0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Солдат, фельдшер, священник

Солдат, фельдшер, священник

Приблизительное время чтения: 6 мин.

6 января Русская Православная Церковь празднует память священномученика Сергия (Мечева). Он был сыном не менее известного отца — протоиерея Алексия Мечева, настоятеля храма святителя Николая в Кленниках в Москве, прославленного Церковью на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году.

Протоиерей Сергий принадлежал к тем людям, которые, выбрав путь служения Богу, оставались Ему верны до конца и никогда не были равнодушными к судьбам паствы, неожиданно оказавшейся в таких трудных обстоятельствах, которые призывали обращаться к опыту древних мучеников и взывать к их молитвенной помощи. Он родился 17 сентября 1892 года в Москве. Духовное воспитание мальчика проходило в храме, где он прислуживал в алтаре, помогая отцу. В 1910 году он окончил с серебряной медалью 3-ю московскую мужскую гимназию, дальнейшее образование Сергей продолжил в Московском университете на историко-филологическом факультете.

В августе 1914 года началась Первая мировая война, и он вместе с другими студентами-добровольцами сначала прошел подготовку в госпитале, а затем уехал на фронт санитаром во 2-й подвижной лазарет Красного Креста Московского купеческого и биржевого общества, действовавший в прифронтовой полосе.

В июне 1916 года Сергей Алексеевич возобновил занятия в университете, участвуя одновременно в работе студенческого Богословского кружка имени святителя Иоанна Златоустого, в котором изучались творения святых отцов, читались и обсуждались доклады на богословские темы. Окончив в 1917 году университет, он был призван в армию. В том же году была создана Комиссия Русской Православной Церкви по сношению с гражданской властью, члены которой избирались на собрании в Храме Христа Спасителя; среди других в списке, опубликованном в газетах, значился и солдат С. А. Мечев. Работа в Комиссии позволила ему присутствовать на Поместном Соборе, где он познакомился с Патриархом Тихоном.

Решение стать священником было принято Сергеем Алексеевичем осенью 1918 года в Оптиной пустыни во время беседы с иеросхимонахом Анатолием (Потаповым). 17 апреля 1919 года он был рукоположен во священника и стал служить вместе с отцом в храме святителя Николая в Кленниках.

Протоиерей Алексий Мечев скончался 22 июня 1923 года. Попрощаться с ним пришла едва ли не вся православная Москва. День и ночь одна за другой приходили церковные общины во главе с пастырями и служились панихиды. В день похорон прибыл Святейший Патриарх Тихон, только что освобожденный из заключения.

Отец Сергий заботился и о духовном возрастании паствы и о благолепии храма. Так, в 1926–1928 годах приглашенные им опытные реставраторы восстановили утраченные во время многочисленных пожаров элементы декоративного украшения храма, была восстановлена древняя архитектура нижнего этажа, по оставшимся в стенах нишах было определено, что здесь находился алтарь, который и был воссоздан и освящен во имя преподобного Алексия, человека Божия.

28 октября 1929 года протоиерей Сергий был арестован, приговорен к трем годам ссылки и отправлен в город Кадников Вологодской области. В Кадникове он снял две смежные комнаты в тихом доме у пожилой хозяйки и старался здесь, как делали это гонимые исповедники в древности, неопустительно совершать богослужение. Сюда к нему приезжали духовные дети и привозили письма от тех, кто не мог приехать или кому не следовало приезжать из соображений безопасности, чтобы не быть обвиненным в создании контрреволюционной организации.

Живя на положении ссыльного в Кадникове, 8 марта 1933 года отец Сергий снова был арестован и заключен в Вологодскую тюрьму. На это раз он был приговорен к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Условия общих работ и лагерный быт были очень тяжелыми, уголовники отбирали все, что присылалось из дома. Состояние здоровья отца Сергия резко ухудшилось. После обращения в Красный Крест он был переведен с общих работ на работу фельдшером, что значительно облегчило его положение.

После освобождения он стал работать в поликлинике города Твери, где вел самостоятельный фельдшерский прием в отоларингологическом кабинете. Иногда он приходил на работу до начала рабочего дня, чтобы исповедать и причастить приехавших к нему из Москвы духовных детей.

В марте 1940 года отец Сергий Мечев переехал в Рыбинск, где устроился на работу в городской поликлинике фельдшером. Поселился в пригороде, на другом берегу Волги. Ввиду неминуемого ареста близкие советовали ему уехать куда-нибудь подальше, и тогда было найдено жилье в одной из отдаленных деревень на Волге под Тутаевом, где отец Сергий собирался прожить лето 1941 года.

7 июля 1941 года, в день Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, отец Сергий был арестован в Рыбинске, куда ему пришлось поехать по делам прописки и заночевать.

На допросе отец Сергий категорически отказался называть знакомых, мотивируя это нежеланием подвергать их неприятностям. За уклонение от требуемых показаний он был приговорен к пяти суткам заключения в карцере. В ходатайстве о продлении сроков следствия по делу протоиерея Сергия Мечева следователи указали, что он по религиозным убеждениями отказался дать показания о составе своей церковной группы и ее антисоветской деятельности.

Протоиерей Сергий Мечев был приговорен к расстрелу, расстрелян 6 января 1942 года и погребен в безвестной общей могиле.

Цитата

«Суд Божий совершается над Церковью Русской. Господь наказует нас за грехи наши и этим ведет к очищению.

Многие русские подвижники не только предвидели это страшное время, но и свидетельствовали о нем. Не во внешнем усмотрели они опасность для Церкви. Они видели, что истинное благочестие оставляет даже иноческие обители, что уходит дух христианства неприметным образом, что наступил уже самый ужасный глад — глад Слова Божия, что имеющие ключи разумения и сами не входят и возбраняют вход другим, что, при кажущемся внешнем благоденствии, монашество, а затем и христианство — при последнем издыхании. Оставлен путь опытного делания, путь, по которому прошли отцы древности и который запечатлен ими в их писаниях. Тайны сокровенной жизни нет, и научиться ей негде. Извне уже началось гонение на Церковь, и нынешнее время напоминает первые века христианства.

Читать еще:  Священномученик Мефодий (Красноперов): епископ, заколотый штыками

Святитель Филарет Московский неоднократно в беседах с близкими ему по духу указывал, что давно уже в России наступило время, подобное гонению первых веков, и плакал о детях, которым, по его словам, придется испытать худшее.

Многие из подвижников XVIII и XIX веков смотрели на время своей жизни как на предбедственное для Церкви Христовой.

Не нужно забывать, что все это говорилось во времена полного внешнего благополучия. Не только существовали, но и благоустроялись монастыри, основывались даже новые обители, строились новые храмы, расширялись и украшались прежние, открывались мощи святых угодников. Народ русский прославлялся как хранитель чистоты православия и истинного благочестия. Никому и в голову не приходило, что Церковь тяжело страдает и развязка не за горами. Иначе смотрели познавшие царство Божие, имевшие его в сердце своем. С сокрушением сердечным смотрели они на окружающую их среду и, не находя в ней жизни Христовой, предрекали грядущую катастрофу.

«Одна особенная милость Божия может остановить ее на некоторое время», — говорил епископ Игнатий (Брянчанинов). И милость Божия остановила. Перед угасанием светильник вспыхнул ярче. Так произошло и с Русской Церковью. В последний век истинный свет Христова делания возжегся в некоторых обителях иноческих и из них, как раньше во времена Феодосия Печерского и преподобного Сергия Радонежского, перекинулся в мир.

Со времени преподобного Сергия не было еще такого животворящего сдвига. Казалось, делание духовное, начавшись так дружно, расширится по всей земле нашей. Но иными путями повел Невесту Свою Жених Церковный. Вот она, оплеванная, заушенная, поруганная, возводится на Голгофу и, обнаженная, пригвождается ко Кресту.

Для верных чад ее открывается путь исповедничества, мученичества, а, главное, величайших скорбей и величайших лишений».

Революционный мятеж

190 лет тому назад Россия пережила события, которые с известной условностью можно считать попыткой совершения первой русской революции. В декабре 1825-го и в январе 1826 годов произошли два вооружённых выступления, организованных Северным и Южным тайными обществами декабристов.

Организаторы восстания ставили перед собой весьма амбициозные задачи — изменение политического строя (замена самодержавия на конституционную монархию или республику), создание конституции и парламента, отмену крепостного права.

До того момента вооружённые выступления представляли собой либо масштабные бунты (в терминологии советского периода — крестьянские войны), либо дворцовые перевороты.

На этом фоне восстание декабристов было политическим событием совершенно иного характера, доселе невиданного в России.

Масштабные планы декабристов разбились о реальность, в которой новый император Николай I сумел жёстко и решительно покончить с выступлением борцов с самодержавием.

Как известно, несостоявшаяся революция называется мятежом, а его организаторов ждёт весьма незавидная участь.

Священник, который повел в атаку русских воинов

Многократно превосходящая своими силами Японская армия на реке Ялу теснила русские части. Отход нашей армии прикрывали 11-й и 12-й Восточно-Сибирские полки. Воины держали позиции больше шести часов. Враг наступал со всех сторон. Дав возможность основным силам отступить, полки сами оказались в тяжелом положении. Выполнив задачу, солдаты решили пробиваться к своим. Но вражеская пуля сразила русского командира. Казалось, некому повести солдат за собой.

Бой на реке Ялу — одно из сражений Русско-японской войны. Он состоялся 1 мая (по григорианскому календарю) 1904 года. И являлся первым крупным сухопутным столкновением двух армий. В результате боя русские части отступили со своих позиций к городскому уезду Фэнхуанчэн.

Потеряв своего командира, солдаты растерялись, началась сумятица. Все это могло кончиться трагически для наших полков. Тогда вперед вышел полковой священник, он осенил солдат крестным знамением. Высоко подняв крест над головой он произнес «Вперед, за Отечество!» и шагнул навстречу вражеским отрядам. Русские солдаты, воодушевленные такой храбростью с неистовой отвагой вновь бросились на неприятеля.

Японцы, увидев такую перемену в моральном духе русских солдат, стали стрелять в священника. Одна пуля пробила ему руку, сжимающую крест. Но подняв его другой рукой, священник вновь повел солдат. Вторая пуля ранила в грудь, русские воины подхватили его и вместе прорвали японскую цепь. Священника звали Щербаковский Стефан Владимирович.

Щербаковский Стефан Владимирович — родился 2 августа в Одессе в 1874 году. С 1901 года стал полковым священником 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка. За свой подвиг на реке Ялу награжден Орденом Святого Георгия.

Позже, Стефан Владимирович заслужил еще три ордена. Святого Владимира 4-й степени и 3-й степени и Святой Анны 2-й степени. После октябрьского переворота герой вернулся в Одессу. Однако, старые герои не нужны были новой власти. Тем более священнослужители. Ведь большевики всячески боролись с любыми проявлениями набожности. Стефан Владимирович был арестован Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией и приговорен к расстрелу. Вскоре, приговор был приведен в исполнение.

Подписывайтесь на наш канал. Ставьте нравится — это очень помогает и мотивирует.

Неизвестные подвиги русских священников в Великую Отечественную войну

Сотни священников в Великую Отечественную войну героически защищали Родину

В России не принято говорить о вкладе священнослужителей в Победу. Часть церковных деятелей считает предателями тех попов, что молились за Победу Красной Армии и за успех своих гонителей — коммунистов. Вместо рассказа о реальных подвигах духовенства нам втюхивают фильм «Поп». Официально прототипом главного героя назван Алексей ИОНОВ — священник-власовец, драпанувший с немцами. Ему нагло приписывают героические поступки тех батюшек, кто разделил со своим народом всю жуть войны и был верен Родине. О них наш рассказ.

Подвиг попов в Великой Отечественной войне рыночным умом не понять. Судите сами. Они защищали Родину, которая, казалось бы, предала их и безжалостно уничтожала вплоть до войны.

Только в 1937 году были арестованы 136 900 православных священников и церковнослужителей, из них расстреляны 85 300. В 1938 году арестованы 28 300 клириков, расстреляны — 21 500. В 1939 году из 1500 арестованных расстреляли 900. За 1940 — 1941 годы арестованы 9100 клириков, расстреляны — 3000.

И вот чудом выживших, отбывших срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, лишенных своих приходов в августе 1941-го Родина призывает в строй. Но может ли священнослужитель, пусть и лишенный прихода, взять в руки оружие и идти убивать?

Звон колоколов, присланных маршалом ЖУКОВЫМ сельской Свято-Крестовоздвиженской церкви близ Бреста, ежедневно напоминает о подвиге народа и духовенства

Читать еще:  Рождественское послание патриарха Кирилла 2020:

Священная война

Обиженным священникам нужно было лишь затаиться, когда военкоматы атаковали рвавшиеся на фронт добровольцы. Или сдаться в плен. Что иные и делали. А потом, как прототип героя фильма «Поп», священник-власовец Алексей Ионов, эвакуироваться с семьей в Германию, затем перебраться в США, влиться в ряды РПЦЗ и сегодня с помощью кинематографа прослыть в России праведником, якобы отправленным в ГУЛАГ. Но как ни окал старательно актер Сергей Маковецкий, изображая сельского батюшку, фильм в прокате с треском провалился.

Настоящие русские священнослужители не потрафляли врагу и не лицемерили, прикрываясь ветхозаветной заповедью «Не убий», а руководствовались другой заповедью Христа: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя». И молились за своих гонителей-коммунистов, как и Иисус молился за распинавших его иудеев и «умывших руки» римлян: «Не ведают, чего творят».

— Православная наша церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг, — в первый же день войны писал в своем воззвании глава РПЦ митрополит Сергий (Страгородский), ныне критикуемый за содействие «красным бесам». — А если молчаливость пастыря, его некасательство к переживаемому паствой объяснится еще и лукавыми соображениями насчет возможных выгод на той стороне границы, то это будет прямая измена Родине и своему пастырскому долгу.

Отважный поп Василий КОПЫЧКО

Попы, дьяконы, певчие, псаломщики, как некогда и герои Куликовской битвы монахи-богатыри Пересвет и Ослябя, встали на защиту русского народа, отлично понимая, почему для немцев все мы были русские, вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Никто не вел отдельного учета этому пополнению Красной Армии и его подвигам. Протоиерей Николай Агафонов, автор книги «Ратные подвиги православного духовенства», собирая свидетельства по крупицам, утверждает, что «многие сотни отбывших срок священнослужителей в армии стали танкистами, артиллеристами, пехотинцами». Более сотни были награждены медалями и орденами. 40 священников удостоены медалей «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы». Более 50 были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Несколько десятков получили медали «Партизан Великой Отечественной войны». А сколько героев-солдат и боевых офицеров, в тяжелую минуту дав такое слово Богу, после войны стали священниками или монахами. И гордо 9 Мая прикалывали к рясам ордена и медали.

Сергей МАКОВЕЦКИЙ сыграл неоднозначную роль

Разведчики и партизаны

В октябре 1943 года впервые в истории Советского Союза сразу 12 священнослужителям вручили высокие государственные награды. К этому времени за содействие партизанскому движению только в Полесской епархии на территориях нынешней Западной Украины и землях, отошедших к Польше, фашисты зверски пытали и расстреляли каждого второго православного священника. Особая жестокость гитлеровцев к русскому духовенству была устрашающей контрмерой.

Получив летом 1942 года благословление митрополита Сергия на любую помощь партизанам, батюшки не только становились связными и разведчиками, но и уходили в отряды или отправляли служить в них своих сыновей и дочерей. Организовывали взаимодействие с городским подпольем, доставляли участникам операций фальшивые документы и одежду, вывозили раненых в госпитали или в дома надежных людей, привозили еду и медикаменты.

Священник Василий Копычко умудрялся исполнять почти все перечисленные функции. И был прозван партизанами Политинформатор за регулярную доставку сводок Совинформбюро и доведение их сути прихожанам на проповеди. За что фашисты сожгли и церковь, и его дом. Семью спасли прихожане. Удостоен ордена Отечественной войны II степени, а также медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «За победу над Германией».

Потомственный священник Косьма Раина пришел в партизанский лагерь к своим сыновьям за подмогой. Их мать вместе с другими женами партизан и детьми немцы угоняли в концлагерь. Не колеблясь, отец Косьма взял оружие и вместе с отрядом пошел отбивать женщин и детей. Семья выжила и собралась вместе в 1946 году, когда сыновья вернулись с воинской службы.

Медаль Фёдору ПУЗАНОВУ вручает Герой Советского Союза Константин КАРИЦКИЙ

Герой двух мировых войн — крестьянин Федор Пузанов грамоту знал плохо, но псалмы хорошо. За храбрость в Первой мировой был награжден тремя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью II степени, аналогом ее станет советская медаль «За отвагу». В конце 1920-х стал диаконом и был арестован. По логике немцев, такие, как он, «царевы воины» должны были горячо молиться за победу германского оружия. И Псковская миссия, где после расстрела священников сначала красными, потом фашистами такие молебны уже служили, направила отца Федора возносить многолетия вождям рейха в храм села Хохловы Горки на Псковщине.

Но батюшка добро и зло не путал, вошел в доверие к немцам и стал партизанским разведчиком. За фашистов не молился, ссылаясь на необразованность и формальное знание канонической службы. Словом, косил под недотепу, а сам поставлял партизанам ценные сведения. И хитростью спас более 300 сельчан, собранных фашистами в колонну для угона в Германию. Догнав ее за селом, отец Федор «предупредил» немцев, будто впереди партизаны, и «согласился» покараулить земляков, пока мотоциклетный конвой проверит обстановку. А сам увел людей в партизанский отряд. Награжден медалью «Партизан Великой Отечественной войны». Но проявленного своеволия местные иерархи и власть ему не забыли. Вскоре после Победы освободили от обязанностей благочинного.

Александр ВИШНЯКОВ. За спасение многих евреев удостоен звания «Праведник мира»

Обратил полицаев

Подвиг протоиерея Александра Романушко, по сути, и отражен в фильме «Поп». Разница в том, что отец Александр с лета 1942 года служил не в храме, а партизанским священником в Пинском соединении под командованием легендарного Василия Коржа. Его партизаны провели в тылу врага 1119 дней, уничтожили более 26 тыс. фашистов, разгромили 60 немецких гарнизонов и 5 железнодорожных станций, пустили под откос 468 эшелонов, разрушили 519 км телефонно-телеграфных линий. Отец Александр участвовал во многих боевых и разведывательных операциях.

Летом 1943 года к Коржу пришли местные жители, родители убитого полицая, с просьбой «командировать батюшку» на отпевание. Генерал оставил решение за попом. Отец Александр приехал на кладбище, где его ждали вооруженные полицаи десятков сел в сопровождении двух автоматчиков, облачился, покадил и вдруг сказал: «Братья и сестры, я понимаю горе матери и отца убиенного. Но не наших молитв и «Со святыми упокой» заслужил во гробе лежащий. Он — изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Предадим же его анафеме!»

Читать еще:  Блины от Максима Сырникова

Полицаи оторопели, а поп продолжал:

— К вам, заблудшим, моя последняя просьба: искупите перед Богом и людьми свою вину и обратите свое оружие против тех, кто уничтожает наш народ.

Часть полицаев прямо с кладбища ушла вместе с батюшкой, а оставшиеся не посмели по ним стрелять. За этот подвиг отца Александра наградили медалью «Партизан Великой Отечественной войны» I степени.

Патриарх Московский и всея Руси Пимен (ИЗВЕКОВ) свой гражданский долг выразил так: «Нельзя быть преданным сыном Церкви, не ощущая живой связи со своей Родиной»

Голгофа в Бабьем Яру

Предки магистра богословия архимандрита Александра Вишнякова три века были церковниками. Один из них служил священником еще в войске Ивана Грозного в походе на Казань. За подвиг в Первой мировой войне отец Александр в порядке исключения был награжден солдатским Георгиевским крестом. Когда был убит командир роты и солдаты начали отступать, полковой священник поднял над головой свой наперсный крест и повел людей в атаку.

В Гражданскую чуть было не примкнул к Деникину. Но не было на то Божьей воли — слег с сыпным тифом. Потом начались тюрьмы, ссылки, лагеря. Освободившись в 1940 году, он получил приход в Киеве, куда немцы вошли уже 19 сентября 1941 года. А с ними униаты и автокефалисты-самостийники, а также бандеровцы и прочие националисты, для которых отец Александр был «клятый москаль», крестивший евреев. С риском для жизни на каждой службе священник читал послание митрополита Сергия к русскому народу. Об этом донесли фашистам, и он попал в гестапо. Спасли образованность, блестящий немецкий язык и биография многократно репрессированного. Немцы Вишнякова отпустили в надежде использовать.

29 сентября 1941 года, когда начались расстрелы в Бабьем Яру, к отцу Александру прибежал за помощью сосед — мадьярский еврей, семью которого батюшка окрестил еще до войны. И умолял спасти жену и троих детей, немцы увели их на расстрел. Надев на рясу Георгиевский крест, батюшка пошел в Бабий Яр. Показал офицерам удостоверение о крещении семьи и добился разрешения ее отыскать. Но одного ребенка до ночи не нашел.

А наутро в церкви зазвучала его антинацистская проповедь. Этого гестаповцы не простили. Больше месяца его пытали, тщетно выбивая имена крещеных евреев и согласие на сотрудничество. И 9 ноября в колонне военнопленных красноармейцев, подпольщиков, попов и евреев повели на расстрел. Отвели метров на 30 от колонны, расстреляли на его глазах протоиерея Павла (Остренского) и схимонахиню Есфирь, а затем заставили донага раздеться, привязали колючей проволокой руки и ноги к двум скрещенным бревнам, облили бензином и подожгли. Полицаи не заметили, что поп, раздеваясь, положил в рот свой нательный крестик.

Священник горел, не размыкая губ. Его молчание потрясло даже гестаповцев.

Поп-герой Александр РОМАНУШКО с партизанами

Богоматерь полк спасла

Будущий патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков) в августе 1941 года был призван в армию в Узбекистане, где отбывал ссылку. В составе 702-го стрелкового полка воевал на Южном и Степном фронтах. Командовал ротой, дослужился до майора. Все знали, что он бывший поп. В 1943 году полк попал в окружение, и солдаты просили, мол, «помолись за нас, батюшка». Сергей Извеков достал маленькую иконку Божьей Матери, помолился и предложил штабистам направление прорыва. Полк спасся.

Но молва о том, что путь указала Извекову сама Богородица, завершилась для него приговором к двум годам тюрьмы. Однако он каким-то чудом ее избежал, попав в больницу с туберкулезом позвоночника. В архиве Минобороны найден документ, гласящий, что Извеков «28 июня 1943 года пропал без вести, исключен (из списка части. — Е. К.) приказом ГУК НВС №01464 от 17 июня 1946 года».

Нашли его в Благовещенском монастыре Мурома по запросам службы, начислявшей пенсии красноармейцам, амнистированным в связи с Победой над Германией. После легализации прошел все ступени церковной иерархии, и 30 мая 1971 года был избран главой РПЦ.

Почему Гитлер открывал церкви

Всесоюзная перепись населения, проведенная в январе 1937 года, показала, что вопреки атеистической пропаганде и массовому закрытию церквей две трети сельского населения и одна треть горожан считают себя верующими.

— Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, — писал Гитлеру член Архиерейского Синода Русской Православной церкви за границей митрополит Анастасий 12 июня 1938 года, — постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности.

К лету 1941 года в СССР действовало 3732 храма, включая католические, униатские, протестантские и прочие. Из них 3350, то есть почти все, приходилось на территории Западной Украины, Белоруссии, Молдавии и Прибалтики.

Поверив Анастасию, Гитлер сделал ставку на открытие храмов для завоевания доверия русских верующих и прошедших через репрессии священнослужителей.

Но жестоко просчитался.

Отвоевав, ушли в монахи

Борис БАРТОВ. Протоиерей храма в г. Кунгура

Матушка Андриана (разведчица Наташа МАЛЫШЕВА)

Матушка София (радистка Катя ОШАРИНА)

Василий БРЫЛЕВ. Батюшка с. Большое Свинорье

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АДРЕС РЕДАКЦИИ: ЗАО «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге», улица Гатчинская, д. 35 А, Санкт-Петербург. ПОЧТОВЫЙ ИНДЕКС: 197136 КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН: +7 (812) 458-90-68

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector