феврония, так же как Ромео и Джульетта, должны преодолеть человеческую ограниченность и злобу. Но муромские святые создают семью, в которой взращивается любовь.

Я бы не хотел противопоставлять или даже сопоставлять два этих текста с художественной точки зрения. И не склонен считать «Повесть о Петре и Февронии» нашим ответом Шекспиру, тем более что муромская история была написана раньше. Однако воспринимая оба текста как смысловую параллель, я убеждаюсь, что «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — произведение, не менее значимое для мировой культуры и для понимания человеческих отношений, чем повесть, «печальнее которой нет на свете», и вот в каком смысле: если любовь не создает семью — это всегда трагедия. Дай Бог, чтобы она была не столь роковой, как у героев Шекспира, но в той или иной степени трагедия случится всегда. Конечно, и в семье много своих драм и трудностей, но без семьи все происходит не так, как Бог о человеке задумал. Уже в первой книге Библии говорится о том, что нехорошо человеку быть одному (Быт 2:18).

На свете сохранилось немного экземпляров первого полного издания Шекспира, так называемого фолио. И во всех библиотечных экземплярах страшно замусолены одни и те же страницы: сцена в саду из «Ромео и Джульетты», называемая также сценой на балконе. Это свидетельствует о том, что слова, которыми Ромео и Джульетта (точнее — Уильям Шекспир) говорят о любви, по силе и красоте могут считаться непревзойденными. И что же? — эта великая любовь погибла, потому что и родители Джульетты, и друзья Ромео, и Тибальд, и Парис, как будто сговорившись, проявили, кажется, всю возможную греховную тупость и злобу, чтобы погубить ее.

А вот в истории Петра и Февронии есть, на мой взгляд, несколько удивительных моментов, которые чрезвычайно значимы. Их можно назвать четырьмя уроками муромских святых. Во-первых, князь Петр неслучайно заболевает и исцеляется Февронией именно после победы над драконом: человеку недостаточно быть «победителем»; победа в бою не освобождает от зла. Зло человек преодолевает в своей целостности, соединившись с женщиной в любви, создав семью. Сейчас принято смеяться над тем, что старинные романы обязательно кончались свадьбой, а в этом есть глубокий смысл, важнее которого только концовка, типичная для Александра Грина: «Они жили долго и умерли в один день» (заметим, что именно так умирают Петр и Феврония). Во-вторых, муромские бояре поставили князя Петра перед выбором: власть или семья. Выбирая последнюю, Петр останавливается на той ценности, без которой человек не может реализоваться. В-третьих, те же бояре, изгнавшие княжескую чету из города, вынуждены были просить ее о возвращении; это можно понять как намек на то, что без семьи не может быть полноценного общества, но, пожалуй, главное здесь то, что не нужно бороться со злом ни хитростью, ни силовыми методами, потому что оно выдыхается перед лицом Божией правды. И в-четвертых, выражаясь современным языком, у Петра и Февронии в отношениях не все было всегда гладко. Ведь князь далеко не сразу принял решение жениться на простолюдинке, это решение было в каком-то смысле проблемным. Да и не видим мы, чтобы он «пылал» чувством, делая предложение. Изгнание расставило все точки над i, некоторым образом не просто скрепило, а зацементировало их брак, — это было испытание, которое они выдержали.

А вообще что же получается — сначала возникла семья, а уже потом в ней родилась любовь? Как-то это нелогично с точки зрения современного человека, не правда ли? Но как раз это мне кажется наиболее значимым. Принято считать (особенно среди молодых людей), что любовь — это то, что лежит в истоке человеческих отношений. А дальше возможно всякое: любовь прошла, «завяли помидоры», можно разбежаться, нельзя заставлять ни себя, ни другого и т. д. Но это возникающее в начале чувство — сильное, чистое, эмоциональное — правильнее было бы назвать влюбленностью, и она может перерасти в любовь, а может — и нет. И чтобы это случилось, влюбленность должна пройти закалку. Нравится это кому-то или нет, но эта закалка — не в цветах, подарках и встречах, а в жертвенности, в готовности поставить интересы этого человека перед своими. И в таких случаях обязательно получаешь ответ. Ведь люди в семье движутся сонаправленно.

Петр и Феврония — исторические персонажи, реально существовавшие люди. Ромео и Джульетта гениально заимствованы Шекспиром из итальянской литературы. Уменьшает ли это ценность их истории в наших глазах? — нет, и свидетельство тому — зачитанные страницы, на которых юные новобрачные, обреченные на разлуку и смерть, беседуют о соловье и жаворонке и тем самым — о своей любви. И жаль того человека, который скажет, что его интересуют более масштабные события и переживания! Жаль то общество, в котором властители дум от лица широких масс безответственно заявляют, что Шекспир устарел!

…В иронической, но неизбывно горькой книге Карела Чапека «Апокрифы» есть один, посвященный Ромео и Джульетте. Молодой знатный англичанин, современник Шекспира, путешествует по Италии. В Вероне его застигает ливень, и добродушный патер приглашает его зайти и переждать. Молодой человек рассказывает, как дорога ему Верона по воспоминаниям о Ромео и Джульетте. Патер же горячо возражает: все было не так, у них действительно была детская привязанность, но Ромео был шалопай, ранил графа Париса, бежал в Мантую, а Джульетта и Парис поженились. Графиня Джульетта родила восьмерых прекрасных детей и достойно прожила жизнь как прекрасная мать и верная супруга.

Потрясенный англичанин говорит, что в пьесе все прекраснее, а патер отвечает, что нет ничего хорошего в том, что двое молодых людей расстаются с жизнью, и гораздо прекраснее настоящая жизнь Джульетты — счастливый брак и материнство.

Остается только напомнить читателю, что и это — тоже литература, а настоящая литература всегда оставляет нас во власти глубоких размышлений.

Почему история Петра и Февронии не слабее «Ромео и Джульетты» или Уроки семьи, любви и верности

В 1595 году появилось выдающееся литературное произведение, повествующее о любви и верности и о том, как человеческая слепота и злоба помешали двум людям создать средоточие этих самых любви и верности — семью. Я говорю о «Ромео и Джульетте». А вот в 1547 году, почти за полвека до бессмертной пьесы Шекспира, появилось другое произведение о любви и верности — «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — история о том, как любовь и верность, прошедшие через испытания, семью рождают. Петр и Феврония, так же как Ромео и Джульетта, должны преодолеть человеческую ограниченность и злобу. Но муромские святые создают семью, в которой взращивается любовь.

Я бы не хотел противопоставлять или даже сопоставлять два этих текста с художественной точки зрения. И не склонен считать «Повесть о Петре и Февронии» нашим ответом Шекспиру, тем более что муромская история была написана раньше. Однако воспринимая оба текста как смысловую параллель, я убеждаюсь, что «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — произведение, не менее значимое для мировой культуры и для понимания человеческих отношений, чем повесть, «печальнее которой нет на свете», и вот в каком смысле: если любовь не создает семью — это всегда трагедия. Дай Бог, чтобы она была не столь роковой, как у героев Шекспира, но в той или иной степени трагедия случится всегда. Конечно, и в семье много своих драм и трудностей, но без семьи все происходит не так, как Бог о человеке задумал. Уже в первой книге Библии говорится о том, что нехорошо человеку быть одному (Быт 2:18).

На свете сохранилось немного экземпляров первого полного издания Шекспира, так называемого фолио. И во всех библиотечных экземплярах страшно замусолены одни и те же страницы: сцена в саду из «Ромео и Джульетты», называемая также сценой на балконе. Это свидетельствует о том, что слова, которыми Ромео и Джульетта (точнее — Уильям Шекспир) говорят о любви, по силе и красоте могут считаться непревзойденными. И что же? — эта великая любовь погибла, потому что и родители Джульетты, и друзья Ромео, и Тибальд, и Парис, как будто сговорившись, проявили, кажется, всю возможную греховную тупость и злобу, чтобы погубить ее.

А вот в истории Петра и Февронии есть, на мой взгляд, несколько удивительных моментов, которые чрезвычайно значимы. Их можно назвать четырьмя уроками муромских святых. Во-первых, князь Петр неслучайно заболевает и исцеляется Февронией именно после победы над драконом: человеку недостаточно быть «победителем»; победа в бою не освобождает от зла. Зло человек преодолевает в своей целостности, соединившись с женщиной в любви, создав семью. Сейчас принято смеяться над тем, что старинные романы обязательно кончались свадьбой, а в этом есть глубокий смысл, важнее которого только концовка, типичная для Александра Грина: «Они жили долго и умерли в один день» (заметим, что именно так умирают Петр и Феврония). Во-вторых, муромские бояре поставили князя Петра перед выбором: власть или семья. Выбирая последнюю, Петр останавливается на той ценности, без которой человек не может реализоваться. В-третьих, те же бояре, изгнавшие княжескую чету из города, вынуждены были просить ее о возвращении; это можно понять как намек на то, что без семьи не может быть полноценного общества, но, пожалуй, главное здесь то, что не нужно бороться со злом ни хитростью, ни силовыми методами, потому что оно выдыхается перед лицом Божией правды. И в-четвертых, выражаясь современным языком, у Петра и Февронии в отношениях не все было всегда гладко. Ведь князь далеко не сразу принял решение жениться на простолюдинке, это решение было в каком-то смысле проблемным. Да и не видим мы, чтобы он «пылал» чувством, делая предложение. Изгнание расставило все точки над i, некоторым образом не просто скрепило, а зацементировало их брак, — это было испытание, которое они выдержали.

Читать еще:  Благовещение: могла ли Богородица сказать «нет»?

А вообще что же получается — сначала возникла семья, а уже потом в ней родилась любовь? Как-то это нелогично с точки зрения современного человека, не правда ли? Но как раз это мне кажется наиболее значимым. Принято считать (особенно среди молодых людей), что любовь — это то, что лежит в истоке человеческих отношений. А дальше возможно всякое: любовь прошла, «завяли помидоры», можно разбежаться, нельзя заставлять ни себя, ни другого и т. д. Но это возникающее в начале чувство — сильное, чистое, эмоциональное — правильнее было бы назвать влюбленностью, и она может перерасти в любовь, а может — и нет. И чтобы это случилось, влюбленность должна пройти закалку. Нравится это кому-то или нет, но эта закалка — не в цветах, подарках и встречах, а в жертвенности, в готовности поставить интересы этого человека перед своими. И в таких случаях обязательно получаешь ответ. Ведь люди в семье движутся сонаправленно…

Петр и Феврония — исторические персонажи, реально существовавшие люди. Ромео и Джульетта гениально заимствованы Шекспиром из итальянской литературы. Уменьшает ли это ценность их истории в наших глазах? — нет, и свидетельство тому — зачитанные страницы, на которых юные новобрачные, обреченные на разлуку и смерть, беседуют о соловье и жаворонке и тем самым — о своей любви. И жаль того человека, который скажет, что его интересуют более масштабные события и переживания! Жаль то общество, в котором властители дум от лица широких масс безответственно заявляют, что Шекспир устарел!

…В иронической, но неизбывно горькой книге Карела Чапека «Апокрифы» есть один, посвященный Ромео и Джульетте. Молодой знатный англичанин, современник Шекспира, путешествует по Италии. В Вероне его застигает ливень, и добродушный патер приглашает его зайти и переждать. Молодой человек рассказывает, как дорога ему Верона по воспоминаниям о Ромео и Джульетте. Патер же горячо возражает: все было не так, у них действительно была детская привязанность, но Ромео был шалопай, ранил графа Париса, бежал в Мантую, а Джульетта и Парис поженились. Графиня Джульетта родила восьмерых прекрасных детей и достойно прожила жизнь как прекрасная мать и верная супруга.

Потрясенный англичанин говорит, что в пьесе все прекраснее, а патер отвечает, что нет ничего хорошего в том, что двое молодых людей расстаются с жизнью, и гораздо прекраснее настоящая жизнь Джульетты — счастливый брак и материнство.

Остается только напомнить читателю, что и это — тоже литература, а настоящая литература всегда оставляет нас во власти глубоких размышлений…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Почему история Петра и Февронии не слабее “Ромео и Джульетты”

или Уроки семьи, любви и верности

В 1595 году появилось выдающееся литературное произведение, повествующее о любви и верности и о том, как человеческая слепота и злоба помешали двум людям создать средоточие этих самых любви и верности — семью. Я говорю о «Ромео и Джульетте». А вот в 1547 году, почти за полвека до бессмертной пьесы Шекспира, появилось другое произведение о любви и верности — «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — история о том, как любовь и верность, прошедшие через испытания, семью рождают. Петр и Феврония, так же как Ромео и Джульетта, должны преодолеть человеческую ограниченность и злобу. Но муромские святые создают семью, в которой взращивается любовь.

Я бы не хотел противопоставлять или даже сопоставлять два этих текста с художественной точки зрения. И не склонен считать «Повесть о Петре и Февронии» нашим ответом Шекспиру, тем более что муромская история была написана раньше. Однако воспринимая оба текста как смысловую параллель, я убеждаюсь, что «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — произведение, не менее значимое для мировой культуры и для понимания человеческих отношений, чем повесть, «печальнее которой нет на свете», и вот в каком смысле: если любовь не создает семью — это всегда трагедия. Дай Бог, чтобы она была не столь роковой, как у героев Шекспира, но в той или иной степени трагедия случится всегда. Конечно, и в семье много своих драм и трудностей, но без семьи все происходит не так, как Бог о человеке задумал. Уже в первой книге Библии говорится о том, что нехорошо человеку быть одному (Быт 2:18).

На свете сохранилось немного экземпляров первого полного издания Шекспира, так называемого фолио. И во всех библиотечных экземплярах страшно замусолены одни и те же страницы: сцена в саду из «Ромео и Джульетты», называемая также сценой на балконе. Это свидетельствует о том, что слова, которыми Ромео и Джульетта (точнее — Уильям Шекспир) говорят о любви, по силе и красоте могут считаться непревзойденными. И что же? — эта великая любовь погибла, потому что и родители Джульетты, и друзья Ромео, и Тибальд, и Парис, как будто сговорившись, проявили, кажется, всю возможную греховную тупость и злобу, чтобы погубить ее.

А вот в истории Петра и Февронии есть, на мой взгляд, несколько удивительных моментов, которые чрезвычайно значимы. Их можно назвать четырьмя уроками муромских святых. Во-первых, князь Петр неслучайно заболевает и исцеляется Февронией именно после победы над драконом: человеку недостаточно быть «победителем»; победа в бою не освобождает от зла. Зло человек преодолевает в своей целостности, соединившись с женщиной в любви, создав семью. Сейчас принято смеяться над тем, что старинные романы обязательно кончались свадьбой, а в этом есть глубокий смысл, важнее которого только концовка, типичная для Александра Грина: «Они жили долго и умерли в один день» (заметим, что именно так умирают Петр и Феврония). Во-вторых, муромские бояре поставили князя Петра перед выбором: власть или семья. Выбирая последнюю, Петр останавливается на той ценности, без которой человек не может реализоваться. В-третьих, те же бояре, изгнавшие княжескую чету из города, вынуждены были просить ее о возвращении; это можно понять как намек на то, что без семьи не может быть полноценного общества, но, пожалуй, главное здесь то, что не нужно бороться со злом ни хитростью, ни силовыми методами, потому что оно выдыхается перед лицом Божией правды. И в-четвертых, выражаясь современным языком, у Петра и Февронии в отношениях не все было всегда гладко. Ведь князь далеко не сразу принял решение жениться на простолюдинке, это решение было в каком-то смысле проблемным. Да и не видим мы, чтобы он «пылал» чувством, делая предложение. Изгнание расставило все точки над i, некоторым образом не просто скрепило, а зацементировало их брак, — это было испытание, которое они выдержали.

А вообще что же получается — сначала возникла семья, а уже потом в ней родилась любовь? Как-то это нелогично с точки зрения современного человека, не правда ли? Но как раз это мне кажется наиболее значимым. Принято считать (особенно среди молодых людей), что любовь — это то, что лежит в истоке человеческих отношений. А дальше возможно всякое: любовь прошла, «завяли помидоры», можно разбежаться, нельзя заставлять ни себя, ни другого и т. д. Но это возникающее в начале чувство — сильное, чистое, эмоциональное — правильнее было бы назвать влюбленностью, и она может перерасти в любовь, а может — и нет. И чтобы это случилось, влюбленность должна пройти закалку. Нравится это кому-то или нет, но эта закалка — не в цветах, подарках и встречах, а в жертвенности, в готовности поставить интересы этого человека перед своими. И в таких случаях обязательно получаешь ответ. Ведь люди в семье движутся сонаправленно…

Петр и Феврония — исторические персонажи, реально существовавшие люди. Ромео и Джульетта гениально заимствованы Шекспиром из итальянской литературы. Уменьшает ли это ценность их истории в наших глазах? — нет, и свидетельство тому — зачитанные страницы, на которых юные новобрачные, обреченные на разлуку и смерть, беседуют о соловье и жаворонке и тем самым — о своей любви. И жаль того человека, который скажет, что его интересуют более масштабные события и переживания! Жаль то общество, в котором властители дум от лица широких масс безответственно заявляют, что Шекспир устарел!

…В иронической, но неизбывно горькой книге Карела Чапека «Апокрифы» есть один, посвященный Ромео и Джульетте. Молодой знатный англичанин, современник Шекспира, путешествует по Италии. В Вероне его застигает ливень, и добродушный патер приглашает его зайти и переждать. Молодой человек рассказывает, как дорога ему Верона по воспоминаниям о Ромео и Джульетте. Патер же горячо возражает: все было не так, у них действительно была детская привязанность, но Ромео был шалопай, ранил графа Париса, бежал в Мантую, а Джульетта и Парис поженились. Графиня Джульетта родила восьмерых прекрасных детей и достойно прожила жизнь как прекрасная мать и верная супруга.

Потрясенный англичанин говорит, что в пьесе все прекраснее, а патер отвечает, что нет ничего хорошего в том, что двое молодых людей расстаются с жизнью, и гораздо прекраснее настоящая жизнь Джульетты — счастливый брак и материнство.

Остается только напомнить читателю, что и это — тоже литература, а настоящая литература всегда оставляет нас во власти глубоких размышлений…

Материалы к проведению классного часа, посвящённому великой любви Петра и Февронии

Выбранный для просмотра документ Pyotr i Fevroniya.docx

В последние годы все большую популярность у российской мо лодежи приобретает День святого Валентина . Однако и в России есть свой «день влюбленных» — 8 июля , когда Русская православная церковь чтит память святых Петра и Февронии . Классный час , посвя щенный знакомству с историей этого праздника , можно провести накануне 14 февраля , когда вся школа будет охвачена «Валентиновой лихорадкой» . «Повесть о Петре и Февронии Муромских» некоторые учителя рассматривают с семиклассниками на уроках русской литера туры . Если семиклассники уже прочитали повесть , можно попросить двух — трех учеников пересказать ее содержание . Если нет , учитель может сделать это сам , пользуясь текстом сценария .

Цель : ознакомить детей с легендой о Петре и Февронии ; спо собствовать развитию у детей интереса к русской духовной традиции ; формировать положительное отношение к нравственным ценностям ; побуждать детей к углубленному изучению нравственного опыта на ших предков .

а ) икона святых Петра и Февронии ;

б ) игрушечные или вырезанные из бумаги зайцы .

I . Интерактивная беседа «Новый праздник» .

Рассказ учителя «Легенда о настоящей любви» .

Беседа по содержанию легенды .

Ход классного часа

I . Интерактивная беседа «Чужой праздник»

Классный руководитель . Ребята , скоро нас ждут праздни ки : День защитника Отечества и 8 Марта , но уже сейчас я вижу , многие покупают открытки с сердечками . С чем это связано ?

Дети отвечают , что приближается День святого Валентина .

Да , я бы согласилась с вами , что любви у нас действительно не хва тает . Люди всегда нуждались в святых покровителях , которые помогли бы им найти свою половинку и сохранить чувства на долгие годы . Как вы думаете , влюбленность и любовь одно и то же ?

Примерные ответы детей :

Влюбленность — это чувство , которое мгновенно вспыхивает и быстро проходит , а любовь — это чувство постоянное , крепкое , на всю жизнь .

Можно влюбляться в разных девчонок , а любить только одну .

Бывает , что можно влюбиться на всю жизнь . В передаче «Жди меня» старые люди вспоминают свою первую любовь , ищут ее .

Читать еще:  Артос: пасхальный хлеб

Классный руководител ь . Действительно , влюбиться — это одно , а сохранить любовь — это другое .

Известны ли вам примеры верной , бескорыстной , большой любви ?

Дети говорят о любви Ромео и Джульетты , своих бабушек , дедушек и т . п .

II . Рассказ учителя «Легенда о настоящей любви»

Классный руководител ь . Все сейчас знают легенду о свя том Валентине . Этот праздник пришел к нам из западнохристианской традиции , однако и в Русской Православной Церкви есть святые , которые помогали и покровительствовали любящим сердцам . К сожалению , сейчас не все помнят об этой прекрасной и доброй истории и о связанном с ней празднике . Но для наших предков примером большой , настоящей любви , образцом супружества являлись святые Петр и Феврония . Верующие считают , что своими молитвами они помогают всем женихам и невестам , поддерживают их потом , в семейной жизни .

Легенду об этих святых рассказал русский церковный писатель XVI века Ермолай — Еразм .

. Когда — то Муромом правил князь Павел . Город процветал , люди жили в достатке , и только князь мрачнел день ото дня . Однажды его жена призна лась , что к ней прилетает змей — оборотень . Невидимый для других , он проникает в ее покои , а входящим является в образе Павла . Чтобы избавиться от оборотня , князь пошел на хитрость : подговорил он жену , чтоб расспросила коварного змея , от чего тот умрет . Когда змей появился , княгиня начала восхищаться его мудростью и силой . «Многое на свете ты знаешь , а знаешь ли , какова будет кончина твоя и от чего ? » — спросила она . И чудовище открыло тайну , сказав , что погибнет от «Петрова плеча , от Агрикова меча» .

У князя был брат по имени Петр . Он и должен был убить ненавистного змея . Но где же взять Агриков меч ? Но и эта загадка разрешилась . Когда Петр молился в церкви , к нему подошел человек . Незнакомец показал тайник в алтарной стене , где и был меч .

И вот Петр пошел навестить княгиню . А чудище коварное уже там . Усомнился сначала Петр , не брат ли это его . Пришел в княжеские хоромы , увидел там брата и велел ему никуда не выходить . Вернулся он в покои княгини и ударил оборотня Агриковым мечом — в ту же секунду змей принял своей подлинный вид . Долго извивалось чудовище , но вдруг рухнуло на пол замертво . На стоящего с занесенным мечом Петра попало несколько капель змеиной крови . От этих капель на теле Петра образовались незаживающие раны . И ни один местный лекарь не мог помочь . Прослышал Петр , что Рязанская земля славится своими врачевателями , и отправился туда со своей свитой . В селе Ласково один из слуг подошел к какому — то дому , кликнул хозяев , но никто не отозвался . Слуга зашел в горницу и увидел девицу , которая ткала полотно . А перед девицей прыгал заяц . Увидев гостя , девица оторвалась от работы и сказала : «Нехорошо быть дому без ушей и без очей» . Княжеский слуга не понял ее , а только спросил , живет ли еще кто — нибудь в доме . Но девушка совсем запутала гостя , сказав : «Отец и мать мои пошли взаймы плакать , а брат мой ушел через ноги в глаза смерти смотреть» .

Юношу так поразили эти слова , что он попросил хозяйку дома раскрыть ему их смысл . «Нет во дворе собаки , которая бы залаяла , почуяв тебя , — молви ла девушка , — поэтому я и сказала , что дом наш без очей и без ушей . А родители мои ушли на похороны и там плачут , а когда они умрут , кто — то будет по ним плакать — это и есть заемный плач . Брат же мой бортник — древолазец ( сборщик меда ), как и отец , влез на дерево за медом , смотрит вниз и думает , как бы ему не сорваться . Вот я и сказала , что он через ноги смерти в глаза смотрит» . Княжеский слуга подивился мудрости молодой девушки и рассказал ей о болезни своего господина . Тому , кто исцелит его , князь пообещал в награду несметные богатства . И Феврония передала через слугу , что сама вылечит князя , если станет его женой . Петр , узнав это , сделал вид , что согласился , и приказал вести себя к мудрой девушке , но про себя подумал : не бывать простой крестьянке княжеской женой . Дала Феврония слугам царя хлебную закваску и сказала , чтоб Петр смазал язвы этим лекарством , а одну рану оставил нетронутой . Сделал все Петр , как сказала Феврония , и на следующее утро уже был здоров . Отправился он в обратный путь , а девушке передал богатые дары . Но Феврония не приняла их . Не успел Петр доехать до родного Мурома , как болезнь его началась с новой силой . Повернул он коней и опять приехал к Февронии . Она нисколько не рассердилась , приготовила лекарство и напомнила , что полное исцеление Петр обретет , только взяв ее в жены . Так и случилось , и простая девушка стала княгиней . А после смерти Павла Петр и Феврония стали править Муромом .

Муромские жители невзлюбили новую княгиню . Представители древних знатных родов укоряли Петра за то , что взял в жены крестьянку . Ни воспи тания достойного нет у Февронии , ни манер , твердили бояре . Они пришли к княгине и просили ее уйти из города . А Петра уговаривали искать себе другую княгиню .

Но Петр и Феврония ушли из Мурома вместе . Бояре дали им корабли , и князь и княгиня со слугами поплыли по Оке .

В одном судне с Февронией плыл некий человек, жена которого была на этом же судне. И человек этот посмотрел на Февронию с вожделением. Она же, сразу угадав его дурные мысли, обличила его, сказав ему: «Зачерпни воды из реки сей с этой стороны судна сего». Он почерпнул. И повелела ему испить. Он выпил. Тогда сказала она снова: «Теперь зачерпни воды с другой стороны судна сего». Он почерпнул. И повелела ему снова испить. Он выпил. Тогда она спросила: «Одинакова вода или одна слаще другой?» Он же ответил: «Одинаковая, госпожа, вода». После этого она промолвила: «Так и естество женское одинаково. Почему же ты, позабыв про свою жену, о чужой помышляешь?» И человек этот, поняв, что она обладает даром прозорливости, не посмел больше предаваться таким мыслям.

Однако вскоре настигли их му ромские бояре . Кинулись они Петру в ноги , умоляя вернуться вместе с женой в город и править ими . Оказывается , как только князь с княгиней покинули Муром , начались распри , бояре поубивали друг друга в споре за власть .

Долгие годы Петр и Феврония правили городом : заботились о жителях , принимали странников , исцеляли больных . А незадолго до смерти приняли монашество . В монашестве они получили новые име на . Петр получил имя Давида , а Феврония стала Евфросинией . Они за вещали похоронить себя в одном каменном гробу с перегородкой . 25 июня они одновременно скончались каждый в своем монастыре . Горожане не исполнили завещания и положили князя внутри города , у собор ной церкви , а княгиню — за городскими стенами , в монастыре . Общий каменный саркофаг оставили пустым . Но утром тела Петра и Февронии покоились в одном гробу в соборной церкви . Чудо не убедило людей — они считали неправильным класть святых в монашеском образе в один гроб , — и тела вновь разнесли . И снова утром князь и княгиня были вместе . Гроб с тех пор больше не трогали . А всякий больной , приходивший в церковь с истинной верой , получал исцеление .

III . Беседа по содержанию легенды

Понравилась ли вам эта легенда ?

О чем в ней рассказывается ? ( О настоящей любви , о верности .)

Какое название дали бы вы этой истории ? ( «Верность и любовь» , «Истинная любовь» , «Чудо любви» и Любовь до гроба» и т . п .)

Кто герои этой легенды ? ( Петр , князь города Мурома , и его жена , бывшая крестьянка Феврония .)

В чем проявляется их любовь и верность ? ( Когда Февронию изгнали из города , муж отказался от власти и богатства и по шел с ней , они все делали вместе , делили и радости , и горе , и за боты , вместе решили уйти в монастырь и послужить Богу .)

Какие сказочные элементы использованы в этой легенде ? ( Змей оборотень , Агриков меч , ответы загадки мудрой деви цы , чудесное исцеление Петра и т . п .)

Какого зверя увидел слуга в доме Февронии ? ( Зайца .)

Какие имена получили Петр и Феврония , став монахами ? ( Давид и Ефросиния .)

IV . Заключительное слово

Классный руководитель . Действительно , эта повесть по хожа на сказку , но герои ее — реальные исторические лица . Петр и Фев — рония княжили в Муроме в начале XIII века , умерли в 1228 году .

Через 300 лет после смерти Петр и Феврония были причислены к лику святых . Их считают небесными покровителями семьи , брака , всех влюбленных .

8 июля православные верующие чтят память этих святых . В этот день тысячи людей приезжают в Муром , ставят свечи возле иконы святых Петра и Февронии . Просят о счастье , любви , благополучии .

Этот день и можно назвать нашим русским «днем влюбленных» . Только празднуют его совсем не так , как день святого Валентина .

По православной традиции о счастье в брачной жизни и удаче в любви нужно молиться в храме . Ну , а что касается подарков , то в день святых Петра и Февронии не принято писать друг другу запис ки , дарить сердечки . Не принято в этот день ходить в кафе и рестораны , потому что праздник этот приходится на пост . В этот день на Руси девушкам дарили фигурки зайчат , а юношам сувенирные ножички . К счастью , эти традиции возвращаются . Все больше молодых людей критически оценивают западные обычаи и возвращаются к истокам своего народа , своей веры . Только на этом пути можем мы возродить и свою страну , а не быть вечными подражателями и рабами чужих народов и обычаев .

V . Подведение итогов

Классный руководитель . Что нового вы сегодня узнали ? Как это повлияло на ваши взгляды ? Примерные ответы детей :

Узнали о наших русских святых , о том , что такое настоящая любовь .

Узнали , что у нас тоже есть свой «день влюбленных» .

Узнали , как нужно праздновать День Петра и Февронии .

Захотелось побывать в тех местах , где жили эти святые .

Стало стыдно , что я так мало знаю об обычаях и традициях сво его народа .

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, КАК ВСТРЕТИИСЬ ВАШИ РОДИТЕЛИ? КАК ПОЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУГА?

С НЕТЕРПЕНИЕМ БУДУ ЖДАТЬ ВАШИХ РАССКАЗОВ, ПРЕЗЕНТАЦИЙ.

В 1595 году появилось выдающееся литературное произведение, повествующее о любви и верности и о том, как человеческая слепота и злоба помешали двум людям создать средоточие этих самых любви и верности — семью. Я говорю о «Ромео и Джульетте». А вот в 1547 году, почти за полвека до бессмертной пьесы Шекспира, появилось другое произведение о любви и верности — «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — история о том, как любовь и верность, прошедшие через испытания, семью рождают. Петр и Феврония, так же как Ромео и Джульетта, должны преодолеть человеческую ограниченность и злобу. Но муромские святые создают семью, в которой взращивается любовь.

Читать еще:  Священномученик Александр (Агафонников)

Я бы не хотел противопоставлять или даже сопоставлять два этих текста с художественной точки зрения. И не склонен считать «Повесть о Петре и Февронии» нашим ответом Шекспиру, тем более что муромская история была написана раньше. Однако воспринимая оба текста как смысловую параллель, я убеждаюсь, что «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — произведение, не менее значимое для мировой культуры и для понимания человеческих отношений, чем повесть, «печальнее которой нет на свете», и вот в каком смысле: если любовь не создает семью — это всегда трагедия. Дай Бог, чтобы она была не столь роковой, как у героев Шекспира, но в той или иной степени трагедия случится всегда. Конечно, и в семье много своих драм и трудностей, но без семьи все происходит не так, как Бог о человеке задумал. Уже в первой книге Библии говорится о том, что нехорошо человеку быть одному (Быт 2:18).

На свете сохранилось немного экземпляров первого полного издания Шекспира, так называемого фолио. И во всех библиотечных экземплярах страшно замусолены одни и те же страницы: сцена в саду из «Ромео и Джульетты», называемая также сценой на балконе. Это свидетельствует о том, что слова, которыми Ромео и Джульетта (точнее — Уильям Шекспир) говорят о любви, по силе и красоте могут считаться непревзойденными. И что же? — эта великая любовь погибла, потому что и родители Джульетты, и друзья Ромео, и Тибальд, и Парис, как будто сговорившись, проявили, кажется, всю возможную греховную тупость и злобу, чтобы погубить ее.

А вот в истории Петра и Февронии есть, на мой взгляд, несколько удивительных моментов, которые чрезвычайно значимы. Их можно назвать четырьмя уроками муромских святых. Во-первых, князь Петр неслучайно заболевает и исцеляется Февронией именно после победы над драконом: человеку недостаточно быть «победителем»; победа в бою не освобождает от зла. Зло человек преодолевает в своей целостности, соединившись с женщиной в любви, создав семью. Сейчас принято смеяться над тем, что старинные романы обязательно кончались свадьбой, а в этом есть глубокий смысл, важнее которого только концовка, типичная для Александра Грина: «Они жили долго и умерли в один день» (заметим, что именно так умирают Петр и Феврония). Во-вторых, муромские бояре поставили князя Петра перед выбором: власть или семья. Выбирая последнюю, Петр останавливается на той ценности, без которой человек не может реализоваться. В-третьих, те же бояре, изгнавшие княжескую чету из города, вынуждены были просить ее о возвращении; это можно понять как намек на то, что без семьи не может быть полноценного общества, но, пожалуй, главное здесь то, что не нужно бороться со злом ни хитростью, ни силовыми методами, потому что оно выдыхается перед лицом Божией правды. И в-четвертых, выражаясь современным языком, у Петра и Февронии в отношениях не все было всегда гладко. Ведь князь далеко не сразу принял решение жениться на простолюдинке, это решение было в каком-то смысле проблемным. Да и не видим мы, чтобы он «пылал» чувством, делая предложение. Изгнание расставило все точки над i, некоторым образом не просто скрепило, а зацементировало их брак, — это было испытание, которое они выдержали.

А вообще что же получается — сначала возникла семья, а уже потом в ней родилась любовь? Как-то это нелогично с точки зрения современного человека, не правда ли? Но как раз это мне кажется наиболее значимым. Принято считать (особенно среди молодых людей), что любовь — это то, что лежит в истоке человеческих отношений. А дальше возможно всякое: любовь прошла, «завяли помидоры», можно разбежаться, нельзя заставлять ни себя, ни другого и т. д. Но это возникающее в начале чувство — сильное, чистое, эмоциональное — правильнее было бы назвать влюбленностью, и она может перерасти в любовь, а может — и нет. И чтобы это случилось, влюбленность должна пройти закалку. Нравится это кому-то или нет, но эта закалка — не в цветах, подарках и встречах, а в жертвенности, в готовности поставить интересы этого человека перед своими. И в таких случаях обязательно получаешь ответ. Ведь люди в семье движутся сонаправленно…

Петр и Феврония — исторические персонажи, реально существовавшие люди. Ромео и Джульетта гениально заимствованы Шекспиром из итальянской литературы. Уменьшает ли это ценность их истории в наших глазах? — нет, и свидетельство тому — зачитанные страницы, на которых юные новобрачные, обреченные на разлуку и смерть, беседуют о соловье и жаворонке и тем самым — о своей любви. И жаль того человека, который скажет, что его интересуют более масштабные события и переживания! Жаль то общество, в котором властители дум от лица широких масс безответственно заявляют, что Шекспир устарел!

…В иронической, но неизбывно горькой книге Карела Чапека «Апокрифы» есть один, посвященный Ромео и Джульетте. Молодой знатный англичанин, современник Шекспира, путешествует по Италии. В Вероне его застигает ливень, и добродушный патер приглашает его зайти и переждать. Молодой человек рассказывает, как дорога ему Верона по воспоминаниям о Ромео и Джульетте. Патер же горячо возражает: все было не так, у них действительно была детская привязанность, но Ромео был шалопай, ранил графа Париса, бежал в Мантую, а Джульетта и Парис поженились. Графиня Джульетта родила восьмерых прекрасных детей и достойно прожила жизнь как прекрасная мать и верная супруга.

Потрясенный англичанин говорит, что в пьесе все прекраснее, а патер отвечает, что нет ничего хорошего в том, что двое молодых людей расстаются с жизнью, и гораздо прекраснее настоящая жизнь Джульетты — счастливый брак и материнство.

Остается только напомнить читателю, что и это — тоже литература, а настоящая литература всегда оставляет нас во власти глубоких размышлений…

Петр и Феврония, Тристан и Изольда – общее и различное.

Образы Тристана и Изольды или Ромео и Джульетты уже не одно столетие являются идеалом любви как для писателей, так и для обычных людей. Эти образы, созданные западноевропейской культурой, являются плотью от плоти западного мировоззрения, истоки которого, в свою очередь, в западном христианстве. Имеется ли что-то подобное в нашей культуре? Можем ли мы предъявить миру образ пары, который бы, уходя корнями в седую древность, отражал бы черты нашего мировоззрения, основанного на Православии?

Если и есть в нашем случае нечто подобное, то это только святые князья Петр и Феврония. У нашей пары есть много общего с Тристаном и Изольдой. Жизнь обеих пар относится к Средним векам, а если точнее, и те, и другие живут во времена, когда их отечества еще только начинают свою историю. В обоих случаях речь идет о знатных людях, имеющих власть. Они знакомятся при схожих обстоятельствах: его жизнь под угрозой и ему требуется исцеление, которое он получает от нее. Их любовный союз оказывается вынужденным. В первом случае их влюбленность вызвана не им предназначенным любовным снадобьем, во втором случае жениться его вынуждает зависимость от ее врачевательского искусства. Обе пары ожидает скитание, связанное с тем, что их союз не соответствует общественным условностям. Тристан и Изольда изменяют своим супругам, а Петр женится на не равной ему по происхождению Февронии. И те, и другие умирают в один день, чем подчеркивается их единство. После смерти их кладут раздельно, но и после смерти они чудесным образом соединяются. Этому соединению люди пытаются помешать, но они, все равно, снова и снова оказываются вместе.

Итак, общего у обеих пар так много, что можно даже предположить влияние истории Тристана и Изольды на нашего составителя жития Петра и Февронии. Однако имеются и существенные различия. Первое отличие в том, что у нашей пары любовь супружеская, тогда как у Тристана с Изольдой, как и позднее у Ромео с Джульеттой, были лишь добрачные связи, т. е. не признанные обществом как законные. Чем важна эта разница? Во всей европейской литературной традиции необходимым атрибутом пламенной любви между мужчиной и женщиной является отсутствие супружеских уз. Только в таком виде любовь может быть по-настоящему страстной и романтичной. Такой стереотип, очевидно, сложился под влиянием массового опыта людей, который говорит им, что в браке неизбежно происходит охлаждение страсти, романтика влюбленности сменяется прозой совместной жизни со всеми ее бытовыми проблемами и разногласиями. Любовь вне брака имеет характер чего-то запретного и, соответственно, перчёного, что особенно важно для искусства, успех которого зависит от его способности увлечь, заинтриговать.

Еще один аспект — это любовь с оттенком трагического, потому что отсутствие признания в обществе означает изгойство и тем самым тяжелую судьбу, при которой встречи влюбленных могут быть затруднены вплоть до их полной невозможности, а это, в свою очередь, при силе их страсти, может разрешиться их смертью. Любовь и смерть — два предполагающие друг друга понятия именно в случае такой запретной любви.

Если же говорить о нашей паре, Петр и Феврония тоже нарушили определенные условности, но все же они были супругами и потому имели возможность хотя бы в перспективе обрести общественное признание. Поэтому им не пришлось умирать молодыми и они прожили вместе до старости.

Еще одно различие заключается в характере их любви. У Тристана и Изольды любовь вызвана чародейством. Иными словами, в своей любви они утрачивают собственную свободу. То, что они оказались вместе, было вызвано не их решением, а злым роком. Это, видимо, влияет и на их отношение друг к другу. Влюбившись, они стали друг для друга всем. Они кумиры друг для друга, и потеря такого кумира равносильна смерти.

У нашей же пары не наблюдается никакого помрачения рассудка. Их любовь с самого начала, вероятно, и не была особенно страстной. На это, в частности, указывает нежелание князя жениться на девушке невысокого происхождения. Непохоже, чтобы для них объект любви составлял бы весь смысл жизни. Все в жизни святых князей, в том числе и любовь, обусловлено верой в Бога. Вера есть тот высший суд, которым они руководствуются и в отношениях друг к другу. Отсюда вытекает и еще одно различие. Для Тристана и Изольды расставание является трагедией, столь невыносимой, что они умирают от горя, а Петр и Феврония, несмотря на глубокую привязанность друг к другу, вполне добровольно разлучаются ради принятия монашества.

Итак, воспетая в западной литературе любовь — это любовь внебрачная, запретная, страстная и трагическая. Русский идеал — кроткая красота чистой супружеской любви по образу любви Христовой. Именно такая любовь и является обычно основой крепкой семьи. Но «счастливые семьи — одинаковы», что, вероятно, делает их неинтересными для писателей и режиссеров. Отсутствие в типичном браке конфликта и трагедии объясняет восприятие брачной любви как чего-то пресного и потому бесперспективного в плане искусства. Этим, видимо, можно объяснить и то, что хотя образ супружеской любви Петра и Февронии сам по себе намного выше западных образов, те известны всему миру, а наши муромские князья не известны не только в мире, но и у себя на родине.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

  • Подписаться на Телеграм-канал
  • Подписаться в Яндекс Дзен
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector