0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иоанн Кронштадтский: святой, который ненавидел Льва Толстого

Иоанн Кронштадтский: святой, который ненавидел Льва Толстого

Современному человеку сложно представить, как в конце XIX — начале XX века простой священник мог быть настолько популярен, что к нему приезжали тысячи людей со всех уголков страны. Столь сильным магнетизмом обладали обыкновенно лишь особы царской семьи. В Иоанна Кронштадтского еще при жизни верили как в святого, рассказывали о многочисленных исцелениях, произошедших по его молитвам. Богатейшие лица империи жертвовали ему огромные суммы, а он без остатка раздавал их верующим, сам живя очень скромно.

В 1990 году Иоанна канонизировали. В честь 30-летия этого события скульптор Константин Чернявский создал несколько памятников святому — и российские благотворительные фонды отправили их в дар православным общинам по всему миру. Памятники Иоанну будут установлены в Голливуде, Мельбурне, Абхазии и родном селе святого Сура в Архангельской области. В 2019 году его статуи уже появились в Вашингтоне, Гамбурге и Воронеже.

Кронштадтский священник

Иоанн родился в 1829 году в Архангельской области в очень бедной семье. Он учился в местной духовной семинарии, а затем за хорошую учебу получил право бесплатно учиться в Санкт-Петербургской духовной академии. Он был ничем не примечательным юношей, и его сокурсники даже не оставили никаких ярких воспоминаний о нем. Любил гулять один, много молился…

В 1855 году Иоанн поехал служить в Андреевский собор в Кронштадте. Месте священника он получил, женившись на дочери местного протоиерея. И хотя православные священники обычно имели большие семьи, у Иоанн после свадьбы сообщил жене, что жить они будут как брат и сестра во имя духовного служения.

Андреевский собор в Кронштадте (был уничтожен в советское время)

Едва получив приход в самом неблагополучном месте недалеко от Петербурга, в Кронштадте, Иоанн начал свое служение. Тогда это был портовый город, где нищета, порок и разврат были повсеместны. Он каждый день служил литургию в местном храме, после которой раздавал милостыню, все что было у него. А затем шел по домам и лачугам, где ютились больные и бедные женщины с детьми, пока их мужья пили, работали или разбойничали. Он сидел с детьми, разговаривал с женщинами, раздавал им все, что мог отдать. Горожане часто наблюдали эксцентричную картину — как Иоанн возвращался домой со скрещенными в молитве руками на груди и босой… свои сапоги и рясу он уже отдал страждущим.

Чудесный исцелитель

В 1859 году Иоанн делает в дневнике первую запись об исцелении, а точнее даже о воскрешении младенца. Иоанн держал на руках его тельце, уже холодное, он помолился и совершил таинство крещения — и младенец ожил. В 1860-х годах Иоанн записывает уже о нескольких случаях, как он исцелил больных. Он буквально «стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою – он выздоровел». А потом это повторилось не раз, причем иногда исцелял он целую группу людей.

Иоанн с одним из своих крестников

О случаях исцеления стали писать в газетах. В 1883 году появляется статья, где 16 человек рассказывают о том, как Иоанн их исцелил. С этого момента слава священника начинает распространяться на всю страну. Непоследнюю роль в растущей популярности священника сыграла последовательница, которая появилась у Иоанна, «благочестивая женщина» Параскева Крапивина. При блаженном пастыре эта деятельная женщина стала отвечать за «земные дела» и считала, что он достоин большего, чем слава кронштадтского священника. Практически стала его пиар-менеджером, как бы мы сейчас сказали.

Иоанн Кронштадтский в управлении Петербургского градоначальства

В частности, она организовала сбор средств от «благодарных» на чудеса и благодетели Иоанну. Позже богатейшие люди страны начали жертвовать огромные суммы денег. А Иоанн стал еще больше отдавать больным и страждущим — например, одной больной женщине он мог вручить целую тысячу рублей (в то время как ежемесячная зарплата фабричного рабочего, например, была 30 рублей). Кроме того, Иоанн мог пожертвовать 50 тысяч рублей на строительство богоугодного заведения — приюта, школы или больницы. Огромные деньги и богатые дары жертвовала Иоанну и царская семья.

Читать еще:  Что можно и что нельзя в Церкви?

Звезда масштаба Майкла Джексона

С 1880-х благодаря своим чудесным исцелениям и крайне эмоциональным проповедям Иоанн становится известен на всю Россию. С подачи Крапивиной он начинает ездить в своеобразные «туры» по всей стране, встречается с верующими, служит в местных храмах и монастырях. Прикоснуться или хотя бы увидеть проповедника стремились сотни и сотни верующих. На вокзале его встречали толпы людей, ему в буквальном смысле не давали прохода. Он останавливался везде коротко, но пытался исцелить или хотя бы утешить и благословить как можно больше людей.

Иоанн Кронштадтский среди прихожан на закладке церкви в Никифоровской пустыни

На всех он производил большое впечатление, многие писали, что он выглядит как кроткий блаженный «не от мира сего», явившийся на эту грешную землю. Об одной из встреч с Иоанном записала в дневнике в 1894 году Елизавета Дьяконова, одна из первых русских феминисток и не особенно верующая девушка: «Я шла домой, вся под впечатлением свидания с отцом Иоанном. Этот тихий и кроткий священник олицетворяет собою идеал служителя Божия, и вся его необыкновенная личность дышит смирением и бесконечною добротою».

Даже будучи на вершине популярности, Иоанн продолжал почти не есть, служить литургию каждый день, причащаться и не иметь почти никакой личной собственности. Все огромные деньги, проходившие через него, он раздавал и отправлял нуждающимся, не оставляя себе совсем ничего. Его жена, не готовая жить в такой аскезе, поначалу часто жаловалась церковным властям, что жить ей совсем нечем, потому что муж все раздает.

Единственная надежда императора

В 1894 году Иоанна Кронштадтского вызывают в Крым, где умирает император Александр III. У царя, конечно, был личный духовник, но этого народного священника скорее всего позвали от отчаяния — и именно за исцелением. Он — единственная надежда царской семьи. Иоанн находится вместе с царем в последние часы его жизни, молится, совершает обряды… «Я мертвых воскрешал, а Батюшку-Царя не мог у Господа вымолить. Да будет на все Его Святая воля. » — скажет после смерти царя Иоанн прессе.

Михай Зичи. Заупокойная служба по умершему Александру III в комнате Ливадийского дворца 21 октября 1894 г. (на картине не Иоанн Кронштадтский, а Иоанн Янышев, духовник царя)

Исцелить императора у Иоанна так и не получается. Но этот эпизод — настоящий пик слав священника. И все же к царской семье он больше не приблизится — и лишь будет участвовать в службе после коронования Николая II.

Главный оппонент Льва Толстого

«Нельзя хромать на оба колена. Нельзя одновременно любить Льва Толстого и Иоанна Кронштадтского», — метко заметил писатель Николай Лесков. Толстой и Кронштадтский были самыми популярными и значительными персонами конца XIX века и при этом непримиримыми врагами.

Поздний Толстой имел свой взгляд на религию. Он не соблюдал и даже отвергал церковные обряды, считал, что для веры не нужны такие посредники как священники и церковь. Наконец Христа он отрицал божественное происхождения Христа, а чудеса, которые он совершал, считает ненужным местом в Библии.

Такое попрание церковных канонов породило настоящий гнев Иоанна Кронштадтского. Кроткий блаженный священник называл Толстого ««еретиком, превзошедшим всех еретиков» и предсказывал ему «лютую кончину грешника». «Вам, по Писанию, нужно бы повесить камень на шею и опустить с ним в глубину морскую, вам не должно быть места на земле», — говорит Иоанн о Толстом.

Лев Толстой в Ясной Поляне

В конце XIX века православие — один из столпов России — теряло былую силу, в обществе произошел кризис веры. «Трагедия спора была в том, что оба они искали пути спасения веры в условиях кризиса самой веры», — пишет Павел Басинский в книге «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: История одной вражды» (Редакция Елены Шубиной, АСТ). Но Толстой считал, что нужно спасать веру от церкви и призывал людей молиться самостоятельно. Кронштадтский же отстаивал права церкви «заражая верой в Церковь своей уникальной практикой священнослужителя», пишет Басинский.

Читать еще:  Поминки: нужна ли покойнику еда?

Два глубоко духовных человека Толстой и Кронштадтский стали врагами из-за того, что оба по-своему пытались найти решение духовного раскола России, но они не успели. И в итоге именно этот раскол в обществе привел к самым страшным и поворотным событиям в истории страны — революции и гражданской войне.

Культ личности и секта

Уже в 1860-е стали появляться первые слухи о чудесах Иоанна, который своей молитвой якобы лечил больных. Говорили, что пьяницы после взгляда отца Иоанна переставали пить. Официальная церковь осуждала культ личности Иоанна и считала его последователей сектантами.

Иоанн Кронштадтский в окружении последователей-сектантов. Фото: Wikimedia

Вокруг священника быстро появился круг преданных сторонников, которые разносили в народе молву о его святости. К 1880-м годам Иоанн стал известен на всю Россию. Он много ездил по стране, постоянно собирая вокруг себя тысячи верующих.

В 1894 году Иоанна вызвали в Крым к умирающему императору Александру III. Именно он проводил монарха в последний путь. В 1896 году священник присутствовал на коронации Николая II в Кремле.

…Ты озлобляешься на ближнего, презираешь его, говорить с ним мирно и любовно не хочешь за то, что он имеет нечто грубое, отрывистое, небрежное, неприятное тебе в своем характере, в своей речи, в своих манерах, — за то, что он сознает свое достоинство, быть может и больше надлежащего, или что он несколько горд и непочтителен; но ты виновнее его, врач и учитель ближнего: врачу, исцелися сам [Лк. 4, 23]; учитель, научись сам. Злоба твоя есть горшее зло всякого зла; злобою разве можно исправлять зло? Имея бревно, разве можно вынимать у другого спицу?

Зло, недостатки исправляются добром, любовью, ласкою, кротостью, смирением, терпением. Признавай себя первым из грешников, которые тебе кажутся грешниками или на самом деле грешники, считай себя хуже и ниже всех; исторгни всякую гордость и злобу на ближнего, нетерпение и ярость, и тогда врачуй других. А то покрывай снисходительною любовью грехи других. Аще беззакония все назриши в ближнем, что будет? Вечная вражда и нестроение, ибо кто без греха?

За то и повелено нам оставлять долги должникам нашим; ибо если наши беззакония назрит Господь, кто из нас постоит пред правдою Его? Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный [Мф. 6, 14, 16]. На трапезе любви бываем у Самой воплощенной Любви, а любви не имеем друг ко другу. Странное дело! и заботы о сем нет. А сама любовь, без нашего усердия и старания и деятельности, не придет.…Ближнего благочестивого славишь — Бога славишь; ближнему делаешь добро, — себе делаешь добро, ибо мы — одно тело; ближнему делаешь добро — Бога делаешь должником себе, — ибо ближний образ Божий, а Бог — все во всех. Христианину делаешь добро — Христа, Сына Божия, делаешь должником себе, ибо христиане — тело Его, члены его. Христианина одолжаешь — Духа Святого одолжаешь, ибо христиане — храмы Святого Духа. Не весте ли, яко храм Божий есте, Дух Божий живет в вас [1 Кор. 3, 16]?

…Каяться — значит в сердце чувствовать ложь, безумие, виновность грехов своих, — значить сознавать, что оскорбили ими своего Творца, Господа, Отца и Благодетеля, бесконечно святого и бесконечно гнушающегося грехом, — значит, всею душою желать исправления и заглаждения их.

…Если будешь иметь христианскую любовь к ближним, то будет любить тебя все небо; если будешь иметь единение духа с ближними, то будешь иметь единение с Богом и со всеми небожителями; будешь милостив к ближним, а к тебе будет милостив Бог, равно и все Ангелы и святые; будешь молиться за других, а за тебя все небо будет ходатайствовать. Свят Господь Бог наш, и ты будь таков же.

Читать еще:  Неделя шестая после Пасхи. О слепом. Чудо в субботу

…Христос, Сын Божий, святейший Бог, не стыдится братею нарицати нас грешников [Евр. 2, 11], а ты не стыдись называть братьями и сестрами по крайней мере бедных и незнатных, простых людей, родственников по плоти или неродственников, и не гордись пред ними, не презирай их, не стыдись их, ибо мы все действительно во Христе братья, все отрождены водою и Духом в купели крещения и стали чадами Божиими; все нарицаемся христианами, все питаемся плотью и кровью Сына Божия, Спаса мира, над всеми нами совершаются прочие таинства церковные, все мы в молитве Господней молимся: Отче наш… и равно все называем Бога своим Отцом.

Мы не знаем другого родства, кроме родства духовного, всевысочайшего, вечного, которое даровал нам Владыка живота, Творец и Обновитель нашего естества Иисус Христос, ибо это одно родство есть истинное, святое, пребывающее; земное же родство неверно, изменчиво, непостоянно, временно, тленно, как тленна плоть и кровь наша. Итак обращайся просто с человеками, как равный с равными, и ни пред кем не превозносись, а напротив смиряйся, ибо всяк возносяйся, смирится, смиряй же себе, вознесется [Лк. 18, 14].

Не говори: я образован, а он или она — нет, он или она простой, необразованный мужик или мужичка; дара Божия, данного тебе недостойному, не обращай в повод к гордости, а к смирению, ибо кому дано много, с того много взыщется, а кому дано мало, с того мало и спросят [ср. Лк. 12, 48]. Не говори: я благороден, а он низкого рода, — земное благородство без благородства веры и добродетели пустое имя. Что в моем благородстве, когда я такой же грешник, как другие, или еще хуже? И любить-то ближнего надо не по-своему, а по-Божьему, т.е. не по своей воле, а по Божией.

Наша воля — любить бы только любящих нас, а врагов или неприятных нам почему-либо людей презирать, ненавидеть, гнать. Но Бог хощет, чтобы мы их-то тем более и любили, как больных; чтобы и мы-то сами, как больные самолюбием, гордостью, презорством и злобою, врачевали себя любовью и смирением, прилагая этот всецелебный пластырь и на их сердечные раны. Исправляя духовные болезни других, отнюдь не надо быть высокомерным, не надо озлобляться или сердиться и выходить из себя, думать не о пользе ближнего, а о самом себе и служить своему самолюбию и вообще своим страстям.

Любовь не раздражается легкомысленными или гордыми и высокомерными поступками ближнего; она долготерпит, милосердствует, не гордится, не мыслит зла [1 Кор. 13, 4, 5], не ставит всякое слово в строку, а все прикрывает. Да то и ладно: ибо что покроешь снисхождением, то часто удобно проходит само собою. Итак, врачующему других надо быть самому здоровым, чтобы не сказали врачуемые: врачу, исцелися сам [Лк. 4, 23].

Если врачуемый заметит, что ты сам зол и сердит и не любишь его, то он будет внутренне презирать и ненавидеть тебя, и ничем ты на него не подействуешь, ибо зло не исправляется злом, а добром. Побеждай благими злое [Рим. 12, 21], искорени наперед в себе то, что хочешь искоренить в других.

…Молясь о людях, молись об них как о себе, ибо мы едино, как чада Отца Небесного.

…Не унывайте же, подобные мне грешники, но только веруйте в Сына Божия. Уважайте друг друга, грешники, и не презирайте никакого грешника, ибо все мы — грешники, и всех пришел спасти, очистить и до небес вознести сын Божий.

…Люби без размышления: любовь проста. Любовь никогда не ошибется. Также без размышления веруй и уповай: ибо вера и упование также просты; или лучше: Бог, в Коего веруем и на Коего уповаем, есть простое Существо, так же как Он есть и простая любовь. Аминь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector