0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Слово Патриарха

  • Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
  • 6 октября 2021 г. Слово Патриарха. О каноническом устройстве Церкви
  • 4 октября 2021 г. Слово Патриарха. О святителях Московских — Петре, Алексии и Ионе
  • 2 октября 2021 г. Слово Патриарха. Об искушениях
  • 2 октября 2021 г. Слово Патриарха. О встречах

Мораль и нравственность вместо страха и ненависти

Разрушив коммерческую мотивацию телевидения, можно создать эффективный инструмент народного просвещения

Проблема деградации телевидения и его разрушительного влияния на умы людей регулярно поднимается на самых различных уровнях. Можно сказать, она стала одной из традиционных, когда речь заходит о моральном и идейном состоянии российского (и не только) общества. Совсем недавно ее вновь поднял Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на встрече с депутатами Московской городской думы: «Посмотрите телевизионные программы, ведь все об одном и том же: измены, обман, деньги — тошниловка! А ведь мы в этом воспитываем наших детей!».

Фото: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Сергей Савостьянов/ТАСС

Предстоятель Русской Церкви считает, что пришло время принимать решения на уровне новой госполитики. «Наша культура, наше искусство должны снова вернуться к идеалу семейных ценностей. У нас есть прекрасные мастера — и режиссеры, и актеры замечательные, — так что можно делать прекрасные фильмы, которые будут захватывать человека и являть ему идеал. Если всем этим заниматься не будем, то и семьи не будет. А если семьи не будет — любви не будет. Тогда человек превратится в одинокое страшное существо, которое теряет разум всякий раз, когда ему что-то не понравится».

Все это звучит очень верно, но сами телевизионщики ссылаются на зависимость от так называемых долей и рейтингов. Цена за рекламу — основной доход телекомпаний — высчитывается, исходя из положения в рейтинге: примерно от 20 до 40 тысяч рублей за один пункт рейтинга. Этим показателям, завязанным на процент зрителей у конкретной передачи в конкретный момент времени от общего числа включенных телевизоров, сейчас подчинена вся работа телеиндустрии.

«У деятелей нашего телевидения существует одна задача — заработать как можно больше денег. Поэтому и получается телевидение, в котором нет ни нравственности, ни морали», — считает протоиерей Димитрий Смирнов. По сути отец Димитрий прав, но вот что сделать с этим — пока неясно. По данным агентства медиаисследований «TNS Россия», среднесуточная доля того же телеканала «Культура» («Россия К») мизерно мала — всего 1,8 процента зрителей и 15-е место в общем рейтинге. Он уступает не только центральным телеканалам, но и совсем недавно запущенной детской «Карусели», и спортивному «Матч ТВ», и киношно-сериальным «Домашнему», и «ТВ-3».

Протоиерей Димитрий Смирнов

Тележурналист и продюсер Алексей Шахматов, идейный оппонент Смирнова, полагает, что «человек — потребитель всего того, что потакает его низменным инстинктам. И бизнес на это ориентируется. Рейтинги — это человеческое внимание. Зритель — как маленький ребенок, который перекармливает себя сладким для того, чтобы потом заработать диабет и умереть или плохо себя чувствовать. Но вопрос здесь — а что вы противопоставили этому бизнесу, что вы противопоставили этой тошниловке?»

Тележурналист и продюсер Алексей Шахматов

Директор информационно-аналитического агентства «Русь Православная» Константин Душенов в разговоре с +Царьградом+ высказал мнение, что государство должно принять сразу наиболее радикальные меры: «Цензура — вещь просто необходимая. Во-первых, от нее избавиться невозможно в принципе — она всегда существует, в любом случае, и в либеральных СМИ еще, может быть, ярче и заметнее. При общении с большой массой зрителей, слушателей, читателей всегда возникает аппарат, где некто определяет — вот этот человек будет говорить, а этот не будет; вот эту тему мы будем поднимать, а вот эту не будем. Просто нужно этот аппарат цензурный легализовать».

Возможным оппонентам из либерального крыла у Душенова уже готов ответ. Сама по себе цензура не может быть опасна (коль скоро она в любом случае существует, только негласно), опасным может стать ее бездумное или чрезмерное применение. «Нож в руках убийцы — это зло. А хирург этим же ножом спасет человеку жизнь. Весь вопрос, в чьих руках находится инструмент», — напомнил эксперт.

Директор информационно-аналитического агентства «Русь Православная» Константин Душенов

Однако цензура — это инструмент хоть и проверенный веками, но устаревший. Искусственное ограничение информационного поля приведет к тому, что люди начнут искать непроверенные факты в соцсетях (которые уже стали одним из самых эффективных инструментов пропаганды среди молодежи), а «политические шоу» по старой советской традиции будут устраиваться на кухнях.

Пока же с телевидением происходит любопытная метаморфоза. По-настоящему популярны лишь новости (лидируют по традиции «Время» и «Вести»), сериалы («Лестница в небеса», «Морские дьяволы», «След») и ток-шоу (абсолютный лидер — детский «Голос», затем идет «Пусть говорят»). Спрос на аналитику тоже высок, но, очевидно, зависит от инфоповода. Так, например, по данным TNS, «Поединок» с Владимиром Соловьевым скатился с 3-го места в рейтинге за прошлую неделю до 8-го на этой.

Наиболее популярные программы 04-14.04 среди зрителей старше 4 лет, по данным TNS

«Телевидение — это ментальная водка. Как развлечение оно конкурирует с приятным дружеским разговором, либо с застольем с бутылочкой. И как правило, наш человек — чем проще, тем ближе к телевизору. Чем он проще, тем он больше верит телевизору. Это мы с вами, телевизионщики, телевизор не смотрим. А федеральные каналы смотрит вся страна», — утверждает Алексей Шахматов.

Неправ он в одной принципиальной вещи. Телевизоры действительно включены, и агентства, подсчитывающие рейтинги и доли для рекламы, могут быть спокойны. Только вот сегодня телевизор по сути и не смотрят — он стал фоном.

«Самая большая зрительская аудитория — та, которая не смотрит телевизор, а он просто у них включен. Как некий фон, — говорит Димитрий Смирнов. — Вся реклама, которая ритмично повторяется, все равно доходит до сознания. Содержание не важно — важно, чтобы реклама прошла. А она зависит от того количества включенных телевизоров, которые, может быть, никто и не смотрит».

Отец Димитрий объясняет это явление тем, что все ток-шоу и сериалы стали однотипными, персонажи и герои — плоскими, диалоги — самыми примитивными, и зрителю достаточно краем глаза просто следить за общей фабулой. Но есть и другие причины.

Мир изменился с того момента, как создавались основные форматы для ТВ. Само телевидение изменилось, и попытки играть на самых примитивных и низменных животных инстинктах, легко укладывающихся в список семи смертных грехов, — это признак агонии нынешнего телевидения.

Это раньше зритель волновался за вечерний киносеанс, вся семья собиралась у экрана, потому что иной фильм нигде больше не посмотришь, разве что на какой-нибудь три раза перезаписанной кассете в жутком качестве и с дрянным переводом. Люди уже не готовы подстраиваться под эфир, а предпочитают нужную передачу посмотреть либо в текстовой трансляции на официальном сайте, либо скачав запись оттуда же, либо на «Ютьюбе».

Телевидение остается фоном для утренних сборов на работу, для праздничного застолья в компании, для домохозяйки, моющей полы и гладящей белье. Кто и зачем смотрит ток-шоу, которые сейчас занимают почти весь эфир во всем мире, понять трудно. Видимо, те же домохозяйки и пенсионеры, которым просто нужен голос в соседней комнате.

Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Отсюда и убогая телепрограмма, которую невозможно смотреть (она для этого и не предназначена), и почти полное отсутствие «нормальных» фильмов. Нормальные фильмы все давно смотрят в удобное время в записи с компьютера.

Читать еще:  Хеллоуин: чего любители праздника чаще всего не понимают

Последние искренние фанаты телеэфиров — пиарщики, которым не терпится увидеть выступление своего спикера и внести его в недельные отчеты. А также «сериальщики», которые считают своим долгом ознакомиться с новой серией минута в минуту с ее официальным выпуском. Но и сериальная отрасль теряет очки. Возьмем пример уже не российский — британский. Последнюю серию одного из самых популярных в мире сериалов «Шерлок» смотрели 7 миллионов британцев. Не так уж много для страны с населением 64,7 миллиона человек. Так что агония агрессивного и потребительски ориентированного телевидения — общемировая тенденция.

Димитрий Смирнов негодует: «Вместо того чтобы собрать экспертов и в спокойной, доверительной, интеллигентной беседе все объяснить и рассказать — в ток-шоу действо каждый раз доводят до ора. Более того, когда ора не получается — за кулисами науськивают. На первый план выходят животные, абсолютно отвратительные инстинкты. По привычке люди обращаются к телевидению, чтобы понять, как им воспитывать детей и подростков. Но телевидение не дает ответа, там не воспитывают, не учат благородству. Патриотизму — пытаются учить, потому что такая задача ставится государством. Но как ведет себя этот патриот?»

Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Отец Димитрий сетует на то, что в кадре постоянно курят, выпивают, сквернословят. Якобы для того чтобы привлечь зрителя, но на самом деле это никого уже не привлекает. Со всем этим, по словам священника, «нужно бороться, как с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим. +Царьград+).

Идти, по его мнению, нужно от противного. Если людям понятнее язык отвратительного — нужно говорить о вреде и мерзости абортов, например, чтобы отстаивать процедуру-убийство не приходило в голову никому. Конечная задача — пропагандировать крепкую многодетную семью. А вместо сериалов, например, экранизировать классические литературные произведения, как это уже делали в некоторых странах, «давать образцы великого».

«С помощью телевидения, этого гениального русского изобретения, мы можем в каждом кишлаке поднять интеллектуальный уровень на небывалую высоту, — уверен отец Димитрий. — И это вполне реально. Если мы будем заниматься новым поколением людей, только что родившихся, то через 20 лет у нас будет высокоинтеллектуальный народ. А если мы этого не сделаем, то и вырастут только поедатели тошниловки».

Совместимы ли нравственность и телевидение

Съезд кинематографистов обратился к президенту РФ с просьбой улучшить… качество телевидения: обращение зачитал режиссер Евгений Герасимов, а Никита Михалков предложил создать комиссию по вопросам нравственного содержания телепрограмм.

Когда каких-то конкретных вопросов нет, или они уже решены, или их боятся задать – предлагают создать комиссию или комитет по абстрактным вопросам. Комитет по вопросам любви или комиссия по делам согласия.

Но комиссия по нравственности – вдвойне удивительное явление.

Ей-богу, не вру – я до сих пор не знаю определения нравственности. Есть только что-то внутри – глубоко личное, интимное, едва уловимое, которое не формулируется вслух. Поэтому я посмотрел в поисковую систему, нашел определение. «Нравственность есть принятие на себя ответственности за свои поступки. Поскольку, как следует из определения, нравственность основана на свободной воле, нравственным может быть только свободное существо. В отличие от морали, которая является внешним требованием к поведению индивида, наряду с законом, нравственность есть внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести».

То есть, как я и догадывался, нравственность – это нечто сугубо личное, и возникает она и укрепляется от внутренней работы в человеке, а не из-под палки. «Внутренняя установка индивида действовать согласно СВОЕЙ совести».

В этом смысле словосочетание «комитет по нравственности» выглядит довольно комично – это получается «комитет по деланию людей индивидуумами, которые действуют согласно своей совести».

Мой коллега Михаил Бударагин, по поводу разборок прошлым летом с телеканалом «2×2», который тоже обвиняли в безнравственности, сказал как-то: ну, финансовые разборки у вас, имущественные споры, ну политика, наконец, – да ради бога. Только не приплетайте вы по любому поводу нравственность, оставьте вы ее в покое – ввиду многозначности и неуловимости самого понятия. А то от частого повторения – «нравственность, нравственность» – совсем ее смысл потеряется.

Он был прав, Михаил: сегодня слово «безнравственность» – как только оно появляется в качестве обвинения кого-либо или чего-либо – для понимающих людей означает одно: значит, ребят хотят съесть с потрошками и в ход пошла тяжелая артиллерия. Если утром была нравственность, то вечером будет генеральная прокуратура.

Соединение же понятий «телевидение» и «нравственность» – это уже вообще полный абсурд. Это все равно что говорить «туалет должен быть нравственным». Сравнение ничуть не хромает. В туалет ходят все, и телевизор смотрят все. В туалет ходят известно зачем. Телевизор тоже нужен, как знают даже дети, не для того, чтобы людям было хорошо, а чтобы люди смотрели рекламу – иначе они ничего лишнего не будут покупать. А если они не будут совершать лишние траты, рухнет ни много ни мало – экономический фундамент мира.

Телевизор и критиковать, и порицать, и пугать дубьем закона – нужно и необходимо. Но требовать нравственности от того, что было задумано как туалет, тоже абсурдно. Во-первых, нравственность – как мы уже выяснили – индивидуальная установка. Не может быть коллективной нравственности. И тем более – насильной. Во-вторых, как можно требовать от волка, чтобы он не ел мяса? Стрелять, угрожать, строить заборы и устраивать облавы против волка нужно и можно – но еще никому не приходила в голову мысль заняться нравственным перевоспитанием волка. Это может произойти в единственном случае – если волк сам придет к этой мысли, что он хочет стать нравственным.

Кроме того, к слову нравственность всегда странным образом примешиваются какие-то левые понятия. Например, какая связь может быть между нравственностью и «позитивом на экране» (на отсутствие которого сетовал режиссер Герасимов)? Под словом «позитив» у нас обычно имеют в виду лакировку действительности – какое же, спрашивается, это имеет отношение к нравственности?

Прочтем внимательно текст обращения Союза кинематографистов (СК) к президенту РФ, зачитанный на съезде режиссером Е. Герасимовым.

«Мы убеждены в том, что атмосфера вещания основных программ должна быть на высоком художественном уровне, а герои нашего времени – прежде всего, образцами для подрастающего поколения. (…) В рамках либеральной модели СМИ, доминирующей там, ныне превалирует одуряющая зрителя продукция, низкопробные сериалы и реалити-шоу на грани порнографии. (…) Сегодня на телевидении торжествует корпоративный интерес и по-прежнему правят бал «Дом-2» и телесериалы из жизни воров и проституток».

Господа из СК, вероятно, давно не смотрели телевизор. Во-первых, смею их уверить, на российском телевидении сегодня нет ни одного сериала из жизни воров и проституток. Мало того – сериалов из жизни проституток не было даже в 90-е годы – были только отдельные фильмы, как «Интердевочка». А вот о ворах – правда, были сериалы. Причем делали их те же режиссеры, которые сегодня делают сериалы про спецназ и спецслужбы РФ. С теми же актерами, сценаристами и прочими. Причем многие из этих людей сидели в зале, где проходил нынешний съезд СК. И все знают этих людей в лицо.

Про проституток на телевидении есть только милицейские сводки, почти ежедневно – о том, как очередных украинских, молдавских и прочих девчат отлавливают на различных кольцах и трассах Москвы и сажают в воронок. Во всяком случае, едва ли можно упрекнуть телевизор в пропаганде проституции – скорее, наоборот.

И «правят бал» на экране давно уже не телесериалы «из жизни воров», а, напротив, телесериалы из жизни доблестных борцов с ними – работников силовых структур. В этом смысле на телевидении как раз все тип-топ: на всех каналах сплошные курсанты ходят строем, и жены провожают куда-то своих мужей на борьбу со злом, и сплошные силовики ловят, раскрывают, «ныряют, прыгают – с ума сойти», как пел В. Высоцкий. То есть в смысле «положительных героев» на телевидении у нас опять все в порядке. Очень позитивно, почти как 25 лет назад. И на все это боголепие приходится всего один «Дом-2» – вещица, конечно, отвратительная, но запретят его – и тогда никаких половых отношений на экране не останется вовсе, а останутся только отношения силовые и уставные.

Читать еще:  КОСМОС КАК ДОРОГА К БОГУ

Впрочем, более всего меня взволновала другая фраза из обращения кинематографистов. О том, что «ошибки, обусловленные политикой нашего телевидения, уже можно наблюдать в жизни – это и пивной алкоголизм, и стремление значительной части молодежи, особенно в провинции, делать жизнь проститутки или бармена».

То, что некоторые девушки желают «делать жизнь проститутки», – это и вправду заслуживает порицания. Но вот по поводу бармена – это вы меня извините.

Члены СК плохо разбираются, оказывается, в жизни провинции. Во-первых, если в провинции есть бармен – значит, есть и бар. А бар – это признак цивилизации. Это значит, по крайней мере, что люди не на улице бухают или в подворотне. А еще – это важный социальный показатель: если есть бар, значит жизнь в провинции струк-ту-ри-ро-ва-на. Надо ли говорить, что при наших российских расстояниях бар вместе с заправкой и автостоянкой порой являются единственными очагами культуры в радиусе 700 километров? И в этом смысле, кстати, сериал о бармене в провинции – который спасает людей и поддерживает хрупкую гармонию мира – был бы на порядок правдивее, чем сериал о честном милиционере в исполнении Сергея Безрукова. Жаль только – нет таких сериалов.

И потом: с каких это пор профессия бармена опять стала «плохим примером»? Если кто не в курсе: бармен – этот тот, кто наливает и делает это вовремя и без обмана. Другое дело – хорошего бармена даже и в Москве трудно сыскать – но, в принципе, это очень нужная и важная профессия. «Бармен – это гуманизм», сказал бы я, перефразируя название программной статьи Сартра. Бармен – это единственная порой преграда между твоим собственным адом, внутренним – и внешним, адом действительности. Чтобы не произошло разрушительной реакции – чтобы эти два ада не соединились, – и нужен порой бармен, ох как нужен, и я завидую тем, кто этого не знает.

И только по поводу пропаганды «пивного алкоголизма» можно было бы согласиться с членами СК – но почему-то они в своем обращении к президенту не призывают отменить рекламу алкоголя на ТВ. Вот бы члены СК в трудный для страны час попросили государство убрать пивную рекламу из телевизора – я бы тогда аплодировал им стоя! Но все мы прекрасно понимаем, что этого не случится никогда – потому что за этим стоят такие люди… такие деньги… ой, я лучше не буду дальше.

Вот комитет по нравственности – другое дело. Это безобидно и современно. Его на деньги от рекламы пива в том числе и создадут – они же там, комитетчики, должны будут заседать, а значит, им постоянно нужны будут чай, кофе, вода, а значит – понадобятся машины, кондиционеры, грузчики, официантки, бармены, опять же…

И только в одном можно согласиться с инициаторами обращения: с тем, что на ТВ «ныне превалирует одуряющая зрителя продукция (…) на грани порнографии». Это верно сказано. Многое из того, что мы видим в последнее время по телевизору, сделанное руками в том числе и самих членов СК (актеров, режиссеров, сценаристов), в художественном смысле иначе как порнографией не назовешь. Но для борьбы с низким художественным уровнем нашего кино, как мы понимаем, и собирался на днях съезд кинематографистов в Москве? Именно ведь для этого он и собирался, как мы догадываемся, а не для чего-либо другого, ведь так. И надеемся, что судьбоносные решения этого съезда – они существенно повысят общий уровень нашей кинопродукции. Он, этот уровень, и сегодня уже достаточно высок – высок настолько, что у делегатов даже есть время и возможность обсуждать на съезде кинематографистов проблемы нравственности… на телевидении. (Вот она, причина плохого качества нашего кино – телевизор виноват!) Причем они не сами хотят в этом разбираться – а хотят ПОПРОСИТЬ об этом президента!

Вдумайтесь: «Участники очередного, чрезвычайного съезда Союза кинематографистов намерены обратиться к президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой принять меры по улучшению качества телевизионных программ в стране».

…А к самим себе вы не пробовали обратиться с такой просьбой? Для начала?

Словом, он не зря собирался, этот съезд, ох, не зря. Председатель остался прежний, с одна тысяча девятьсот девяносто седьмого года. Важные задачи поставлены Союзом кинематографистов перед обществом, телевидением, страной, президентом. Все за работу, товарищи.

В своем интервью Юлия рассказала об информационном шуме, который нас окружает, и о том, что побеждает тот, кто громче кричит и выше задирает подол. Мы живем в карнавальной культуре Гангартюа и Пантагрюэля, которая активно обращается к телесному низу. Есть попытки прорастить собственный кинематограф, прорвавшись сквозь голливудские завесы, но для финансирования качественных проектов необходимы совместные усилия, как частные, так и государственные. Юлия рассказала, о каком канале мечтала бы сама, о тех фильмах, которые хотела бы видеть на экране. Всем хочется добротного, красивого, дорого снятого российского кино. Юлия уверена, что со временем так и будет.

Тотальная мораль

Телевидение — один из централизованных способов определения текущего времени — Википедия

Телевидение — самая популярная тема в СМИ после вопроса о том, «когда кончится кризис». На поверку печатная информация о телевидении состоит из программы передач и дискуссии о нравственности голубого экрана. Особое место в полемике занимает «возрождение морали», в том числе — на ТВ.

С похвальным рвением ТВ высказывается о собственной нравственности — устами телеведущих и гостей. Промежутки между рекламой коротки. Люди на экране лишены возможности детально обсуждать «возрождение морали». Поэтому обоснование возложено на прилагательные: «общечеловеческая мораль», «религиозная мораль»… Предложено слепо верить, что наличие этих прилагательных гарантирует качество предмета.

Очень обидно, когда известные люди обвиняют поголовно всё общество в безнравственности. Да, не все из нас считают себя образцом добродетели. Совсем немногие полагают себя аморальными. Находятся даже отдельные субъекты, открыто признающие себя подонками. Но имеет ли право тот, кто обвиняет нас в безнравственности, считать себя эталоном душевной чистоты?

Не стоит заблуждаться насчёт простоватой наивности рассуждений телевещунов о том, что мораль должна быть именно такой, а не иной.

Хотите ли вы тотальную мораль? Для начала стоит разделить этику писаных кодексов и нравственные принципы, продиктованные самосохранением. Это такие же разные понятия, как личная нравственность и общественная мораль. Что заметно на примере самого ТВ.

ТВ мало кому нравится в его нынешнем виде. Но оно не зависит от мнения общественности. Перенос времени показа пошлейшего телешоу «» равносилен прописыванию витаминов больному чумой. Диагноз очевиден: ТВ не отвечает нравственным принципам отдельных зрителей, но абсолютно соответствует общественной морали. ТВ изменится, когда изменится общество. Не приняв эту аксиому, мы обречены до конца эры разума изучать «Кафку во плоти»: почему лично нравственные люди рулят общественно безнравственным телевидением? Законы не действуют. Указы о «возрождении морали» на ТВ — пародия на эдикты кардинала Ришелье о запрете дворянских дуэлей.

ТВ — зеркало времени. И нечего на зеркало пенять, коли время кривое.

Читать еще:  Константин МАЛОФЕЕВ: "ОБЩЕНИЕ РЕБЕНКА С КОМПЬЮТЕРОМ НЕЛЬЗЯ ПУСКАТЬ НА САМОТЕК"

Не существует единой нравственности в разорванном обществе. Когда углубляется пропасть между богатыми и бедными. Когда две сотни этнических групп рвут на части общую историю России, «возрождая» каждая по отдельности собственную мораль. Когда религия становится оружием массового поражения.

Редко когда на ТВ проскальзывает признание очевидного факта, что у каждого времени — своя мораль. Тому пример — серия телефильмов о юбилее договора Молотова-Риббентропа в контексте реальной военно-политической ситуации. мы услышали признание ТВ в том, что договор соответствует нравственным принципам того времени!

Не существует морали вообще. Есть мораль времени. Мы приспосабливаемся к конкретным жизненным обстоятельствам. Программа телепередач — наш текущий моральный кодекс.

Страницы истории залиты кровью и мокры от слёз. Кровь лилась в соответствии с текущим представлением о чести и совести. Слёзы лили люди, оплакивая бессилие перед принципами действующей модели морали. С мечом в руке бытие определяло сознание: «И пошёл Иисус и все Израильтяне с ним из Македа к Ливне, и воевал против Ливны; и предал Господь и её в руки Израиля, и взяли её и царя её, и истребил её Иисус мечом и всё дышащее, что находилось в ней: никого не оставил в ней» (Ветхий Завет).

Идеализация прошлого очень годится для воспитания подрастающего поколения. Попытка использовать идеализированную модель прошлого для управления взрослыми людьми даёт известный результат. От призыва к «возрождению морали» — один шаг к призыву создать идеальное общество. Самый действенный способ утверждения «нового порядка» — физическое истребление его противников. Практические примеры: построение коммунизма и тысячелетнего рейха в отдельно взятых странах. Я не сравниваю идеи, я говорю о практике.

Телевидение отчаянно старается представить нам прошлое России в идеализированном виде. И здесь оно успело наворотить дел.

Досоветский период представлен телевидением как эпоха полной моральной гармонии. Народ в чистых косоворотках ломает шапки у дворцовых ворот и не нарадуется на благородных господ. Господа образованны, великодушны и поют романсы о любви.

ТВ перестаралось, внушив молодому поколению граждан России глупейшую мысль об их поголовно дворянском происхождении. Сегодня верхом неприличия считается иметь в роду батраков. В толпе участников телевизионных ток-шоу не протолкнуться между князьями и графьями. Понятно, что под картинку в духе приторного сериала «Бедная Настя» о безоблачных отношениях крепостных рабов и господ-крепостников по ТВ отлично идёт текст о «возрождении морали». Как не возродить такую милую этику, такие милые отношения на фоне дивных интерьеров баронских усадеб!

Я не верю в наследственное благородство. Так же как и в профессиональную добродетель. Мои давние предки — крепостные крестьяне — всей деревней были проданы монастырю. Как скот. Монахи и обращались с дарёными людьми как со скотом. Я не виню монахов: их совесть соответствовала времени. Аки скотами владели они соотечественниками и единоверцами. В давней телепередаче Церковь в лице одного из иерархов всё объяснила: время было такое! Потому Церкви незачем каяться в грехе рабовладения. Какой ещё грех! Время виновато…

Закономерен вопрос: мораль какого времени предлагают возрождать телеглашатаи? Шестнадцатого века? Или ещё раньше? Когда он был, этот «расцвет нравственности»? Что за мичуринцы удумали привить сегодняшнему дню этику прошлого? Замаячила зловещая тень евгеники…

Не бывало на Руси нравственности вообще. Есть мораль групп, разделённых положением и состоянием. Единственное, что периодически объединяло общество, пропитанное взаимной ненавистью, — появление общего врага.

В одном давнем фантастическом романе президент США, чтобы сплотить бунтующую страну, организовал имитацию вторжения в страну инопланетян. Погибло множество людей. Нация сплотилась вокруг главы государства.

Сегодня телевидение изобрело более действенный способ обуздания общественных волнений. Нам предложен обширный ассортимент «врагов нации». Но мы боремся не с ними, а друг с другом, сходясь в ожесточённых спорах: какой враг настоящий? Телевидение с превеликой охотой предоставляет под эти словесные баталии свою трибуну. Так, в бессмысленных спорах, мы коротаем время, променяв мораль реальной борьбы на выхолощенные споры о «нравственном возрождении».

Столь же рьяно ТВ поспешило объявить советский период временем поголовного безверия. Отлучённый от веры народ заполнял досуг крайне бездуховно: не то строил, не туда летал и не тому учился. И постоянно репрессировал, депортировал, изолировал…

Так зачем же столь неистово требовать от нас морального «возрождения», зная, что мораль всегда соответствует времени?

А затем, что очень мудро призывать к изменению общества через изменение нравственности, а не наоборот. На телевидении не дураки сидят. И отлично понимают разницу между благими намерениями и подрывной деятельностью. Призывами общество не изменишь. Да здравствует трёп! Но если общество изменится, тогда телевидение ждёт Большой Санитарный День. От этой мысли «останкинских» пробивает мороз в области копчика…

Вот в чём причина живучести нынешнего ТВ: оно действует в рамках текущей общественной морали. Изменить его можно единственно путём изменения общества. Поэтому ТВ безмятежно, как сытый удав: революции не происходят исключительно ради перемен в СМИ.

В поисках универсальной модели управления людскими душами один лагерь предлагает «возрождать мораль», другой навеки предан «общечеловеческим духовным ценностям». Принципиального различия между первыми и вторыми нет. В речах тех и других фигурирует один и тот же набор: мир (вообще), любовь (вообще), свобода (вообще).

Но есть народы, для которых мир — это когда нет других народов. Любовь — самое эгоистичное из чувств. Свобода — вопрос не духовный, а имущественный. Оказывается, объявленные «ценности» не сближают, а разделяют человечество.

Вот и получается, что как ни верти, а общечеловеческие ценности (в порядке значимости) — вода, еда, тепло, продолжение рода. То, что дорого всем без исключения и толкуется однозначно.

Отличная передача ТВЦ «Только ночью» была посвящена вопросам духовного и материального в жизни человека. Некая дама в полемическом запале заявила, что «без еды можно обойтись, а без духовности — никак». Такое можно сказать только на сытый желудок. Просто не стоит делать культа ни из того, ни из другого. Пока же теленовости преподносят нам страшненький парадокс от забастовщиков: «Мы устроили голодовку, потому что нам нечего есть».

Отказавшись от свободной охоты и людоедства, мы выбираем власть, доверив ей заботу об избавлении нас от жажды, голода, холода и создании условий для сохранения потомства. Поняв, что со всеми этими задачами она справляется плохо, власть выдала телевидению лицензию на убийство человеческой души через демонстрацию насилия, растления и унижения.

Телевидение — отличный иллюстратор времени. Но из массы примет времени ТВ выбирает самые мелкие, суетливые, никчёмные, пустые. И таких же пустых, никчёмных людишек назначает символами времени. Людишки суетятся на экране, производя шум, стремясь не оставить след, а наследить.

Что делать нам, по эту сторону экрана? Не «возрождать мораль» тотальным манером. Не оскорблять тех, кто не нуждается в усовершенствовании его нравственности. Телевидение имеет шанс реабилитировать себя в глазах общества, если конкретно укажет, чью мораль надо «возрождать». Если ударит в конкретный адрес, без фантазий о пользе евгеники для повышения народной добродетели.

Общество не изменит «возрождённая мораль». Придётся искать и находить себя в рамках текущей морали и при этом не терять лицо. Строить другую экономику, другую политику, добиваться строжайшего соблюдения закона. Заботиться о тех, кто рядом.

Покиньте интернет-форумы — анонимный чемпионат по переливанию из пустого в порожнее. Выключите телевизор на некоторое время. Действуйте. Начните с собственного дома. Выгоните пьяниц с детской площадки. Вычислите хама, бросающего окурки из окна. Узнайте номера квартир, превращённых в общаги нелегалов. Найдите занятие для подростков во дворе. Потеряв работу, объединитесь с такими же, как вы, и откройте собственное дело.

Установите порядок в доме. Затем — на улице.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector