0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Россия и Запад: воссоединение Русской Церкви

Через 73 года после перехода из-за гонений на церковь в СССР под управление Константинопольского Патриархата составляющие так называемый «Русский экзархат в Европе» западноевропейские православные приходы русской традиции близки к возвращению в состав Русской Православной Церкви. Первым под крыло Московского Патриархата перешел их архиепископ Иоанн (Реннето), главы более половины входящих в состав его Архиепископии приходов определятся с выбором своей канонической формы в самое ближайшее время…

Священный Синод Русской Православной Церкви (РПЦ) рассмотрел и удовлетворил запрос главы Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции архиепископа Иоанна (Реннето) о «вступлении в каноническое общение и единство с Московским Патриархатом» себя, большинства клириков и приходов Архиепископии. Фактически, речь идет о вхождении в юрисдикцию РПЦ Архиепископии западноевропейских приходов русской традиции, которая еще год назад была полностью подконтрольна Константинополю.

Постановление Священного Синода РПЦ:
«Принять архиепископа Иоанна (Реннето) в юрисдикцию Московского Патриархата с титулом «Дубнинский», а также всех желающих того клириков, находящихся под его руководством, и приходы, которые выразят такое волеизъявление. Поручить архиепископу Дубнинскому Иоанну управление упомянутыми приходами. По получении обращения от собрания представителей приходов иметь дополнительное суждение для определения канонической формы их организации, исходя из исторически сложившихся особенностей епархиального и приходского управления, а также богослужебных и пастырских традиций, установленных митрополитом Евлогием с учетом условий существования возглавляемого им церковного удела в Западной Европе».

Архиепископ Иоанн (Реннето) также сообщил о том, что скоро будет проведено собрание представителей входящих в Архиепископию западноевропейских приходов русской традиции, по результатам которого будут подготовлены и направлены в адрес Святейшего Патриарха и Священного Синода РПЦ соответствующие предложения о выбранной приходами своей будущей канонической организационной форме.

Воссоединение с РПЦ за рубежом началось в 2007 году, сегодня происходит второй этап объединения. В РПЦ его называют «историческим воссоединением».

Глава Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда:
«Это историческое событие, которое завершает процесс преодоления церковных разделений за рубежом, которые были порождены революцией и гражданской войной. Теперь мы опять вместе».

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:
«Это не просто церковное деяние – это последний акт, который закрывает драму революции и гражданской войны, драму разделения нашего народа».

Вместе с тем, в настоящий момент нет окончательного понимания, какое точное количество приходов присоединится к РПЦ. При этом Московский Патриархат явно дает понять, что готов принять в РПЦ всех желающих, подобно архиепископу Иоанну (Реннето). Готовность к переходу в РПЦ, согласно результатам голосования, выражают более половины западноевропейских приходов русской традиции. По словам архиепископа Иоанна (Реннето), за присоединение к РПЦ высказались 58,1% членов Генеральной ассамблеи Архиепископии.

Глава Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда:
«Это все живые, значимые приходы, они играют большую роль в духовной жизни Западной Европы».

По оценке клириков РПЦ, у других поместных православных церквей нет оснований для несогласия с вхождением желающих приходов в юрисдикцию Московского Патриархата.

Эксперты отмечают, что возвращение всех западноевропейских приходов русской традиции в состав РПЦ было и остается лишь вопросом времени по причине их «русскости», а их состоявшийся в 1946 году под влиянием обстоятельств переход под юрисдикцию Константинополя никогда не воспринимался в церковном мире в качестве канонически легитимного. Более того, в прошлом году Константинополь сам принял решение о роспуске русской Архиепископии, что окончательно юридически легализует ее право канонически присоединиться к РПЦ.

Архиепископия западноевропейских приходов русской традиции учреждена в 1921 году. Тогда же по решению святителя Тихона, Патриарха Московского и всея России, Священного Синода и Высшего Церковного Совета все русские церкви в Западной Европе перешли во временное управление Преосвященному архиепископу Евлогию (Георгиевскому).

В 1931 году ввиду гонений на церковь и нежелания СССР отстаивать на международной арене интересы Московского Патриархата все европейские русские церковные приходы во главе с митрополитом Евлогием также на временной основе вошли в Константинопольский Патриархат в статусе экзархата. Тогда Евлогий акцентировал внимание на том, что это исключительная и временная мера до момента, когда «восстановится общепризнанная центральная церковная власть и нормальные условия жизни РПЦ».

В 1945 году митрополит Евлогий и его викарии архиепископ Владимир и епископ Иоанн попросили Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I принять их вместе с европейскими приходами в РПЦ. В результате 7 сентября 1945 года Священный Синод 75 европейских приходов вернулись в юрисдикцию Московского Патриархата в качестве Экзархата западноевропейских церквей во главе с митрополитом Евлогием.

Однако уже в 1946 году, после смерти Евлогия. существенная часть его клира и паствы вернулись в Константинопольский Патриархат.

В октябре 2018 года РПЦ разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом после того, как глава КПЦ Варфоломей предоставил автокефалию украинской церкви. Отношения с Константинопольским патриархатом также разорвал и Архиерейский Синод Русской зарубежной церкви.

Затем Константинополь решил упразднить Архиепископию и 27 ноября 2018 года она была распущена, после чего РПЦ предложила западноевропейским приходам русской традиции канонически воссоединиться с Московским патриархатом.

14 сентября 2019 года архиепископ Иоанн (Реннето) сообщил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу о том, что на внеочередном собрании Архиепископии большинство «выразило поддержку каноническому присоединению к Московскому Патриархату» и попросил принять его вместе с общинами западноевропейских приходов русской традиции в Московский Патриархат «в интересах обеспечения непрерывности церковной, литургической и таинственной жизни».

Воссоединение Церкви — признание того, что Россия стала другой

Храм Христа Спасителя в Москве. /Фото ИТАР-ТАСС/

Ведущий: Владимир Аверин

Гость: Протоиерей Николай Балашов — Секретарь по межправославным отношениям ОВЦС МП

17 мая должно состояться подписание «Акта о каноническом общении» между Русской православной церковью и Русской православной церковью за границей. Предстоятели обеих церквей — Патриарх Алексий Второй и митрополит Лавр — своими подписями под этим документом положат конец разрыву, который не без оснований называется «страшной раной на теле церковном». В гостях у «Маяка» — отец Николай о. Николай, протоиерей, секретарь по межправославным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, секретарь комиссии по диалогу Московского патриархата и Русской зарубежной церкви.

Что значит подписание «Акта о каноническом общении»?

о. Николай: Более восьми десятилетий назад русская паства, русские архиереи, священники, покинувшие родину в результате событий революции, Гражданской войны, той катастрофы, которую пережила Россия, прекратили свое общение с церковной властью в Москве и вообще с Церковью в Отечестве, считая, и небезосновательно считая, что Церковь в России не свободна, а находится в плену у безбожной власти. С того времени во многих документах Зарубежной церкви повторялись слова о том, что это неотъемлемая часть Русской церкви, но временно управляющаяся совершенно самостоятельно, до упразднения в России безбожной власти. То, что происходит сейчас, означает, что Россия теперь другая, власть в ней не безбожная, Церковь в ней свободна, и никаких препятствий для восстановления единства с зарубежной паствой, единства нашего народа, объединенного одной общей духовной традицией, теперь нет.

Почему затянулся процесс воссоединения?

о. Николай: Церковь православная по природе своей институция довольно консервативная и неспешная. Наверное, нашим зарубежным собратьям нужно было какое-то время, для того чтобы убедиться в том, что изменения, происшедшие в России, серьезны и необратимы. В этом плане, я думаю, большое значение имела и состоявшаяся в 2003 году встреча главы Российского государства с митрополитом Лавром, представителями архиерейского Синода Зарубежной церкви в Нью-Йорке.

Участие Российского государства и роль президента Путина в диалоге церквей.

о. Николай: Я не думаю, что здесь имеет смысл говорить о роли Российского государства, это скорее личная роль президента. И для зарубежных архиереев и священников действительно было важно увидеть лицом к лицу носителя высшей государственной власти в России и постараться понять, какова же Россия сегодня. Конечно, с начала 90-х годов, с самого начала патриаршества Святейшего Алексия Второго он многократно обращался к нашим зарубежным братьям с предложением начать диалог, идти к восстановлению общения, вместе разбирать те вопросы, которые все еще, как многим кажется, разделяют нас. И в течение долгого времени прямого ответа на эти обращения не было. Это было связано также и с теми переменами, которые происходили в самой Русской зарубежной церкви, в ее руководстве. Движение началось тогда, когда ее возглавил нынешний ее предстоятель митрополит Лавр. Кроме того, и ясные знаки того, что Церковь в России находится теперь в другом положении, тоже, может быть, последовали не с самого начала перестроечных лет.

Читать еще:  Приглашение к разговору

Для наших зарубежных собратьев ключевым в этом отношении стал юбилейный Архиерейский Собор Русской православной церкви, который прошел осенью 2000 года, и следующие три деяния этого Собора. Во-первых, Собор прославил, причислил к лику святых более тысячи новомучеников и исповедников российских, пострадавших за веру православную, за Церковь в годы гонений от безбожного режима. Это было воспринято как знак того, что Церковь действительно верна наследию своих мучеников. Дело в том, что вопрос о прославлении новомучеников и царской семьи в течение нескольких десятилетий служил одним из оснований для разделения между Зарубежной церковью и Московским патриархатом. Конечно, в годы коммунистической власти Церковь не могла открыто канонизировать и прославить тех, кого казнили как государственных преступников. Не могла также идти, конечно, речь и о канонизации царской семьи, которая была совершена на Соборе 2000 года. Причем при этом было подчеркнуто, что речь не идет о той или иной оценке государственной деятельности последнего русского императора, а речь идет прежде всего о признании того смирения и кротости, которые он проявил в последние месяцы своей жизни и в своей страшной смерти.

Если же говорить еще о теме канонизации, то, конечно, надо сказать, что тот факт, что в зарубежье она прошла раньше, означал то, что этот процесс был и не таким выверенным, как в России, потому что в 90-е годы у Церкви уже была возможность работать с архивно-следственными делами и критерии изучения жизни и подвига этих людей были очень строгие.

Далее, Собор 2000 года принял документ, который называется «Основы социальной концепции Русской православной церкви». Я был участником рабочей группы, которая работала над созданием этого текста, и признаюсь вам, что мы задумывались порой о самых разных углах зрения, под которыми он будет восприниматься, но меньше всего думали о том, какова будет реакция Русской зарубежной церкви. По правде говоря, в то время нам казалось, что, что бы мы ни сказали, не будет положительно воспринято вот этой частью русской церковной диаспоры. А реакция оказалась очень положительной. Вот тот образ взаимных отношений Церкви и государства, который начертан в «Основах…» как нормативный для православной церкви, был там воспринят как совершенно адекватное, точное выражение православного учения.

Там говорилось о том, что у Церкви и у государства и природа разная, и задачи разные, поэтому они не могут смешиваться друг с другом. Но они призваны к тому, чтобы ради блага народа находиться в отношениях взаимодействия и партнерства. Но и вместе с тем Церковь, которая всегда сохраняла лояльность по отношению к государству и всегда призывала своих членов быть законопослушными гражданами, признает, что послушание заповеди Божией для нее выше, чем послушание любым требованиям или любому закону человеческому, и что могут быть в истории ситуации, когда Церковь может призвать своих чад к гражданскому неповиновению. В том случае, если от них требуют, скажем, того, что является грехом с точки зрения Церкви и приносит явный вред их душам. Вот это было особенно отмечено за рубежом.

Ну и, наконец, Собор принял «Основные принципы отношения Русской православной церкви к инославию», то есть к христианским, но не православным церквам, и различным международным межхристианским организациям: на каких основах должны строиться взаимоотношениях между православными и неправославными, в каких областях возможно сотрудничество, а в каких областях мы должны подчеркивать особенности нашей православной веры.

Почему не все в России и за рубежом положительно относятся к подписанию «Акта о каноническом общении»?

о. Николай: Мне довольно трудно выступать в роли адвоката этой позиции. И по правде говоря, я практически не встречал какого-то отрицательного отношения к предстоящему воссоединению в среде самой Русской православной церкви здесь в России. Может быть, кто-то из собратьев, не очень близко общавшийся с представителями Русской зарубежной церкви, имеет о них такое представление как о какой-то крайне консервативной силе, способной отбросить назад, скажем, наши контакты с окружающим миром. По моему убеждению, это не так. Мой опыт общения со священниками Русской зарубежной церкви говорит, что они такие же, как мы. Они носители тех же ценностей, они носители той же самой традиции. И недопонимание часто обусловлено просто незнанием.

За рубежом, может быть, несколько больше людей, которые относятся с известной настороженностью. У потомков эмигрантов это связано часто с исторической памятью о той трагедии, которую перенесла Россия, и о том, что довелось пережить их родителям. У тех людей, которые в новой России не бывали, сохраняется очень много такой осторожности и воздержания. У тех, кто здесь бывал и видел реальную жизнь современной России, нашего народа, нашей Церкви, наши возрождающиеся святыни, ту жажду веры, которую наши гости из-за рубежа встречают здесь, в России, отношение совсем другое.

Конечно, это событие приближающееся большого национального значения. Оно ведь не только для Церкви, для священнослужителей является чем-то особенным и важным. Это символическое событие в жизни нашего народа, это восстановление той целостности, которую мы утратили в результате катастрофы начала ХХ века. Ведь Россия очень много потеряла, когда потеряла миллионы своих сынов, и чаще всего совсем не худших, которые вынуждены были покинуть родину.

Вот это противостояние между белыми и красными, которое раскололо страну и для которого давно уже нет оснований в политической области, но в Церкви оно как-то жило. Я помню, еще в 90-е годы за рубежом говорили о «белой» и «красной» церкви. И вот, наконец, в Церкви происходит это воссоединение. А это признание того, что действительно теперь другая Россия, это признание того, что ее образ стал другим в мире и в глазах наших соотечественников, это укрепление связей миллионов наших соотечественников со своей родиной. И это, конечно, по этой самой причине нравится не всем.

Продолжение интервью — в аудиозаписи программы.

Противоречия

В документе есть одно очень важное положение, которое отражает сложность процессов, происходящих в церковной среде. Оно предусматривает пятилетний переходный период для решения вопросов со священнослужителями, которых в России считают отступниками и раскольниками, и со спорными приходами РПЦЗ, которые расположены «на канонической территории» Московского патриархата (они должны перейти под юрисдикцию местных правящих архиереев).

Кроме того, необходимо будет урегулировать разногласия с противниками объединения церквей. Их рупором выступает глава Южноамериканской епархии протоиерей Георгий Петренко. По его мнению, РПЦ не выполнила до конца условия, поставленные РПЦЗ, в частности, не осудила «ересь экуменизма» (стремление объединить все христианские церкви, выраженное в сотрудничестве с Всемирным советом церквей) и «грех сергианства» (признание власти большевиков).

Эти претензии к Русской православной церкви, безусловно, будут обсуждаться еще очень долго, но вряд ли уже «выйдут» на высокий уровень. Еще в 2004 году первоиерархи церквей принесли друг другу извинения «за резкие высказывания», сняв, таким образом, тему взаимных обид. Однако, по мнению ряда наблюдателей, отстояв автономию РПЦЗ только отсрочила свой собственный раскол, который может произойти в ближайшие 10-15 лет.

Причем для его появления есть и формальные основания. В РПЦ, согласно приходскому уставу, собственником недвижимости приходов является патриархия, а в РПЦЗ — община, то есть прихожане (это пример западного отношения к собственности). То есть имуществом распоряжается не синод «зарубежников», поэтому каждая община будет решать добровольно — входить или нет в единую церковь. Так, например, Леснинский Свято-Богородицкий женский монастырь во Франции, несмотря на увещевания митрополита Лавра, заявил, что не хочет объединяться с РПЦ.

Вместе с тем, есть мнение, что нынешний Акт о каноническом общении лишь первый шаг к полному объединению двух православных церквей, а все противоречия в ближайшие годы будут преодолены.

Конец революции. Что даст Европе воссоединение Русской Церкви и Западноевропейской Архиепископии

Депутат Госдумы Сергей Гаврилов прокомментировал Царьграду воссоединение Русской Православной Церкви с Русским Экзархатом. По его словам, это привлечет в Европу новых паломников из России. Ранее Патриарх Кирилл отметил, что это событие «закрывает драму революции и гражданской войны, разделивших русский народ».

Читать еще:  Алексей БЕГЛОВ: ЕПАРХИЯ РАЙОННОГО МАСШТАБА

Ранее в субботу архиепископ Иоанн обратился к Патриарху Кириллу с просьбой принять его вместе со всеми желающими клириками и приходами Архиепископии в юрисдикцию Московского Патриархата. Священный Синод Русской Православной Церкви утвердил это прошение в тот же день.

Как рассказал Царьграду председатель комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, президент Межпарламентской Ассамблеи Православия Сергей Гаврилов, решение Священного Синода Русской Православной Церкви о включении в свой состав Русского Экзархата является давно ожидаемым событием.

Этот шаг говорит о восстановлении культурных связей христиан Старого света, что вызывает раздражение у христианофобов, отметил депутат.

«Само решение является драматичным, его принятию всеми силами препятствовал Фанар. Считаем, что большинство голосов клириков и прихожан Русского Экзархата за присоединение, и это говорит о свободе выбора, позволяющей действовать по христианским заповедям. Реализация принятого решения, безусловно, привлечет в Европу ещё больше паломников из России», — полагает Гаврилов.

Конец революции

Реализация прошения главы Архиепископии Православных Русских Церквей в Западной Европе (Русский Экзархат) архиепископа Иоанна (Реннето) о воссоединении с Русской Православной Церковью окончательно закрывает эпоху разделения Русской Церкви за рубежом. Об этом в воскресенье заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

По его словам, совпадение этого события с первым днем церковного нового года (1 сентября по старому стилю, 14 сентября по новому) дает повод считать, что это воссоединение произошло навсегда. В проповеди после литургии в храме Святой равноапостольной княгини Ольги в Останкино Патриарх пояснил, что это не простое церковное деяние.

«Это последний акт, который закрывает драму революции и гражданской войны, драму разделения нашего народа», — отметил Святейший.

Вхождение Архиепископии в состав Русской Церкви стало результатом огромной работы всего нашего народа, пояснил Патриарх Кирилл.

«Это и наши политики, и наши ученые, наша интеллигенция — все те, кто работает во благо нашего Отечества, прославляя Россию», — подчеркнул он.

«И я благодарю Бога, что и образ новой России, и образ Русской церкви становится все более привлекательным», — заключил Патриарх.

11 лет объединению РПЦЗ и РПЦ МП

  • 100 лет назад
  • 1917: моя жизнь после
  • s-толком о церкви
  • Аналитический центр s-t-o-l.com
  • Главред говорит
  • День Победы
  • Дом, который тебя ждёт
  • живопись
  • Жизнь редакции
  • Жить вместе
  • Календарь «Стола»
  • кино
  • конкурс
  • Мост, которого нет
  • На берегах Стикса сидели мы и плакали
  • Пасха. День Победы
  • Прожито для нас
  • Русские картинки
  • Русское застолье
  • Сказки на ночь
  • Стол справок
  • Студенты революции
  • Фотопроект
  • Цвет настроения

Акт о каноническом общении подписали патриарх Алексий II и митрополит Лавр, первоиерарх Русской зарубежной церкви. Затем прошла первая после восстановления единства Русской православной церкви совместная литургия.

По церковному календарю на 17 мая текущего года, так же как и в 2007-м, приходится празднование Вознесения Господня. Участники событий 11-летней давности с лёгкой иронией вспоминают, что совпадение времени подписания Акта с празднованием Вознесения воспринималось тогда как нечто почти промыслительное. Ведь первоначально подписание планировалось в период празднования Пасхи. Дело в том, что зарубежники сохранили дореволюционную традицию служить на Пасху в облачениях белого цвета, в отличие от духовенства Московского патриархата, которое в этот период служит в красном. Представьте себе впечатляющую картину – через весь храм Христа Спасителя тянутся две колонны священнослужителей: одна – РПЦ, другая РПЦЗ, одни – в красном, другие – в белом. Слава Богу, во время спохватились и перенесли дату.

Были преодолены застарелая рознь и недоверие между православными христианами

Прошло 11 лет. Не всё оказалось так же легко поправить, как цвет облачения. Само подписание Акта о каноническом общении было венцом длительного и трудного процесса по налаживанию взаимодействия между двумя частями Русской церкви. После десятилетий ожесточенного противостояния, достигшего своего пика в 1990-е, когда РПЦЗ стала принимать под своё окормление патриаршие приходы на территории бывшего СССР, наступило время не простого, но всё же реального диалога. Циничный тон большинства аналитических материалов начала 2000-х, рассматривавших эти события исключительно с политической точки зрения, не смог всё-таки испортить радость от постепенного восстановления единства и полностью затмить церковный смысл события. Были преодолены застарелая рознь и недоверие между православными христианами. А это, что ни говори, свидетельствует о наличии жизни: в мёртвом теле такие раны не заживают.

Первоиерарх Русской православной церкви за рубежом митрополит Лавр, президент России Владимир Путин и патриарх Московский и всея Руси Алексий II (слева направо) в храме Христа Спасителя во время торжественной церемонии воссоединения Московского патриархата и РПЦЗ. Фото: Дмитрий Астахов/РИАНовости

Бесспорным положительным результатом воссоединения стало восстановление евхаристического общения. Зарубежная церковь, разорвав некогда евхаристическое общение со всеми поместными церквями, кроме Иерусалимского патриархата, находилась в очень тяжёлом духовном положении. По существу, на границе Вселенского православия. Благодаря воссоединению с РПЦ она вернулась к полному евхаристическому и каноническому общению со всем православным миром.

Прихожане Зарубежной церкви выступают как деятельная, организованная и инициативная составляющая часть церкви

Зарубежники же, что было абсолютной новостью для многих из нас, смогли в значительной степени реализовать Определения о епархиальном и приходском управлении Поместного собора 1917–1918 годов. Конечно, не всегда последовательно, но всё-таки смогли. Причем сделали это в условиях современного плюралистического, секуляризованного общества массового потребления. Как Русский экзархат Константинопольского патриархата и как Сурожская епархия при митрополите Антонии (Блуме).

Более того, произошло невиданное: Московский патриархат, отступив от прежних своих требований о том, что через 5 лет с момента подписания Акта приходские уставы РПЦ и РПЦЗ должны стать унифицированными, оставил зарубежникам прежний устав, который продолжает приходской устав, принятый на Поместном соборе 1917–1918 годов. Прихожане Зарубежной церкви выступают как деятельная, организованная и инициативная составляющая часть церкви. Они во многом определяют ситуацию на приходах, чувствуют свою ответственность за приходские дела. А священник осуществляет своё служение, исходя часто из интересов, пожеланий, а иногда и требований прихожан. Со своей стороны прихожане воспринимают священника как человека, который вправе ожидать от них помощи. При хроническом дефиците духовенства в Зарубежной церкви священниками там дорожат.

Однако те, кто серьёзно отнесся к Акту восстановления канонического единства, испытывают сейчас чувство неудовлетворённости. По свидетельству активного участника переговорного процесса протоиерея Георгия Митрофанова, Акт в основном не оправдал их надежд. Ожидалось, что опыт Зарубежной церкви по организации приходской жизни на началах действительно соборных распространится постепенно хотя бы на некоторые приходы РПЦ МП. Не вышло.

То же самое можно сказать о епархиальном управлении, которое в Зарубежной церкви в гораздо большей степени определяется позицией духовенства и прихожан, чем архиереев. Опять-таки, соборные начала там присутствуют. Это облегчает деятельность и самих епископов. Хотя и ограничивает их произвол. И этого не случилось.

Наследие советчины до сих пор не только не преодолено, а расцветает пышным цветом

Представлялось очень важным то, чтобы мы восприняли от зарубежников чёткое понимание: в 1917 году наша страна пережила катастрофу. Причём, куда более очевидную, чем распад Советского Союза, который был обречён на распад именно тем, что произошло в 1917-м. И что контакты с зарубежниками, общение с ними, помогут нам преодолеть наследие коммунизма, наследие советчины. Но оно до сих пор не только не преодолено, а расцветает пышным цветом. Один вид бабушек в пилотках с красными звёздами на недавнем освящении храма в Левашове (место массовых расстрелов под Петербургом) чего стоит!

Митрополит Лавр и патриарх Московский и всея Руси Алексий II (слева направо на первом плане) в храме Христа Спасителя во время торжественной церемонии воссоединения Московского патриархата и Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ). Фото: Дмитрий Астахов/РИА Новости

Ожидалось, что благодаря зарубежникам будет осознана тупиковость пути церковного развития, который предложил митрополит Сергий (Страгородский). Это получилось лишь отчасти. Что будет развиваться почитание его оппонентов. И не просто на ритуальном уровне. А на уровне изучения их наследия, понимания того, что их ратование за свободную церковь в самом несвободном государстве было лучшим путём сохранения церковной жизни. Всё это осталось благопожеланием.

Была надежда, что они в значительной степени помогут нам направить процессы, которые происходили в нашей стране, в русло именно возрождения исторических, культурных традиций старой России (Российской империи), память о которых мы всегда высоко чтили. Но сейчас больше принято размышлять о том, что бы нам сохранить из советского периода, ну и дополнить это чем-то из Московской Руси. Так что и в культурном отношении, как и в церковном, результат воссоединения тоже оказался незначительным.

Они настроены на то, чтобы раствориться в той среде, в которую они попали: культурно, религиозно, общественно, как угодно

При этом, увы, реальное положение дел таково, что Зарубежная церковь всё больше и больше сдаёт свои позиции. Она, как, впрочем, и всё западное православие русской традиции, не справляется с последней волной русской эмиграции. Всё возрастающая инфильтрация наших эмигрантов последней волны в их приходы, появление там священников из этой среды, по существу, разрушают тот уклад приходской жизни, который у них был сохранён. Мы видим, как там постепенно происходит привнесение в церковную жизнь тех негативных элементов, от которых страдает наша церковная жизнь: обрядоверие, безответственность прихожан, потребительское отношение к церкви и т. д., которые несут новые эмигранты (или, если угодно, мигранты).

Читать еще:  МЕЖСОБОРНОЕ ПРИСУТСТВИЕ: ЗАЧЕМ И ДЛЯ КОГО

Русское зарубежье сходит на нет. Хотя количественно русская диаспора увеличивается, но она увеличивается за счёт тех людей, которые не собираются оставаться русскими, которые русскость свою вспоминают до тех пор, пока не адаптировались по настоящему в западном обществе. Которые мечтают, чтобы дети их были действительно природными гражданами той страны, в которую они переехали. Они не ощущают себя беженцами, русскими в изгнании, носителями русской миссии, и, соответственно, то, чем жила эмиграция первой волны, для них не имеет никакого значения. Они настроены на то, чтобы раствориться в той среде, в которую они попали: культурно, религиозно, общественно, как угодно. Таковых большинство.

С другой стороны, никто из зарубежников не вернулся на Святую Русь. Как сказал о. Георгию Митрофанову один священник Зарубежной церкви: «Не могут мои дети жить в Москве. Невыносимо. Жить в таких условиях, как в стране третьего мира, мы не можем». Вот они, вроде бы, и продолжатели эмигрантов первой волны, а по существу уже таковыми не являются. Никакого «весеннего похода» не состоялось.

«Все попытки реконструировать церковную жизнь той или иной эпохи в тех или иных этнокультурных условиях обрекают церковь на перерождение и вырождение»

О чём свидетельствует такое положения дел? О. Георгий Митрофанов считает, что Русская церковь и в России, и за рубежом переживает в настоящее время серьёзный кризис: «Я убежден в том, что доля влияния РПЦЗ на русское зарубежье и РПЦ на российское общество становится всё менее и менее значительной. Как кладезь ритуально-фольклорного наследия мы ещё интересны. Но никто не слышит наших слов о Христе. И никто не ждёт от нас этих слов. И вот это означает глубокий кризис как РПЦ, так и РПЦЗ.»

По мнению о. Георгия главным итогом нашего объединения может являться следующее: «Острое сознание того, что кризис, который переживает церковь, обусловлен не внешними обстоятельствами – на Западе или в России. А он существует внутри церкви и может быть преодолён только внутренними усилиями. Церковь должна вернуться ко Христу. Все попытки реконструировать церковную жизнь той или иной эпохи в тех или иных этнокультурных условиях обрекают церковь на перерождение и вырождение».

15 лет назад была убита журналистка «Новой газеты» Анна Политковская

Венчание потомка династии Романовых глазами участника торжества

30 лет назад в пьяной перестрелке погиб певец Игорь Тальков

Смысл воссоединения

Долгожданное возвращение Архиепископии русских православных церквей в Западной Европе в лоно Матери-церкви является, безусловно и в первую очередь, церковным событием. Многие из нас долго за это боролись и в какой-то момент даже потеряли надежду на воссоединение. Ибо «клан», противящийся этому и контролирующий рычаги правления в Архиепископии, казался непобедимым. Но вдруг свершилось чудо. Константинопольский патриархат неожиданно для всех упразднил Архиепископию росчерком пера. Без этого воссоединения не было бы и по сей час.

Чтоб понять глубинную суть происходящего 3 ноября 2019 года события, следует вспомнить о том, что парижская Архиепископия была в течение десятилетий духовным центром русской эмиграции.

В далеком 1924 году Иван Бунин произнес в Париже знаменитую речь о миссии русской эмиграции. Это была первая интеллектуальная попытка осмысления феномена. По мнению Бунина, за трагедийностью судьбы России скрывался глубинный исторический и духовный смысл в контексте нескончаемой борьбы между добром и злом.

Бунин говорил, что миссия русской эмиграции завершится тогда, когда «ангел отвалит камень от гроба России». В Западной Европе эмиграция попала в интеллектуальную и духовную изоляцию. Она не могла достучаться до плененной дурманом коммунизма, а потом и фашизма европейской интеллигенции. Западное общество с поразительной инертностью отнеслось к ее крику души. Париж, столица русского зарубежья, интеллектуальная и артистическая столица мира, не принял великих изгоев российских.

Одной из важнейших функций русской эмиграции было сохранение памяти о дореволюционной России. Ее взяли на себя в первую очередь люди церковные, верующие. Они же пытались осмыслить трагический опыт революции как глобального зла. Для человека верующего ничего бессмысленного в мире нет. Потому можно относиться лишь с благоговением к тому, что русская богословская и духовная мысль добилась в изгнании невероятных успехов. Нельзя здесь не подчеркнуть особого вклада таких наших мыслителей как Алексеев, Арсеньев, Бердяев, Ильин, Лосский, Шестов. Они внесли бесценный вклад в развитие православной мысли. Главным, поистине мировым центром этого стал основанный в Париже Сергием Булгаковым, Николаем Бердяевым и другими Свято-Сергиевский институт. Он был не только тем местом, где родилась знаменитая «парижская школа», он был маяком, излучающим свет православия. «Парижскую школу» многие сегодня критикуют за ее «западничество», за ее «либерализм». В этом есть доля правды, но не вся правда. Бывший марксист Бердяев именно в Париже стал истинным теоретиком и мыслителем консерватизма. Дело в том, что среди белых эмигрантов были и представители тех сил, которые разваливали историческую Россию. Да, они не любили большевиков. Но до них они же не любили царя и прославляли февральскую революцию.

В 30-х годах прошлого столетия митрополит Евлогий, значимая фигура дореволюционной Русской церкви, основал Архиепископию русских православных церквей в Западной Европе под омофором Константинопольского патриарха. Нахождение русского эмигрантского церковного образования в юрисдикции Константинополя было официально «временным». Временность эта должна была длиться до того времени, пока Россия и Русская церковь будут пребывать под игом антихриста.

Когда коммунизм наконец рухнул и пресловутое «иго» закончилось, во главе архиепископии стоял последний ее русский архиерей, владыка Сергий (Коновалов). Я как-то спросил у него после исповеди: «Когда же мы вернемся в Русскую церковь?» И он ответил мне: «Так кто же нас отпустит?» Будучи несведущим тогда в церковных делах, я поразился такому ответу — мы, оказывается, несвободны.

Об этом мало кто тогда знал, но архиепископ Сергий начал еще в 90-х годах вести негласные переговоры с Москвой. Владыка был истинным выходцем из эмиграции, глубоко русским и глубоко европейским человеком. Он свободно говорил по-русски, по-английски, по-французски, по-немецки, по-нидерландски. В отличие от многих потомков белых эмигрантов, владыка Сергий оставался верным идеалам своих предшественников, а потому негласно готовил не только переход Архиепископии под омофор Патриарха Московского, но и создание Западноевропейской митрополии. Понимая и важность, и хрупкость этого великого деяния, владыка Сергий лично печатал проекты уставов, не доверяя никому этой работы. Но в 2003 году архиепископ Сергий неожиданно скончался, документы попали в руки враждебной его идее епархиальной администрации, близкие сотрудники и верные соратники приснопамятного владыки были заменены новыми людьми, которые и поставили Архиепископию на антимосковский курс, продлившийся вплоть до своевольного упразднения Архиепископии Константинополем. Правящий архиерей, владыка Иоанн (Реннето), мужественно не согласился с этим решением, его поддержало большинство священнослужителей и прихожан, и вот мы в Москве.

То, за что некоторые из нас безуспешно боролись в течение многих лет, вдруг свершилось как бы само собой. Причем многие яростные и влиятельные противники Москвы неожиданно перешли в лагерь сторонников, с которыми они до недавнего времени были на ножах. Вот кратко предыстория.

Торжественный переход Архиепископии русских православных церквей в Западной Европе под омофор Патриарха Московского и всея Руси суть заключительный исторический этап воссоединения последней части Русской Церкви — остававшейся отделенной вследствие большевистской революции — с ее Матерью.

Автор — глава редакционного совета общеевропейского русскоязычного ежемесячного издания «Русская мысль», член Патриаршего совета по культуре

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector