0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дорогами Селигера

Дорогами Селигера. Недельное автопутешествие

Кто из нас не слышал о Селигере? А многие ли на нем бывали? Удивительно, но слышали все, а вот бывали единицы. До недавнего времени мы с Юлей были частью этого парадокса, но уже давно решили, что Селигер станет «темой» нашего первого путешествия (пусть и с приставкой «мини») с ребенком. Задачи объехать весь Селигер — в смысле вокруг него — мы не ставили. Да это и не так просто сделать, ведь Селигер — это, по сути, не одно озеро, а цепочка переходящих друг в друга озер (здесь их называют плесами). Но, конечно, и сидеть безвылазно на какой-нибудь лесной турбазе в наши планы не входило. Совершая ежедневные вылазки, в итоге мы в формате недельной поездки посмотрели все основные достопримечательности Селигера и его окрестностей: Нилову пустынь, исток Волги, Осташков, Ширков погост, Оковецкий источник.
Вот так выглядит нанесенный на карту маршрут нашего путешествия. Понимаю, что в таком размере карта недостаточно информативна, поэтому предлагаю кликнуть на нее, чтобы рассмотреть все в подробностях.

Если вы соберетесь ехать на Селигер, скорее всего, вам не миновать Осташкова. Он расположен примерно в 370 километрах от Москвы, а добираться до него можно через Торжок — по Ленинградскому шоссе или через Ржев — по Новорижскому. По расстоянию это практически одинаково, но считается, что второй вариант быстрее. Поскольку мы вообще стартовали на Селигер с дачи под Волоколамском, для нас вопрос выбора дороги даже не стоял. Ржев (метка А на карте) встретил наш экипаж вот такой стелой с гнездом аиста на верхушке. Если что, аист на фото настоящий! 🙂

В деревне Хорошево рядом с Ржевом сохранился дом, в котором в августе 1943 года во время своего единственного за время войны выезда на фронт останавливался Сталин. Отсюда же он отдал приказ о первом военном салюте — в честь освобождения Орла и Белгорода. Сейчас в этом доме небольшой музей, в который мы никак не можем попасть (это была уже вторая попытка). Хотя по графику музей должен работать по воскресеньям, на заборе нас встретило рукописное объявление с информацией о том, что конкретно в это воскресенье музей закрыт.

Но нет худа без добра — сэкономленное на избе Сталина время мы потратили на заезд к Оковецкому источнику (метка В на карте), к которому надо было сделать крюк километров в 20 по грунтовым и разбитым асфальтовым дорогам. Помните Оковский лес, оказавшийся непроходимым для полчищ Батыя? Так это вот здесь — в центре современной Тверской области. У источника действует скит монастыря в Ниловой пустыни, так что это место имеет прямое отношение к Селигеру.

Оковецкий источник расположен в лесной чаще в излучине реки Пырошни в нескольких километрах от деревни Оковцы. Деревня эта возникла после того, как в 1539 году здесь случилось обретение двух чудодейственных икон, в честь чего на этом месте построили церковь (нынешняя, правда, уже середины 18-го века). Оковецкие иконы были широко известны — их даже возили в Москву Ивану Грозному, но после революции они пропали.

Дорога к Селигеру через Ржев ведет через поселок Селижарово (метка С на карте), административный центр Селижаровского района. Когда-то здесь был крупный влиятельный монастырь, известный с начала 16-го века, но сейчас от него осталась только она старинная церковь и восстановленная в 2009 году колокольня.

Вот так с несколькими остановками по пути к вечеру мы и добрались до Селигера. Место, в котором мы жили, я покажу ближе к концу поста, а пока перенесемся сразу во второй день нашего путешествия, который был посвящен поездке к истоку Волги (метка D на карте). Главная русская река вытекает тонким ручейком из лесного болота в нескольких километрах от границы Тверской и Новгородской областей.

У каждого, кто в этом месте, обязательно должен быть такой кадр. 🙂

Рядом с истоком Волги есть небольшой монастырь, состоящий из двух церквей. Оба здания — начала 20-го века, хотя основан этот монастырь был еще при Алексее Михайловиче.

Недалеко от истока Волги есть местечко, известное как Ольгин хутор. Это фермерское хозяйство, владельцы которого устроили заодно кафе для туристов (единственное в радиусе 20–30 километров), что-то типа музея старины из разной интересной рухляди и мини-парк на тему Лукоморья с русалкой на ветвях и котом на цепи. Очень люблю такие истории и людей, которые без громких слов и миллионных бюджетов развивают туристическую инфраструктуру в стране и вместо того, чтобы уехать на заработки в большие города, делают лучше те места, в которых живут.

Первое большое озеро, в которое впадает Волга, называется Стерж. Считается, что если посмотреть на него с высокой точки, можно увидеть в общей массе воды стержень волжского течения. Мы не увидели. 🙂 Недалеко от берега озера стоит на холмике деревянная часовня, к которой раз в год проводятся крестные ходы от истока Волги — это 8 километров в один конец.

Во второй половине дня мы заехали в деревню Березовый рядок (ответвление вверх и вправо от метки D на карте), расположенную в местечке, которое именуют вершиной Селигера. Говорят, что, кто здесь не бывал, тот Селигера не видал. Местечко и правда оказалось живописным.

Когда-то в этих краях было древнее городище, потом деревянный острог, а в начале 20-го века в Березовом рядке стояли три церкви. Сейчас церковь одна, причем современная — ни один из старых храмов прошлое столетие не пережил. Нынешняя деревянная Преображенская церковь была освящена в 2002 году.

Читать еще:  Схиархимандрит Илий (Ноздрин): "Господь не ломал волю учеников, и никакой духовник не может"

Следующий день был посвящен главной достопримечательности Селигера — монастырю Нилова пустынь (метка Е на карте), расположенном на острове Столобном у деревни Светлица.

Окружающей природой Нилова пустынь напоминает северные монастыри, а архитектурой — скорее, Петербург. Это целый город на острове: пять церквей, несколько десятков каменных зданий, гранитная набережная. Кстати, проект главного храма монастыря выставлялся на конкурс проектов Исаакиевского собора.

Поднявшись на колокольню собора, можно лично впечатлиться самым тиражируемым открыточным видом Селигера.

Сашуля тоже сделала это. 🙂

В монастыре есть небольшой музей, которой я посетил, пока Юля кормила Сашу. В музее два зала с иконами, фигурками преподобного Нила — основателя монастыря — и всякой церковной утварью. По большей части эти предметы были собраны у местных жителей, сохранивших их в советское время. Особых исторических ценностей тут нет — об этом честно предупреждает смотрительница музея.

В нескольких местах на Селигере сохранились кирпичные избы конца 19-го — начала 20-го века. Согласитесь, кирпич — необычный выбор материала для массового гражданского строительства в лесном крае в те времена. Путеводители отправляют искать эти избы в Заплавье и Кравотынь. Заплавье (примерно полтора часа от монастыря по грунтовым дорогам) показалось нам совсем далеким вариантом, а вот до Кравотыни (небольшой ответвление наверх от метки Е на карте) мы доехали. Помимо кирпичных изб там сохранилась и церковь конца 18-го века.

Впрочем, как показала практика, увидеть такие дома можно и в более близких к Ниловой пустыни деревнях Жар, Ляпино, Пески.

А еще из них открываются красивые виды на монастырь.

Во вторник, когда мы ездили в Нилову пустынь, прошло две грозы, но в целом погода была хорошей. А вот среда стала единственным пасмурным и прохладным днем за все время нашей поездки. Из-за этого пришлось отказаться от идеи покататься по Селигеру на кораблике, хотя речной вокзал Осташкова (метка F на карте) мы все-таки посетили.

В середине 19-го века Осташков был едва ли не самым процветающим уездным городом Российской империи. В современном российском райцентре от этого процветания остались лишь обшарпанные следы былой роскоши. Городок этот по-своему мил, но бесконечно уныл в своей запущенности: ни дорог, ни благоустройства, ни достойного содержания исторических зданий. На фото еще вполне приличный вариант, но это центральная улица и вид в сторону центральной площади.

Впрочем, даже на центральной улице Осташкова — проспекте Ленина — нет нормального тротуара. Чисто деревенский подход: где хозяева выходящих на улицу зданий позаботились о благоустройстве, там участки, выложенные плиткой, где нет — там куски земли с лужами.

Но любители старины, конечно, найдут в Осташкове немало интересного. Вот, например, довольно помпезный для провинциального художника дом живописца Митина.

А это здание, в котором еще несколько лет назад размещалась действующая пожарная часть. Потом пожарные переехали на новое место, а этот исторический объект законсервировали. Кстати, созданная в Осташкове в 1843 году добровольная пожарная дружина была первой в стране, так что ее здание можно считать одной из старейших пожарных частей России.

Троицкий собор конца 17-го века, в котором размещается основная экспозиция краеведческого музея. Выглядит, как и весь Осташков, обшарпанно.

В музей мы сходили на экскурсию. Увидели, в частности, рыбацкие сапоги, прозванные в честь места выделки осташами, и первый российский учебник по математики, который написал уроженец Осташкова Леонтий Магницкий.

Поселок Пено (метка G на карте), в который мы отправились на следующий день, — соседний с Осташковым райцентр Тверской области. Этот населенный пункт возник только в начале 20-го века как пристанционный поселок. Так что старинных достопримечательностей здесь искать не стоит, даже церковь — новая.

В Пено все связано с именем партизанки Лизы Чайкиной, Героя Советского Союза, которая родилась, вела свою подпольную деятельность и приняла мученическую смерть на территории Пеновского района. Имя Чайкиной носит центральная улица поселка и школа, местный кинотеатр называется «Чайка» и даже на гербе района — тоже в честь легендарной партизанки — изображена эта птица. В центре поселка находится мемориал на братской могиле, в которой вместе с товарищами похоронена Лиза Чайкина.

Эта девушка вела в тылу фашистов разведывательную и пропагандистскую деятельность, а когда ее схватили, даже под пытками отказалась выдать расположение партизанского отряда. В ноябре 1941 года ее расстреляли на берегу озера в поселке Пено. На этом месте теперь установлен обелиск.

Есть в поселке и небольшой музей Лизы Чайкиной. В одном из трех залов воссоздана обстановка комнаты, в которой она жила до войны.

Недалеко от поселка Пено на берегу одноименного озера есть еще одно место, связанное с историей Великой Отечественной войны. Мемориал «Ксты» — эта селигерская Хатынь. 9 января 1942 года фашисты при отступлении расстреляли и сожгли здесь 78 местных жителей — женщин, стариков и детей. В центре композиции фигура падающей назад женщины с грудным ребенком на руках.

После мемориала «Ксты» мы углубились в тверские леса, чтобы доехать до так называемого Ширкова погоста — церковного ансамбля близ деревни Ширково примерно в 20 километрах лесной дороги от трассы Осташков–Пено. Это место называют селигерскими Кижами. Ну, строго говоря, Селигер тут, конечно, не при чем, так как ансамбль стоит на берегу озера Вселуг, которое входит в систему верхневолжских озер. Но в широком смысле все это, конечно, Селигерский край.
Церкви здесь две. Обе — Иоанна Предтечи. Одна — кирпичная, начала 20-го века, другая — деревянная, аж 1694 года (именно она в кадре). Построена, как водится, без единого гвоздя и, несмотря на внешнюю простоту конструкции, вблизи очень впечатляет своей массивностью и основательностью.

Читать еще:  Митрополит Черногорский и Приморский АМФИЛОХИЙ: ПРИВИВКА БЕЗБОЖИЕМ

Наша поездка на Селигер задумывалась как шестидневная, но нам так понравилось, что мы решили продлить свое пребывание там на один день сверх запланированного. Причем продлить не для того, чтобы поехать куда-то еще, а просто погулять по деревне, в которой мы жили, и ее окрестностям.
Останавливались мы, кстати, в гостевом доме «Катерина» в деревне Заречье (населенных пунктов с таким названием на Селигере несколько, это то Заречье, что рядом с Николо-Рожком) и остались им полностью довольны. Хорошее соотношение цены (2 тысячи рублей в сутки с завтраком) и комфорта. Местечко представлено на «Букинге», но если кому-то надо, могу дать прямые контакты.

Наш номер — без пятизвездного шика, но уютненько.

Вид из нашего окна. У гостевого дома своя территория с гамаками, беседками и детской площадкой. А если выйти в другую сторону, до берега Селигера, хоть дом и стоит на второй линии, от силы метров тридцать.

Как таковой пляж в Заречье (кстати, местные говорят с ударением на первом слоге — ЗАречье) есть только на территории пансионата «Сокол», но подходов к воде полно, так что найти место для купания несложно. А еще здесь можно устроить себе покатушки практически на всем, что движется по воде или над ней: от весельной лодки до гидроплана. 🙂

В поселке есть мини-рынок, где мы перед отъездом закупились «сувенирной» рыбкой для родственников.

. и конюшня, куда мы ходили с Сашей смотреть лошадок.

В соседней деревне Николо-Рожок имеется Успенская церковь середины 18-го века. Это, кстати, известное историческое место в масштабах всего Селигера. Когда-то здесь было древнее городище в форме рога, а потом крупный Никольский монастырь (отсюда и название — Никола-Рожок). Сейчас остался один храм.

У Заречья и Никола-Рожка очень приятные окрестности с песчаными берегами. Многие отдыхающие приезжают сюда с палатками.

Вообще, горожанину для счастья нужно очень мало. От простой прогулки по земляничному лесу мы получили не меньше удовольствия, чем от знакомства с селигерскими достопримечательностями. 🙂

За недельную поездку на Селигер мы проехали 1340 километров (больше половины составил путь туда и обратно). Дорога до Осташкова через Ржев и Селижарово — от отличной до сносной. Вокруг самого Селигера дороги разные, есть очень плохие (причем это относится и к асфальтовым, и к грунтовым). В неравном бою с ними наша машина лишилась одного из брызговиков, но в целом достойно выдержала испытания ямами и колдобинами. 🙂

Среднее впечатление о селигерских дорогах можно выразить вот такой фотографией. Снимок сделан на участке Свапуще – Березовый рядок.

В завершение покажу несколько фотографий с обратного пути. Мрачный до этого Осташков провожал нас домой солнышком.

Зарисовка из Селижарово: трактор, Ленин и здание местной администрации.

В Селижарово, кстати, встречаются Волга и Селижаровка — единственная река, вытекающая из Селигера. Если приглядеться, место слияния можно рассмотреть на этом снимке. Мы во время остановки искупались в Волге. В Селигер в тот день тоже окунались, но там все-таки было прохладно, а вот в Волге — замечательно. Я даже искупался целых два раза. А потом в этих же шортах-плавках поехал за рулем дальше. Лето — лучшее время года! :)))

И совсем уж в конце небольшое резюме по Селигеру. Как вы уже поняли, нам там очень понравилось. Это прекрасное направление для того, чтобы сочетать отдых на природе и посещение достопримечательностей, которых здесь хватит на недельную поездку. А находится все это совсем недалеко от Москвы, хотя нам во время пребывания на Селигере совсем не верилось, что мы всего в нескольких часах езды от дома — казалось, что мы находимся как минимум где-нибудь в Ленинградской области или Карелии. Кстати, эта поездка несмотря на очевидные различия в формате напомнила мне наше небольшое путешествие в Карелию трехлетней давности, а здешняя природа пробудила воспоминания о детских поездках в деревню в Псковской области. В общем, смело рекомендую Селигерский край всем любителям путешествовать по России. Единственное, что приезжать сюда, конечно, лучше на своей машине. Без нее и добраться сюда будет не так удобно, и по местным достопримечательностям разъезжать затруднительно.

Незавидная судьба членов Ореховской ОПГ (16 фото)

Далее предлагаем вспомнить судьбу членов Ореховской ОПГ, которая в 90-е годы была одной из самых влиятельных и самой жестокой группировкой в Москве. Банда замешана в громких убийствах, однако из-за внутренних разборок значительно ослабла к началу 2000-х. Большинство видных ее членов были либо убиты, либо приговорены к длительным срокам лишения свободы.

Члены ОПГ Виктор Комахин (второй слева; застрелен в 1995 году) и Игорь Чернаков (третий слева; был убит в 1994 году на следующий день после убийства лидера ОПГ Сильвестра).

В 90-е годы серьезную прибыль приносила игра в наперстки. Ореховские бригады крышевали наперсточников у магазинов «Польская мода», «Лейпциг», «Электроника», «Белград» у метро «Домодедовская» и «Юго-Западная».

Также ореховская ОПГ вымогала деньги у водителей, занимавшихся частным извозом у метро «Каширская». В 1989 году под контроль группировки перешли автозаправки Советского и Красногвардейского районов Москвы.
На фото (слева направо): Андрей Пылев (Карлик; в тюрьме), Сергей Ананьевский (Культик, убит в 1996 году), Григорий Гусятинский (Гриша Северный; убит в 1995 году) и Сергей Буторин (Ося; получил пожизненное заключение).

Читать еще:  5 важнейших решений Архиерейского собора

Лидером группировки стал Сергей Тимофеев, получивший кличку Сильвестр за внешнее сходство с актером Сильвестром Сталлоне. Был убит 13 сентября 1994 года — его Mercedes 600 был взорван на 3-й Тверской-Ямской улице. Убийство Сильвестра стало ударом для ОПГ, а раздел его наследства стоил жизни большинству лидеров «ореховских». Убийцы до сих пор не найдены, а в числе возможных организаторов называли даже Бориса Березовского: именно с Сильвестром связывали покушение на бизнесмена летом 1994 года.

По одной из версий, убийство Сильвестра могло быть местью за расстрел лидера бауманской ОПГ Валерия Длугача по кличке Глобус (на фото справа). Длугач был убит в 1993 году Александром Солоником — киллером курганской ОПГ, которая в тот момент сотрудничала с ореховской.

Пока Сильвестр был жив, его власть объединяла несколько бригад, руководители которых дружили: пятиборец Игорь Абрамов (Диспетчер; убит в 1993 году), чемпион СССР 1981 года по боксу Олег Калистратов (Калистрат; убит в 1993 году), хоккеист Игорь Чернаков (Двоечник; на фото справа; убит в 1995 году), боксер Дмитрий Шарапов (Димон; убит в 1993 году), культурист Леонид Клещенко (Узбек-старший; на фото слева; убит в 1993 году).

В 1993–1994 годах в ореховскую ОПГ влилась медведковская группировка.
На фото: один из лидеров «ореховских» Сергей Буторин (слева) с медведковским коллегой Андреем Пылевым (Карлик; сейчас отбывает тюремный срок).

Одним из самых громких дел ореховской ОПГ было убийство связанного с криминальными кругами предпринимателя Отари Квантришвили. Он был убит 5 апреля 1994 года при выходе из Краснопресненских бань одним из «ореховских» — Алексеем Шерстобитовым (Леша Солдат; в 2008 году приговорен к 23 годам заключения).

Наследники Сильвестра боролись за власть не один год. 4 марта 1996 года недалеко от посольства США на Новинском бульваре был убит ближайший помощник Сильвестра и его наследник в ОПГ Сергей Ананьевский (Культик; на фото в середине). Свое прозвище он получил, поскольку занимался культуризмом и был чемпионом СССР 1991 года по пауэрлифтингу. Как выяснилось позже, убийцей был член курганской ОПГ Павел Зеленин.

После смерти Сергея Ананьевского руководителем ОПГ стал Сергей Володин (Дракон; на фото слева). На фото: похороны Сергея Ананьевского на Хованском кладбище.

Вскоре после убийства Сергея Ананьевского был расстрелян и Сергей Володин (справа). Новым лидером ОПГ становится Сергей Буторин (Ося).

Став лидером ОПГ, Сергей Буторин вступил в союз с «медведковскими» — братьями Андреем и Олегом Пылевыми (Малой и Саныч) и сотрудничал с курганской ОПГ, что не помешало ему стать заказчиком главного киллера «курганских» Александра Солоника. В 1996 году Буторин инсценировал собственные похороны и на время ушел в тень, а в начале 2000-х бежал в Испанию, но был арестован в 2001 году и приговорен к пожизненному заключению, которое сейчас и отбывает.

Александр Солоник (Валерьяныч) — киллер курганской ОПГ, причастный к убийству приемного сына «вора в законе» Япончика и лидера бауманской ОПГ Владислава Ваннера по кличке Бобон. Совершил три побега из-под стражи. Был убит в Греции в 1997 году членом ореховской ОПГ Александром Пустоваловым (Саша Солдат; в 2005 году приговорен к 22 годам тюрьмы) по приказу Сергея Буторина.

Сергей Буторин (на фото) и его подельники стоят за множеством громких убийств: лидеров кунцевской группировки Александра Скворцова и Олега Кулигина, сокольнической группировки Владимира Кутепова (Кутепа) и других.

Марат Полянский — киллер, участник ореховской и медведковской ОПГ. Был причастен к убийству киллера курганской ОПГ Александра Солоника, а также Отари Квантришвили. Был задержан в феврале 2001 года в Испании. В январе 2013 года приговорен к 23 годам лишения свободы.

Олег Пылев (на фото) был задержан в 2002 году в Одессе, Андрей Пылев — в 2003 году в Испании. Олег Пылев был приговорен к 24 годам лишения свободы, Андрей — к 21 году.

Кого накажут?

Как сообщили Newsler.ru в СУ СКР по Кировской области, по обстоятельствам, изложенным в материале, следователи СК уже проводят процессуальную проверку по результатам которой будет дана юридическая оценка действиям должностных лиц медицинского учреждения и принято процессуальное решение в соответствии с требованиями закона.

В тоже время, мы пообщались с несколькими односельчанами семьи Ногиных, знакомыми с ситуацией в семье. Выяснилось, что в 2019 году сын ветерана развелся со своей супругой. Ситуация вроде бы обыденная, но якобы следом женщина вышла замуж за отца своего бывшего избранника и превратилась из снохи ветерана — в его жену. А сейчас, соответственно, в вдову ветерана.

Статус вдовы ветерана дает женщине все те льготы и привилегии, что и самому участнику Великой отечественной войны, но не избавляет от ответственности за вскрытие гроба с умершим от особо опасной инфекции. К тому же, несмотря на шокирующую ситуацию, вряд ли ветеран Великой Отечественной войны хотел бы даже после своей смерти предстать таким образом.

Как нам пояснили, для погибших от коронавируса существуют специальные правила захоронения. Тела всех умерших от COVID-19 или имеющих подтверждённый диагноз на коронавирус помещаются в пластиковые пакеты, дезинфицируют снаружи и выдают в закрытом гробу без церемонии прощания. Согласно Кодексу об административных правонарушениях, открывать гроб запрещается под личную ответственность получившего.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector