0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Приход и община — церковная повседневность глазами социологов

Приход и община — церковная повседневность глазами социологов

Вышла книга «Приход и община в современном православии: корневая система российской религиозности»

Недавно в издательстве «Весь мир» вышла книга «Приход и община в современном православии: корневая система российской религиозности». Ее авторы — старший научный сотрудник Научного центра международных исследований (Centre d’études et de recherches internationales, CERI) при Парижском Институте политических наук (Sciences Po) Кати Русселе (Kathy Rousselet) и профессор РГГУ, исследователь Центра изучения религий Александр Агаджанян. Эту книгу обязательно стоит прочесть.

Книга «Приход и община в современном мире» — сборник научных трудов, но ознакомиться с ним будет интересно и людям, не являющимся специалистами. Тексты сборника читаются легко и статьи не перегружены терминами. Верующим людям будет интересно увидеть свой мир со стороны глазами исследователя и узнать об особенностях приходской жизни в разных уголках России и других регионах, а неверующим будет интересно познакомиться с приходской жизнью изнутри. Может быть, этот интерес станет для кого-то перовым шагом на пути в храм.

Эта книга — результат совместного проекта, в котором приняли участие специалисты из России, Франции и Германии и Болгарии. В сборник вошли материалы, полученные в ходе исследований, проведенных в разных областях России. Авторы рассматривают особенности становления православных религиозных общин, взаимоотношений священников и мирян, взаимодействия прихожан друг с другом и окружением. Речь идет о корневой системе российской религиозности, именно такой подзаголовок выбран для книги. Корни — определяющая часть системы, но она скрыта от глаз, и ее изучение — дело кропотливое и долгое. Исследователей интересовала повседневная жизнь русского Православия и развитие этой традиции в ХХ веке после распада Советского Союза.

В России возрождение интереса к приходской жизни произошло в начале ХХ века, но традиция этих исследований, едва возникнув, вскоре прервалась. В связи с историческими катаклизмами вскоре изменился и ушел с общественной сцены и сам предмет изучения. В советское время религиозная жизнь находилась под спудом, но, тем не менее, и тогда шли очень интересные дискуссии о религиозной жизни, о которых мы начинаем узнавать только сейчас из архивных документов.

Кстати сказать, на сегодняшний день российских исследований, посвященных религиозной жизни, не так много. Среди них можно выделить диссертацию Арины Тарабукиной «Фольклор и культура прицерковного круга», в которой автор подробнейшим образом описывает систему взглядов и ценностей и оценок, сложившуюся у наших современников на приходском уровне. Очень интересна работа Валентины Чесноковой «Тесным путем», посвященная процессу воцерковления населения России в конце ХХ века. Автор этого исследования анализирует становление приходов в период возрождения церковной жизни. Автор книги «Русская Православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы» Николай Митрохин рассматривает Церковь с точки зрения структуры, иерархии и церковно-государственных отношений, но и в его работе тоже есть главы, посвященные приходской жизни. Вот так в общих чертах выглядит научный ландшафт, на котором появилась книга, ставшая предметом разговора.

Чтобы увидеть жизнь общины изнутри, исследователю, человеку внешнему, нужно провести в этой среде достаточно долгое время. Немецкий антрополог Детелина Тошева больше года прожила в Ленинградской области, изучая жизнь трех небольших местных приходов и их непростые взаимоотношения.

Но не всегда исследователи изучают приходскую жизнь сугубо извне. Авторы работы «Портрет одного молодежного прихода при университетском храме» Ольга Свешникова и Ирина Пучкова сами являются прихожанами Татианинского храма в Омске, жизнь которого они исследовали. Кстати, такой метод имеет давние исторические традиции, авторы первых зарубежных исследований были католиками и изучали мир, который им был привычен и близок, а секуляризация социологии произошла значительно позже.

Объектом исследования Ирины Семеновой-Тянь-Шанской-Байдиной стал православный приход в Казани и особенности формирования православной субкультуры в мусульманском окружении. Француженка Кати Русселе, изучавшая в России аспекты отношений священников и мирян, а именно — послушание и благословение, взяла множество интервью у священников и прихожан из разных епархий России. Иногда (но, далеко не всегда) чтобы получить интервью, ей самой приходилось брать благословение у правящего архиерея.

Так в чем же разница между терминами «приход» и «община?» Авторы исследований, вошедших в сборник, не дают единого ответа на этот вопрос. На обложке сборника изображена Чаша. Евхаристия — это то, что объединяет православных христиан, но члены одной общины далеко не всегда бывают прихожанами одного храма.

В одной из статей книги приводится довольно парадоксальный случай, когда в храме, в котором два года не было священника, община продолжала существовать, сплотившись вокруг неформального лидера — церковного старосты. Жизнь этой общины описана в статье Романа Поплавского «Приход Св. Николая Чудотворца в ожидании настоятеля».

Другой возможный вариант осмысления терминов «приход» и «община» основан на сочетании коллективного и индивидуального. В этом понимании общиной можно считать некую сплоченную группу прихожан, где «все свои», а приходом — более открытую. Ольга Брестская в своей работе рассматривает два белорусских прихода, находящихся неподалеку друг от друга, один из них — общинного типа, с тесными и давними связями между людьми, а другой — более индивидуализирован, открыт для новичков и людей, которые не стремятся к общинной солидарности и «удовлетворив свои религиозные потребности» (звучит — ужасно, но по сути — верно), уходят сразу после службы.

Заметим, что социологический подход к исследованию религии не предполагает, что некоторые из вариантов общинной жизни являются более «правильными» по отношению к другим. Исследователи могут обозначить лишь некоторые крайние точки, например, после смерти или ухода лидера община часто распадается, но если большинство ее членов после этого перестают ходить в какой бы то ни было храм, возникает вопрос, была ли цель их пребывания в общине религиозной или сугубо социальной.

Социологический подход позволяет обсуждать непростые вопросы современного Православия, например вопросы субординации и роли священника в общине. С одной стороны, батюшка должен быть духовным лидером, а с другой — он может быть в одночасье переведен в другой храм и даже в другой район, с этим связана некоторая специфика его служения. Благо или зло в таком случае харизматический лидер и насколько далеко могут простираться границы его харизмы — вопрос дискуссионный. Как показал опыт Кати Русселе, дискуссионными могут становиться даже такие, казалось бы, бесспорные вещи, как послушание и благословение, потому что выяснилось, что под этими словами в разных приходах понимаются очень разные вещи.

Читать еще:  РАССЕРЖЕННЫЙ ГРАЖДАНИН ИЛИ ГРАЖДАНИН НЕБА?

Приход и община – церковная повседневность глазами социологов

Недавно в издательстве «Весь мир» вышла книга «Приход и община в современном православии: корневая система российской религиозности». Ее авторы – старший научный сотрудник Научного центра международных исследований (Centre d’études et de recherches internationales, CERI) при Парижском Институте политических наук (Sciences Po) Кати Русселе (Kathy Rousselet) и профессор РГГУ, исследователь Центра изучения религий Александр Агаджанян. Эту книгу обязательно стоит прочесть.

Книга «Приход и община в современном мире» – сборник научных трудов, но ознакомиться с ним будет интересно и людям, не являющимся специалистами. Тексты сборника читаются легко и статьи не перегружены терминами. Верующим людям будет интересно увидеть свой мир со стороны глазами исследователя и узнать об особенностях приходской жизни в разных уголках России и других регионах, а неверующим будет интересно познакомиться с приходской жизнью изнутри. Может быть, этот интерес станет для кого-то перовым шагом на пути в храм.

Эта книга – результат совместного проекта, в котором приняли участие специалисты из России, Франции и Германии и Болгарии. В сборник вошли материалы, полученные в ходе исследований, проведенных в разных областях России. Авторы рассматривают особенности становления православных религиозных общин, взаимоотношений священников и мирян, взаимодействия прихожан друг с другом и окружением. Речь идет о корневой системе российской религиозности, именно такой подзаголовок выбран для книги. Корни – определяющая часть системы, но она скрыта от глаз, и ее изучение – дело кропотливое и долгое. Исследователей интересовала повседневная жизнь русского Православия и развитие этой традиции в ХХ веке после распада Советского Союза.

В России возрождение интереса к приходской жизни произошло в начале ХХ века, но традиция этих исследований, едва возникнув, вскоре прервалась. В связи с историческими катаклизмами вскоре изменился и ушел с общественной сцены и сам предмет изучения. В советское время религиозная жизнь находилась под спудом, но, тем не менее, и тогда шли очень интересные дискуссии о религиозной жизни, о которых мы начинаем узнавать только сейчас из архивных документов.

Кстати сказать, на сегодняшний день российских исследований, посвященных религиозной жизни, не так много. Среди них можно выделить диссертацию Арины Тарабукиной «Фольклор и культура прицерковного круга», в которой автор подробнейшим образом описывает систему взглядов и ценностей и оценок, сложившуюся у наших современников на приходском уровне. Очень интересна работа Валентины «Тесным путем», посвященная процессу воцерковления населения России в конце ХХ века. Автор этого исследования анализирует становление приходов в период возрождения церковной жизни. Автор книги «Русская Православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы» Николай Митрохин рассматривает Церковь с точки зрения структуры, иерархии и церковно-государственных отношений, но и в его работе тоже есть главы, посвященные приходской жизни. Вот так в общих чертах выглядит научный ландшафт, на котором появилась книга, ставшая предметом разговора.

Чтобы увидеть жизнь общины изнутри, исследователю, человеку внешнему, нужно провести в этой среде достаточно долгое время. Немецкий антрополог Детелина Тошева больше года прожила в Ленинградской области, изучая жизнь трех небольших местных приходов и их непростые взаимоотношения.

Но не всегда исследователи изучают приходскую жизнь сугубо извне. Авторы работы «Портрет одного молодежного прихода при университетском храме» Ольга Свешникова и Ирина Пучкова сами являются прихожанами Татианинского храма в Омске, жизнь которого они исследовали. Кстати, такой метод имеет давние исторические традиции, авторы первых зарубежных исследований были католиками и изучали мир, который им был привычен и близок, а секуляризация социологии произошла значительно позже.

Объектом исследования Ирины Семеновой-Тянь-Шанской-Байдиной стал православный приход в Казани и особенности формирования православной субкультуры в мусульманском окружении. Француженка Кати Русселе, изучавшая в России аспекты отношений священников и мирян, а именно – послушание и благословение, взяла множество интервью у священников и прихожан из разных епархий России. Иногда (но, далеко не всегда) чтобы получить интервью, ей самой приходилось брать благословение у правящего архиерея.

Так в чем же разница между терминами «приход» и «община»? Авторы исследований, вошедших в сборник, не дают единого ответа на этот вопрос. На обложке сборника изображена Чаша. Евхаристия – это то, что объединяет православных христиан, но члены одной общины далеко не всегда бывают прихожанами одного храма.

В одной из статей книги приводится довольно парадоксальный случай, когда в храме, в котором два года не было священника, община продолжала существовать, сплотившись вокруг неформального лидера – церковного старосты. Жизнь этой общины описана в статье Романа Поплавского «Приход Св. Николая Чудотворца в ожидании настоятеля».

Другой возможный вариант осмысления терминов «приход» и «община» основан на сочетании коллективного и индивидуального. В этом понимании общиной можно считать некую сплоченную группу прихожан, где «все свои», а приходом – более открытую. Ольга Брестская в своей работе рассматривает два белорусских прихода, находящихся неподалеку друг от друга, один из них – общинного типа, с тесными и давними связями между людьми, а другой – более индивидуализирован, открыт для новичков и людей, которые не стремятся к общинной солидарности и «удовлетворив свои религиозные потребности» (звучит – ужасно, но по сути – верно), уходят сразу после службы.

Заметим, что социологический подход к исследованию религии не предполагает, что некоторые из вариантов общинной жизни являются более «правильными» по отношению к другим. Исследователи могут обозначить лишь некоторые крайние точки, например, после смерти или ухода лидера община часто распадается, но если большинство ее членов после этого перестают ходить в какой бы то ни было храм, возникает вопрос, была ли цель их пребывания в общине религиозной или сугубо социальной.

Социологический подход позволяет обсуждать непростые вопросы современного Православия, например вопросы субординации и роли священника в общине. С одной стороны, батюшка должен быть духовным лидером, а с другой – он может быть в одночасье переведен в другой храм и даже в другой район, с этим связана некоторая специфика его служения. Благо или зло в таком случае харизматический лидер и насколько далеко могут простираться границы его харизмы – вопрос дискуссионный. Как показал опыт Кати Русселе, дискуссионными могут становиться даже такие, казалось бы, бесспорные вещи, как послушание и благословение, потому что выяснилось, что под этими словами в разных приходах понимаются очень разные вещи.

Приход и община – церковная повседневность глазами социологов

Книга содержит социологический и антропологический анализ «корневой системы» современного русского православия — приходов и общин. Все главы книги, кроме начального исторического обзора приходской темы, основаны на материалах, полученных в ходе исследования конкретных общин в разных регионах России. Авторы рассматривают особенности становления общин, их внутренней структуры, отношений священников и мирян и взаимодействия общин с социальным окружением. Цель книги состоит также в том, чтобы показать динамику общинной и приходской жизни за последние два десятилетия.

Читать еще:  Как Декарт победил Матрицу

В статье обсуждается понятие религиозных режимов применительно к современному российскому православию. Религиозные режимы предполагают разные типы социальной интеграции, практикуемые верующими для проживания собственной религиозной жизни. На основе собственных полевых материалов автор рассматривает три таких религиозных режима (приходской, паломнический и сетевой) и приходит к выводу о том, что нормативный, с точки зрения РПЦ, приходской режим оказывается на практике выбором меньшинства. Большинство же практикует разные способы проживания православной жизни вне стен церкви. Эти способы и обсуждаются в работе.

В статье обсуждается разрыв между постулируемой Русской православной церковью нормативной моделью религиозности и реальными социальными модусами проживания религиозной жизни в современной России. В противоположность нормативной приходской модели, основанной на идее активного членства верующего в своей локальной религиозной общине, возникли иные, «номадические» формы религиозной жизни, такие как сетевое православие, флэшмоб и групповое паломничество. Эти формы подробно разбираются в статье.

В пост-советский период мораль стала широко обсуждаемым концептом, по-разному представляемым и выражаемым. Разные религии, от православного христианства до ислама и от шаманизма до протестантизма, стали источниками первых альтернативных моральных дискурсов и практик после крушения советской системы. Их влияние остается значительным и по сей день. В российском контексте религия и мораль пересекаются в таких социальных домейнах, как облегчение социального страдания, интерпретация истории, конструирование и реконструкция традиций, личное и социальное здоровье и бизнес. В главах этой книги рассматривается влияние религии на повседневную мораль в современной России.

Сборник «“Старое” и “новое” в славянской и еврейской культурной традиции» включает материалы международной конференции, состоявшейся в Москве 7–9 декабря 2011 г., и является продолжением серии изданий материалов конференций, с 1995 г. ежегодно проводимых Отделом славяно-иудаики Института славяноведения РАН и отражающих работу над фундаментальным проектом «Культура славян и культура евреев: диалог, сходства, различия». С 1998 г. вышло в свет уже 13 книг, посвященных анализу (историческому, философскому, лингвистическому, фольклорно-этнографическому, культурологическому) механизмов взаимодействия славянской и еврейской традиций.

В книгу вошли 23 статьи ученых из России, Израиля, Финляндии, в которых в этнокультурном, этнолингвистическом, литературоведческом, фольклорно-этнографическом и сравнительно-типологическом аспектах обсуждается состояние традиционной обрядности в славянских и еврейской культурах; анализируются основные механизмы сохранения и трансформации обрядового кода (язык и образность обряда, ритуалистика, обрядовые тексты и т.п.) и языковых традиций в различных культурных ареалах.

Статья посвящена изучению позиций мыслителей римско-католической и греко-православной церквей к демократическим ценностям. Автор приходит к выводу о наличии догматических различий в католицизме и православии по отношению к демократическим ценностям на протяжении со II по XVII в. и с сер. XIX по нач. XXI в.

В издании представлен новый перевод «Послания к юношам» свт. Василия Великого (IV в.), снабженный параллельным греческим текстом и подробными комментариями к нему. Во вступлении подробно рассмотрены исторический контекст создания послания и его литературные особенности, очерчен круг античных авторов, на которых опирался святитель при работе над текстом, а также проведено сравнение с двумя другими «посланиями об образовании», написанным в Каппадокии в тот же период. Издание предназначено как студентам-филологам и историкам, так и всем, кто интересуется историей образования и раннего христианства.

В своей статье Владимир Кантор рассматривает судьбу и идеи одного из самых крупных русских мыслителей конца XIX века Константина Леонтьева, значение которого было осознано лишь в ХХ веке. Леонтьев посвятил борьбе с кумирами, которым поклонялось русское общество. Он пытался разломать броню прогрессистского благодушия, навеянного позитивизмом, преданностью существующему порядку вещей, эгалитарному прогрессу, разрушить преклонение перед славянством как таковым, возлагая надежды лишь на византизм, как последний оплот европейской идеи в эпоху Средневековья, византизм, воспитавший Россию, преодолеть бессмысленное и преступное народолюбие, приведшее к разрушительным революциям, утвердить и объяснить величие дела Петра Первого, издевался над существующей в общественном сознании нечувствительностью к потоку изменений, которое несет время. Утверждал, что христианство учит одному – преодолевать трагизм бытия. Он был пророк, которого, как и Достоевского, не желали слушать.

Взаимодействие Востока и Запада, античности и христианства на сегодняшний день имеет особую актуальность. Проблема, наиболее масштабно затронутая в труде Данилевского, не перестает волновать не только культурологов и литературоведов, но и экономистов, социологов, политиков. В произведениях всех крупных писателей Восток и Запад так или иначе сталкиваются, взаимодействуют, и труды Томаса Манна не являются исключением. В новелле «Смерть в Венеции» (1912 г.) возникает своеобразный синтез античности и христианства. Однако в новелле изображен распад целостной античной красоты, возникает параллель с современностью, с духовным кризисом Запада. Восток и христианство при этом не являются выходом, как у Данилевского, а, в свою очередь, таят новые, неизведанные опасности.

В сборнике представлены работы, выполненные в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 – 2013 годы. Раскрывается широкий спектр проблем, связанных с различными этическими вопросами организационной, профессиональной и межличностной коммуникации.

Совместное исследование, проведенное междисциплинарной группой российских и шведских лингвистов, социологов и педагогов-психологов на грант Шведского института помимо решения прагматических задач, связанных с выявлением относительной качественно-количественной специфики национальных ценностных когнитивных репрезентаций, имело, прежде всего, методологические цели. Они состояли в проверке эффективности разработанных экспериментальных когнитивно-лингвистических приемов (и, соответственно, лежащих в их основе теоретических представлений), направленных на получение фактических данных, позволяющих реконструировать и сопоставить соответствующие области когнитивных репрезентаций.

Российские регионы развиты неравномерно, что отражается на ценностях и социально-психологических установках их жителей. В фокусе данного исследования находятся ценности, показатели социального капитала и их взаимосвязи с экономическими установками на индивидуальном поведенческом уровне, что является практически неразработанной темой в рамках экономической психологии. Выборка исследования составила 1219 человек из разных регионов России. Метод исследования – социально-психологический опрос. Опрос проходил в 2010-2011 гг. Было получено, что регионы Российской Федерации в значительной степени различаются как по профилю базовых ценностей и некоторым показателям социального капитала, так и по экономическим установкам их жителей, что отражается на экономике страны в целом.

Сборник статей посвящен решению важной научной задачи по исследованию развития и формирования социально-экономических отношений в реформируемом обществе. Исследования, представленные в сборнике, отражают многообразие проблем социально-экономического развития общества. Рекомендовано научным работникам, специалистам, аспирантам и студентам, изучающим социально-экономические проблемы.

Читать еще:  3 истории о пути к спасению от наркозависимости

Представлены материалы первой международной научно-практической конференции, отражающие современное состояние инновационной деятельности в образовании, науке, промышленности и социально-экономической сфере с позиций внедрения новейших информационных технологий.

Представляет интерес для широкого круга научных работников, преподавателей, аспирантов, студентов и специалистов в области инноватики и современных информационных технологий.

Представлены результаты кросс-культурного исследования имплицитных теорий инновативности у студентов и учителей, представителей трех этнокультурных групп: русские, народы Северного Кавказа (чеченцы и ингуши) и тувинцы (N=804). Выявлены межгрупповые различия в имплицитных теориях инновативности: у русских респондентов и у студентов более выражены индивидуальные теории инновативности, у респондентов из Северного Кавказа, Тувы и учителей более выражены социальные теории инновативности. С помощью моделирования структурными уравнениями построена культурно-универсальная модель влияния ценностей на имплицитные теории инновативности и на установки по отношению к инновациям. Ценности Открытости изменениям и индивидуальные теории инновативности способствуют позитивному отношению к инновациям. Результаты исследования показали, что имплицитные теории инновативности различаются в разных культурах, а ценности оказывают разное влияние на отношение к инновациям и опыт инновативной деятельности в разных культурах.

Анализ современного общества, пронизанного медиа, ведется с позиций этнометодологического подхода и представляет собой попытку ответа на кардинальный вопрос: что представляют собой наблюдаемые упорядоченности событий, транслируемых массовыми посредниками. Исследование ритуалов идет по двум основным направлениям: во-первых, в организационно-производственной системе медиа, ориентированной на постоянное воспроизводство, в основе которого лежит трансмиссионная модель и различение информация/неинформация и, во-вторых, в анализе восприятия этих сообщений аудиторией, представляющей собой реализацию ритуальной, или экспрессивной, модели, результатом которой является разделенный опыт. Это и означает ритуальный характер современных медиа.

В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта № 10-01-0009 «Медиаритуалы», реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2010-2012 гг.

Представлены результаты кросскультурного исследования взаимосвязи социального капитала и экономических представлений у русских (N=150) и китайцев (N=105). Выявлены различия в социальном капитале и экономических представлениях русских и китайцев. В обеих группах социальный капитал позитивно взаимосвязан с «продуктивными» экономическими представлениями и большинство взаимосвязей схожи по своей логике, однако существуют и культурная специфика.

Человечество переживает смену культурно-исторических эпох, что связано с превращением сетевых медиа в ведущее средство коммуникации. Следствием «дигитального раскола» оказываются изменения в социальных разделениях: наряду с традиционным «имущие и неимущие» возникает противостояние «онлайновые (подключенные) versus офлайновые (неподключенные)». В этих условиях теряют значение традиционные межпоколенческие различия, решающим оказывается принадлежность к той или иной информационной культуре, на основе которой формируются медиапоколения. В работе анализируются многообразные последствия осетевления: когнитивные, возникающие при использования «умных» вещей с дружественным интерфейсом, психологические, порождающие сетевой индивидуализм и нарастающую приватизацию общения, социальные, воплощающие «парадокс пустой публичной сферы». Показана роль компьютерных игр как «заместителей» традиционной социализации и образования, рассматриваются превратности знания, теряющего свое значение. В условиях избытка информации самым дефицитным на сегодня человеческим ресурсом оказывается человеческое внимание. Поэтому новые принципы ведения бизнеса можно определить как менеджмент внимания.

В данной научной работе использованы результаты, полученные в ходе выполнения проекта № 10-01-0009 «Медиаритуалы», реализованного в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2010–2012 гг.

Социальный эскалатор

Данные о внебогослужебной жизни американских приходов, в отличие от немецких, социологи еще не успели обобщить.

— В Нью-Йорке мы изучали приходы Святителя Николая Московского патриархата и Знаменского храма при Синоде РПЦЗ,— рассказывает Мария Подлесная.— Ситуация в Америке особая. Эмиграция после 1917 года состояла из аристократов, дворян, людей, пропитанных церковной жизнью. Они не собирались оставаться в Америке, мечтали когда-нибудь вернуться в Россию. При этом они понимали, что вернутся в другую страну, поэтому старались сохранить дореволюционную традицию. Они смогли сформировать несколько поколений, которые эту традицию несут. К примеру, до сих пор при приходах проводятся кадетские и дворянские собрания.

В Америке, по разным прикидкам, от 0,3 до 1 процента православных. Вот как описывает ситуацию в стране Феликс Филановский, прихожанин Свято-Андреевского русского православного собора в штате Пенсильвания (храм был создан на средства моряков крейсера «Варяг», который строился в Филадельфии в 1897 году): «В Америке очень много церквей, в том числе и православных. Кроме канонических (Московского патриархата и Русской православной церкви за границей, греческой, румынской, американской, сербской, грузинской. ) существуют и самопровозглашенные. В целом православных. смехотворное меньшинство. Большая часть американского общества стремительно секуляризуется, точнее, превращается в законченных атеистов и язычников, храмы пустеют. По сравнению с ними православные русские храмы гораздо более активны, но по причине малого количества прихожан деятельность в приходах заметна только тем, кто в ней сам участвует».

Так же как и в Германии, православные приходы в Америке занимаются поддержкой культурной русской традиции и в то же время — интеграцией русскоязычных в американское общество. Поэтому, например, у Церкви могут быть не только храмы, но и организация бойскаутов, выезжающих летом в лагерь.

Несмотря на достаточно активную социальную деятельность вне службы, все же православные приходы уступают в этом протестантским. Социологи, которые в Питсбурге проанализировали жизнь не только православных, но и протестантов, объясняют это так:

— В отличие от протестантизма, где обращение к Богу и социальная деятельность сравнимы по своему значению,— говорит Игорь Рязанцев,— в православии центральным событием, тем, ради чего и существует приход, традиционно является все-таки богослужение, литургия.

Но православные приходы за рубежом, кроме всего прочего, выполняют еще и роль если не социальных лифтов, то, по меньшей мере, социальных эскалаторов.

— Прихожане помогают друг другу интегрироваться в общество, найти работу, жилье, няню для детей. — говорит Мария Подлесная.— Подобная взаимовыручка очень развита в приходах. Зная об этом, многие приезжающие за границу идут именно в русские православные приходы, хотя, может быть, до этого никогда храмы не посещали. Поэтому многие невоцерковленные эмигранты воцерковляются там, за рубежом, получив от общины реальную помощь во время вхождения в «чужое» общество. Для эмигрантов церковь сначала является местом, где они общаются с соотечественниками, а со временем становится местом, где они общаются с единоверцами.

Социологи ПСТГУ, выпускающие сборники о приходах в России и за границей, планируют создать единый сайт, который позволил бы лучше взаимодействовать российским и зарубежным приходам. А следующей страной их исследования станет, вероятно, Австралия, где много наших бывших соотечественников, порой дважды эмигрантов (их предки эмигрировали сначала из России в Китай, а затем оттуда в Австралию). В общем, ученые продолжат изучение зарубежных приходов — той части Церкви, которая отделена от нашего государства несколькими границами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector