0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Он заново духовно родил Черногорию» — памяти митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия (Радовича)

«Он заново духовно родил Черногорию» — памяти митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия (Радовича)

Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий ответил черногорскому президенту Мило Джукановичу, обвинившему Белград и Москву в использовании Сербской Православной Церкви (СПЦ) для подрыва евроатлантического курса Подгорицы. Священнослужитель заявил, что за массовыми акциями протеста в данном балканском государстве стоят исключительно «Черногория и Церковь Божья».

«Черногории никогда не существовало бы, если бы не было России, — сказал митрополит. — Поэтому (Джуканович) не плюй на Сербию и Россию. Без России не было бы Черногории. Это кристально ясно и останется запечатлено в веках. Россия и Сербия здесь с нами, но при этом здесь с нами весь православный мир Востока и Запада».

«Я упомянул здесь и братьев наших мусульман, и их известного теолога из Азии. Он посоветовал всем мусульманам Балкан поддержать православных христиан в защите святынь, поскольку ощущает, что тот, кто угрожает святыням православным, святыням большей части народа, тот завтра плюнет и поставит под угрозу мечети, так как один закон, когда принимается, он не может распространяться только на одних», — отметил он.

Не оставил без саркастического замечания слова черногорского лидера и министр обороны Сербии Александр Вулин. «Если в Черногории появится коронавирус, то нет сомнений, что президент Черногории Мило Джуканович в этом обвинит Сербию или Россию и призовет на помощь НАТО», — подчеркнул политик, добавив, что для Джукановича «сербы в Черногории, однозначно, не являются гражданами Черногории, поэтому он воспринимает их как агентов Сербии и России».

Массовые акции протеста в поддержку СПЦ с требованиями отмены дискриминационного закона «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин», уже два месяца сотрясающие Черногорию, принципиально значимы не только для балканского региона, но и для всего православного мира и имеют шанс серьезно повлиять на ход развития истории. При этом и авторитетные религиозные, и светские деятели уже открыто предупреждают черногорского президента Мило Джукановича о том, что нельзя идти против собственного народа — он этого не простит.

Так, даже Госсекретарь США Майк Помпео призвал черногорские власти к прозрачному диалогу с Сербской церковью. «Хотя правительство (Черногории) и полагает, что полностью включило предложения, высказанные Венецианской комиссией по данному закону, оппоненты утверждают, что черногорское правительство не провело инклюзивных и детальных консультаций с религиозными организациями и общественностью, как рекомендовала комиссия. Хотя протесты в Черногории в основном мирные, мы обеспокоены в связи с постоянной напряженностью и недавними изолированными случаями насилия», — цитирует слова американского политика «Союз православных журналистов».

Между тем 29 февраля в Подгорице состоялось «величайшее в истории» молитвенное шествие, в котором приняли участие свыше ста тысяч верующих. Его возглавили митрополиты Киевский и всея Украины Онуфрий и Черногорско-Приморский Амфилохий.

«Он заново духовно родил Черногорию» — памяти митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия (Радовича)

Приблизительное время чтения: 4 мин.

30 октября в возрасте 82 лет скончался митрополит Амфилохий (Радович), 30 лет возглавлявший Черногорско-Приморскую митрополию Сербской Православной Церкви. С именем Владыки связано духовное возрождение Черногории: он строил храмы, восстанавливал монастыри, готовил пастырей, защищал святыни Сербской Церкви и боролся за сохранение ее единства, ставшее объектом атаки антицерковных политических сил. Своими воспоминаниями о нем с «Фомой» поделился сотрудник Секретариата по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Андрей Юрьевич Хошев.

Мне довелось неоднократно встречаться с владыкой Амфилохием — и у него в гостях в Черногории, в Цетиньском монастыре, где находилась его митрополичья резиденция, а также когда ему случалось бывать в России.

Митрополит Амфилохий оставил после себя след и в богословии, и в сфере межцерковных отношений, но лично для меня это был, прежде всего, Христианин с большой буквы — человек, знакомство с которым много давало духовно.

В личном общении ему были свойственны степенность и внутреннее величие, которые абсолютно не нарушались отличавшими его при этом удивительной простотой и доступностью. Владыка всегда готов был выслушать любого человека, охотно откликался на просьбы о помощи, помогая людям с проницательностью и простотой, так что и сама помощь иной раз удивительным образом воспринималась людьми как продолжение его личности.

Беседуя с ним, я всегда ощущал, что на мне сконцентрировано все его внимание, что он меня и слушает, и слышит. От общения с ним у многих оставалось тёплое чувство отеческой любви, в которой так нуждаются многие, особенно люди старшего поколения. В его взгляде, облике и манере общения всегда чувствовалось что-то молодое, и он удивительным образом притягивал к себе молодёжь. Будучи старцем, он был при этом молод душой, и это оставляло удивительное впечатление. Как тут не вспомнить слова святого апостола Павла, что внутренний наш человек со дня на день обновляется (2 Кор. 4, 16).

«Вглубь, вглубь смотри, батюшка» – владыка любил рассказывать, как этот совет дала ему одна подвижница, пережившая гонения на веру в России.

Владыка Амфилохий по-настоящему жил Христом, жил Евхаристией.

Однажды я гостил у него в Цетинье и он пригласил меня на литургию в одном местном храме. Утром, когда он вышел из кельи, чтобы ехать на богослужение, меня поразил его обессиленный облик: серое, словно неживое лицо, глубокие морщины, потухший взгляд, неуверенная поступь. Отчётливо было видно, как плохо он себя чувствовал. После Причастия же он почти мгновенно на глазах преобразился: морщины разгладились, он выпрямился и исполнился силы, взгляд его оживился и заблестел. Так животворила его благодать Святого Духа! Перед нами стоял совершенно иной человек, полный сил, одухотворенный, деятельный. И глядя на него, слушая его, общаясь с ним, многим хотелось быть такими же вечно молодыми, так же жить Причастием, быть такими же устремлённым к чему-то глубоко внутреннему и неотъемлемому, вечному как высящиеся в Черногории величественные горы.

Уроженец Черногории, владыка был избран на Черногорско-Приморскую кафедру в далёком 1991 году. Черногория тогда была союзной республикой в составе Югославии, больше прочих пострадавшей от антицерковной политики богоборческого режима. Многие исторические святыни Сербского Православия лежали в руинах и были заброшены, на службы собиралось немного людей.

В то далёкое время, в начале 1990-х, только-только началась идеологическая оттепель и ослабли путы, полвека сковывавшие жизнь Православной Церкви. Югославия, будучи охвачена гражданской войной, также оказалась под беспрецедентными по своей жёсткости международными экономическими санкциями. Именно тогда, среди этой разрухи и тяжкого наследия коммунистической эпохи, митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий начал строительство огромного храма Воскресения Христова в Подгорице. Как можно было вообще помыслить об этом в те годы?! Так действовать мог лишь святитель, наделённый совершенно особым видением, свято веривший в грядущее духовное возрождение своего народа.

Владыке много пришлось бороться против раскола, инспирированного ещё в начале 1990-х годов антицерковными силами и поддерживавшегося властями.

За тридцать лет самоотверженного архипастырского труда владыка преобразил, заново духовно родил Черногорию, свой родной край. Ныне Черногория вновь стала точкой глубокой массовой религиозности, где православной верой живут сотни тысяч людей — что удивительно, в значительной мере молодежь. Когда в прошлом году власти приняли антицерковный дискриминационный закон, нацеленный на национализацию храмов и монастырей, на крестные ходы за его отмену по зову митрополита Амфилохия вышла почти половина населения страны, удивив и постхристианскую Европу и весь мир. Митрополит Амфилохий подвигом своей архипастырской деятельности доказал, что православный народ способен без всякого насилия, а только молитвой и открытым исповеданием веры изменить судьбу своей страны.

Митрополит Амфилохий поддерживал и Украинскую Православную Церковь в постигших её тяготах. В дни протестов против дискриминационного закона он вместе с Блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием прошёл во главе многотысячного крестного хода по улицам столицы Черногории. Среди участвовавших в отпевании владыки иерархов был и митрополит Бориспольский и Броварской Антоний, управляющий делами Украинской Православной Церкви.

Когда гроб с телом архипастыря доставили из Цетиньского монастыря в Подгорицу на отпевание, его встречали десятки тысяч людей, даже стоя на коленях. Думаю, не ошибусь, если скажу, что митрополит Амфилохий войдет в историю как церковный лидер, в чём-то подобный святителю Цетиньскому Петру. Он будет жить в благодарной молитвенной памяти последующих поколений.

Православная Жизнь

Митрополит Антоний (Паканич) рассказывает о личных встречах с митрополитом Черногорским Амфилохием, его служении и святости.

– Владыко, Вы неоднократно встречались с владыкой Амфилохием. Каковы главное впечатление?

– Это святой человек. Святой во всех проявлениях. Трудно, наверное, найти более всенародно признанного авторитета в Церкви. Настоящий национальный духовный лидер! Его уход – огромная утрата и для народа Черногории, и для Сербии, и для Южной Америки, которую он окормлял. И для множества православных на всех континентах нашей планеты.

Читать еще:  Духовник: как искать, зачем он нужен и что делать, если его нет

– Вы познакомились в Черногории?

– О владыке Амфилохии я узнал еще в годы своего студенчества. Он был одним из выдающихся современных православных богословов. Мы читали его труды, а когда он приехал в Троице-Сергиеву Лавру, имели возможность с ним общаться.

Но уже более плотное знакомство произошло в мою бытность ректором Киевской духовной академии. Митрополиту Амфилохию была присвоена ученая степень доктора богословия (которую, кстати, мы так и не успели ему вручить).

Будучи в Черногории, наблюдал, как он любил свой народ, как переживал за ситуацию в стране.

Общеизвестно, что владыку Амфилохия окружала всенародная любовь черногорцев от мала до велика. Его называли отцом, матерью, дедушкой и апостолом. В чем секрет такого признания и почитания?

Он был настоящим отцом народа. Проповеди вл. Амфилохия были всегда наполнены такой внутренней евангельской силой и любовью, были настолько актуальны и своевременны, что люди воспринимали его слова как обращенные лично к ним. Он был близким и родным каждому.

Любовь к людям, забота о своей пастве проявлялась постоянно.

Год назад владыка пригласил меня на празднование дня Архистратига Михаила. В сербской Церкви нет традиционных в нашем понимании именин или дня тезоименитства, а есть свой праздник, день Крестной Славы – день святого покровителя рода. Он передается из поколения в поколение. Покровитель рода Радовичей – Архангел Михаил.

И вот после Божественной литургии я наблюдал картину, как в свои 82 года владыка весь день находился на ногах в окружении постоянно приходящих людей, которые хотели его поздравить. Попрощались мы тогда коротко, потому что люди приходили и приходили… Как нам потом сказали, он принимал поздравления еще всю неделю.

Он был частью своего черногорского народа. Православие черногорской земли нераздельно связано с владыкой Амфилохием. Он стал её архиереем, когда пал социалистический режим и его усилиями возрождалась церковная жизнь: строились храмы, открывались монастыри. Более 700 восстановленных храмов и монастырей после такой разрухи и запустения.

Причем открывались монастыри не просто как здания или архитектурные комплексы, а как настоящие монастыри. Зная его духовный уклад и любовь к монашеству, много людей приезжало в Черногорию из разных уголков земли, чтобы принять монашеский постриг из его рук. Он постригал каждого и каждую лично. Много выходцев было и из России, Украины, Беларуси.

Его монашеский путь уникален еще и тем, что он общался со святыми, которые сегодня уже канонизированы Церковью. Был духовным учеником преподобного Иустина (Поповича) и прп. Паисия Святогорца. Их объединяла духовная дружба, единство духа.

Подвижник нашего времени. Смелый и искренний противник любых церковных расколов. Конечно, по-человечески хотелось, чтобы такие мужественные люди, сильные, авторитетные, а он был один из самых авторитетных богословов и иерархов во всем православном мире, были подольше с нами. Его слова в защиту канонического устройства, особенно это касается нашей украинской ситуации, всегда были очень веские и точные. На него ориентировалось много иерархов других Поместных Церквей.

В этом плане уход его для нас печальный, но я думаю, что он будет защитником Православной Церкви уже там, на Небесах, когда будет молиться у престола Божия и просить у Господа, чтобы Он всех нас вразумил и ниспослал единство, и правильное понимание, и ответственность за судьбу Православной Церкви.

– Владыко, Вы были на отпевании митр. Амфилохия. Поделитесь своими впечатлениями.

– Ощущение, что вся страна была на похоронах. Всенародная любовь проявилась и в этот скорбный час, когда Господь принял его душу.

Скорбный с точки зрения земной жизни. Господь Сам знает, когда давать нам жизнь, когда забирать. Главное ощущение на похоронах – соединение несоединимого. С одной стороны, многотысячная плачущая толпа, причем плачут все – дети, взрослые, юноши. Но от этого плача нет уныния. Плач от безысходности, раздирающий душу – это одно. А здесь был плач светлый, наполняющий надеждой.

Владыка Амфилохий сумел воспитать черногорскую паству с правильным отношением не только к жизни, но и к смерти. Этот плач был внутренней духовной радостью и торжеством для черногорской земли, когда она провожала в последний путь своего сына и своего отца. Владыка Амфилохий стал отцом народа, который не боялся ничего претерпеть ради Церкви и всего себя отдавал, чтобы Ее возродить и Она процветала.

Масса людей пришла проститься – вся площадь была заполнена перед Собором, который он построил. Владыка всё делал основательно и с духовным смыслом. И собор в том числе.

– Какой именно смысл был заложен при строительстве?

– Если посмотреть на прекрасный большой собор Воскресения Христова в Подгорице, то можно заметить, что нижняя часть храма состоит из грубых булыжников, выше идет обработанный камень, а на самом верху можно увидеть тонкие изразцы камня ювелирной работы. Камни для строительства кафедрального собора свозились, кстати, из всей Черногории.

Нижние грубые камни – это как люди, которые только пришли в Церковь: необработанные, неотесанные, с углами, неправильностями, шероховатостями и грубостями. Камни выше – это люди, постепенно преображающиеся в Церкви благодатью Духа Божия, которая и отсекает все неровности и неправильности. Камни же на самом верху – это те, кто по-настоящему возрастает в Церкви и уже становится произведением искусства.

– Православный мир сегодня страшно разделен. Что можно сделать для объединения?

– Мужественно держаться Истины. Как сказал святитель Марк Эфесский: «Никогда, о человек, то, что относится к Церкви, не исправляется через компромиссы: нет ничего среднего между истиной и ложью».

Сейчас сложная страница в истории Церкви. Как украинская, так и черногорская Церкви испытывают гонения, захваты. Вспомним, как вел себя митр. Амфилохий всё это время.

Когда прошлая власть черногорская и приняла решение про захват имущества Сербской Православной Церкви, владыка мужественно встал на защиту. И народ услышал его голос. Подъем духа сотен тысяч людей за свою веру и Церковь. Настоящее чудо!

Когда владыка узнал, что кого-то арестовали, он пришел в полицию и сказал: меня арестуйте, а их отпустите, я зачинщик этого всего.

Несмотря на свои годы и болезни, он не прятался, а был готов сесть в тюрьму, только бы отпустили тех людей.

Мужество и чистота – вот пример для подражания. Добрый и твердый. Настоящий Воин Христов!

Будем молитвенно поминать его с надеждой, что и он уже скоро у Престола Господня будет молиться о нас.

Беседовала Наталья Горошкова

«Он заново духовно родил Черногорию» — памяти митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия (Радовича)

30 октября в возрасте 82 лет скончался митрополит Амфилохий (Радович), 30 лет возглавлявший Черногорско-Приморскую митрополию Сербской Православной Церкви. С именем Владыки связано духовное возрождение Черногории: он строил храмы, восстанавливал монастыри, готовил пастырей, защищал святыни Сербской Церкви и боролся за сохранение ее единства, ставшее объектом атаки антицерковных политических сил. Своими воспоминаниями о нем с «Фомой» поделился сотрудник Секретариата по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Андрей Юрьевич Хошев.

Мне довелось неоднократно встречаться с владыкой Амфилохием — и у него в гостях в Черногории, в Цетиньском монастыре, где находилась его митрополичья резиденция, а также когда ему случалось бывать в России.

Митрополит Амфилохий оставил после себя след и в богословии, и в сфере межцерковных отношений, но лично для меня это был, прежде всего, Христианин с большой буквы — человек, знакомство с которым много давало духовно.

В личном общении ему были свойственны степенность и внутреннее величие, которые абсолютно не нарушались отличавшими его при этом удивительной простотой и доступностью. Владыка всегда готов был выслушать любого человека, охотно откликался на просьбы о помощи, помогая людям с проницательностью и простотой, так что и сама помощь иной раз удивительным образом воспринималась людьми как продолжение его личности.

Беседуя с ним, я всегда ощущал, что на мне сконцентрировано все его внимание, что он меня и слушает, и слышит. От общения с ним у многих оставалось тёплое чувство отеческой любви, в которой так нуждаются многие, особенно люди старшего поколения. В его взгляде, облике и манере общения всегда чувствовалось что-то молодое, и он удивительным образом притягивал к себе молодёжь. Будучи старцем, он был при этом молод душой, и это оставляло удивительное впечатление. Как тут не вспомнить слова святого апостола Павла, что внутренний наш человек со дня на день обновляется (2 Кор. 4, 16).

«Вглубь, вглубь смотри, батюшка» – владыка любил рассказывать, как этот совет дала ему одна подвижница, пережившая гонения на веру в России.

Владыка Амфилохий по-настоящему жил Христом, жил Евхаристией.

Однажды я гостил у него в Цетинье и он пригласил меня на литургию в одном местном храме. Утром, когда он вышел из кельи, чтобы ехать на богослужение, меня поразил его обессиленный облик: серое, словно неживое лицо, глубокие морщины, потухший взгляд, неуверенная поступь. Отчётливо было видно, как плохо он себя чувствовал. После Причастия же он почти мгновенно на глазах преобразился: морщины разгладились, он выпрямился и исполнился силы, взгляд его оживился и заблестел. Так животворила его благодать Святого Духа! Перед нами стоял совершенно иной человек, полный сил, одухотворенный, деятельный. И глядя на него, слушая его, общаясь с ним, многим хотелось быть такими же вечно молодыми, так же жить Причастием, быть такими же устремлённым к чему-то глубоко внутреннему и неотъемлемому, вечному как высящиеся в Черногории величественные горы.

Читать еще:  Приглашение к разговору

Уроженец Черногории, владыка был избран на Черногорско-Приморскую кафедру в далёком 1991 году. Черногория тогда была союзной республикой в составе Югославии, больше прочих пострадавшей от антицерковной политики богоборческого режима. Многие исторические святыни Сербского Православия лежали в руинах и были заброшены, на службы собиралось немного людей.

В то далёкое время, в начале 1990-х, только-только началась идеологическая оттепель и ослабли путы, полвека сковывавшие жизнь Православной Церкви. Югославия, будучи охвачена гражданской войной, также оказалась под беспрецедентными по своей жёсткости международными экономическими санкциями. Именно тогда, среди этой разрухи и тяжкого наследия коммунистической эпохи, митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий начал строительство огромного храма Воскресения Христова в Подгорице. Как можно было вообще помыслить об этом в те годы?! Так действовать мог лишь святитель, наделённый совершенно особым видением, свято веривший в грядущее духовное возрождение своего народа.

Владыке много пришлось бороться против раскола, инспирированного ещё в начале 1990-х годов антицерковными силами и поддерживавшегося властями.

За тридцать лет самоотверженного архипастырского труда владыка преобразил, заново духовно родил Черногорию, свой родной край. Ныне Черногория вновь стала точкой глубокой массовой религиозности, где православной верой живут сотни тысяч людей — что удивительно, в значительной мере молодежь. Когда в прошлом году власти приняли антицерковный дискриминационный закон, нацеленный на национализацию храмов и монастырей, на крестные ходы за его отмену по зову митрополита Амфилохия вышла почти половина населения страны, удивив и постхристианскую Европу и весь мир. Митрополит Амфилохий подвигом своей архипастырской деятельности доказал, что православный народ способен без всякого насилия, а только молитвой и открытым исповеданием веры изменить судьбу своей страны.

Митрополит Амфилохий поддерживал и Украинскую Православную Церковь в постигших её тяготах. В дни протестов против дискриминационного закона он вместе с Блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием прошёл во главе многотысячного крестного хода по улицам столицы Черногории. Среди участвовавших в отпевании владыки иерархов был и митрополит Бориспольский и Броварской Антоний, управляющий делами Украинской Православной Церкви.

Когда гроб с телом архипастыря доставили из Цетиньского монастыря в Подгорицу на отпевание, его встречали десятки тысяч людей, даже стоя на коленях. Думаю, не ошибусь, если скажу, что митрополит Амфилохий войдет в историю как церковный лидер, в чём-то подобный святителю Цетиньскому Петру. Он будет жить в благодарной молитвенной памяти последующих поколений.

«Он заново духовно родил Черногорию» — памяти митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия (Радовича)

С именем Владыки связано духовное возрождение Черногории: он строил храмы, восстанавливал монастыри, готовил пастырей, защищал святыни Сербской Церкви и боролся за сохранение ее единства, ставшее объектом атаки антицерковных политических сил. Своими воспоминаниями о нем с «Фомой» поделился сотрудник Секретариата по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата Андрей Юрьевич Хошев.

Мне довелось неоднократно встречаться с владыкой Амфилохием — и у него в гостях в Черногории, в Цетиньском монастыре, где находилась его митрополичья резиденция, а также когда ему случалось бывать в России.

Митрополит Амфилохий оставил после себя след и в богословии, и в сфере межцерковных отношений, но лично для меня это был, прежде всего, Христианин с большой буквы — человек, знакомство с которым много давало духовно.

В личном общении ему были свойственны степенность и внутреннее величие, которые абсолютно не нарушались отличавшими его при этом удивительной простотой и доступностью. Владыка всегда готов был выслушать любого человека, охотно откликался на просьбы о помощи, помогая людям с проницательностью и простотой, так что и сама помощь иной раз удивительным образом воспринималась людьми как продолжение его личности.

Беседуя с ним, я всегда ощущал, что на мне сконцентрировано все его внимание, что он меня и слушает, и слышит. От общения с ним у многих оставалось тёплое чувство отеческой любви, в которой так нуждаются многие, особенно люди старшего поколения. В его взгляде, облике и манере общения всегда чувствовалось что-то молодое, и он удивительным образом притягивал к себе молодёжь.

Будучи старцем, он был при этом молод душой, и это оставляло удивительное впечатление. Как тут не вспомнить слова святого апостола Павла, что внутренний наш человек со дня на день обновляется (2 Кор. 4, 16).

«Вглубь, вглубь смотри, батюшка» – владыка любил рассказывать, как этот совет дала ему одна подвижница, пережившая гонения на веру в России.

Владыка Амфилохий по-настоящему жил Христом, жил Евхаристией.

Однажды я гостил у него в Цетинье и он пригласил меня на литургию в одном местном храме. Утром, когда он вышел из кельи, чтобы ехать на богослужение, меня поразил его обессиленный облик: серое, словно неживое лицо, глубокие морщины, потухший взгляд, неуверенная поступь. Отчётливо было видно, как плохо он себя чувствовал. После Причастия же он почти мгновенно на глазах преобразился: морщины разгладились, он выпрямился и исполнился силы, взгляд его оживился и заблестел. Так животворила его благодать Святого Духа! Перед нами стоял совершенно иной человек, полный сил, одухотворенный, деятельный. И глядя на него, слушая его, общаясь с ним, многим хотелось быть такими же вечно молодыми, так же жить Причастием, быть такими же устремлённым к чему-то глубоко внутреннему и неотъемлемому, вечному как высящиеся в Черногории величественные горы.

Уроженец Черногории, владыка был избран на Черногорско-Приморскую кафедру в далёком 1991 году. Черногория тогда была союзной республикой в составе Югославии, больше прочих пострадавшей от антицерковной политики богоборческого режима.

Многие исторические святыни Сербского Православия лежали в руинах и были заброшены, на службы собиралось немного людей.

В то далёкое время, в начале 1990-х, только-только началась идеологическая оттепель и ослабли путы, полвека сковывавшие жизнь Православной Церкви. Югославия, будучи охвачена гражданской войной, также оказалась под беспрецедентными по своей жёсткости международными экономическими санкциями.

Именно тогда, среди этой разрухи и тяжкого наследия коммунистической эпохи, митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий начал строительство огромного храма Воскресения Христова в Подгорице. Как можно было вообще помыслить об этом в те годы?! Так действовать мог лишь святитель, наделённый совершенно особым видением, свято веривший в грядущее духовное возрождение своего народа.

Владыке много пришлось бороться против раскола, инспирированного ещё в начале 1990-х годов антицерковными силами и поддерживавшегося властями.

За тридцать лет самоотверженного архипастырского труда владыка преобразил, заново духовно родил Черногорию, свой родной край. Ныне Черногория вновь стала точкой глубокой массовой религиозности, где православной верой живут сотни тысяч людей — что удивительно, в значительной мере молодежь. Когда в прошлом году власти приняли антицерковный дискриминационный закон, нацеленный на национализацию храмов и монастырей, на крестные ходы за его отмену по зову митрополита Амфилохия вышла почти половина населения страны, удивив и постхристианскую Европу и весь мир. Митрополит Амфилохий подвигом своей архипастырской деятельности доказал, что православный народ способен без всякого насилия, а только молитвой и открытым исповеданием веры изменить судьбу своей страны.

Митрополит Амфилохий поддерживал и Украинскую Православную Церковь в постигших её тяготах. В дни протестов против дискриминационного закона он вместе с Блаженнейшим митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием прошёл во главе многотысячного крестного хода по улицам столицы Черногории. Среди участвовавших в отпевании владыки иерархов был и митрополит Бориспольский и Броварской Антоний, управляющий делами Украинской Православной Церкви.

Когда гроб с телом архипастыря доставили из Цетиньского монастыря в Подгорицу на отпевание, его встречали десятки тысяч людей, даже стоя на коленях. Думаю, не ошибусь, если скажу, что митрополит Амфилохий войдет в историю как церковный лидер, в чём-то подобный святителю Цетиньскому Петру. Он будет жить в благодарной молитвенной памяти последующих поколений.

Воин Христов – митрополит Амфилохий (Радович)

30 октября 2021 года из жизни ушел один из самых выдающихся православных иерархов современности митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий (Радович).

31 октября гроб с телом митрополита доставили в Подгорицу из Цетинье. Верующий народ на коленях встретил своего архипастыря.

В митрополии сообщили, что «хотя колонна с гробом митрополита покинула Цетинье в 13:00, в церковь Подгорицы она прибыла около 14:30, потому что люди стояли на коленях в ожидании своего пастыря и духовного отца. (…) Гроб с земными останками митрополита пронесли через тысячи людей и внесли в храм Воскресения Христова, где верующие смогут поклониться своему пастырю, который на протяжении 30 лет находился на престоле святого Петра Цетинского».

Сегодня, 1 ноября, православная Черногория и весь православный мир прощается с этим человеком.

Кем же был митрополит Амфилохий для Церкви и почему его настолько сильно любят и уважают все верующие в Бога люди?

Народный лидер


Верующие в Подгорице прощаются с почившим митрополитом. Фото: mitropolija.com
О значении владыки для народа Черногории свидетельствуют слова премьер-министра страны Здравко Кривокапича, который, призвав власти объявить траур из-за смерти митрополита Амфилохия, заявил о «цивилизационной обязанности уважать уход одного из величайших из нас в этом веке».

Можно не сомневаться, что даже если правительство, с обличениями которого неоднократно выступал митрополит Амфилохий, и не прислушается к мнению премьер-министра, народ Черногории будет скорбеть за тем, кого считает своим духовным отцом. Например, власти города Будва уже объявили у себя траур. Вместе с Черногорией скорбит и соседняя Сербия. Так, отпевание митрополита Амфилохия возглавил Патриарх Сербский Ириней. Кроме того, на погребении владыки присутствовал президент Сербии Александр Вучич. Это стало его первой поездкой в Черногорию с тех пор, как он начал занимать высокие должности в Сербии.

Читать еще:  КОЕ-КТО ГОВОРИТ, ЧТО БОГА НЕТ...

Отреагировали на смерть архипастыря и другие известные далеко за пределами Сербии или Черногории люди. Принц Сербский Филипп Караджорджевич написал, что считает владыку Амфилохия «великим митрополитом», а небеса – радуются ему: «Царство Небесное, великий митрополит, Небеса радуются Вам! Молитесь за нас и храните нас, как всегда».

Очень откровенные слова в адрес усопшего произнес и знаменитый теннисист Новак Джокович: «уважаемый владыка Амфилохий был великим борцом за Православие и человеком, который служил ориентиром для сербского православного народа и Сербской Православной Церкви в Черногории».

Можно привести еще несколько десятков цитат, самых разных людей, свидетельствующих о месте и значении митрополита Амфилохия в их жизни, в жизни Сербской Церкви и народа Черногории – и все они согласятся с тем, что владыка, неся бремя святительского служения, смог стать родным для каждого верующего черногорца. Не зря молодые люди называли его просто «дедушка», а те, кто постарше – «отец».

Но еще важнее та роль, которую сыграла личность митрополита Амфилохия для мирового Православия.

Богослов


Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий (Радович). Фото: geopolitica.ru
Влияние митрополита Амфилохия на современное богословие довольно ощутимо. Взять, хотя бы, его докторскую диссертацию «Тайна Святой Троицы по учению св. Григория Паламы», великолепную книгу по литургике «Смысл Литургии», замечательную работу «Основы православного воспитания».

Владыка был человеком очень образованным. Так, в 1962 году окончил Духовную академию Святого Саввы в Белграде, учился на философском факультете Белградского университета по специальности классическая филология, затем в Берне (Швейцария), а позже – в Риме.

Владыка год прожил на Афоне, был лично знаком со старцем Паисием Афонским, а также с выдающимся православным богословом нашего времени преподобным Иустином (Поповичем). Оба этих человека оказали существенное влияния на теологическое и аскетическое формирования личности владыки.

Вместе с тем, для нас, верующих Украинской Православной Церкви важен и тот факт, что митрополит Амфилохий занимал четкую и определенную позицию и относительно «украинского вопроса». Его мнение действительно имело значение, и к его мнению действительно прислушивались. И не только в Сербской Церкви.

Так, митрополит Амфилохий считал, что «властолюбие патриарха Варфоломея привело к великим бедам на Украине, к разделению, которое является катастрофическим для будущего не только Украины и всех славянских народов, но в то же время и для всего православия». И кто скажет, что он был не прав?

Или, в другом месте, владыка заявил, что «Константинопольский патриарх не вправе называть себя главой Православной Церкви, как это написано в украинском томосе. У Церкви есть только один глава – это Христос». И опять же, разве владыка не прав?

Обличитель греха


Митрополит Амфилохий (Радович). Фото: pobjeda.me
Повлиял митрополит Амфилохий на Православие и своими пламенными проповедями, отстаиванием евангельской истины и обличением греха. Все это – несмотря на угрозы, опасности или недовольство сильных мира сего. Например, 10 октября 2010 года митрополит Амфилохий назвал гей-парад в Сербии «ядом, который разливается по улицам», который «страшнее урана». Тогде же он заявил, что современная цивилизация заражена Содомом, подняв его на пьедестал божества. Более того, владыка призвал к бойкоту гей-парада. Согласитесь, такие слова, сказанные в мире, где ЛГБТ-ценности постепенно становятся ценностями большинства, требуют немалого мужества и твердых убеждений.

И владыка не боялся эти самые убеждения демонстрировать. Вот его слова о значении и месте Православия в мире:

«По моему личному сознанию, Церковь Святая Соборная и Апостольская была на протяжении веков духовным стержнем между Азией и Европой. И сегодня она – тоже духовный стержень, опора современного мира в новом столкновении Востока и Запада. Под Востоком надо понимать не только исламский Восток, но и весь Восток: буддистский, конфуцианский.

С одной стороны – все восточные цивилизации, с другой – так называемая западная, евро-американская цивилизация, базирующаяся на имперской идее, на синтезе языческого Рима, обоготворяющего императора, и примата Римского епископа.

Эта западная цивилизация – носитель нового видения мира, нового мирового порядка, не только государственного и социального: речь идет о новой этике, новом мировоззрении, новом образе жизни.

Это совершенно секуляризированная, антихристианская имперская идея. Я бы сказал, что из-за такого вида антихристианства выглядывает нос сатаны – сатанизм, который проявляется всё отчетливей и отчетливей, используя все современные средства, навязываясь всему миру.

А мешает этому новому мировому порядку, новому мировоззрению, этому новому радикальному антихристианству духовный стержень между Европой и Азией – Православная Церковь Христова. И ее необходимо уничтожить, потому что, пока она существует, эта новая идеология не может восторжествовать над всем миром».

Архипастырь

Митрополит Амфилохий в Косово в 1999 году (слева) и в 2004 годах (справа). Фото: gioicongnghe.com
Митрополит Амфилохий смог деятельным примером показать, каким должен быть настоящий архиерей – предстоятелем за народ Божий, пастырем, готовым «положить душу свою за други своя». Самой яркой иллюстрацией первосвятительского служения владыки можно назвать две фотографии, представленные выше. По словам Никиты Бондарева «на первом фото Митрополит Амфилохий в 1999 году на Косово, при вооруженном конвое, находит и отпевает останки убитых албанцами сербов. Вокруг неистовствуют албанские боевики, с неба падают бомбы. На втором фото он же 17 марта 2004 года, после «хрустальный ночи» в Косово, когда из края под угрозой уничтожения были вынуждены бежать 4 тысячи сербов, защищает от толпы негодующих белградцев Байракли-джамию, единственную мечеть в сербской столице».

«Он не боялся никого и ничего, ни албанских бандитов, ни натовских бомб, ни гнева собственных соплеменников, которые в исступлении могли натворить такое, о чем бы потом сами пожалели», – пишет Никита Бондарев. И с этой характеристикой трудно не согласиться.

Воин Христов

26 декабря 2021 год парламент Черногории большинством голосов принял закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин», ущемляющий интересы Сербской Православной Церкви. Первым, кто выступил против принятия данного антицерковного закона, стал митрополит Амфилохий. Будучи моральным авторитетом для страны, владыка смог поднять на акции протеста практически половину населения Черногории.

Почти в каждом городе, начиная с декабря 2021 года, начались массовые молитвенные шествия, которые сами черногорцы называли литиями. Эти шествия, с небольшими перерывами из-за пандемии коронавируса, практически ежедневно продолжались вплоть до выборов в Черногории, состоявшихся в 31 августа 2021 года. В отдельных случаях в молитве принимало участие от 50 000 до 100 000 человек одновременно. Поначалу, полиция режима Мило Джукановича (сторонника «европейских ценностей» и противника канонического Православия) применяла по отношению к верующим силу. Так, 27 декабря, полиция Черногории жестоко избила епископа Диоклийского, настоятеля Цетинского монастыря, Мефодия (Остоича) и верующих. 29 декабря 2021 года силовики при помощи слезоточивого газа и дубинок попытались разогнать православных христиан, собравшихся возле храма Воскресения Христова в Подгорице.

Тогда, в тот момент, казалось, что силовое противостояние между властями и народом, протестующим против антицерковного закона, своеобразный черногорский вариант «майдана» просто неизбежен. Однако, его не произошло. И во многом благодаря позиции митрополита Амфилохия, который своими проповедями, призывами и личным примером сумел удержать народ от скатывания в бездну насилия, злобы и агрессии.


Митрополит Амфилохий во время недавних событий в Черногории. Фото: belsat.eu

Фактически, Черногорско-Приморская митрополия, возглавляемая своим архипастырем, продемонстрировала всему миру, что акции протеста действительно могут быть мирными. Более того, что православные христиане могут и должны использовать только одно оружие – молитву. И именно это оружие является самым действенным средством против врага рода человеческого.

Эту битву – против ненавистников Церкви, – владыка выиграл. Кто бы и что ни говорил, но исключительно благодаря твердости и стойкости митрополита Амфилохия в отстаивании интересов Церкви православная Черногория выстояла. И только после выполнения этой своей последней миссии владыка отошел ко Господу. Не столько потому, что болел, сколько потому, что пришло его время.

К нему можно применить слова, сказанные апостолом Павлом: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2 Тим. 4, 7-8).

И очень правильно сказал об усопшем Архипастыре его собрат – епископ Будимлянско-Никшичский Иоанникий: «Он старался подобать Христу Господу, Распятому и Воскресшему, и страдал недолго, ровно столько, чтобы христиане, духовенство и братия в монастырях, осознали, что он уже готовится уйти. Сегодня день траура и в эти дни мы будем оплакивать его и совершать панихиды, но я верю, что эта память постепенно превратится в праздник, потому что мученичество, любовь, жертва, доброта и мудрость епископа Амфилохия будут сиять с божественной точки зрения и принесут великое благословение Черногории».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector