0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В опасениях перед законопроектом о волонтерах есть и христианская мотивация

В опасениях перед законопроектом о волонтерах есть и христианская мотивация

Добровольческое движение «Даниловцы» предлагает серию публикаций «Волонтерство для чайников«. Мы даём ответы на разные-разные вопросы о волонтерстве. Этим ответам можно доверять! Своими знаниями, размышлениями и опытом делятся опытные волонтеры, специалисты и эксперты.

Портал Милосердие-Ру опубликовал заметку руководителя Добровольческого движения «Даниловцы» Юрия Белановского.

Почему не работает «исключительно христианская» мотивация добрых дел?

Начну с примера, достаточно характерного для волонтерского служения в больницах. Молодой человек, закончивший вуз, желал организовать волонтерскую группу в больнице, где у него были договоренности с руководством. На собеседовании он ничего не сказал о своей личной мотивации, не пожелал говорить о своих чувствах и отношении к находящихся в больнице людях, но настаивал на своей обязанности, как христианина исполнить «заповедь Божью» и свой христианский долг. Естественно, что миссионерство было в этом случае фактически неотъемлемо от помощи ближним. В итоге, через три-четыре месяца активист прекратил посещать больницу. Никто из его помощников волонтеров не подхватил инициативу. Волонтерская группа, собранная им под такую «правильную» мотивацию, распалась. Позже этот молодой волонтер признавался, что регулярное посещение больных очень быстро стало для него «неподъемной ношей», что его ничто не влекло в больницу, а заставлять себя он устал.

Эта и другие истории сформировали у меня достаточно скептическое отношение к «исключительно христианской» мотивации служения ближним, с которой я, как правило, знакомлюсь через категоричную декларацию заповедей Божьих на фоне полного молчания о сочувствии, сострадании, личном желании помочь, любви к детям и т.д. За этим скепсисом для меня скрывается вопрос: а почему «исключительно христианская» мотивация в области добрых дел, милосердия, волонтерства слабо работает и не эффективна в России? Сразу оговорюсь и подчеркну, что я не пытаюсь обесценить служение христиан, не пытаюсь сказать, что мой взгляд отражает полноту картины. У меня есть и личный опыт и опыт организации благотворительной волонтерской деятельности, на который я опираюсь в этих рассуждениях.

Для начала предложу несколько важных для меня высказываний, в которых, по-моему, отражено философское осмысление затронутой темы.

Протоиерей Василий Зеньковский: «Глубина свободы в человеке, если угодно, мешает воспитанию, но что бы ни говорили, нельзя воспитать к добру как-то помимо свободы и вне ее. Добро должно стать собственной, внутренней дорогой, свободно возлюбленной темой жизни для ребенка, добро нельзя “вложить”, никакие привычки, заученные правила, устрашения не могут превратить добро в подлинную цель жизни».

Виктор Франкл, размышляя о смысле жизни, смысле человеческих отношений и жизненных ситуаций, писал, что смысл – это нечто, что нужно скорее найти, чем дать, скорее обнаружить, чем придумать. Смыслы не могут даваться произвольно, а должны находиться ответственно. Смысл — это то, что имеется в виду человеком, который задает вопрос, или ситуацией, которая тоже подразумевает вопрос, требующий ответа.

Если говорить своими словами, то смысл и ценности нельзя дать извне, их нельзя сконструировать для себя, их можно только обрести, как отклик сердца, и по своему пережить. Эффективно, стабильно, глубоко только то служение, которое порождено ответом на вопрос о смысле, которое, поэтому свободно возлюблено и дорого. Смысл всегда уникален у каждого, потому что каждый уникален и проживает уникальную жизнь.

Я с недоверием отношусь к мотиву «помогаю ради заповеди», поскольку он во многом направлен на самого человека, он не отражает внутренне дорогого, свободно возлюбленного добра. Только свободное озарение, лично принятое решение о служении и есть твердое основание. Если служение — это только «исполнение заповеди», то получается добро по принуждению. Я не отрицаю такого доброделания, особенно в контексте аскетики. Я лишь скептически отношусь к нему, когда мы говорим об организации христианского служения ближним.

Виктор Франкл часто сравнивал смысл жизни, смысл какой-то ситуации, смысл каких-то отношений с облачным столбом, идущим впереди израильтян при исходе из Египта. Если облако сзади, неясно куда идти; если облако посреди, то все в тумане. Так же и тут. Если единственный мотив к доброделанию — заповедь, нечто подталкивающее сзади, то мы получаем достаточно невнятную, механистическую и непродолжительную историю.

Если же служение — это ответ на просьбу о помощи, то сама просьба притягивает и зовет человека. Если служение — это ответ на живой призыв следовать за кем-то, будь то добрый учитель или Сам Иисус Христос, то это притяжение делает служение осмысленным и дорогим. Живой голос просящего о помощи или живой пример зовущего за собой — это и есть тот путеводный столб, который способен вести нас прямо к цели.

Человек должен сам принять решение об участии в служении. Навязанные решения требуют ответственности и сопровождения. Но в российской действительности слишком популярны морализаторство и безответственность, которые ломают людей. Нередко отсылка к заповедям становится манипуляцией, насильным втягиванием человека во что-то. Очень распространен призыв со стороны священников: «идите в больницы!» А сами призывающие бывают там только на Пасху в сопровождении своих помощников и врачей.

Кстати, ответственность — это тема ясных границ и оценки своих сил. Надо уметь честно, прежде всего для себя, ответить на вопросы: что конкретно я готов делать? что хочу в результате? чем готов пожертвовать? сколько готов этим заниматься? что я делать не готов и не хочу?

Предполагаю, что многие будут в корне не согласны с моей позицией. Опыт христиан Запада и свидетельства о христианах прошлого говорят о возможности и важности «исключительно христианской» мотивации, когда люди со всей искренностью свидетельствуют, что их служение ближним — это именно ради Христа, что это и есть служение Христа их руками. Безусловно, такое понимание важно, но я думаю, что мы пока до него не доросли.

Дело вот в чем. Подавляющее большинство молодых православных христиан, с которыми я вот уже 17 лет работаю, — это неофиты. Именно из новообращенных последние 20 лет в основном состоит Православная Церковь. Но именно у неофитов есть важная особенность. Они все в свою меру стараются быть Дон Кихотами, как с лучшей, так и с худшей стороны. Искренность, подвиги, защита добра и т.д., все это прекрасно. Но все это происходит часто в выдуманном мире, являющемся линейным продолжением книжных повествований или красивых рассказов об опыте иных.

На книжных страницах заповеди Божьи непреложны и действенны, они исполняются святыми людьми с легкостью. Человеческие чувства, эмоции, мотивы часто осуждаются. Новообращенные христиане делают из прочитанного неоправданный вывод, что все это так же действенно и в обычной жизни. Жизнь является как бы продолжением книг и строится по книжным законам.

Читать еще:  Зачем нужны волонтеры в развитых странах, где и так все хорошо?

В этом контексте достаточно серьезно звучат слова Писания: «Милости хочу, а не жертвы». Как-то мне довелось услышать такое толкование, что Богу не угоден человеческий «надрыв», не угодно то, что сделано по принуждению. Господь ждет, что добро будет милостью человека, будет тем даром, что человек свободно приносит ближнему и Богу.

Я на опыте понял, что христианское служение ближним для меня лично не имеет формальной прямой связи с заповедями, проповедями и т.д. Христианское служение — это служение христиан, мотивы которых могут быть очень разнообразны, но обязательно должны содержать хоть немного простых, понятных всем человеческих чувств.

Волонтеры и государство: на грани разумного

Да, тема так называемых волонтеров мне не нравится, в особенности не нравится, как это все у нас организовано. Точнее, как не организовано.

В Сочи отгулял-отгремел этот совершенно непонятный слет. Семь, значит, тысяч волонтеров из России «и сотни других стран». Ладно, хорошо. Погуляли, себя показали, на других посмотрели. Сильным мира всего внимали. Сильные мира сего выражали одобрение и выдавали обещанки.

В общем, ничего нового.

Далее эстафету подхватили наши СМИ, и в итоге каждый утюг начал вещать на тему того, как это круто сегодня быть волонтером. Наверное, проще сказать, кто НЕ выступал на эту тему. Вот прямо «Вставай, страна огромная», и иди вся в волонтеры.

Хотя что там вся. Уже были озвучены цифры, что сейчас в стране около 5,3 млн. волонтеров. Озвучил, правда, «Роспатриотцентр», подведомственная организация «Росмолодежи», насколько им верить – сами решайте.

Понятно, что, раз 2018 год был годом этого самого волонтера, то рост обязан быть четким и неуклонным. А цифру надо было озвучить именно в день добровольца (волонтера), который теперь у нас 5 декабря согласно указу президента. Ура.

Смысл для одних – галочки в отчетах и красиво проведенные мероприятия. Любого уровня, что слет-конференция, что ЧМ по футболу или Олимпийские игры. Конечно, там антуража и роскошной атрибутики валом, все красиво. Картинка имеет место быть.

Но эти дорогостоящие вещи нам больше не грозят, так что спускаемся вниз, на землю.

А на земле все просто: волонтер очень нужный организм. С этим спорить не буду, знаю это с изнанки.

Но кому в первую очередь нужен волонтер?

Бездомной собачке или кошечке? Нет. Одинокой бабушке? Снова нет. Потерявшемуся ребенку? И снова нет!

Волонтер в первую очередь нужен функционеру. Не важно, кто это: руководитель департамента здравоохранения, полицейский, представитель МЧС или районного муниципалитета. Любому функционеру нужен этот самый доброволец.

Надо объяснять, почему? Хорошо, объясню.

1. Добровольцу не нужно давать денег. Совсем. Он доброволец. И так все сделает.
2. За действия добровольца фактически не надо нести никакой ответственности «в случае чего».
3. Работу, проделанную добровольцами, можно присвоить и использовать в отчетах.

Все три пункта работают и будут работать, потому что это выгодно и удобно. Можно много говорить на эту тему, но волонтерское движение дышит только тогда, когда оно кому-то выгодно.

Просто знаю, о чем говорю, ибо систематически и регулярно принимаю участие в различных больших и маленьких мероприятиях. За любым волонтерским образованием маячит какой-то функционер, который просто пользуется тем, что есть люди, которые не могут сидеть спокойно на месте.

Несколько раз принимал участие в поисковых выходах с поисковиками. Откуда они получают информацию? Правильно, от полиции. «Горячую», потому что люди часто просто не знают о существовании таких отрядов вообще. В полиции могут подсказать, а могут и не подсказать.

Но в любом случае, пока полицейские будут закапываться в грудах бумаг, поисковики, которым ничего писать не надо, уже будут шерстить мелким гребнем вероятный район пропажи.

Оснащение и подготовка у «Алертов» и иже с ними – полиция рядом не стояла. МЧС может сравниться, но только в плане оснащения. Очень жирно подчеркну, что на сегодняшний день с представителями поисковых отрядов типа «Лиза Алерт» не сравнится ни МВД, ни МЧС.

Ищут, ищут, ищут и находят. Кто получает бонусы? Правильно, у кого в отчетах проходят все найденные. Это без обид, конечно, от МЧС тоже польза есть, и оборудования могут подкинуть, и помочь с обучением на первых порах.

Но в целом… Поисковые отряды в России – это реальная сила, которая прекрасно выполняет задачи и полиции, и МЧС. И статистику им повышает.

И – все на своей инициативе и за свой счет.

Дальше. Медицинские волонтеры.

Здесь тоже все понятно. Мы все на них скоро молиться будем, судя по тому, что нам госпожа Скворцова готовит.

Там, где такие волонтеры есть, ими реально затыкают дырки: замещать отсутствующих медбратьев и медсестер – нормальная практика. Вроде как они и обучаются, но опять же совершенно бесплатно.

О тех, кто работает с бездомными животными, вообще отдельная тема.

Дружу с несколькими реально поехавшими на этой теме людьми. Считаю, честно, что они перебарщивают, конечно, но когда могу – помогаю. Буквально недавно участвовал в перемещении сбитого гибрида в ветклинику. Тащили с леди 150 см и 40 кг зверюгу килограммов на 60, да еще со сломанной лапой. Не было бы меня – она одна бы тащила реально.

Подбирают, договариваются с ветклиниками насчет лечения, выхаживают, пристраивают. А власти спокойно дают интервью местным телеканалам (сам видел) насчет того, как они, власти, заботятся о санитарно-эпидемиологической обстановке в городе.

Про экологов молчу вообще.

Опять же, вот на фото добровольные уборщики заповеднейшей речушки Тихая Сосна. То есть все лето приезжающий в монастырь Дивногорье народ пикникует на берегах этой красивейшей речки, а по осени приходят они и убирают. Бутылки, банки, целлофан… Все раздельно пакуется, монастырь потом своим трактором вывозит.

И, обратите внимание, вот вам настоящие добровольцы. Настоящие – это когда без красивой упаковки, не только в Сочи или Крыму, а в любое время, при любой погоде, но по делу.

А вот все это, создающее красивую опять же картинку, – это как раз волонтеры. Разница есть. Одно дело тусить перед камерами в таком виде, другое – на тридцатиградусном морозе разыскивать в лесу двух обалдуев, которые поехали «дружить» в машине и заблудились напрочь, когда бензин сожгли…

А ведь удобно, правда?

Зачем искать пропавших? Есть волонтеры.

Зачем выделять деньги на операции детям? Волонтеры соберут, народ СМСками накидает.

Зачем ловить собак, стерилизовать и пристраивать? Проще перестрелять, или пусть волонтеры пашут…

Есть смысл, правда?

Да, можно на форуме речь толкануть, по голове в ней погладить, достаточно. А дальше товарищи добровольцы за свой счет закупятся, все сделают, останется только отчетик наваять и представить в вышестоящую инстанцию.

Какая экономия для бюджета, не правда ли?

Вот это называется «Очень хорошо устроились».

Ну конечно, какую-то часть добровольцев надо превратить в волонтеров, приодеть, чтобы было кого перед камерами демонстрировать. Для картинки.

Читать еще:  ДВА ЮБИЛЕЯ ОДНОГО СЛУЖЕНИЯ

Остальные, кто в смысле делом занимается, они и так походят.

Ну это ладно, это как раз не самая большая проблема. Пусть прыгают перед камерами, кто-то должен и это делать. Это, правда, не одобряю, аж с 2010 года, когда у нас страшные пожары были в области. С которыми боролись все, и я в том числе.

А вот некоторым было и обидно, и противно, когда реально сражавшихся с огнем и победивших, внезапно подъехавшие амбалы из ФСО «убрали» в спасенный лес, а на их место привезли два автобуса «Наших» в белых футболочках, и потом эти «Наши» рассказывали Путину, как они с огнем боролись. Многие каналы показывали эту вакханалию, кому интересно, можно найти, наверное. У мужиков берцы прогорали, а эти чуть ли не в шлепанцах «тушили»…

Но давайте вот о чем подумаем.

Если верить (ну я не верю, но цифра опубликована в источниках) «Роспатриотцентру», который говорит, что у нас в стране с населением в 145 миллионов человек 5 миллионов занимаются добровольной помощью чему-то или кому-то, это как?

Это, если применить калькулятор, то каждый тридцатый. Или три человека из сотни. 3%…

Три процента населения тратят свои личные ресурсы и деньги на то, чтобы где-то что-то стало лучше…

Не многовато ли?

И сразу возникает другой вопрос: если 3% населения выполняют работы, за которые кто-то отчитывается, но ни черта не делает – не сильно ли это для отдельно взятой страны, нет?

Это какая армия бездельников сидит за спиной у добровольцев и просто переводит бумагу и деньги?

Но, видимо, всех все устраивает, от муниципалитетов до правительства. Более того, устраивает по полной программе, иначе не звучали бы такие массовые призывы в СМИ о необходимости жертвовать.

Да, именно жертвовать. Приносить на алтарь всероссийской лени чиновников и функционеров, и так сидящих на шее у народа еще больше ресурсов. Как временных, так и денежных.

А призывают. С примерами. Ох, как, оказывается, здорово и патриотично делать бесплатно за других их работу, не правда ли? Кто-то денежку получит, грамоту, медальку «За заслуги». А доброволец получит моральное и физическое удовлетворение от проделанной работы. Убранной территории, спасенной жизни и так далее.

Главное – государству это не будет стоить ни копейки. Все ж добровольно.

Ни в коем случае не призываю к игнору добровольных инициатив, нет. А то всегда найдется кто-то, кто «поймет» именно так. Наоборот, и в следующем году пойду убирать за свиньями в Дивногорье, и буду собак по клиникам возить, благо машина позволяет.

Это действительно дает возможность получить моральное удовлетворение. Пусть и мазохического толка порой, потому что убирать за свиньями – не самое приятное дело, но когда результат налицо – тогда понимаешь, что день не зря прошел.

Но вот работать за того господина, который сидит и не знаю, чем занимается, – вот этого не хочется совершенно. Каждому свое, как говорится.

Мы уберем. Найдем. Поможем. Вылечим.

Если мы это в состоянии сделать совершенно без помощи тех, кто за это отвечает, насколько мы вообще в них нуждаемся?

Пора бы подумать вам, господа. Слеты и конференции красиво разодетых волонтеров перед камерами – это, конечно, здорово. Но пора подумать. До 2024 время еще есть.

О международном опыте

О. Мычко: На мой взгляд, мы не сможем полностью перенять ничей опыт. У каждой страны свои традиции, менталитет. И все же ближе нам россияне. В 1995 году они приняли закон об общественно полезной деятельности и добровольчестве. С тех пор его постоянно дополняют. Но специфика в том, что в России намного больше фондов и общественных движений, поэтому эта тема всегда вызывает большие дискуссии. Что примечательно, в российском законе прописано, что волонтеры могут иметь бонусы: продвижение в учебе, в карьере внутри общественного движения. Подобный опыт мы планируем внедрить и в нашей организации, когда мы практически с нуля (с позиции «волонтер») подготавливаем ответственных и квалифицированных сотрудников.

Е. Рынейская: В процессе работы над законопроектом мы тщательно изучили законодательство Молдовы, Азербайджана, Казахстана, Польши, Украины, Узбекистана, России и других государств. Опыт нашей страны в этом вопросе не является уникальным. Ряд стран уже пошли по этому пути и приняли те или иные правовые акты. По итогам изучения практики применения соответствующего законодательства мы видим, что принятый закон не всегда может быть эффективным. Министерство юстиции детально анализировало последствия реализации подобных актов. Все лучшие практики нашли отражение в нашем законопроекте, разумеется, с учетом наших отечественных реалий. Когда законопроект будет вынесен на публичное обсуждение, можно будет увидеть, что его подготовка велась в контексте зарубежного опыта — что предложено и как оно работало.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Кисиленко Анастасия Владимировна

This article examines the influence of religion on the social practice of volunteering . Volunteer participation is seen as a sphere of activity, which in its spirit is the closest to non-cult religious actions, and in this regard expresses the ideals of service, compassion, love of neighbor. The author interprets the empirical data from the point of view of assessing the potential of religious-volunteer interaction, the values of the religious component in the work of volunteers. Analysis of the data finds no religious adjustability volunteer activity, even though participation in religious volunteer organizations. The participation of regional youth in volunteer activities for religious or secular reasons is poorly differentiated.

Волонтерство: почему изменять мир и помогать другим полезно и круто

Наверняка вы хотя бы однажды слышали про волонтеров – людей, по доброй воле меняющих этот мир к лучшему и заботящихся о тех, кто сам о себе позаботиться не может. Почему они занимаются этим? Что движет человеком, который готов безвозмездно отдавать свои время и силы совершенно чужим детям, старикам, тяжелобольным, бездомным животным? И, самое главное, почему это может быть полезно именно вам?

Некоторые люди являются донорами крови или жертвуют вещи на благотворительность, другие спонсируют добрые проекты, потому что те, кто может сделать лучше, зачастую лишены главной возможности реализовать необходимые мероприятия – у них нет денег. А есть люди, непосредственно создающие атмосферу надежды, несмотря на тяжелую рутину этого благородного занятия. Так что же дает волонтерство?

1. Во-первых, это возможность увидеть другой мир. Некоторые международные организации ищут волонтеров в любой точке света и ваши профессиональные или интеллектуальные способности могут пригодится на другом конце Земли. Так что это прекрасная возможность попутешествовать и набраться впечатлений, опыта и знаний. И да, путешествие на соседнюю улицу, где находится питомник для собак или центр помощи онкобольным – это тоже открытие целого мира. Другого, но не менее важного.

2. Это возможность сильно поменять привычную обстановку и род деятельности, сломать стандартную схему существования. Иногда это бывает жизненно необходимо. Это одна из самых частых причин, по которой диспетчер таксопарка идет в детский дом печь пироги, а офисный работник отправляется в лес искать пропавшую бабушку.

Читать еще:  Один день с... АВТОБУСОМ «МИЛОСЕРДИЕ»

3. Волонтерство позволит (и даже заставит!) вас знакомится с людьми и общаться. Это может быть интересно, по-настоящему живо и не скучно, а главное, очень полезно. Добровольческие бригады сводят удивительно разный народ, мужчин и женщин, которые в других обстоятельствах никогда бы не встретились. Это очень уникальный опыт.

4. Когда человек делает что-то как волонтер, то чувствует, что занимается правильным делом. Независимо от того, чем вы занимаетесь и что любите – это нужное чувство.

5. В минуты депрессии и самобичевания люди, которые занимаются волонтерством, понимают: они не зря живут на этом свете . Звучит грубо, но бескорыстная помощь другим удовлетворяет базовую потребность человека чувствовать себя хорошим.

6. Любой человек должен помогать тем, кто нуждается в помощи, если у него есть возможность. Для многих это аксиома. Поэтому волонтерство для них — способ выполнить эту обязанность.

7. Находиться среди людей, которые тратят свое время на волонтерство, радостно. Они не святые, не альтруисты, не блаженные, не идеальные, у них очень разный характер и мотивы, но при этом есть одна общая черта: они неравнодушны. Хорошо, полезно и приятно находиться в обществе неравнодушных людей.

8. Волонтеры меняют жизнь к лучшему. Доброволец — солдат огромной армии добра, которая растет с каждым днем. Именно волонтеры добиваются того, чего раньше в нашей жизни не было. Обращают внимание общества на то, мимо чего оно до этого равнодушно проходило мимо. Никогда прежде у нас не навещали стариков в домах престарелых, не ходили играть к детям-инвалидам, не тушили лесные пожары, не дарили любовь бездомным собакам в приютах. Это означает, что одиноким дедушкам, особенным детям, бездомным животным и многим другим стало жить немного легче.

9. Волонтерская деятельность очень разнообразна, каждый может найти в ней то, что ему по вкусу. Кому-то нравится возиться с животными, у кого-то получается хорошо общаться с детьми, кому-то нравится романтика ночных поисков, а кто-то болеет душой за стариков. Всегда есть возможность себя реализовать.

10. Волонтерство помогает бороться с собственными страхами. Учит не только по-другому относиться к болезни, смерти, жизни, но и правильно общаться с людьми в непростой ситуации. Не бояться детей с ограниченными возможностями, не отводить глаза от инвалида, не понимая, как себя вести, а уметь протянуть руку помощи.

11. Это хороший пример для подрастающего поколения. Научить добру невозможно. Его можно только привить. А когда дети видят, что их родители регулярно безвозмездно помогают кому-то, делятся тем, что у них есть, с чужими людьми, то творить добро становится чем-то совершенно естественным. Нормой.

Если вы хотите принять участие в благотворительном проекте, помочь детям с особенностями развития получить музыкальное и художественное образование или поддержать их материально, напишите нам . Ваше неравнодушие делает ребят счастливее.

Закон о волонтерах: «за» и «против»

Закон о волонтерской деятельности может быть внесен на рассмотрение Государственной Думы уже в этом году. Проект подготовлен Общественной палатой (ОП), сообщил в своем блоге депутат Госдумы Илья Пономарев и подтвердили представители ОП.

Википедия: «волонтёр — человек, добровольно занимающийся общественно полезной деятельностью».

Автор законопроекта, член ОП Дарья Милославская объясняет, что главная цель — создание правовых рамок для добровольцев. Сейчас деятельность волонтеров формально никто не координирует и за их возможные ошибки никто не несет ответственности, и это, по мнению членов ОП, неправильно.

В документе указаны принципы деятельности волонтеров. Это «добровольность, безвозмездность, ответственность организатора за деятельность волонтера, ответственность организатора перед волонтером».

Как уточняет корреспондент pasmi.ru, сегодня волонтерская деятельность зачастую оказывается эффективнее действий официальных структур. Добровольцы лучше тушат лесные пожары, быстрее находят потерявшихся людей. По их мнению, идея государственного регулирования волонтерской деятельности приведет к «заорганизаованности», «бюрократизации» и, как следствие, упадку движения

Известная телеведущая и один из лидеров оппозиции Ксения Собчак в своем микроблоге в Твиттере пишет:

«Словосочетание «закон о волонтерах» вводит меня в ступор. Это как «закон о желающих помогать другим людям»- регламент, наказания и т.д.».

Еще более эмоционально очередную инициативу «Единой России» комментируют в ЖЖ оппозиционера Ильи Пономарева:

«Сдается мне, что за разработкой этого закона стоит желание властей уничтожить самоорганизацию людей. На митинги хотите? А мы вас штрафами и статьями за неповиновение! В блоги пишете про воровство и бесчинство чиновников? Клевещете — получите штраф, а то и срок. Так и с волонтерством. Хотите помогать — идите под флаги Едра, иначе никак. Уверена, что после принятия закона тут же организуются какие-нибудь волонтерские штабы — от имени правящей, чтоб она сгорела синим пламенем, партии», — возмущается helenova.

«Волонтерство — самостоятельное принятие решения о помощи ближним, душевное состояние, если хотите. Как это запихать в рамки закона? Давайте еще запихаем в Закон признание в любви, зачатие ребенка», — иронизирует lunar_cactus.

Сторонники упорядочивания «добровольческой инициативы» приводят свои аргументы в защиту закона.

Заместитель Председателя Совета Федерации Юрий Воробьев в интервью pasmi.ru заявил, что пример недавней трагедии на Кубани, куда прибыли тысячи добровольцев, наглядно демонстрирует необходимость структурирования волонтерского движения.

«Каждый человек должен иметь возможность проявить себя в общественно значимой работе, — говорит Юрий Воробьев. — Но это не значит, что каждый доброволец может действовать по своему усмотрению. В районе чрезвычайных ситуаций все должны работать по общему плану, каждый в своей зоне ответственности и в соответствии с установленными задачами, соблюдая требования безопасности».

По мнению сенатора, каждый волонтер должен иметь возможность пройти курс обучения по оказанию первой помощи. Подобные программы, по его словам, разработаны общественной организацией «Российский союз спасателей».

Заместитель Председателя Совета Федерации напомнил: подобные законы есть во многих государствах Европы, в США и Канаде. «Они, конечно, везде отражают особенности страны. Но, в целом, они упорядочивают волонтерское движение – дают ему необходимые права, организуют его, защищают участников», — отметил сенатор, пояснив, что в работе над отечественным законопроектом учитывается и зарубежный опыт.

Касаясь обсуждения в социальных сетях темы заключения договоров с волонтерами, сенатор отметил, что, по его мнению, это не должно быть обязательным условием. «Нужна лишь их регистрация, проведение инструктажа по безопасности и оказание помощи в организации той работы, которой доброволец хочет себя посвятить», — подчеркнул Ю.Воробьев.

«К сожалению, — отметил он, — имеется печальная статистика гибели добровольцев при ликвидации последствий стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций». Чтобы снизить число таких случаев, необходима специальная организация работы волонтеров. Вместе с тем, следует создать и условия для страхования жизни и здоровья добровольца.

Цель законопроекта «О добровольчестве (волонтерстве)» — не забюрократизировать добровольческую (волонтерскую) деятельность в Российской Федерации, а придать ей организованный характер, создать механизм ее поддержки, обеспечить безопасность волонтера. Особенно это важно когда работы, выполняемые волонтерами, осуществляются в зонах чрезвычайных ситуаций или других опасных местах, — отметил заместитель Председателя Совета Федерации.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector