2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого) на праздник Сретения Господня

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого) на праздник Сретения Господня

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота, или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5, 17–18).
Эти слова Господа нашего Иисуса Христа, вероятно, во многих возбуждают недоумение. Как это Господь говорит, что ни одна йота, ни одна черта не прейдет в законе, что все исполнится? А разве многое не отменено Самим Господом Иисусом в законе ветхозаветном, данном чрез Моисея?
Разве сохранились до сих пор даже у евреев те обычаи, исполнение тех предписаний закона, которые были действенны в древние времена?
… Великий праздник Сретения Господня дает мне повод к тому, чтобы объяснить эти слова Христовы и устранить смущение и недоумение.
В глубочайшей древности люди приносили в жертву Богу животных. Уже сыновья прародителей наших Адама и Евы Авель и Каин приносили в жертву Богу тельцов и агнцев. И так было многие, многие сотни лет, так было долгие тысячелетия. Чем были эти первые жертвы? Они были выражением страха Божия у людей, выражением преклонения людей пред Богом. Они были вместе с тем и жертвой умилостивления. И именно потому они прообразовали единственную истинную жертву умилостивления, которую принес на Голгофе Господь и Бог наш Иисус Христос. Своею Кровью Он примирил людей с Богом и умилостивил Бога.
Прошло много, много веков, и чрез Моисея Богом был дан подробный закон о жертвоприношениях, изложенный в книге Левит. И с тех пор до времени пришествия Христова народ израильский исполнял этот закон о жертвоприношениях. Но прошло и еще время, гораздо более позднее, когда Бог дал новый закон, еще более расширенный и углубленный, чем тот закон о жертве, данный чрез Моисея.

Моисею же Он повелел, чтобы каждый первенец мужеского пола в народе израильском был посвящаем Ему, Великому Богу.
Во исполнение этого закона пришли Пресвятая Богородица с Младенцем Иисусом и Иосифом, хранителем девства Ее, в храм Иерусалимский, чтобы посвятить Младенца, как первенца, Богу.
Было множество, великое множество таких младенцев, посвященных Богу. Но это посвящение было величайшим, единым истиннейшим посвящением Богу Самого Сына Божия, Бога Слова, воплотившегося в теле человеческом.
Велик был этот закон, но и он уже отошел в вечность, и он не исполняется и самими евреями…
Как же исполняется ныне, после устранения левитского священства, этот закон у нас, христиан? Разве не касается он нас?
О, прямо и непосредственно касается, ибо каков был глубокий смысл этого закона о посвящении первенцев израильских Богу?
Глубокий смысл этого закона состоял в том, что он обязывал Израиль посвящать Богу самое дорогое, самое любимое, ибо разве не дороже всего, не любим более всего первенец во всякой семье человеческой? И вот посвящение этого драгоценнейшего Богу и требовалось законом.
А от нас чего требует Бог этим законом? Он требует, чтобы мы посвящали Ему все самое дорогое, самое любимое для нас. А что любим, кого более всего любим мы? Не близких ли наших: отца, братьев, сестер, детей своих? О, конечно, их. А что любим еще особенно глубокой любовью? Все то, что нежит и холит плоть нашу: мы любим все услаждения плоти, любим богатство, которое дает возможность удовлетворять похоти плоти, мы привязаны поэтому к богатству, мы им дорожим. А люди более глубокие, более духовные дорожат и другим – дорожат честью, дорожат славой, той славой, которой сподобились великие деятели науки, искусства, музыки, поэзии. И все мы больше всего любим то, что поставили себе целью жизни нашей…
И вот Господь и Бог наш Иисус Христос требует от нас, как требовал древле от Израиля, чтобы посвящали мы Ему все самое дорогое, самое любимое и ценное для нас, чтобы посвящали славу и честь, чтобы пожертвовали и возведением здания своего благополучия.
Он сказал даже как будто весьма суровые слова, которые тоже смущают многих: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14, 26).
Не может быть близким ко Христу, не может быть Его другом, Его учеником! Видите, какое огромное требование предъявляет Господь и Бог наш Иисус Христос: Он требует, чтобы мы любовь к Нему, служение Ему предпочитали всякой другой любви нашей, всякой другой привязанности нашей, чтобы Его любили гораздо больше, чем самых близких нам людей, ибо Дух Святой ревнитель, Он не желает разделения нашей любви к Богу с близкими нашими, Он требует всецелой любви к Себе.
Что же значат суровые слова о ненависти к близким нашим? Конечно, не в подлинном смысле о ненависти говорит Христос! Ненависти Он никого никогда не учил. Это значит только поставить свою любовь к самому для нас драгоценному гораздо ниже любви к Богу. Можно любить, можно и должно любить близких своих, но не любить их больше Бога. И было огромное множество людей, которые последовали глубокому этому требованию Христову. Они подлинно оставляли дома свои, оставляли семью свою и уходили в дикие африканские пустыни или в северные русские леса. Таковы были все преподобные.
А были и другие: были великие люди, которые во время гонений на христиан не останавливались пред тем, чтобы жизнь свою отдать за Христа, – и отдавали ее в страшных, ужасных мучениях, которых вы и не представляете…
Так будем же исполнять этот закон, будем последовать закону принесения в жертву Богу всего самого драгоценного и дорогого для нас. Не будем связывать себя земными привычками, возлюбим нищету, возлюбим неизвестность, откажемся от всякой славы, будем искать не славы от людей, а славы от Бога, от Самого Господа нашего Иисуса Христа. И если исполним, если всю силу любви своей отдадим Ему, – будем Его учениками, Его друзьями, будем в вечном общении с Ним, когда кончится земной наш удел. Аминь.

77 проповедей архиепископа Луки

Знакомство с судьбой профессора медицины, хирурга Валентина Войно-Ясенецкого или архиепископа Луки потрясает само по себе. Такое же сильное действие оказывает посещение его дома-музея в Тамбове. Он создается на пожертвования: спустя десятилетия люди воздают должное человеку, спасшему своим трудом сотни тысяч жизней.

Будущий святитель Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский с февраля 1944 года по май 1946 года служил в Тамбове на двух должностях: главного консультанта 150 военных эвакогоспиталей и архиепископа Тамбовского и Мичуринского.

Этот музей в Тамбове очень долго ждали, а пока его не было, горожане передавали вещи из поколения в поколение.

Спасти и сохранить

Люди сохранили все 77 его проповедей в Покровском соборе. Их переписывали от руки, перепечатывали на машинках, причем без красящей ленты, чтобы не увидел чужой человек. Только если под такой лист подложить темную бумагу, то проступит текст.

Однажды за сестрой прислали из госпиталя: привезли тяжелораненого, нужна срочная операция. «Прибежала — а на операционном столе ее муж. Позже, когда врач мужчину спас, он предложил им тайно крестить дочку, но получил отказ. И тогда архиепископ Лука подарил для девочки крестик, сказав, что однажды сама придет к вере. Так и случилось, когда девочка выросла, окончила вуз, стала преподавателем истории. Она умерла несколько лет назад, а крестик завещала передать в будущий музей Луки».

Опасный жилец

Это обычный бедный дом из бревен, обмазанных смесью глины с соломой, который много лет делили два владельца. Сейчас на собранные тамбовским Историко-культурным центром имени святителя Луки средства дом выкуплен. В одной части полностью закончена реставрация, к лету она завершится и во второй.

Может быть, здесь не стали бы создавать музей, если бы четыре года назад не узнали, что хозяйка готовится продать его под снос. «Центр города, земля дорогая, — объясняет директор тамбовского Историко-культурного центра имени святителя Луки Андрей Швецов. — В 2014 году мы начали сбор подписей за создание дома-музея. В итоге собрали около 6 тыс. подписей».

С одно стороны — мало, с другой — хватило, чтобы власти поддержали идею, а Историко-культурный центр святителя Луки открыл счет для сбора денег на выкуп первой части дома. Постепенно собрали деньги и на реставрацию. Причем мастерам удалось сохранить мемориальные половицы в кабинете-келье, а еще все двери и наличники.

Стены восстанавливали по старинной технологии: дореволюционным инструментом резали солому, потом, как встарь, смешивали ее с глиной и месили ногами. «Плюс мы выиграли областной и президентский гранты на приобретение экспонатов и создание мобильного краеведческого приложения с туристической электронной картой», — рассказал Швецов.

Именно в доме №9 на улице Комсомольской жил Лука два с половиной года после приезда из ссылки под Красноярском. 67-летнего Валентина Войно-Ясенецкого в феврале 1944 года приняла в свой дом семья Зайцевых: Мария Степановна, у которой был сын Александр. Требовалось особое мужество, чтобы дать кров гостю, который провел в ссылках больше 11 лет, на которого было заведено с десяток уголовных дел, кого считали предателем и шпионом, обвиняли в создании антисоветской террористической организации. В Тамбове отношения с партийными советскими властями, с медицинскими руководителями у него были очень сложные: врач, а ходил в черном церковном облачении, в операционных ставил иконы.

Жизнь под одной крышей с таким человеком требовала не только мужества, но и сильной веры. И о семье Зайцевых в музее тоже будет представлена экспозиция.

Архиепископ без митры

«Мы хотим показать, как жил Лука. Многие думают, что он, как дворянин, как архиепископ, должен был обитать в хоромах. А жил он на 17 квадратных метрах — просто, бедно, очень много работал», — говорит Андрей Швецов.

Лука больше двух лет занимал комнатку и угол, в котором устроил кабинет-келью. У него не было вообще ничего — даже служить в Покровском соборе как архиепископу ему было не в чем. И первым делом после приезда он написал в краеведческий музей просьбу выдать ему временно для предпасхального богослужения черную митру.

В Тамбовской епархии до революции насчитывалось 1,5 тыс. храмов, а к началу 1944 года действующих осталось всего два: Покровский собор в Тамбове и Скорбященская церковь в Мичуринске.

За два с половиной года Лука открыл 42 церкви. Обращаясь в краеведческий музей, он вернул в храмы больше 600 религиозных предметов, хранимых там со времен революции: книги, иконы, атрибуты литургической службы.

«Именно в этот дом на улице Комсомольской в 1946 году пришла телеграмма, что Войно-Ясенецкий за свой главный медицинский труд «Очерки гнойной хирургии» отмечен Сталинской премией — 240 тыс. рублей. Из них он 140 тыс. рублей сразу пожертвовал детям-сиротам войны, а на остальные оказывал адресную помощь. В Покровском храме составили списки особо нуждающихся семей и людей, которым раздавали деньги. В Тамбовском университете работал профессор Акатов, который говорил, что он жизнью обязан Войно-Ясенецкому. Он лечил его маму от анемии и давал ей деньги, чтобы она могла покупать мясо», — рассказывает Галина Абрамова.

Сахар для больных

В тамбовских эвакогоспиталях профессора медицины Войно-Ясенецкого ждали с волнением. Медсестры привыкли работать с военными хирургами, терпели их грубость.

«А архиепископ Лука после первой операции подошел к медсестере Ольге Стрельцовой, поцеловал ей руки и сказал: «Голубушка, спасибо, вы мне так хорошо помогли». Он их жалел, баловал. Жили бедно, голодно, холодно, а Лука то чулочки им теплые подарит, то платочек, то рукавички, то хлеба даст», — говорит Абрамова.

Читать еще:  Пятидесятница в Ветхом Завете. Что общего у Троицы и даровании 10 заповедей?

В Тамбове располагалось порядка 25 военных эвакогоспиталей, и все он обходил пешком, преодолевая десятки километров в день. Всего же в Тамбовской области под его хирургическим надзором было больше 150 военных эвакогоспиталей. Он оперировал самые сложные случаи, за которые никто больше не брался. Устраивал курсы, читал лекции и врачам, и медсестрам. При нем смертность среди тяжелых больных с гнойными осложнениями снизилась чуть ли не с 50% до 0,06%.

Всех, кого Войно-Ясенецкий принимал в доме, он угощал сахаром. Бывало, сахар доставался очень многим. Потому что под его окнами на улице Комсомольской собиралась огромная очередь — сотни больных приезжали со всей Тамбовской области. — Он страдал, что физически не мог принять всех, хотя трудился до глубокой ночи. Целый день работал, делал в госпиталях операции, читал лекции на курсах, долго и по всем канонам служил в Покровском соборе, поздно возвращался домой — и видел, что его ждут люди. Он добился, чтобы ему разрешили принимать гражданских больных в поликлинике железнодорожной больницы и в областной больнице, — рассказывает Галина Абрамова.

В краеведческом музее хранятся подробные воспоминания врача Климкина, снабженца в системе Тамбовских военных эвакогоспиталей, описавшего всех медиков, с кем ему довелось общаться в последние годы войны. Особо он описал «удивительного человека, профессора Воин-Ясенецкого» (так написал фамилию), очереди у его дома и подчеркнул — «принимал абсолютно всех бесплатно».

«Мужицкий врач»

Главный научный сотрудник краеведческого музея Галина Абрамова зажигает в кабинете-келье лампаду, и нежный свет озаряет лики на иконах. Два шага — и комната с тяжелым старинным буфетом, большим столом в центре, полками с книгами, среди которых на особом месте изданный в 1946 году фолиант «Очерков гнойной хирургии» Войно-Ясенецкого.

Для поиска вещей в интерьер нового дома-музея пришлось предпринимать экспедицию по окрестным улицам — искать предметы той эпохи.

«Это комната, где он работал, принимал людей, крестил и венчал. Здесь стояли такие же стулья и прямоугольный стол. Полстола накрыто скатертью, и на этой части он трапезничал, пил чай. На второй половине стола писал трактат «О духе, душе и теле», другие свои труды, проповеди. А в кабинете-келье было место для особых размышлений и молитв, — продолжает Абрамова. — Сохранились воспоминания Петра Овчинникова из Козлова, ныне Мичуринска. Он, медик и глубоко верующий человек, в 1946 году приехал к Луке «узнать от архиепископа волю Божью»: посоветоваться, продолжать ли медицинское поприще или стать священником».

Овчинников вспоминал, как постучал в окно дома №9 на улице Комсомольской, но открыл помощник, сказав, что архиепископ не примет, пусть приходит завтра. «Архиепископ Лука принял его на другой день, взял под руку, отвел в кабинет-келью, попросил прощения за то, что не смог выслушать накануне: служил панихиду по академику Павлову, была годовщина его кончины. И Лука благословил Овчинникова в священники, после чего тот более 20 лет служил в Ельце настоятелем в храме, затем принял постриг и стал старцем Нектарием. Он крестил писателя Валентина Распутина и был его духовником».

Мы сидим за старинным столом, и справа от меня во всю стену — фотопортрет Луки в полный рост, а слева в оконной раме во все стекло — старинный снимок Покровского собора, в котором он служил. От дома до храма пять минут пешком.

Комсомольский билет в руке, а Бог — в сердце

Галина Абрамова об архиепископе Луке узнала случайно — много лет назад увидела в журнале фрагмент из его работы «О духе, душе и теле». И с тех пор стала искать людей, знавших его. Познакомилась с Альбертом Житеневым, мама которого ассистировала известному хирургу во время операций.

В 1944 году Анна Петровна брала на работу шестилетнего сына Альберта. Он рассказывал: играю во дворе в песочек, идет человек: большой, высокий, в черном, с бородой. Подошел: «Ты чей, отрок?» Тот оторопел, но ответил. Лука осмотрел его руку, потом поговорил с мамой. Сказал, что операцию делать не будет, попробует консервативный способ.

Лука прошел по палатам и попросил раненых бойцов сделать из гильз ведерки разного объема. Сказал Альберту носить эти ведерки с песком по двору из конца в конец, придумал комплекс упражнений для разработки руки. А еще сказал, что мальчик вырастет и займется «культурным мордобитием», то есть боксом. Так и вылечил Альберт руку. Занимался боксом, в 18 лет его признали годным к военной службе, три года он служил на флоте. Не стал медиком, но всю жизнь проработал на медицинской санитарной машине в Тамбовском военном госпитале.

Прошлой осенью в Тамбове презентовали первую часть дома-музея архиепископа Луки, и люди снова выстроились под его окнами в очередь. Они слушали — и в ответ рассказывали свои истории о нем. Кто-то вспомнил, что бабушка пела в хоре в Покровском соборе и шила вещи священникам. Другая женщина была знакома с медицинской сестрой, которая ассистировала Войно-Ясенецкому и запомнила, как он ставил в операционных иконы, за что на него писали доносы. Третий человек добавил, что при обработке операционного поля Лука рисовал йодом крест, а разрез делал тоже в форме креста, перед операцией читал «Отче наш», спрашивал и у медперсонала, и у оперируемого — кто верующий, и просил молиться вместе с ним. Если не знали молитв, просил перекреститься.

— Перед операцией одна молоденькая медсестра фыркнула на просьбу помолиться: «Я комсомолка!» Архиепископ Лука ей ответил, что комсомольский билет в руке, а Бог — в сердце. К 1946 году эта медсестра, продолжая оперировать с Лукой, воцерковилась, он ее крестил, а потом она ездила к нему в Симферополь. Когда в 1961 году ее духовный наставник умер, эта женщина уехала в Псково-Печерскую лавру, монашество не приняла, но окормлялась у архимандрита Иоанна (Крестьянкина), — рассказала Галина Абрамова.

Проповедь на Сретение Господне

Слово в день Сретения Господня святителя Луки (Войно-Ясенецкого)

1953 года тому назад впервые услышал мир ту молитву святого Симеона Богоприимца, которую вы ныне слышите каждый день на вечерне: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу твоему с миром. Яко видеста очи мои спасение твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей – свет во откровение языков и славу людей Твоих Израиля». В мире, в глубоком душевном мире ушел в вечность св. Симеон Богоприимец после 300-летней жизни в ожидании исполнения пророчества Исаина: «Се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил, еже есть сказаемо, “с нами Бог”».

А зачем вы теперь постоянно слышите эту молитву? Почему она, как никакая другая, повторяется на каждой вечерне? Затем и для того, чтобы помнили о часе смертном, чтобы помнили, что и вам надлежит умереть в таком глубоком мире, как умер св. Симеон Богоприимец.

Разве вы не знаете, как страшно умирают злые грешники, жившие всю жизнь в нечестии, во лжи, краже, убийствах; как умирают на виселице и на плахе изменники родины? Разве не знаете, какова смерть всякого неверующего, а в особенности богохульника: как страшно ему умирать, как содрогается сердце его, когда предстает перед ним смерть?

Только что слышали вы слова псалма: «Смерть грешников люта». Поистине люта и лишена всякого мира. А вам напоминает молитва св. Симеона Богоприимца, что должны вы не такой лютой, позорной смертью умереть, а самой чистой, святой. В глубоком мире с сердцем своим должны умирать все мы, христиане. Знаете, как умирали истинные христиане, как не была похожа их смерть на смерть грешников: как умер Серафим Саровский, стоя на коленях пред образом Владычицы Богородицы; как умирал тоже перед образом Владычицы митрополит Филарет и многие другие. Вот такой мирной кончины просите у Бога, когда слышите на вечерне святую молитву: «Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром». Жить в мире и умереть в мире должны все мы, христиане.

А знаете вы, как мало мира в мире. Знаете, как мятутся люди, страдая душою своей, не имея мира – ни внешнего мира с людьми, ни внутреннего мира со своей совестью. А нас призывает Господь к миру и покою. Помните, помните всегда слова Христовы: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы. Возьмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим». Вот, вот где истинный покой, вот, где надо искать покой – вовсе не там, где ищут люди мира сего – ищут и не находят. Хотят избежать терзаний телесных, терзаний душевных своей силой, своим умом, своими стараниями – ничего не достигают, ибо мир только у Бога, Который есть Бог мира.

О, как много несчастных тружеников, задавленных непосильным трудом; о, как много обреченных собственными грехами и нечистотой окружающих их, ибо греха и лжи полон мир. Везде и всюду ложь, везде и всюду отсутствие правды и нигде, нигде нет правды, и нигде нет мира, нигде нет покоя. А покой только у Бога, только у Христа: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы». Как упокоит Он их? Он упокоит их в Своем лоне, упокоит их Своей любовью, Своим благословением, Своим общением с ними, Он упокоит их, как друзей Своих. А для того, чтобы упокоил, надо искать, надо призывать Его: «Возьмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим». Надо тяжелое, невыносимое, полное зла и лжи иго мира сего отвергнуть, сбросить с плеч своих и возложить на них легкое и благое иго Христово.

Что это за иго? Это легкое, благое иго, это то иго, которое взяв на плечи свои, человек почувствует радость, почувствует мир и покой, ибо сколько бы тяжелого ни творили нам люди за имя Христово, эта тяжесть никогда не превзойдет той радости, которую ощутим, взяв на плечи иго Христово, ибо будем чувствовать, ясно чувствовать, что Сам Господь Иисус Христос идет рядом с нами и Сам поддерживает крест наш. Он делает его легким, а иго игом радостным, ибо от креста, даже от тяжелых страданий креста истекает радость, великая Божия радость. И эта радость делает иго Христово легким и благим.

Человек, который возложил иго Христово на рамо свое, становится другим человеком, не таким, каким был прежде, ибо научится от Самого Христа кротости и смирению. А кротость и смирение – это то великое, то благодатное, что ограждает от всяких напастей и мук, от всех прилогов бесовских. Пред кротостью и смирением бессильны бесы, бессилен сам сатана, ибо пошедшие за Христом стали подобны Ему, Образу кротости и смирения.

Итак, если хотите, чтобы на вас исполнились слова молитвы Симеона Богоприимца, если хотите иметь дерзновение в час смертный, повторить его молитву и сказать: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром», – если этого хотите, то пойдите за Христом, взяв иго Его на себя, поучаясь от Него, ибо Он кроток и смирен сердцем. Аминь.

Проповедь святителя Луки (Войно-Ясенецкого) на праздник Сретения Господня

Архиепископ Лука (в миру — Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий; 27 апреля (9 мая) 1877, Керчь — 11 июня 1961, Симферополь) — русский хирург и духовный писатель, епископ Русской Православной Церкви; с мая 1946 года архиепископ Симферопольский и Крымский. Канонизирован Русской Православной Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания в 2000 году; память — 29 мая по Юлианскому календарю. Лауреат Сталинской премии по медицине в 1946 году. Рожден в семье провизора Феликса Станиславовича Войно. Последний происходил из обедневшего польского дворянского рода, был римо-католиком. После окончания гимназии и Киевского художественного училища учился живописи в Мюнхене в частной школе профессора Книрра. Некоторое время увлекался толстовством. В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета. По окончании его в годы Русско-японской войны работал хирургом в составе медицинского отряда Красного Креста в военном госпитале в Чите, где женился на медсестре Киевского военного госпиталя Анне Васильевне Ланской — дочери управляющего поместьем на Украине. Работал хирургом в г. Ардатов Симбирской губернии, в с. Верхний Любаж Фатежского уезда Курской области, в городке Фатеж, в Институте топографической анатомии г. Москвы. В 1915 году издал в Санкт-Петербурге книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями. В 1916 году защитил её как диссертацию и получил степень доктора медицины. Продолжил практическую хирургию в селе Романовка Саратовской области, а затем в Переславль-Залесском. С марта 1917 года — главный врач городской больницы Ташкента. В Сретение (15 февраля) 1921 года был рукоположен в диакона, а чрез неделю — в пресвитера епископом Туркестанским Иннокентием (Пустынским). Весной 1923 года в Туркестанской епархии бо́льшая часть духовенства и храмов признали власть обновленческого Синода (епархия перешла под управление обновленческого епископа Николая (Коблова)); архиепископ Иннокентий после ареста ряда «староцерковных» священнослужителей самовольно покинул епархию. В мае 1923 года протоиерей Валентин Войно-Ясенецкий был тайно в своей спальне пострижен в монашество ссыльным епископом Андреем (Ухтомским), имевшим благословение от Патриарха Тихона самому избирать кандидатов для епископской хиротонии, с именем святого апостола Луки. 31 мая 1923 года, по поручению епископа Андрея (Ухтомского), будучи лишь иеромонахом был тайно рукоположен во епископа в Пенджикенте двумя ссыльным епископами: Болховским Даниилом (Троицким) и Суздальским Василием (Зуммером); спустя неделю был арестован. Прошёл по этапу Ташкент — Москва — Енисейск — Туруханск — деревня Плахино (между Игаркой и Дудинкой). В январе 1926-го вернулся в Ташкент. 6 мая 1930 года был снова арестован и этапирован в Архангельск. Освобождён в мае 1933 года. Осенью 1934 года издал монографию «Очерки гнойной хирургии», которая приобрела мировую известность. Несколько лет профессор Войно-Ясенецкий возглавлял главную операционную в Институте неотложной помощи Ташкента. 24 июля 1937 года арестован в третий раз. С марта 1940-го работает хирургом в ссылке в Большой Мурте, что в 110 километрах от Красноярска. С октября 1941 года — консультант всех госпиталей Красноярского края и главный хирург эвакогоспиталя (в красноярской школе № 10, где располагался один из госпиталей, в 2005 году открыт музей). Осенью 1942-го возведён в сан архиепископа и назначен на Красноярскую кафедру. В конце 1943-го публикует второе издание «Очерков гнойной хирургии», а в 1944 году — монографию «О течении хронической эмпиемы и хондратах» и книгу «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов». С февраля 1944-го архиепископ Лука возглавляет Тамбовскую кафедру. В феврале 1945-го награждён патриархом Алексием I правом ношения на клобуке бриллиантового креста. Пишет книгу «Дух, душа и тело» (впервые опубликована в издательстве «Жизнь с Богом», Брюссель, 1978). С мая 1946-го возглавил Крымскую кафедру в Симферополе. За книгу «Очерки гнойной хирургии» в 1946 году удостоен Сталинской премии. В 1955-м ослеп полностью. В 1957 году диктует мемуары. В постсоветское время вышла автобиографическая книга «Я полюбил страдание…» Умер 11 июня 1961 года в воскресенье, в день Всех святых, в земле Российской просиявших.

Читать еще:  Святой равноапостольный князь Владимир и Крещение Руси

Настал великий праздник, праздник величайшей радости для христиан: Дух Святой сошел на апостолов. И не только на апостолов — Дух Святой пришел в мир, чтобы исполнить обещание Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего: «Не оставлю вас сирыми, пошлю Духа Святого, Утешителя».И освятил землю Дух Святой, и будет Он вести до конца веков весь род христианский по пути спасения.

Дух Святой прежде всего снизошел на апостолов. И как снизошел? В виде огненных языков, видимо. Больше никогда так видимо Дух Святой ни на кого не снисходил. Что же это значит? Почему нужно было, чтобы на святых апостолов Дух Святой сошел в виде огненных языков, для всех видимо и ощутимо? Потому, что апостолы были святы, потому, что через них, через проповедь их должно было во всем мире утвердиться Святое Евангелие. Они были первыми проповедниками Евангелия, первыми, кто понес свет Христов в мир. Потому и отметил их так Дух Святой, нисшедший на них в виде огненных языков. Огненными сотворил Он сердца и ум их, освятил и просветил их, напомнил им все, что слышали они раньше от Господа Иисуса Христа, и подал им силы, чтобы весь мир ко Христу привести.

Но разве и ныне Дух Святой не сходит на всех, кто достоин Его принять? Разве не преисполнен был Духа Святого преподобный Серафим Саровский? Дух Святой сошел на него не в виде огненного языка, но так, что овладел всеми помышлениями, всеми желаниями, чувствами и стремлениями его. Он полонил преподобного Серафима. Так нисходил Дух Святой на многих и многих святых, так нисходил Дух Святой и на всех нас, недостойных нынешних христиан, ибо в Таинстве Миропомазания и святого Крещения подается нам всем благодать Духа Святого.

Всем подается эта благодать, все ее получили, но не все ее сохранили. Многие потеряли это сокровище, лишились благодати Духа Святого. Ибо разве может обитать Дух Святой в нечистом, полном греха сердце человека? Как дым отгоняет пчел, как смрад отгоняет всех людей, так и смрад сердца человеческого отгоняет Духа Святого. Дух Святой живет только в сердцах чистых, только им подает Он Свою Божественную благодать, Свои Святые дары, ибо Он есть «Сокровище благих» — всех истинных и самых ценных благ, какими может обладать сердце человеческое. Разве может восприять их сердце нечистое? Разве может восприять благодать Духа Святого сердце греховное, лишенное милосердия и любви?

А как же нам приобрести сердце чистое? Как нам воздерживаться от постыдных грехов? Как воздерживаться от соблазнов врагов спасения нашего, от соблазнов мира? Как уберечься от них? Нужно неустанно, всегда, во все дни жизни нашей, в каждый час помнить о том, что Дух Святой не живет в сердце нечистом. Нужно не поддаваться соблазну, и когда дух нечистый, враг спасения нашего, нашептывает нам стремления к земному благополучию, когда рисует картины славной, обезпеченной жизни, когда пробуждает гордость нашу, возбуждает желание чести и славы, мы не должны принимать в сердце наше этих дьявольских нашептываний, не должны принимать соблазнов мира. Когда приходят в сердце такие соблазны, мы должны сразу понимать, что это искушение. Мы тотчас же должны всеми силами ума и сердца отгонять эти соблазны, не смотреть на соблазнительные картины, которые рисует нам дух нечистый, искушая нас; мы не должны поддаться нашептываниям его. А если мы этого не сделаем, если будем созерцать эти картины славы и процветания земного, если будем все больше и больше думать о них, то горе нам, ибо тогда соблазн овладеет сердцем нашим.

Великие подвижники благочестия, которые умели наблюдать движения сердца своего, говорили, что если человек принимает образы соблазнительные, то он сослагается с ними, он душу свою привязывает к ним, соединяется с ними. Святые отцы требуют от нас, чтобы мы боялись сослагаться со всеми нечистыми образами. Если последуем этому наставлению, то нас не постигнет тяжкое и страшное горе — Дух Святой не оставит нас. Не любоваться, не услаждаться соблазнами сатаны должны мы, не сослагаться с ними, но вооружаться против них святым гневом. У апостола Павла есть глубокие слова, которые всем нам нужно твердо помнить: «Гневаясь, не согрешайте» (Еф. 4, 26). Есть святой гнев, тот гнев, которым пылало сердце Иисусово, когда Он бичом изгонял торгующих из храма, когда Он святому апостолу Петру сказал: «Отойди от Меня, сатана!»

Как это Господь Иисус Христос святому апостолу, всем сердцем любившему Его, мог сказать такие слова? В гневе сказал Он это. Так и должно было быть. Не мог Господь не прогневаться на апостола Петра, когда он уговаривал Его не идти на крестную смерть. Вот таким святым гневом должны быть полны сердца христиан, когда они почувствуют нашептывание слов противления пути Христову. Тогда да спасет нас Господь от того, чтобы мы остались холодными или теплохладными. Да даст Он нам святой гнев, чтобы прогнать искусителя. Вот что нужно нам. Нужно нам также всю жизнь свою помнить о том, что Господь Иисус Христос призвал нас к тому, чтобы мы стали чадами Божиими и всю жизнь стремились к свету Христову.

Нужно всю жизнь свою посвятить Господу Иисусу Христу. Нужно всеми фибрами души нашей стремиться к тому, чтобы ничем не прогневать Господа, и усердно молиться о том, чтобы Он нам, слабым духом, помог. И Господь поможет.И Дух Святой придет в сердце наше, и освятит его, и даст силы к тому, чтобы идти по пути спасения. Дух Святой да снидет в сердца наши. Дух Святой да поможет нам на этом трудном пути спасения. Дух Святой да утешит нас и всех скорбящих. Вот чему учит нас этот великий праздник Пятидесятницы.

«Слово в день Сретения Господня» проповедь святителя Луки Крымского

Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все( Мф. 5, 17–18 ).

Эти слова Господа нашего Иисуса Христа, вероятно, во многих из вас возбуждают недоумение.

Как это Господь говорит, что ни одна иота, ни одна черта не прейдет в законе, что все исполнится? А разве многое не отменено Самим Господом Иисусом в законе Ветхозаветном, данном чрез Моисея? Разве сохранились до сих пор даже у евреев те обычаи, исполнение тех предписаний закона, которые были действенны в древние времена?

Нынешний великий праздник Сретения Господня дает мне повод к тому, чтобы объяснить эти слова Христовы и устранить ваше смущение и недоумение. В глубочайшей древности люди приносили в жертву Богу животных. Уже сыновья прародителей наших Адама и Евы Авель и Каин приносили в жертву Богу тельцов и агнцев. И так было многие, многие сотни лет, так было долгие тысячелетия.

Чем были эти первые жертвы?

Они были выражением страха Божия у людей, выражением преклонения людей пред Богом. Они были вместе с тем и жертвой умилостивления. И именно потому они прообразовали единственную истинную жертву умилостивления, которую принес на Голгофе Господь и Бог наш Иисус Христос. Своею Кровью Он примирил людей с Богом и умилостивил Бога.

Прошло много, много веков, и чрез Моисея Богом был дан подробный закон о жертвоприношениях, изложенный в книге Левит. И с тех пор до времени пришествия Христова народ израильский исполнял этот закон о жертвоприношениях.

Но прошло и еще время, гораздо более позднее, когда Бог дал новый закон, весьма более расширенный и углубленный, чем тот закон о жертве, данный чрез Моисея. Моисею же Он повелел, чтобы каждый первенец мужеского пола в народе израильском был посвящаем Ему, Великому Богу. Во исполнение этого закона пришли Пресвятая Богородица с Младенцем Иисусом и Иосифом, хранителем девства Ее, в храм Иерусалимский, чтобы посвятить Младенца, как первенца, Богу.

Было множество, великое множество таких младенцев, посвященных Богу. Но это посвящение было величайшим, единым истиннейшим посвящением Богу Самого Сына Божия, Бога Слова, воплотившегося в теле человеческом.

Велик был этот закон, но и он уже отошел в вечность, и он не исполняется и самими евреями; уже не посвящают они первенцев своих Богу; уже нет у них того левитского священства, которым заменялось в древние времена подлинное и истинное посвящение каждого перворожденного младенца мужеского пола на служение Богу.

Для служения Богу были выделены левиты, сыны колена Левиина; они были непосредственно посвящаемы Богу, а все остальное множество других младенцев, которые были только приносимы в храм Господень, искупалось принесением в жертву агнца или пары птенцов голубиных. И этого давно нет.

Читать еще:  Святые врачи Косма и Дамиан

После Господа нашего Иисуса Христа прекратилось и левитское служение, прекратилось посвящение младенцев израильских Богу для служения Ему.

Но что же, следует ли отсюда, что закон остается неисполненным доселе? Следует ли, что надо сомневаться в истинности слов Христовых, что ни одна иота, ни одна черта в законе не прейдет, доколе не исполнится все?

Ведь закон – и Ветхий Завет, и Новый Завет вечны и будут исполнены.

Как же исполняется ныне, после устранения левитского священства, этот закон у нас, христиан? Разве не касается он нас? О, прямо и непосредственно касается, ибо какой был глубокий смысл этого закона о посвящении первенцев израильских Богу?

Глубокий смысл этого закона состоял в том, что он обязывал Израиль посвящать Богу самое дорогое, самое любимое, ибо разве не дороже всего, не любим более всего первенец во всякой семье человеческой?

И вот посвящение этого драгоценнейшего Богу и требовалось законом.

А от нас чего требует Бог этим законом?

Он требует, чтобы мы посвящали Ему все самое дорогое, самое любимое для нас. А что любим, кого более всего любим мы? Не близких ли наших: отца, братьев, сестер, детей своих? О, конечно, их.

А что любим еще особенно глубокой любовью?

Все то, что нежит и холит плоть нашу: мы любим все услаждения плоти, любим богатство, которое дает возможность удовлетворять похоти плоти, мы привязаны поэтому к богатству, мы им дорожим. А люди более глубокие, более духовные дорожат и другим – дорожат честью, дорожат славой, той славой, которой сподобились великие деятели науки, искусства, музыки, поэзии. И все мы больше всего любим то, что поставили себе целью жизни нашей.

Каждый строит план своей жизни и десятки лет усердно трудится над осуществлением этого плана. И удача в исполнении своего плана всего дороже человеку, и неуспех в этом деле есть самое тяжкое несчастье и горе.

И вот Господь и Бог наш Иисус Христос требует от нас, как требовал древле от Израиля, чтобы посвящали мы Ему все самое дорогое, самое любимое и ценное для нас, чтобы посвящали славу и честь, чтобы пожертвовали и возведением здания своего благополучия.

Он сказал даже как будто весьма суровые слова, которые тоже смущают многих: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» ( Лк. 14, 26 ). Не может быть близким ко Христу, не может быть Его другом, Его учеником.

Видите, какое огромное требование предъявляет Господь и Бог наш Иисус Христос: Он требует, чтобы мы любовь к Нему, служение Ему предпочитали всякой другой любви нашей, всякой другой привязанности нашей, чтобы Его любили гораздо больше, чем самых близких нам людей, ибо Дух Святой ревнитель, Он не желает разделения нашей любви к Богу с близкими нашими, Он требует всецелой любви к Себе.

Что же значат суровые слова о ненависти к близким нашим?

Конечно, не в подлинном смысле о ненависти говорит Христос! Ненависти Он никого никогда не учил. Это значит только поставить свою любовь к самому для нас драгоценному гораздо ниже любви к Богу. Можно любить, можно и должно любить близких своих, но не любить их больше Бога.

И было огромное множество людей, которые последовали глубокому этому требованию Христову. Они подлинно оставляли домы свои, оставляли семью свою и уходили в дикие африканские пустыни или в северные русские леса. Таковы были все преподобные.

А были и другие: были великие люди, которые во время гонений на христиан не останавливались пред тем, чтобы жизнь свою отдать за Христа, – и отдавали ее в страшных ужасных мучениях, которых вы и не представляете. Были матери – бесплодные жены, которые, умоляя Бога о разрешении неплодства их, давали обет посвятить младенца Богу.

Такова была Нонна святая, мать великого святителя Григория Богослова, такова была святая Марфа, мать Симеона Дивногорца. Еще и в Ветхом Завете известна нам жена, которая умоляла Бога избавить ее от бесплодия, это была Анна, великая Анна, мать пророка Самуила.

Видите, как полностью эти подвижники благочестия исполняли закон Христов, тот закон, зародышем которого было ветхозаветное посвящение первенцев Богу. Скажу, что Господь наш Иисус Христос пришел не разрушить закон, а его исполнить; а исполнить по-славянски значит дополнить, усовершить.

Он своим новым законом не только подтвердил, но необычайно углубил закон посвящения первородных Богу, возвел исполнение этого закона на недосягаемую высоту, ту высоту, на которую восходили великие мученики, великие святые и преподобные. Закон о жертвах не упразднен, продолжаются жертвы в гораздо более важной и святой форме.

И все это можно сказать относительно тех ветхозаветных законов, которые перестали существовать: они существуют доселе в гораздо более углубленном виде, они исполнены и дополнены Господом нашим Иисусом Христом.

Итак, Он исполнил этот великий закон, итак, не прейдет ни одна иота, ни одна черта закона. Так будем же исполнять этот закон, будем последовать закону принесения в жертву Богу всего самого драгоценного и дорогого для нас.

Не будем связывать себя земными привычками, возлюбим нищету, возлюбим неизвестность, откажемся от всякой славы, будем искать не славы от людей, а славы от Бога, от Самого Господа нашего Иисуса Христа. И если исполним, если всю силу любви своей отдадим Ему, – будем Его учениками, Его друзьями, будем в вечном общении с Ним, когда кончится земной наш удел.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)
15 февраля 1952 г.

Пророче и Предтече пришествия Христова, достойно восхвалити тя недоумеем мы, любовию чтущие тя.

Ну как же не недоумевать нам, как нам восхвалить достойно того, о котором Сам Господь Иисус Христос сказал, что между рожденных женами не восставал больший, чем Иоанн Креститель. Как нам восхвалить того, который выше всех святых после Пресвятой Богородицы? Это первый из святых в Царстве Небесном. Заслуги святых так велики, что их не можем исчислить. Что же сказать о нем, о том, кто явился миру в духе и силе Ильиной?! Каков был дух у Илии Пророка, вы знаете: знаете, что это был пламенный дух, горевший любовью к Богу. А сила Пророка Илии тоже неописуема, ибо силой своей молитвы он остановил дождь в земле Ханаанской на три с половиной года и в состязании с языческими жрецами о вере он вызвал огонь с неба на жертву, политую водой. Вот в таком духе и в такой силе пришел и Предтеча Господень Иоанн.

Св. Пророк Исаия говорит, что он тот, кого надо назвать «глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Ис. 40, 3). И он исполнил эту задачу. А какова была эта задача?

Великий преподобный Макарий Египетский страну, населенную грешниками, уподобляет лесу дремучему, кустарниками колючими заросшему, уподобляет густым зарослям камыша и говорит, что в такой чаще пройти крайне трудно, надо раздвигать руками ветви, раздвигать заросли камыша. А именно такова была страна, населенная евреями, пред пришествием Господа Иисуса Христа. Это была страна чрезвычайно грешная, отступившая от веры в Истинного Бога и уходившая в идолопоклонство. Это были люди, которые приносили в жертву Ваалу и Астарте своих детей, проливая кровь их. И вот пред Предтечей Иоанном стояла задача – в этом дремучем лесу уготовить путь Господу. Такая задача никогда не возлагалась на человека, и нужны были величайшие силы духовные для того, чтобы исполнить ее.

Вспомним, что к исполнению этой задачи святой Предтеча Господень готовился, более двадцати лет живя в дикой Иудейской пустыне. Он жил один и вдали от людей, со зверями; он носил колючую одежду из войлока и спал на камнях пустыни. Зачем это нужно было? Затем, чтобы в непрестанной молитве к Богу, в тягчайшем посте, воздержании и бдении стяжать силы, подобные силе и духу Илии. И св. Предтеча Господень стяжал такие силы.

Он потряс сердца иудеев своей проповедью на берегах Иордана. Он приготовил путь Господу этой своей проповедью, этим пламенным призывом к покаянию. Проповедь его была так могущественна, так влияла на сердца человеческие, что толпами шел народ со всей Иудеи слушать обличения Предтечи, каяться и креститься крещением покаяния. Это крещение было нужно для того, чтобы приготовить к истинному крещению во имя Отца и Сына и Святого Духа, которое установил Господь наш Иисус Христос.

Предтеча был совершенно бесстрашен: он не думал никогда о своей безопасности, он так строго стоял за правду, что не побоялся обличить в безобразном прелюбодеянии и беззакониях даже царя Ирода. И за это он претерпел казнь.

Не Сам ли Бог засвидетельствовал миру о его неизмеримом величии, когда послал архангела Гавриила возвестить священнику Захарии, что родится от него этот величайший из людей! Не сказал ли архангел, что он исполнится Духа Святого еще от чрева матери своей?

Вот то, чем я своими слабыми устами восхвалю Иоанна Предтечу. И на другом еще остановлю внимание ваше.

Когда возвестил архангел Гавриил священнику Захарии, что родится от него Предтеча, Захарий не поверил, не поверил, хотя был полон веры в Бога. Хотя он и жена его Елизавета были праведны, тем не менее этот праведник не поверил. И что же, простил ли Бог ему это колебание в вере? Нет, Он наказал его тяжелым наказанием, устами архангела повелел ему быть немым в течение девяти месяцев, до времени исполнения пророчества. Это было наказанием праведнику за неверие. А если праведника Господь так наказал за его колебание в вере, то что будет с нами, грешными, если вера наша не будет твердой?

Читаем у апостола Павла в Послании к евреям: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11, 6). Ну как же можно веровать в Того, Кого не представляешь себе; как можно любить Того, в Кого не веруешь? А без веры и без любви нет возможности угодить Богу. Это запомните.

От нас требуется непоколебимая вера, вера, не смущаемая ничем. Если когда-нибудь поколеблетесь в вере, то не оставайтесь в колебании, но смотрите, чтобы не понести за него тяжкое наказание.

Наказанный Богом священник Захария был помилован Им, и не только помилован, но получил великий дар пророчества, ибо слышали вы, что говорил он, когда родился его сын Иоанн Предтеча. Он сказал: «Благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой, и сотворил избавление ему, и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего, как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих, что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас…» (Лк. 1, 68–71). Что это? Разве не пророчество о Господе Иисусе Христе? Разве не пророчество о Спасителе мира, Мессии? Конечно, да, конечно, совершенно явное пророчество о пришествии Спасителя.

Вот видите, Господь не оставляет без наказания тех, кто колеблется в вере, но Господь, наказав Захарию, простил, и не только простил, но и дал прощеному великий дар Своей благодати – дар пророчества. Поэтому, если случится вам когда-нибудь пошатнуться в вере своей, не падайте духом. Падения неизбежны в нашей христианской жизни. Вспомните, как был Богом прощен священник Захария, отец Предтечи, и уповайте, что и вас, если покаетесь, восставит Он в вашем христианском достоинстве и подаст вам дары Своей благодати, чтобы могли вы идти дальше за Ним. Господь поможет. А вы верьте этому, а вы знайте, что Господь не оставит вас даже после падения вашего.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector