0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

2020-й стал рубежом

«2020-й стал рубежом». Правозащитники требуют прекратить репрессии

Ведущие правозащитники и юристы России вновь обращают внимание на стремительно ухудшающуюся ситуацию с правами человека в России и требуют от властей прислушаться к обществу. Заявление «о чрезвычайной ситуации с правами человека в России» 7 декабря опубликовала на своем сайте Московская Хельсинкская группа (МХГ). Правозащитники подчеркивают, что «власти демонстрируют неготовность разговаривать с обществом на равных, постоянно вторгаясь в сферу гражданских и политических свобод и сужая пространство для критики и любого альтернативного мнения».

В заявлении проводится параллель с ситуацией в Беларуси. «Недопустимое молчание политического руководства России по поводу немыслимых по жестокости акций подавления протестов в Беларуси – это одно из трагических проявлений захвата власти в стране силовиками», – говорят правозащитники.

Сотрудников МХГ, как следует из заявления, тревожит случившееся в 2020 году «противоправное переписывание Конституции», покушение на жизнь оппозиционного политика Алексея Навального, рост репрессий за религиозные убеждения и надуманные антиэкстремистские дела. По мнению экспертов, опора власти на репрессивные методы привела к почти неограниченному расширению влияния и безнаказанности силовых структур. Но механизмы сдерживания произвола с их стороны на сегодняшний день неэффективны или не действуют вовсе», – полагают правозащитники.

«Мы призываем всех граждан России требовать от властей построения не декларативного, а реального правового государства, когда каждый из нас будет знать, что ожидать от закона, от полицейского, от судьи. По-настоящему сильным гражданским обществом мы не станем, пока не начнём совместными усилиями добиваться от властей равноправного диалога», – резюмируют члены старейшей в России правозащитной организации.

Подписи под текстом поставили Сергей Ковалёв, Валерий Борщёв, Лев Пономарёв, Юрий Костанов, Георгий Эдельштейн, Алексей Симонов, Борис Альтшулер, Каринна Москаленко, Даниил Мещеряков, Лилия Шибанова, Алексей Головань, Сергей Сорокин, Сергей Кривенко, Дмитрий Макаров, Светлана Астраханцева.

О своем обращении к российским властям Радио Свобода рассказала адвокат Каринна Москаленко:

– Правозащитники давно так консолидированно не высказывались по поводу серьезных вещей, которые происходили в этом году. Я имею в виду в том числе и абсолютное падение стандартов судебных разбирательств. Справедливых судебных разбирательств больше не существует. Я призываю власти не допустить ухудшения ситуации. Подобные манипуляции с выборами и судебной системой могут привести к еще большим последствиям. Народ перестает верить власти, перестает верить в честность политиков, народ видит, что ситуация с правами человека сильно ухудшается. Мы призываем власти задуматься об этом и прекратить отход от концепции прав человека, которая в 21-м веке является единственно возможной. Уже давно пора понять, что даже терпеливый российский народ не согласен на произвол властей, на то, чтобы его права нарушались. Власти пора задуматься о народе. Его социальные и политические права никак не защищены, потому что нет судебной системы. Это все связано между собой очень сильно, – полагает юрист, эксперт МХГ Каринна Москаленко.

Член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев уверен, что российские власти «закручивают гайки» в преддверии выборов в Госдуму в 2021 году, которые, по его мнению, неминуемо будут фальсифицированы:

– Ухудшение ситуации с правами человека и раньше шло по возрастающей, но нынешний 2020 год стал своеобразным рубежом. Символической границей стало голосование за новую Конституцию. Вслед за этим мгновенно последовали резкие ухудшения: к примеру, был принят закон об «иностранных агентах» – когда иностранными агентами без всяких оснований могут быть объявлены представители гражданского общества. Идет глобальный процесс ухудшения прав верующих. Мы знаем о чудовищных процессах против Свидетелей Иеговы и других религиозных организаций. Кроме того, общество возбудили процессы «Нового величия» и «Сети». В «Новом величии» был провокатор, это доказано, тем не менее фигуранты – молодые люди – получили большие сроки. Я думаю, все это делается потому, что власть чувствует свою неуверенность. Там понимают, что они привели страну к кризисному состоянию, и в этом смысле все люди, которые пытаются отстаивать свои права, являются для них опасными. Поэтому они и решили их нейтрализовать, а еще точнее – репрессировать. И мы в своем обращении напоминаем о ситуации в Беларуси, которая нам небезразлична.

–​ Почему вы сейчас проводите эти параллели между Беларусью и Россией?

– Да потому что про Беларусь все время говорили, что там все будет спокойно, никаких протестов там не будет – и вдруг ситуация взорвалась. Для многих это стало неожиданностью. В России, с ее размерами и спецификой, эти процессы могут пойти гораздо страшнее. Сейчас российская власть молчит по поводу репрессий в Беларуси, а молчание – это знак согласия. В будущем году будут выборы в Госдуму, а мы видим, что надежды на прозрачные и свободные выборы в России мало. Партия «Единая Россия» заявляет, что она должна получить две трети голосов, хотя известно, что ее популярность падает все ниже и ниже. Как она их получит? Известно как – путем фальсификаций, путем нарушения избирательных прав. Все это вызывает большую тревогу. Поэтому мы призываем власть оценить ситуацию реально и принять серьезные меры для соблюдения прав человека. Пусть первым шагом будут выборы в следующем году, это станет лакмусовой бумажкой. Мы требуем отмены репрессивных законов, которые действуют на гражданское общество удушающе и грубо нарушают права человека, – рассказал правозащитник, член МХГ Валерий Борщев.

Один из организаторов обращения к российским властям – глава движения «За права человека» Лев Пономарев:

– С правами человека у нас катастрофа. Репрессии в России приобретают все более массовый характер. В год ко мне приходят сотни женщин, это мамы и жены незаконно посаженных. Это родные членов движения «Хизб ут-Тахрир», признанного в России террористической организацией. Может быть, они проповедуют не очень приятную для большинства идеологию. Но это всего лишь идеология, а они мирные люди. Мне лично очень неприятны коммунисты. Но они прекрасно существуют и даже имеют парламентскую партию. А этих людей сажают на сроки до 24 лет лишения свобода. А это и есть признак фашизации государства – когда массовые репрессии включают против идеологических противников режима.

–​ Что поразило вас больше всего в ситуации с правами человека в 2020 году?

– Я много занимался юридической защитой и организацией общественных кампаний в защиту фигурантов дела «Сети» и «Нового величия». В деле «Сети»пять человек пытали электрическим током. В открытом судебном процессе ребята рассказывали, как их реально пытали, и придумать такое невозможно. Им дали чудовищные сроки – от 6 до 18 лет. Власть сделала это демонстративно – чтобы напугать молодежь. Вот эта наглость сотрудников ФСБ, которые инициировали эти громкие дела, меня и возмущает, и пугает, и заставляет говорить о фашизации режима. И еще одно дело, которым мы много занимаемся, – это преследование Свидетелей Иеговы. Это абсолютно мирные люди, кооторые не берут в руки оружия. В Европе их преследовали только в Советском Союзе и нацистской Германии. Сейчас их массово сажают в России. Это, как правило, интеллигенция, и они сидят очень тяжело, страдают в колониях. Их в России около 200 тысяч человек, и эта машина продолжает работать, их сажают и сажают. Таких примеров нарушения прав человека в России – множество, – подчеркивает правозащитник Лев Пономарев.

Из-за гонений на Свидетелей Иеговы Россия попала в список стран, где нарушаются религиозные свободы. В него вошли 10 стран, среди которых Иран, Китай, Северная Корея, Саудовская Аравия, Таджикистан и Туркмения. Об этом сообщил госсекретарь Соединённых Штатов Майк Помпео. Впервые в список попала Нигерия.
В него попали страны, которые, по мнению США, допустили серьезные нарушения свободы вероисповедания. При этом Судан и Узбекистан были из такого списка исключены. Россию внесли в «список наблюдения».

Ранее Госдепартамент обвинял российские власти в преследовании членов религиозной организации «Свидетели Иеговы» и сторонников исламского движения «Хизб ут-Тахрир». В России эти организации признаны экстремистскими, их деятельность запрещена.

90 лет гонений и свободы

К годовщине восстановления Патриаршества на Руси

С самого своего основания Церковь управлялась апостолами и их преемниками — епископами. Но когда благодаря быстрому распространению христианства крупные христианские общины появились уже практически во всех концах ойкумены и епископов стало очень много, это оказалось неудобно для управления Церковью, поскольку все они по статусу были равны. Тогда епископы начали выбирать из своей среды митрополитов и патриархов — самых уважаемых и опытных священнослужителей, чтобы те могли своим авторитетом поддерживать порядок в Церкви, мудро управлять ею и быть ее голосом в общении с государством и с «внешними». Так было и так будет всегда, и существующее в Церкви патриаршество — не только почетный титул, но и залог ее самостоятельности и независимости в этом мире.

Читать еще:  Мир слепоглухих ждет своих апостолов

Но Россия однажды пошла по другому пути. Из-за проведенных Петром I церковных реформ в Русской Церкви более двухсот лет — с самого начала XVIII века и до 1917 года — не было патриархов. Церковью управлял Священный Синод, и курировал его сам государь. Чем авторитарнее был император, тем сильнее он контролировал церковную жизнь, пытаясь диктовать не только светские, но и духовные законы. Надзор чиновников духовного ведомства за глубоко личной духовной жизнью граждан государства Российского приводил к таким извращениям, как, например, требование обязательного причащения раз в год и контроль за исполнением этого требования. Вместе с тем, в этот период Русская Церковь явила миру великих святых, играла важнейшую роль в обществе и во многом определяла весь строй народной жизни.

Уже начиная с XIX века вопрос о восстановлении патриаршества стал широко обсуждаться в Церкви и обществе, и поразительно, что Собор был созван именно к тому моменту, когда синодальная форма правления стала абсолютно невозможной для Церкви — непосредственно к началу революции.

Летом 1917 года в революционную Москву со всех сторон съезжались делегаты Поместного Собора Русской Православной Церкви. Всего прибыло 576 человек — 277 священнослужителей и 299 мирян, среди которых были и известные ученые, и влиятельные общественные деятели, и офицеры, и солдаты, и купцы, и крестьяне. Собор действительно имел право говорить от имени всей полноты Русской Церкви и народа. Заседания проходили в Московском епархиальном доме в Лиховом переулке, а председательствовать на них попросили митрополита Московского и Коломенского Тихона. Вопросов на повестке дня стояло много: в Церкви назрела необходимость серьезных реформ. В том числе разбирался и вопрос восстановления в России патриаршества.

Звучали голоса как «за», так и «против». Напоминали и о расколе, вызванном реформами патриарха Никона, и о том, что в стране война, и, быть может, уже бессмысленно избирать всероссийского патриарха, потому что один Бог знает, сколько вообще осталось существовать России как таковой. Но говорилось и о том, что Церкви нужен единый молитвенник и глава, который управлял бы ею, и о том, что нельзя же народу полюбить, к примеру, министерство, что любят всегда конкретного человека. Нужна единоличная церковная власть, и, как это было всегда, эта власть должна быть у того человека, которого изберет себе Господь.

Споры длились бы еще долго, но 26 октября, когда Военно-революционный комитет большевиков уже вовсю готовился штурмовать Кремль, решено было прекратить дискуссию, потому что не сегодня-завтра все решали бы уже грохот пушек и треск пулеметов. И 28 октября (10 ноября по новому стилю), под звуки первой артиллерийской канонады на Соборе было принято решение восстановить патриаршество в России.

По примеру Константинопольской Церкви решено было сначала выбрать кандидатов, среди которых могли быть и епископы, и священники, и даже миряне. Всего их набралось двадцать три. После трех голосований кандидатами остались два архиепископа — Антоний (Храповицкий) и Арсений (Стадницкий), и один митрополит — Тихон (Беллавин*).

Дальнейший выбор по традиции предоставили жребию. 5 ноября (18 ноября по новому стилю) 1917 года в переполненном Храме Христа Спасителя свершился выбор патриарха для Русской Церкви. Митрополит Киевский и Галицкий Владимир, которому совсем скоро суждено было стать одним из первых российских новомучеников, собственноручно начертал имена трех кандидатов на листках пергамента, свернул их в трубочки и положил в ковчежец, который поставили перед специально принесенной из Успенского собора Кремля Владимирской иконой Божией Матери. Именно перед этой иконой избирали всех патриархов, прося у Богородицы благословения и молитв, чтобы свершилась воля Божия.

После Божественной Литургии из алтаря вышел старец Алексий, очень почитаемый в то время затворник из Зосимовой пустыни. Он долго молился перед Владимирской иконой, и весь народ в храме молился вместе с ним. Затем, перекрестившись, он вынул из ковчежца пергамент и в полной тишине прочитал:

— Митрополит Московский и Коломенский Тихон.

Потом в народе говорили, что не случайно среди трех кандидатов на патриарший престол оказался самый умный иерарх — Антоний (Храповицкий), самый строгий — Арсений (Стадницкий), и самый. добрый — Тихон (Беллавин). Господь избрал самого доброго — и оказалось, что именно такого патриарха ждал растерявшийся народ, у которого после «красной» революции почва ушла из-под ног. Митрополит Тихон, которого, по примеру его предшественников, торжественно поставили 21 ноября (4 декабря по новому стилю) 1917 года на патриаршую кафедру в древнем Успенском соборе Кремля, показал себя выдающимся пастырем. Вплоть до своей кончины в 1925 году он твердо управлял Церковью. Ему немало пришлось претерпеть от большевиков, сразу же объявивших религию «опиумом для народа» — святейшего владыку Тихона арестовывали, лишали самого необходимого, ограничивали в передвижении, клеветали на него, пытались убить. Он мужественно и стойко терпел все, и ныне прославлен в лике святых.

90-летие восстановления патриаршества — весьма знаменательная дата. Она означает, что после почти двухсотлетнего контроля со стороны государства Церковь в нашей стране наконец-то снова получила возможность самоуправления. И, несмотря на то, что на протяжении XX века христиане претерпели наиболее жестокие гонения за всю историю Церкви, сама Церковь была внутренне свободна и не отчитывалась за свою паству ни перед кем, кроме Господа. Ведь Церковь — это не официальная общественная организация и не прогосударственное «министерство православного вероисповедания», а Тело Христово, члены которого являются гражданами не какой-то земной страны, а Небесного Отечества. Это невозможно изменить, и, как сказано в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», в случае, если государство призывает христиан к совершению поступков, не совместимых с христианской нравственностью, Церковь вполне может призвать своих членов к акциям гражданского неповиновения.

Благодаря авторитету своих патриархов Церковь смогла во всеуслышание объявить государству о том, что, хотя и живет в нем, но не принадлежит ему и принадлежать никогда не будет. Так что 90 лет со дня поставления на престол нового, Богом избранного патриарха — это еще и праздник провозглашения христианами настоящей, вечной и неизменной свободы во Христе.

Как в СССР коммунисты боролись с религией

После прихода в 1917 году к власти Большевиков и образования страны Советов атеизм стал одним из главных элементов советской идеологии и активно поддерживался партийными органами, которые считали духовенство пережитком прошлого, мешающим советским гражданам строить коммунистический рай.

Новая власть устроила активную борьбу с религиозными учреждениями, прежде всего с православной церковью, которая рассматривалась как крупнейший рассадник соперничающей идеологии и царизма. Жителям молодого социалистического государства активно прививали новую «красную религию» и конкуренты власти были ни к чему.

В целях пропаганды среди населения с 1922 года стала издаваться газета «Безбожник», в большом количестве выпускались антирелигиозные плакаты. Были закрыты все духовные учебные заведения, прекращено издание религиозной литературы. У церквей были изъяты все ценности, храмы стали массово закрывать.

Если в 1914 году в Российской империи насчитывалось около 75000 приходов, то к 1939 году их осталось примерно сто. Многие церкви были разрушены, в т.ч. и Храм Христа Спасителя в Москве, на месте которого планировали построить громадный Дом советов со 100-метровой статуей Ленина на крыше. В помещениях храмов организовывали клубы для молодежи с танцами, открывали фабрики или использовали их как зернохранилища.

Те, кого замечали за процессом покраски яиц или на крестном ходу, выгоняли с работы или исключали из колхоза, и семье приходилось жить впроголодь. Вскоре даже дети прекрасно знали: о том, что дома пекли куличи, никому говорить нельзя. Некоторые перед Пасхой даже боялись держать дома яйца.

В Пасхальную неделю и иные большие религиозные праздники проводились массовые мероприятий с обязательным присутствием: ленинские субботники, спортивные соревнования, эстафеты. Были и массовые шествия с чучелами священников, которые потом предавали огню.

Читать еще:  ДОЛЖНО ЛИ МИЛОСЕРДИЕ БЫТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНЫМ?

В то же время шла и естественная атеизация населения. Люди массово переезжали из деревень в города, где влияние традиций было гораздо слабее, а общественный контроль за соответствием коммунистическому облику строже.

Помимо антицерковной пропаганды госорганами, в частности НКВД, в 1920е-1930е осуществлялись массовые аресты и преследование священнослужителей всех религий за ведение антисоветской пропаганды.

На антицерковную пропаганду в СССР выделяли огромные ресурсы; в каждом районе ответственные партработники отчитывались о принятых антипасхальных мерах и о снижении числа прихожан в церквях.

Отношение власти к религии потеплело с приходом к реальной власти Сталина, особенно во время Отечественной войны, когда потребовалось объединение всего общества. После войны до начала 50х годов антицерковный гнет ослаб. Это может быть связано с тем, что после победы в войне начался мощный экономический рост советской страны. Уровень жизни населения из года в год увеличивался, была уверенность, что завтрашний день будет еще лучше. Людям не было нужды верить в церковные сказки о рае на небе, ведь они видели реальные перспективы счастья на земле.

С приходом к власти Хрущева вновь набирает обороты антицерковная кампания. На фоне технических достижений СССР в области науки и космонавтики в 1960х религия стала удобной демонстрацией дремучести противников коммунизма. Самым популярным аргументом того периода было то, что Гагарин взлетел в космос максимально высоко, но бога так и не увидел.

Чтобы крестить ребенка, родителям приходилось ехать в отдаленную деревню подальше от города. Ношение религиозных символов в школе и на работе также было недопустимо.

Чтобы удержать верующих дома в пасхальную ночь, по телевидению ближе к ночи обязательно демонстрировали крутой западный фильм с Аленом Делоном либо «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» с концертами западных поп, а иногда даже рок-звезд.

После прихода к рулю Брежнева и до самой Перестройки борьба советского режима с религией приобрела почти формальный характер. Пропаганда велась в основном в школе, где рассказывали о вреде религии, и не столь активно и настойчиво. Все шло как бы по инерции.

Переломным моментом стало празднование в разгар Перестройки 1000-летия крещения Руси в июне 1988 года, которое официально отмечалось в СССР. В честь торжества Московскому патриархату был передан Даниловский монастырь и другие обители. Празднование широко транслировалось по центральному телевидению. Таким образом Президент СССР Михаил Горбачев пытался показать народу реальный пример перестройки общества, чтобы укрепить свой авторитет и смыть клеймо «империи зла».

После праздничных торжеств в СССР начали открываться и реставрироваться храмы, значительно упрощены правила регистрации приходов. В прессе стали освещать религиозные вопросы, на телевидении появились христианские передачи. Религиозные деятели стали принимать все более активное участие в жизни общества и становиться неотъемлемой ее частью.

✔️ Подписывайтесь, чтобы видеть в дзен-ленте мои новые статьи!

За что расстреливали священников в СССР

Павел Флоренский родился 9 января 1882 года в Закавказье, возле местечка Евлах Елисаветпольской губернии (Азербайджан), в семье инженера-путейца. После окончания академии он стал преподавать в ней философские дисциплины, а в 1911 году принял священство и был назначен редактором академического журнала «Богословский вестник».

С 1916 года Флоренский девять лет работал в Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры ученым секретарем и писал ряд работ по древнерусскому искусству. В мае 1928 года Объединенное государственное политическое управление провело масштабную операцию в Сергиевом Посаде и его окрестностях и арестовало большую группу верующих — служителей церкви и прихожан. Это мероприятие предварила мощная «артподготовка» (организация запрещена в России): газеты и журналы из номера в номер печатали обличительные, гневные памфлеты и фельетоны об окопавшемся в городе «контрреволюционном отродье» — «Гнездо черносотенцев под Москвой!», «Троице-Сергиева лавра — убежище бывших князей, фабрикантов и жандармов!», «Шаховские, Олсуфьевы, Трубецкие и др. ведут религиозную пропаганду!».

Флоренский был арестован 21 мая. Осужденного священника выслали по этапу в восточно-сибирский лагерь «Свободный», где определили работать в научно-исследовательском отделе управления БАМЛАГа. В 1934 году его отправили со спецконвоем в Соловецкий лагерь особого назначения, где священник занимался проблемой добычи йода и запатентовал более десяти научных открытий. Спустя три года он был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян.

За время гонений на церковь под репрессии попали десятки тысяч священнослужителей.

По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, только в период с 1937 по 1941 год были арестованы 175,8 тыс. священников, из них 110,7 тыс. человек — расстреляны.

К весне 1938 года из 25 тыс. церквей в СССР осталось всего 1277 храмов, и 1744 храма оказались на территории Союза после присоединения к нему западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики. Среди снесенных храмов были и действительно знаковые места. Так, 2 июня 1931 года по распоряжению Сталина был предназначен к сносу Храм Христа Спасителя. На его месте планировалось строительство другого «храма» — огромного Дворца Советов, который должна была венчать грандиозная статуя Ленина. После первого взрыва Храм устоял, пришлось заложить второй слой взрывчатки. Впоследствии почти полтора года понадобилось только на разбор обломков. Строительство Дворца Советов, начатое в 1937 году, так и не было завершено из-за Великой Отечественной войны. Многие годы на месте взорванного Храма зияла пустота, а в 1960 году там появился бассейн «Москва». В конце 1994 года бассейн был снесен для восстановления Храма Христа Спасителя.

После революции печальная участь постигла и московский Страстной монастырь. Художники расписали стены антирелигиозными лозунгами, а в марте 1919 года туда переехал Военный Комиссариат. Одно время студенты «Коммунистического университета трудящихся Востока» соседствовали там с последними монахинями, отказывавшимися покидать свои кельи. Позже обитель передали Центральному Архиву, а в 1928 году в стенах бывшего монастыря открылся Центральный Антирелигиозный Музей. Страстную же площадь переименовали в Пушкинскую. Монастырь был полностью снесен в 1937 году «в целях антирелигиозной пропаганды».

Храмы продолжали закрывать вплоть до Великой Отечественной войны.

Советские власти частично пересмотрели свою позицию лишь после того, как стало известно, что немцы не препятствуют открытию храмов и на оккупированных территориях уже открыты 3732 церкви — больше, чем во всем Союзе.

Начальник Главного управления имперской безопасности Третьего рейха Рейнхард Гейдрих разослал указания высшим чинам СС и полиции безопасности, в которых указал следующее: «Против устремлений православной церкви распространить свое влияние на массы ничего не предпринимать. Напротив, всячески содействовать им, причем, изначально настаивать на принципе разделения церкви и государства и избегать единства церкви. Также не препятствовать образованию религиозных сект».

В 1943 году советское правительство продемонстрировало перемену в своем отношении к Русской Православной Церкви открытием Собора епископов и возведением митрополита Сергия в сан патриарха. Однако это не означало, что ситуация наладилась. Вскоре после первого полета человека в космос Никита Хрущев ухмыльнулся: «Гагарин в космосе был — бога не видел». Фраза стала девизом для антирелигиозных гонений в СССР. Не таких жестоких, как в 20–30-е годы, но зато более методичных, последовательных и масштабных. Храмы теперь реже взрывали, предпочитая превращать их в склады, овощебазы и даже пивные. Священников принуждали к «переходу в атеизм».

В 1962 году появилось два постановления ЦК КПСС, призванных к введению жестких мер для пресечения распространения религиозных идей среди детей и молодежи. Было выдвинуто предложение лишать родительских прав отцов и матерей, воспитывавших детей в религиозном духе. Родителей стали вызывать в школу и в милицию, требуя от них, чтобы они не водили детей в храм, в противном случае угрожая интернатом.

Наибольшее недовольство вызывала Пасха. Чтобы как можно меньше людей приходило в церкви, горожан стали выгонять на ленинские субботники, воскресники и массовые шествия с чучелами священников, которые потом сжигали. В этот день устраивались также антипасхальные лекции: детям рассказывали, что пасхальные гуляния плодят пьяниц и хулиганство. Колхозные бригады старались отправить на работу подальше в поле, а детей забирали на выездные экскурсии, за игнорирование которых родителей вызывали в школу. В Страстную пятницу — скорбный день для верующих, который надлежит провести в тишине — в школах нередко устраивали танцы.

Даже октябрят инструктировали перевоспитывать несознательных родственников, иначе — выговоры и испорченные характеристики. Чтобы вовремя «пресечь и искоренить», райкомы с парткомами отправляли на всенощные бдения свои рейды. Заслоны из педагогов, оцепления комсомольцев, отряды дежурных дружинников всю ночь стояли под церквями, вылавливая в толпах воспитанников и коллег.

Читать еще:  Кто убивает христиан сегодня?

В результате верующие стали исповедоваться к празднику заочно: записку со списком прегрешений человек передавал священнику через связных, а тот в письменной форме отпускал их или накладывал епитимью.

Поскольку действующих храмов оставались единицы, поход на всенощную превращался в целое паломничество.

Сдаваться не собирались ни верующие, ни священники. Так, в воспоминаниях известного реставратора Саввы Ямщикова сохранилась история о том, как архимандрит Алипий, наместник Псково-Печерского монастыря, демонстративно сжег бумагу о его закрытии на глазах «государевых посланцев». А потом повернулся к келейнику и произнес: «Лучше я приму мученическую смерть, но монастыря не закрою. Отец Корнилий, давай сюда топор, головы рубить будем!». Храм удалось отстоять.

В первые годы правления Михаила Горбачева официальное отношение советского государства к религии оставалось прохладным, однако правительство уже начинало постепенно склоняться к сотрудничеству с религиозными организациями.

Наиболее значительные изменения начались с 1988—1989 годов. В 1988 году Совет по делам религии при Совете министров СССР отменил норму о том, что молитвенные здания являются собственностью государства, в 1990 году был принят закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях». В 1990 году вышел закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», который разрешал факультативное изучение религии в общеобразовательных учебных заведениях, а также отменял какой-либо контроль за вероисповеданием граждан. В октябре 1990 года на основании этого закона был отменен Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви.

Какие конфликты возникали в русской церкви

Аввакум — это человек-крепость. Вот эта непоколебимость в вере, когда на костер пойду, но веру не предам, это нам всем завет стойкости. Представьте — 15 лет он провел в земляной яме, и где! — в Пустозерске, в вечной мерзлоте, в темноте, почти без еды. А потом был сожжен. Попробуйте 15 дней просидеть в обычной яме… Господь дал возможность, чтобы он оставил нам свое знаменитое Житие. И нынешнюю возможность — чтобы мы могли сейчас отметить его юбилей.

Мы никогда раньше даже подумать не могли, чтобы так широко отметить эту дату. Ни 100, ни 200 лет назад, ни 300 это было невозможно. Все эти годы были временем самых жестоких гонений. А теперь нас поддерживает и президент, и власти, в том числе и Москвы.

— А от кого исходила инициатива вашей встречи с президентом?

— От него. Да. И теперь, когда я приезжаю в мое родное Орехово-Зуево — а это старообрядческая Морозовская вотчина, первый вопрос: а как вы там с Путиным? Вот ты президенту-то скажи! Будто я чай с ним пью каждый вечер… Есть у нас дедушка Платон. Он и Брежнева ругал, и Ельцину доставалось, а нынешнего президента хвалит.

— Владыка, объясните, что такое старообрядчество сегодня? Сколько старообрядцев в России, в мире? Существуют ли духовные центры, где обучают священников для службы в старообрядческих церквях?

— Я бы проложил мостик к сегодняшнему дню из прошлого. Причиной трагического раскола XVII века стала непомерная гордость. Когда Никон решил стать вселенским патриархом, можно сказать, папой Римским, именоваться царским титулом Великого Государя. Введение трехперстия — это была идеологическая, духовная диверсия, расколовшая русский народ на две части. Историки пишут, что двуперстие было исконно русским, привнесенным с православием из Византии.

День памяти жертв политических репрессий 30 октября

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Трагедия первой половины 20 века коснулась судеб очень и очень многих граждан страны, попавших в жернова массовых арестов, выселений, расстрелов. Памятной датой послужили события 30 октября 1974 года, когда политзаключенные мордовских и пермских лагерей объявили голодовку в знак протеста против политических репрессий в СССР. С тех пор советские политзаключенные ежегодно отмечали 30 октября как День политзаключенного. Официально День памяти жертв политических репрессий впервые был отмечен в 1991 года в соответствии с постановлением Верховного Совета РСФСР.

За годы советской власти массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты миллионы человек. Временем Большого террора называют 1937-1938 годы, на которые пришелся пик репрессий. В 2012 году исполнилось 75 лет начала тех трагических событий, когда приступили к реализации приказа 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов». Так началась операция по борьбе с «врагами народа». Кадровая чистка коснулась партруководителей, хозяйственной, политической и творческой элиты. Судебный процесс в июне 1937 года над Тухачевским, Якиром и другими военачальниками стал сигналом для массовых репрессий среди военных. Пострадали свыше 40 тысяч человек, из рядов армии было «вычищено» 45 процентов командного состава как политически неблагонадежных. Армия подошла к войне практически обезглавленной. Трагедия ломала судьбы не только самих репрессированных, гонениям и притеснениям подвергались члены их семей. «Дочь» или «сын врага народа» становились несмываемым клеймом для детей репрессированных. Всего за годы Большого террора были осуждены 1,3 млн человек, 682 тыс из которых расстреляны.

Однако массовые репрессии проводились и до 1937 года, и после эпохи кадровых чисток. В 20-е годы жесточайшие меры предпринимались против крестьянского населения. За годы коллективизации было раскулачено более миллиона крестьянских хозяйств, около пяти миллионов человек высланы из родных мест на поселения.

В предвоенное время жертвами массового террора становились не только военачальники, партийное руководство и так называемые «кулаки». В бесконечном потоке репрессированных оказывались простые люди, собиравшие от голода колоски на полях или оставшуюся после уборки колхозную картошку. В лагеря попадали и за невыполнение нормы трудодней, нарушение трудовой дисциплины. Чтобы оказаться врагом народа, иногда достаточно было одного доноса. С особо жестокостью расправлялись и со священнослужителями, репрессировав более 200 тыс человек.

Происходило массовое выселение целых народов. Жертвами депортации стали чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, курды, корейцы, буряты и другие народы. 3,5 миллиона исчисляется количество репрессированных по национальному признаку с середины 40-х по 1961 год. Выселялись из Поволжья, Москвы, Московской области и других регионов лица немецкой национальности. Депортация коснулась 14 народов целиком и 48 — частично.

За годы советской власти массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты миллионы человек, причем точное количество пострадавших до сих пор не установлено. Только по сохранившимся документам в период с 1921 по 1953 год были репрессированы 4 млн 60 тыс человек, в том числе 799 455 приговорены к расстрелу.

Процесс реабилитации жертв политических репрессий начался с доклада первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС 25 февраля 1956 года. В 50-60-х годах были реабилитированы более 500 тыс человек. Во второй половине 60-х годов процесс реабилитации фактически прекратился и был возобновлен только к 90-му году, с подписанием указа президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов».

18 октября 1991 года был принят Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», который предусматривает восстановление в гражданских правах жертв репрессий, устранение иных последствий произвола со стороны государства, обеспечение компенсации материального и морального ущерба.

Процесс реабилитации распространяется и на иностранных граждан, подвергшихся репрессиям по политическим мотивам. Обращения о реабилитации поступают из более чем двадцати государств мира. Военной прокуратурой РФ реабилитировано более 15 тыс иностранных граждан.

Всего, по данным Генпрокуратуры, реабилитированы почти 800 тыс человек и пересмотрен 1 миллион уголовных дел. Среди реабилитированных более 10 тыс детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, ссылке или высылке.

В память о жертвах репрессий открыты мемориальные комплексы и памятники в Иркутске, Назрани /Ингушетия/, Тверской области /Государственный мемориальный комплекс «Медное»/, Ярославле, Смоленской области /Государственный мемориальный комплекс «Катынь»/, Казани /комплекс «Парк Победы»/, Горно-Алтайске, Владивостоке /аллея Памяти/, Артеме, Находке, Уфе, Махачкале, Архангельске, Волжском, Норильске /мемориальный комплекс памяти жертв «Норильлага»/ и других городах России.

В Москве и ближайшем Подмосковье в местах массовых захоронений жертв политических репрессий установлены памятные знаки: на Ваганьковском кладбище Московского / Донского/ крематория. На территории Бутовского полигона возведен Собор в честь новомученников. Памятный знак — Соловецкий камень — установлен на Лубянской площади. 29 октября 2007 года памятник жертвам политических репрессий открыт в подмосковном городе Бронницы.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector