0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жизнь и подвиг великой княгини Елизаветы Федоровны — Кучмаева И

Жизнь и подвиг великой княгини Елизаветы Федоровны — Кучмаева И.К.

Жизнь вели­кой кня­гини [1] Ели­за­веты Федо­ровны Рома­но­вой, до послед­него вздоха слу­жив­шей Москве и Рос­сии, оста­вила замет­ный след в исто­рии нашей страны и в рус­ской культуре.

В Рос­сии было немало вер­ных сынов и доче­рей, кото­рые, защи­щая Москву, отдали жизнь за спа­се­ние сто­лицы своею Оте­че­ства. Но мало таких, кто, не имея ни капли рус­ской крови, полю­бил Рос­сию как свою вто­рую родину и пред­по­чел смерть — спо­кой­ной жизни за рубе­жом, вдали от Москвы.

Когда вес­ной 1917 г. в рево­лю­ци­он­ную Москву при­был швед­ский министр, чтобы пере­дать вели­кой кня­гине пред­ло­же­ние гер­ман­ского кай­зера поки­нуть Москву в пред­две­рии страш­ных вре­мен, Ели­за­вета Федо­ровна выслу­шала его и ска­зала, что готова раз­де­лить судьбу своей вто­рой родины и не оста­вит духов­ную семью — сестер мос­ков­ской Марфо-Мари­ин­ской оби­тели милосердия.

Может воз­ник­нуть вопрос: не странно ли, что вели­кая кня­гиня была так пре­дана Москве и Рос­сии, явля­ясь по про­ис­хож­де­нию англий­ско-немец­кой прин­цес­сой? Здесь нет ничего стран­ного. Ведь нрав­ствен­ный гений выстра­и­вает свою жизнь по высо­кому мораль­ному счету и не ищет без­опас­ной гавани в пору народ­ных бед­ствий. Нерас­тор­жи­мая лич­ная связь с Моск­вой, пони­ма­ние осо­бой духов­ной роли Рос­сии в судь­бах чело­ве­че­ства опре­де­лили пове­де­ние вели­кой кня­гини в то тре­вож­ное время.

Если соста­вить карту мос­ков­ских и под­мос­ков­ных поез­док и пеших путе­ше­ствий вели­кой кня­гини, все­гда зна­чи­мых и душе­по­лез­ных, совер­ша­е­мых во благо моск­ви­чей, то эта карта будет испещ­рена мно­же­ством линий и точек. В Москве ее вни­ма­нием и забо­тами отме­чены: Марфо-Мари­ин­ская оби­тель труда и мило­сер­дия, Храм Хри­ста Спа­си­теля, Исто­ри­че­ский музей, дво­рец в Нескуч­ном саду, вся тер­ри­то­рии Мос­ков­ского Кремля (осо­бенно крем­лев­ские дворцы, Успен­ский собор и Чудов мона­стырь), особ­няк Дво­рян­ского собра­ния, Епар­хи­аль­ный дом, Стро­га­нов­ское учи­лище, Шере­ме­тев­ский стран­но­при­им­ный дом, Шела­пу­тин­ский педа­го­ги­че­ский инсти­тут, Ивер­ская община сестер мило­сер­дия, Вос­пи­та­тель­ный дом, Хит­ров рынок, Сино­даль­ное учи­лище, гене­рал-губер­на­тор­ский дом на Твер­ской улице, ясли, при­юты, школы Ели­за­ве­тин­ского Бла­го­тво­ри­тель­ного Обще­ства, Покров­ский, Зача­тьев­ский, Новоспас­ский, Никит­ский и мно­гие дру­гие мона­стыри Москвы, Сер­ги­ево-Ели­за­ве­тин­ское тру­до­вое убе­жище увеч­ных вои­нов. Мос­ков­ская кон­сер­ва­то­рии, Боль­шой театр… Важ­ное место в жизни Ели­за­веты Федо­ровны зани­мали под­мос­ков­ные пра­во­слав­ные свя­тыни: Тро­ице-Сер­ги­ева лавра, Сав­вино-Сто­ро­жев­ский и Ново-Иеру­са­лим­ский мона­стыри; а также име­ния в Ильин­ском, Дмит­ров­ском, Пет­ров­ском, Корал­лове, Ершове, Архан­гель­ском, Усове, Ромашкове…

В любое путе­ше­ствие по Москве и Под­мос­ко­вью, в каж­дую встречу вели­кая кня­гиня вно­сила мысль об основе основ рус­ского доб­ро­то­лю­бия: мысль о почи­та­нии духовно обра­зо­ван­ного чело­века, его род­ствен­ного вни­ма­ния к ближ­ним и дальним.

В ней все было ори­ги­нально и уди­ви­тельно про­сто, есте­ственно и осно­ва­тельно. Ее душа была пере­пол­нена готов­но­стью понять чужую радость и скорбь как свою соб­ствен­ную. Черст­вость, снис­хо­ди­тель­ное, холодно-мило­сти­вое отно­ше­ние к людям вызы­вали искрен­нее изум­ле­ние Ели­за­веты Федо­ровны. Не уяс­нив этой харак­тер­ной черты духов­ной при­роды вели­кой кня­гини, невоз­можно подойти к пони­ма­нию сущ­но­сти ее жизни и подвига.

Каж­дое новое дело было для вели­кой кня­гини не про­сто зада­чей, тре­бу­ю­щей твор­че­ского реше­ния, но в рав­ной мере барье­ром нрав­ствен­но­сти. Куль­тура любого вида ее дея­тель­но­сти столь совер­шенна и нрав­ственно обос­но­ванна, что для мно­гих это содер­жа­ние бытия Ели­за­веты Федо­ровны откро­ется впер­вые. Вели­кая кня­гиня — не только оба­я­тель­ная, тон­кая, умная жен­щина, но и круп­ный обще­ствен­ный дея­тель рубежа эпох, отли­чав­шийся осо­бой куль­ту­рой пове­де­ния в кри­ти­че­ских ситу­а­циях, имев­ший пря­мое отно­ше­ние к помощи защит­ни­кам Оте­че­ства в рус­ско-япон­скую и Первую миро­вую воины, к орга­ни­за­ции твор­че­ских сою­зов, к работе музеев, к жизни меди­цин­ских и учеб­ных заве­де­ний, к про­ве­де­нию гран­ди­оз­ных обще­на­род­ных празднеств.

Всей своей жиз­нью в миру, в Марфо-Мари­ин­ской оби­тели мило­сер­дия, в Ала­па­ев­ске (и в этом глав­ная заслуга вели­кой кня­гини Ели­за­веты Федо­ровны) она пока­зала, как важна для пра­вя­щей элиты Москвы и Рос­сии повсе­днев­ная ори­ен­та­ция на идеал рус­ских пра­вед­ни­ков и страстотерпцев.

Мно­гие худож­ники пыта­лись напи­сать порт­рет вели­кой кня­гини, но все эти про­из­ве­де­ния встре­тили внут­рен­нее оттор­же­ние Ели­за­веты Федо­ровны. Стре­мился напи­сать порт­рет и М. В. Несте­ров, кото­рый, рабо­тая над рос­пи­сями Покров­ского храма оби­тели, часто встре­чался с вели­кой кня­ги­ней и мно­гое сумел открыть для себя в ее духов­ном облике. Он уже видел порт­рет Ели­за­веты Федо­ровны: она в оби­тели «тихим вече­ром на лавочке среди цве­тов, в ее сером оби­тель­ском оде­я­нии, в серой мона­ше­ской ску­фье, пре­крас­ная, строй­ная, как сред­не­ве­ко­вая готи­че­ская скульп­тура в каком-нибудь ста­ром-ста­ром соборе ее преж­ней родины». Однако слу­чи­лось так, что М. В. Несте­ро­вым был напи­сан дру­гой порт­рет, уже после убий­ства вели­кой кня­гини. Хочется верить, что именно этот порт­рет Ели­за­вета Федо­ровна при­няла бы с любовью.

На мос­ков­ской земле сози­дала вели­кая кня­гиня Ели­за­вета Федо­ровна свой духов­ный град, посвя­тив жизнь спа­се­нию без­на­дежно боль­ных, бед­ных, ране­ных, обез­до­лен­ных детей и взрос­лых. Москва ока­за­лась не прост луч­шим, но един­ствен­ным местом на земле, кото­рое поз­во­лило ей реа­ли­зо­вать свой непо­вто­ри­мый дар благотворительности.

Автор, обра­ща­ясь к стар­ше­класс­ни­кам, ко всем, кто доро­жит исто­рией Москвы, стре­мился пока­зать бытие вели­кой кня­гини Ели­за­веты Федо­ровны как обра­зец подвиж­ни­че­ства, как вели­кий твор­че­ский акт, убе­ди­тель­ный при­мер для осмыс­ле­нии каж­дым сво­его жиз­нен­ного пути. Книга помо­жет чита­телю уви­деть, как пре­красна жизнь в ее абсо­лют­ной посвя­щен­но­сти людям и святыням.

Почитание

Несколько месяцев спустя армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, тела мучеников были извлечены из шахты. У преподобномучениц Елисаветы и Варвары и у великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. При отступлении Белой армии гробы с мощами преподобномучениц в 1920 году были доставлены в Иерусалим.

Русская Православная Церковь Заграницей на Архиерейском Соборе 14 ноября 1981 года прославила святую великую княгиню как преподобномученицу в лике святых новомучеников Российских [4]. В современном официальном календаре РПЦЗ под 5 июля значится память «Преподобномчцц: вел. княгини Елисаветы, инокини Варвары и иже съ ними мучч. князей: Іоанна, Игоря, Константина, Сергія, Владиміра и муч. Феодора» [5]. Все названные лица также включены в месяцеслов Константинопольской Православной Церкви [6].

1 и 2 мая 1982 года, в праздник святых жен-мироносиц, состоялось перенесение мощей преподобномучениц Елисаветы Феодоровны и Варвары из крипты в храме равноапостольной Марии Магдалины у подножия Елеонской горы. На начало XXI века мощи святых почивают в этом храме; две гробницы из белого мрамора с иконами святых расположены у алтаря.

Весной 1992 года великая княгиня Елисавета Феодоровна и инокиня Варвара были также прославлены Архиерейским Собором Московского Патриархата. В 1995 году на месте гибели преподобномучениц был основан Алапаевский мужской монастырь во имя новомучеников российских.

На иконе Собора новомучеников и исповедников, написанной по случаю их общего прославления в 2000 году, на шестом клейме изображено убиение преподобномученицы Елисаветы и иже с нею — её келейницы Варвары, великого князя Сергея Михайловича, князя Владимира Палея, великих князей Иоанна, Константина и Игоря, а также их преданных слуг.

Романовы: Великая княгиня Елизавета Федоровна

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Вера-устремляет душу к небесной ее родине

Святая преподобномученица Великая княгиня Елизавета Федоровна была вторым ребенком в семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории.

В фильме о родителях Эллы, о ее небесной покровительнице (до перехода в Православие) св.Елизавете Тюренгенской, об истории дома Гессен-Дармштадского и о тесной его связи с домом Романовых подробно рассказывают наши современники — директор дармштадского архива проф.Франк и принцесса Гессенская Маргарет.

Читать еще:  Митрополит Вениамин Петроградский: «Я радостен и покоен, как всегда...»

Россия — небесный свод усеянный бесчисленными звездами угодников Божиих

Спустя несколько лет вся семья сопровождала принцессу Елизавету на ее свадьбу в Россию. Венчание состоялось в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Великая княгиня усиленно занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и, главное, — веру своей новой Родины.

В фильме повествуется о совместном пребывании супружеской четы на Святой земле в октябре 1888 года. Это паломничество глубоко поразило Елизавету Федоровну: Палестина открылась ей источником радостных молитвенных вдохновений: ожившие трепетные детские воспоминания и слезы тихих молитв к Пастырю Небесному. Гефсиманский сад, Голгофа, гроб Господень — сам воздух освящен здесь Божиим присутствием. “Как бы я хотела быть похороненной здесь”- скажет она. Этим словам суждено было сбыться.

После посещения Святой Земли Великая княгиня Елизавета Федоровна твердо решила перейти в Православие. От этого шага ее удерживал лишь страх причинить боль своим родным и, прежде всего отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала отцу письмо о своем решении принять православную веру. Вот отрывок из ее письма отцу: “ Я перехожу из чистого убеждения, чувствую, что это самая высокая религия и что я сделаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение”.

12 (25) апреля в Лазареву субботу было совершено Таинство Миропомазания Великой княгини Елизаветы Федоровны. У нее осталось прежнее имя, но уже в честь святой праведной Елизаветы — матери святого Иоанна Предтечи. После Миропомазания Император Александр III благословил свою невестку драгоценной иконой Нерукотворного Спаса, с которой Елизавета Федоровна не расставалась всю жизнь и с ней на груди приняла мученическую кончину.

В фильме рассказывается о ее поездке в 1903 г. в Саров на прославление преподобного Серафима Саровского, приводятся документальные кадры кинохроники. -“Батюшка, почему мы не имеем теперь такой строгой жизни, какую имели подвижники благочестия?”- спросили однажды преподобного Серафима.
-“Потому-отвечал преподобный-что не имеем к тому решимости. Благодать же и помощь Божия к верным и всем сердцем ищущим Господа, ныне та же, какая была и прежде”

Москва — где собраны по искорке со всего отечества общенародные святыни, в которых веками горел духовный огонь

Далее в фильме повествуется о массовых беспорядках, многочисленных жертвах, среди которых были и видные политические деятели, погибшие от рук революционеров-террористов. 5 (18) февраля 1905 года Великий князь Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной в него террористом Иваном Каляевым.

На третий день после гибели мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму к убийце. Она хотела, чтобы Каляев раскаялся в своем ужасном преступлении и молил Господа о прощении, но он отказался. Несмотря на это Великая Княгиня просила Императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.

“Стяжи дух мирен и вокруг тебя тысячи спасутся”-говорил преподобный Серафим Саровский. Молясь у гроба мужа Елизавета Феодоровна получила откровение-“отойти от светской жизни, создать в помощь бедным и больным обитель милосердия ”.

После четырехлетнего траура 10 февраля 1909 года Великая княгиня не вернулась к светской жизни, а облачилась в одеяние крестовой сестры любви и милосердия, и собрав семнадцать сестер основанной ею Марфо-Мариинской обители, сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих.»

В основу Марфо-Мариинской обители Милосердия был положен устав монастырского общежития. Одним из главных мест бедности, которому Великая княгиня уделяла особое внимание, был Хитров рынок. Многие были обязаны ей своим спасением.

Еще одно славное деяние Великой княгини — постройка русского православного храма в Италии, в городе Бари, где покоятся мощи святителя Николая Мирликийского.

С самого начала своей жизни в Православии и до последних дней Великая княгиня находилась в полном послушании у своих духовных отцов. Без благословения священника Марфо-Мариинской обители протоиерея Митрофана Серебрянского и без советов старцев Оптиной пустыни, Зосимовой пустыни и других монастырей, она сама ничего не предпринимала. Ее смирение и послушание были удивительными.

9 апреля 1910 года она принимает монашеский постриг.

После Февральской революции, летом 1917 года, к Великой Княгине приехал шведский министр, который, по поручения кайзера Вильгельма, должен был уговорить ее уехать из все более неспокойной России. Тепло поблагодарив министра за заботу, Великая княгиня совершенно спокойно сказала, что не может оставить свою обитель и вверенных ей Богом сестер и больных и что она решила твердо остаться в России.

В апреле 1918 г. на третий день Пасхи Елизавету Федоровну арестовывают, вместе с ней добровольно пошла под арест ее келейница Варвара Яковлева. Вместе с Великими князьями Романовыми их привозят в Алапаевск.

“Господь нашел, что нам пора нести Его крест. Постараемся быть достойными этой радости”-говорила она.

Глубокой ночью 5(18) июля, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, Великую княгиню Елизавету Федоровну и ее келейницу Варвару Яковлеву вместе с другими членами Императорского Дома сбросили в шахту старого рудника. Из шахты слышались молитвенные песнопения.

Несколько месяцев спустя армия адмирала Александра Васильевича Колчака заняла Екатеринбург, тела мучеников были извлечены из шахты. У преподобномучениц Елизаветы и Варвары и у Великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения. Тело Елизаветы Федоровны осталось нетленным.

Усилиями Белой армии гробы с мощами преподобномучениц в 1921 году были доставлены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании, согласно желанию Великой княгини Елизаветы.

Великая княгиня Елизавета: Как принцесса стала православной святой

Сегодня совершается память святой преподобномученицы, великой княгини Елизаветы Федоровны. Царьград вспомнил самые важные страницы ее жизни

Немецкая принцесса, ставшая русской святой, Елизавета была одной из самых блестящих красавиц Европы. Как и все дети семейства герцога Гессен-Дармштадского, она воспитывалась в традициях старой Англии, когда великокняжеские отпрыски жили просто, в строгости, и даже сами выполняли домашнюю работу. Принцессы убирали свои комнаты, застилали постели и умели топить камин, как простые золушки.

Позже Елизавета писала, что дома ее научили всему. Элле было 12 лет, когда в семье произошла трагедия. В Дармштадте случилась эпидемия дифтерита, младшенькая из сестер, Мария, умерла. А следом за ней, заразившись от маленького сына, ушла из жизни их мать.

Великая княгиня Елизавета в детстве. Фото: www.globallookpress.com

Пришлось рано взрослеть. Принца и принцесс отправили в Лондон, на попечение бабушки, королевы Виктории, где дети получили образование при дворе, резвясь в Виндзорском замке. Элла считала Британию своей страной, владела английским языком так же, как и немецким, и до самой смерти королевы Виктории сохраняла с бабушкой нежные отношения, делясь с ней в письмах самыми сокровенными мыслями и мечтами.

Элла выделялась красотой и изяществом даже среди своих сестер-принцесс. Все отмечали в ней незаурядный ум, такт и необычайную доброту, что придавало ее обаянию неотразимую силу. Поклонников было предостаточно, к девушке сватались видные женихи Европы. В том числе в нее был пылко влюблен Вилли — наследник прусской короны, будущий кайзер Германии Вильгельм II. Дальнейшие события историки и биографы описывают по-разному: то ли Элла оказалась слишком разборчивой, а Вилли эгоистичным и несносным, а может, сработали другие моменты, к примеру, мать будущего кайзера. Только эта пара не сложилась, хотя вроде даже английская бабушка Виктория была не против, чтобы ее любимая внучка царствовала при Берлинском дворе.

Элла была влюблена в другого, и чувства ее оказались взаимными. Елизавета стала невестой великого князя Сергия Александровича, брата императора Александра III.

Читать еще:  Двунадесятые праздники

Великая княгиня Елизавета. Фото: www.globallookpress.com

В России были очарованы красотой и нравом Эллы. Едва увидев великокняжескую невесту в день прибытия на железнодорожной станции в Петергофе, самый поэтичный из Романовых Константин Константинович записал в своем дневнике:

Всех нас словно солнцем ослепило. Давно я не видывал подобной красоты. Она шла скромно, застенчиво, как сон, как мечта».

Если бы К. Р. (поэтический псевдоним великого князя) только знал, что именно Елизавета разделит последние страшные минуты с его сыновьями в заброшенной уральской шахте и будет их последним утешением.

Они обвенчались в Большой церкви Зимнего дворца 3 июня 1884 года, и тогда же царским манифестом Александр III повелел супругу великого князя Сергия Александровича именовать великой княгиней Елизаветой Федоровной.

С этого времени Елизавете предстояло постигать загадочную и величественную Россию, а проводником в этот неведомый мир стал ее интеллектуальный, глубоко верующий муж. Это злопыхатели и завистники считали Сергия высокомерным. Но Елизавета знала, что сдержанные манеры ее избранника — от застенчивости и смущения, вызванных болезнью позвоночника.

Это была необычайно красивая и одухотворенная пара. Ему было интересно учить жену всему, что он знал и умел. А Елизавета оказалась потрясающей ученицей, разделив с любимым мужем все его увлечения.

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович. Фото: www.globallookpress.com

В него было за что влюбиться. Сергий Александрович — герой Турецкой войны, известный ученый, организатор археологических экспедиций и член Президиума российской академии наук. Он покровительствовал двум археологическим институтам — в Петербурге и Константинополе, — предоставляя свои средства на раскопки. Кроме того, великий князь покровительствовал искусству, собирая великолепные коллекции русской и итальянской живописи. Позже он стал одним из главных жертвователей на организацию Музея изящных искусств в Москве. А Елизавета, с детства питающая страсть к рисованию, помогала ему опекать и создавать в древней столице музейную и культурную жизнь.

Большую часть времени — с весны и до глубокой осени — Сергий и Елизавета проводили не в роскошном Сергиевом дворце на Невском проспекте, подарке императора к свадьбе младшего брата, а в подмосковном имении великого князя, Ильинском. Судя по воспоминаниям частых гостей усадьбы, дом был невелик, выстроен из дуба. Великий князь и его жена вели простую сельскую жизнь, как дачники, в кругу близких друзей, которые по русской традиции подолгу гостили в усадьбе. Хозяйка угощала веселую компанию вареньем из яблок, и все это безумно нравилась вчерашней немке. Елизавета с восторгом описывала сельские балы бабушке Виктории в письмах.

В 1888 году произошло событие, которое навсегда перевернуло духовную жизнь Елизаветы и во многом определило дальнейшую судьбу августейших супругов. Александр III поручил своему брату Сергию принять участие в освящении Храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме, построенного в память их матери Марии Федоровны. Церковь возведена в Гефсиманском саду, среди древних олив и кипарисов, у подножия Масличной горы. Елизавета, потрясенная райской красотой и благолепием места, с которого открывается вид на Золотые ворота Святого города, воскликнула, что хорошо бы здесь быть похороненной. Эти слова спустя 30 лет окажутся пророческими.

Храм святой равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме. Фото: www.globallookpress.com

Именно после этой поездки Сергий Александрович стал председателем Императорского Палестинского православного общества, развернув бурную деятельность по строительству русских паломнических центров и православных школ на Святой земле. А Елизавета так прониклась православием, что приняла Таинство Крещения, даже несмотря на отсутствие благословения со стороны отца и английской бабули, хотя Элла и просила их об этом. В письме Елизаветы отцу-герцогу есть такие строки:

Я все время думала и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом — оставаться так, как я теперь, принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как мой муж».

Позже именно Елизавета Федоровна уговорила свою сестру Аликс перейти в православие, развеяв все сомнения будущей императрицы. Самой Елизавете не нужно было в браке с великим князем менять веру, но она сделала это, потому что не смогла иначе. Сестре же она объяснила, что переход в православие станет для Александры обретением истинной веры.

И крещение Елизаветы Федоровны, и назначение Сергия Александровича на должность генерал-губернатора Москвы прошло в один год — 1891-й. Жители древней столицы скоро узнали Елизавету как великую защитницу сирых, бедных и больных. С началом Русско-японской войны великая княгиня организовала помощь фронту, устроив в залах Кремля мастерские для помощи солдатам. Также она создала госпиталь для раненых, организовала и оснастила санитарные поезда для фронта, отправляя на Восток пожертвования, обмундирование и медикаменты.

В стране к тому времени начинались революционные беспорядки, и эсеры уже приговорили великого князя, заготовив для него бомбу. Единственное, что их останавливало, — великая княгиня, которая сопровождала мужа повсюду. Елизавета старалась и вовсе не разлучаться с любимым после того, как начала получать анонимные письма, в которых террористы предупреждали ее, что лучше бы ей находиться подальше от приговоренного. Но все-таки это случилось: Сергей Александрович был убит бомбой возле Никольских ворот Кремля.

Елизавета Федоровна. Фото: www.globallookpress.com

Жизнь великой княгини, можно сказать, оборвалась вместе с мужем. С этой минуты она уже не снимала траура и все свои силы отдавала служению.

Елизавета Федорова приобрела усадьбу на Большой Ордынке, с четырьмя домами и садом. Здесь началось строительство обители милосердия. Храм возводили и украшали лучшие мастера и художники русского модерна. В 1909 году Марфо-Мариинская обитель начала служение, а великая княгиня была утверждена в должности настоятельницы. Сестры давали обет творить добрые дела в духе христианской любви, помогая больным и сиротам. В амбулатории располагались врачебные кабинеты, где бесплатно оказывалась помощь нуждающимся. Аптека раздавала бедным необходимые для лечения лекарства. Кроме того, любимым делом Елизаветы Федоровны было покровительство над Иверской общиной Красного креста, где великая княгиня содействовала получению профессионального медицинского образование сестрами милосердия.

Марфо-Мариинская обитель. Фото: www.globallookpress.com

После Октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель новые власти поначалу не трогали. Но на третий день Пасхи 1918 года, после молебна в храме обители Святейшего Патриарха Тихона, за матушкой пришли, чтобы отправить Елизавету Федоровну на ее Голгофу. Последние дни и месяцы своего земного пути ей предстояло провести в заточении на окраине уральского Алапаевска.

В ночь на 18 июля 1918 года к зданию, где находились узники, подъехала конная группа. Пленников отвезли в лес к заброшенному руднику. Великий князь Сергей Михайлович сопротивлялся, и его расстреляли. Елизавету Федоровну, преданную ей послушницу Варвару и остальных членов императорского дома живыми сбросили в шахту. Великая княгиня упала на небольшой выступ, рядом с ней оказался один из сыновей Константина Константиновича Романова, Иоанн. Матушка Елизавета и в последние земные мгновения не переставала помогать страждущим. Она перевязывала раны Иоанна и молитвами старалась облегчить страдания умирающих.

Убиение прмц. Елисаветы и иже с нею. Фото: pravoslavie.ru

Истязатели возвращались несколько раз, бросали в шахту гранаты, стараясь добить своих жертв. Один из случайно оказавшихся на месте убийства местных жителей позже рассказал, что из глубины ямы слышалась херувимская песнь, а из всех голосов выделялся голос матушки.

Елизавета Федоровна. Фото: www.globallookpress.com

Дальнейшее посмертное путешествие тела Елизаветы и ее сподвижницы Варвары похоже на чудо. Через всю Сибирь, охваченную гражданской войной, мощи матушки попадают в Харбин, а затем разными тайными путями — в Святой город Иерусалим. Елизавета Федоровна нашла упокоение в Храме Марии Магдалины в древнем Гефсиманском саду — там, где она провела со своим Сергием самые потрясающие духовные мгновенья. И там же горько молился Христос в ночь перед своей Голгофой.

Читать еще:  «Если я не имею любви, — то я ничто» — цитаты святых о настоящей любви

У Елизаветы Федоровны была возможность спастись. Весной 1917 года по поручению кайзера Вильгельма (того самого, некогда влюбленного в нее Вилли) к великой княгине приехал шведский министр, предлагая содействие в выезде из России. Но матушка-игуменья отказалась от спасения, приняв решение разделить судьбу страны, ставшей ее новой родиной. Позже отказала она и немецкому послу Мирбаху, хлопотавшему об организации ее выезда за границу. В одном из писем тогда Елизавета написала:

Я испытывала такую глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не ведают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто крат больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, научить его терпению, помочь ему. Вот что я чувствую каждый день. Святая Россия не может погибнуть».

Смерть

Чекисты арестовали настоятельницу в мае 1918 года. Ее отконвоировали в Екатеринбург, а в июле доставили в Алапаевск. В ночь на 18 июля была расстреляна большевиками вместе с другими князьями династии Романовых. Казнь по приказу Владимира Ленина состоялась у шахты за Алапаевском. Раненых столкнули на ее дно, где те скончались от голода и ран.

Могила Елизаветы Федоровны

Осенью территория перешла под контроль армии белых, останки погибших вывезли за рубеж. Елизавета Федоровна, как и убитая вместе с ней сестра Марфо-Мариинской обители Варвара, похоронена в Иерусалиме. После развала СССР причислена к лику святых, а в 2009 году посмертно реабилитирована правоохранительными органами.

Немецкая принцесса с русской судьбой. Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова

Доброго времени суток всем посетителям сайта! Этот рассказ продолжает тему династии Романовых, началом которой была моя публикация «Дочери последнего императора».

Великая княгиня Елизавета Федоровна родилась 20 октября (1 ноября) 1864 в Германии, в городе Дармштадт. Она была вторым ребенком в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы (Алиса) станет впоследствии императрицей Российской Александрой Федоровной.
Дети воспитывались в традициях старой Англии, их жизнь проходила по строгому порядку, установленному матерью. Детская одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу. Мать внимательно следила за талантами и наклонностями каждого из семерых детей и старалась воспитать их на твердой основе христианских заповедей, вложить в сердца любовь к ближним, особенно к страждущим.

Принцесса Элла (Елизавета) Гессенская (правильнее — Гессен-Дармштадская) в отрочестве и юности


В 19 лет принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II, брата императора Александра III. Она познакомилась с будущим супругом в детстве, когда он приезжал в Германию со своей матерью, императрицей Марией Александровной, также происходившей из Гессенского дома. До этого все претенденты на ее руку получали отказ ( в том числе и будущий император Германии Вильгельм).
С женихом — великим князем Сергеем Александровичем


Забегая вперед, скажу, что этот брак был бездетным. Впоследствии супруги будут воспитывать рано осиротевших племянников.

Великая княгиня Елизавета Федоровна в парадном платье

С будущим императором Николаем Вторым в любительском спектакле «Евгений Онегин» в роли Татьяны

В.К. Елизавета Федоровна считалась украшением дома Романовых, одной из самых красивых женщин империи. В те времена говорили, что в Европе есть только две красавицы, и обе — Елизаветы: Елизавета Австрийская, супруга императора Франца-Иосифа (знаменитая Сисси), и Елизавета Федоровна.







Фото со знаменитого бала 1903 года, куда приглашенные должны были явиться в костюмах допетровской эпохи:

Красотой великой княгини восхищался замечательный поэт К.Р. (великий князь Константин Константинович Романов):

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих очах таится глубина;
Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!

Портреты Елизаветы Федоровны



С младшей сестрой — последней русской императрицей Александрой Федоровной

В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Великая княгиня не только исполняла представительские обязанности, но и много занималась благотворительностью. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей и везде старалась облегчить страдания людей.
Во время русско-японской войны Елизавета Федоровна занималась организацией помощи фронту. На свои средства великая княгиня сформировала несколько санитарных поездов. В Москве она устроила госпиталь для раненых, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте.

5 (18) февраля 1905 года В.К.Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. Кто-то попытался помешать ей подойти к останкам супруга, но она встала на колени и своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом части тела великого князя.
Великая княгиня нашла в себе силы простить убийцу любимого мужа, просила императора Николая II о помиловании Каляева, но это прошение было отклонено.
С момента кончины супруга Елизавета Федоровна не снимала траур, стала держать строгий пост, много молилась.

Елизавета Федоровна в траурном одеянии

Она собрала все свои драгоценности, часть отдала казне, часть — родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители милосердия. На Большой Ордынке в Москве Елизавета Федоровна приобрела участок земли с усадьбой и основала Марфо-Мариинскую обитель.
10 февраля 1909 года великая княгиня собрала сестер основанной ею обители, облачилась в монашеское одеяние и сказала: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».


В Марфо-Мариинской обители была больница, в которую привозили самых безнадежных пациентов, и сама настоятельница часто проводила ночи у их изголовья, помогала врачам во время операций. «Великая матушка» основала несколько приютов, оказывала помощь нуждающимся и обездоленным, помогала самым бедным приходам.
После революции 1917 года кайзер Вильгельм, опасаясь за жизнь великой княгини, несколько раз через своего посла предлагал ей покинуть Россию. Очевидно, он всю жизнь испытывал глубокое чувство к этой удивительной женщине… Елизавета Федоровна отвечала категорическим отказом — она была очень привязана к России и любила русский народ.

В апреле 1918 года «великая матушка» была арестована большевиками. Ей оставалось несколько месяцев земной жизни.

Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г. великую княгиню Елизавету Федоровну вместе с другими членами императорского дома бросили в шахту старого рудника в Алапаевске. Когда палачи сталкивали великую княгиню в глубокую яму, она произносила молитву: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». Скончались «алапаевские мученики» в страшных страданиях, от ран, жажды и голода.

Останки настоятельницы Марфо-Мариинской обители в 1921 году были перевезены в Иерусалим и положены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Когда-то, во время путешествия с мужем в Иерусалим, великая княгиня высказала желание быть погребенной в этих местах. Ее желание сбылось…

В 1992 году великая княгиня Елизавета Федоровна Романова была причислена к лику святых.

Спасибо за внимание всем прочитавшим публикацию!

Извините, но по некоторым причинам закрываю комментарии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector