0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Куда тебе на старости лет рожать? » Истории женщин, забеременевших после сорока

«Куда тебе на старости лет рожать?» Истории женщин, забеременевших после сорока

Тех, кто решился на рождение ребенка после 40 лет, часто пугают отклонениями в развитии ребенка. Женщины, которые родили в зрелом возрасте, рассказали sb.by о моральном прессинге и разнице между беременностью в 20 и в 40 лет.


Брестчанка Татьяна забеременела в 41. Узнала об этом, когда была на четвертой неделе.

– В первую очередь сказала мужу и детям. У меня двое старших. Дочке было 15, сыну – 14. Родственникам не хотели говорить долгое время. На работе я тоже скрывала до пятого месяца. Носила свободные кофты, чтобы не было видно живота.

Однако говорить не пришлось. Один из коллег сам спросил в шутку: «Тань, ты что, беременна?» – глядя на чуть увеличившуюся фигуру.

– Минута молчания. Он понимает, что сказал не то. В кабинете тишина. Все вопросительно смотрят на меня. Я просто киваю. Коллеги были в шоке. Посыпались вопросы: «Как вы не побоялись?», «Какой срок?», «Мальчик или девочка?» Реакция была положительной.

Зато родственники добрым словом Татьяну не порадовали.

– Куда тебе на старости лет рожать? – сказал брат мужа. Но мы уже твердо решили, что оставим. Потому что старшие дети вот-вот поступят в университет и уедут. А так с нами будет младший. К тому же мы с мужем как-то говорили о том, что надо бы третьего ребенка. Правда, он мальчика хотел, а я – девочку.

Сейчас Славе уже семь лет. Родился он 7 января, на Рождество. Супруги считают, что это дар небес, раз в такую дату появился на свет.


– Я должна была родить раньше. Но Славик, видимо, ждал именно 7-го, чтобы появиться на праздник. Каждый год в этот день мы зовем много гостей и отмечаем с размахом.

В семье с появлением третьего появились новые традиции. Например, теперь в канун Нового года в гости приходит Дед Мороз и дарит всем подарки.

– Мы со старшими детьми придумали это, когда Славе было три года. Первый раз я переоделась Дедом Морозом, смастерили с дочкой костюм из красного халата, мишуры, дождика, мешок сшили, сценарий написали. Все в лучших традициях. Даже видео сняли, дочка смонтировала. Потом показывали друзьям. Они удивлялись, откуда в нас столько энергии.

Муж ушел, когда узнал о беременности

О рождении малыша Оксана с супругом мечтали уже давно. Но когда женщина сообщила, что беременна, ее муж испугался. Сказал, что передумал: ему достаточно детей от первого брака и он не готов в очередной раз становиться папой. Оксана долго уговаривать не стала: собрала вещи и переехала.

− Я забеременела в сорок два года. В этом возрасте отчетливо понимаешь, насколько ребенку необходимы мама и папа. Поэтому очень переживала, − рассказывает Оксана.

Будущая мама во время беременности чувствовала себя хорошо. Конечно, было страшно. Но она старалась настроиться на позитив. Успокаивали и специалисты: «В Америке много женщин, которые родили в таком возрасте».

− Аришка появилась на свет здоровой, − улыбается Оксана. – Сейчас ей уже три года. Она умеет читать и писать. Растет очень общительной, подвижной.

Фото: pixabay.com

Хлопот с крохой немного. Да, иногда приходилось не высыпаться ночами, но усталость как рукой снимало, когда Оксана видела улыбку своего ребенка.

− Когда малыш тебя вдохновляет, мелких трудностей не замечаешь, – говорит счастливая мама.

Стать одновременно мамой и бабушкой

Инесса никогда не думала, что в 45 лет она в третий раз станет мамой. Когда узнала о беременности, немного растерялась и обратилась за советом к дочери: «Что делать?» Ответ был однозначным: «Рожать!»

− Муж тоже поддержал, он очень обрадовался. И наш тринадцатилетний сын Егор был очень рад сестричке. Во время беременности семья меня очень оберегала. Я как сыр в масле каталась – ничего не делала по дому.

Беременность протекала с небольшими осложнениями: женщину с повышенным давлением несколько раз забирали в больницу. Врачи предупреждали, что в таком возрасте рожать небезопасно. Инесса их не слушала.

− Какой там возраст! Я его не чувствую. Дело вовсе не в нем. Я и первую беременность перенесла нелегко, а мне тогда только двадцать лет было. Во время последних родов я тоже немного намучилась, но было не тяжелее, чем в первый раз. Физическая боль – это переживаемо, − говорит Инна.

Наша героиня удивляется, что все медики задавали ей один и тот же вопрос: «А это ваш второй брак?»

− Да, я второй раз замужем. А что, разве не бывает, что от первого брака рожают в таком возрасте? Непонятно… Мне кажется, я решилась бы на этот шаг, даже если бы прожила со вторым мужем в единственном браке.

Инесса не только счастливая мама, но и заботливая бабушка. У ее дочери Александры двое детей. Старшему − три годика, младшему − скоро два. Все члены семьи живут под одной крышей.

− Дочь мне очень помогает. Она часто подсказывает, как управляться с малышкой, потому что у нее это все свежо в памяти.

Инна старается окружить ребенка особым вниманием. Она не исключает, что даже после декретного отпуска полностью посвятит себя воспитанию девочки:

− Я хочу полноценно участвовать в жизни этого человечка, всегда быть рядом.

Сейчас или никогда

Оршанке Татьяне 45 лет, родила полгода назад при помощи ЭКО. У них с мужем это первый долгожданный ребенок.

– Какие мы только обследования не прошли, прежде чем решиться на ЭКО, – признается Татьяна. – Все откладывали: карьера, бизнес, материальный достаток и т. д. Когда опомнились – нам двоим уже за 40: либо сейчас, либо никогда.
Получилось забеременеть после второй процедуры экстракорпорального оплодотворения.

– У меня началась аритмия, «полезли» вены, – говорит Татьяна. – Чувствовала себя плохо. И немудрено – такую дозу гормонов получить дважды во время подготовок к ЭКО! Не знаю, у кого омолаживается организм после поздних родов, а я себя не ощущаю помолодевшей. Приходится нанимать знакомую для помощи – выматывают бессонные ночи и хлопоты, связанные с уходом за дочкой.

Из плюсов женщина назвала появившуюся с возрастом повышенную ответственность.

– Мне кажется, я никогда не была такой дотошной и внимательной мамой в 25 лет и даже в 30, – признается Татьяна. – Это мудрость, понимание всех сложностей, связанных с рождением малыша. Что касается супружеских отношений, то они стали спокойнее, без «мексиканских страстей» – теперь мы с Вадимом не просто любящая пара, а настоящие партнеры. И рождение малышки нас еще больше сплотило.

Фото: pixabay.com

Слово – медику

Заведующая отделением планирования беременности и ЭКО Лариса Колобухова рассказала:

– К женщине, которая решила завести ребенка после сорока, природа предъявляет повышенные требования. После сорока лет быстро снижается репродуктивный резерв женщины и катастрофически быстро − после сорока пяти. Поэтому, если беременность планируемая, лучше, чтобы она наступила до тридцати пяти – тридцати восьми лет или хотя бы до сорока. Тогда вероятность получить осложнения меньше. Но тем не менее если пара планирует эту беременность, она должна к ней подготовиться.

– Как именно подготовиться?

– Рекомендуется исключить вредные факторы. Нужно добавить в рацион больше овощей и фруктов. Исключить курение, алкогольные напитки, применение других наркотических средств. Семейная пара должна быть уверена, что состояние здоровья не станет препятствием, чтобы зачать, а потом и выносить здорового полноценного ребенка. Поэтому необходимо обследоваться на наличие различного рода заболеваний. Если все хорошо, можно начинать пить фолиевую кислоту. Она улучшает состояние слизистой оболочки матки, которая, как известно, является «постелькой» для оплодотворенной яйцеклетки. Также фолиевая кислота способствует предотвращению пороков развития у ребенка, особенно пороков нервной системы, нормализует формирование кроветворных органов. К тому же она улучшает процессы синтеза гемоглобина, предотвращая анемию у беременной и плода. Я бы советовала не забывать и об умеренной физической активности. Желательно регулярно заниматься любимыми видами спорта. Перед зачатием рекомендуется отдохнуть физически и психологически, например съездить в отпуск.

– Есть ли разница между подготовкой к беременности после 40 лет и в 25?

– Теоретически отличий нет. Но следует помнить, что беременность после 40 желательно планировать. Если у молодой семейной пары случилась незапланированная беременность, это не так страшно, их багаж накопленных заболеваний невелик. Для взрослых пар такая подготовка обязательна. Если беременность планируемая, они должны сознательно делать этот шаг. Во всех случаях беременным женщинам после 40 необходимо более тщательное наблюдение врача, дополнительные методы исследования, консультации акушера-генетика, возможно, на предмет того, какие перспективы у ребенка. Кстати, в обязательную государственную программу входит медико-генетическое консультирование тех пар, где возраст мамы больше 35 лет.

– Имеет ли значение, рожает женщина после сорока первого ребенка или у нее это третьи роды?

Читать еще:  ПАЛИТРА ПРОСТОГО СЕРДЦА

− Если беременность первая, то даже психологически женщине в сорок с чем-то лет сложнее. Она уже умудрена жизненным опытом, осведомлена о каких-то вероятных осложнениях, и поэтому частичная неуверенность действует на нее не очень хорошо. В таком случае пациентке важно наблюдаться там, где она получит квалифицированную грамотную помощь, где у нее будут психологический контакт с лечащим врачом и возможность побеседовать более углубленно, более детально по каким-то специфическим вопросам. Если это роды не первые, то беременность, как правило, протекает физиологически более легко.

Фото из личного архива героинь

История Александры Деревской, ставшей мамой 48 детей-сирот

Когда Александра привела в дом 25-го ребёнка, муж Емельян не выдержал, сказал, что пора остановиться. Но она продолжала спасать маленькие жизни, пока были силы и всегда говорила : «Они все мои родные, для меня они — счастье, а не испытание».

Деревская Александра Аврамовна родилась 6 мая 1902 года в городе Грозном, училась в женской гимназии, а позднее работала диетсестрой в госпитале. Там она познакомилась с раненным красноармейцем Емельяном, который и стал её мужем. У Емельяна был сын от первого брака, маленький брат Тимофей и девочка Панна, оставшиеся без родителей. Поскольку своих детей у Деревской не было, она взяла их всех в свой дом на воспитание.

В 1939 году Деревская организовала детские ясли. Как-то она совершала вечерний обход, и одна девочка потянулась к ней со словами: «Мамочка пришла!». Девочка была незрячей и услышала только шаги Александры. Валя, так звали девочку, была одним из первых детей, принятых в семью Александры Деревской. Затем в семье появились Вениамин и Сережа, вскоре ещё трое, и в семье стало 9 детей.

Муж Емельян смирился с ростом семьи, он отдавал жене свою не слишком большую зарплату и неделями находился на работе, а Александре приходилось одной решать бытовые вопросы и заниматься хозяйством.

Зимой 1942 года они жили в маленьком селе Отважное, Куйбышевской области. «Когда мама узнала, что пришел пароход с детьми из блокадного Ленинграда и, что дети — живые трупы, она немедля пошла на берег Волги. Детей выносили из трюма и клали на песок. То, что она увидела, её повергло в шок. Дети от бессилия не могли двигать, ни руками, ни ногами. У многих была цинга. Мама поняла, что в условиях детского дома, они не выживут, » — вспоминает дочь Лидия Емельяновна Тищенко.

Она рвалась к каждому ребёнку, которому нужна была помощь. Дмитрика Деревская подобрала на улице — он лежал рядом с убитой матерью. Маленькую Лиду и ещё 16 детей-блокадников, которых привезли на пароходе из блокадного Ленинграда еле живыми, она самостоятельно выкормила и выходила. К концу войны Деревские усыновили и удочерили 35 сирот, родители которых погибли на фронте или умерли с голода. В семье были русские, украинцы, узбеки, евреи и немцы, осиротевшие, беженцы, отказники и подкидыши. Днем она трудилась с утра до вечера, не позволяя себя отдыхать и бездельничать. И только один раз пришла из города, надела новый красивый халат, села на крыльце и сказала: «Дети, сегодня у меня праздник. Меня приняли в партию. Сегодня вы все будете делать сами».

В 47-м году был неурожай хлеба, люди стояли в огромных очередях и получали пайки. Семья Деревских получала хлеб в специализированном магазине, и Александра просила детей раздавать 3-4 буханки соседям, говорила: «Отнесите бабушке-соседке, у неё больные ноги, она не может стоять в очередях».

В семье сорок восемь детей…

Детский приют при Свято-Лазаревском женском монастыре города Верещагино — единственный приют в Пермском крае. А сам монастырь — единственный в России в честь Лазаря Четверодневного. Двери открыты для сирот и для трудных детей. Волонтеры уверены: главное, что может дать приют своим воспитанникам, — это желание в будущем создать свою собственную семью.

…Этой девочке было всего двадцать пять дней. Ее мать, сама бывшая воспитанница детского дома, в то время сильно пила. Принесла ребенка в храм к отцу Борису: вот, говорит, девочку родила, а жить негде — может быть, возьмете ее себе? Отец Борис девочку удочерил. Сейчас у протоиерея Бориса Кицко большая семья: шесть родных детей и десять приемных. Но в каком-то смысле его семья еще больше, и детей в ней — сорок восемь. Все они — бывшие и нынешние воспитанники Верещагинского детского приюта при Свято-Лазаревском женском монастыре в Пермском крае.

Судьба каждого попавшего в приют ребенка — маленькая повесть. Однажды в Верещагино приехала женщина из города неподалеку и рассказала о своих соседях:

— Двое детей — мальчик и девочка — живут вместе с мамой. Она пьет. И мужчин регулярно меняет. А дети, голодные, ходят по помойкам или попрошайничают. Если денег не принесут — мать их даже домой не пускает…

Отец Борис взял детей в приют. Старшая сестра сейчас учится в техникуме, брат — в старших классах школах. А мама со временем одумалась — и к детям сама приехала. Но не чтобы забрать, а чтобы остаться с ними в Верещагине — помогать, чем может. Не деньгами, конечно, а собственным участием. И таких мам здесь немало. Как правило, у них нет даже двух-трех тысяч рублей… Требовать от них пожертвований никому в голову не придет.

А однажды сына-подростка в приют привезла и вовсе интеллигентная семья из Санкт-Петербурга. Их мальчик успел пристраститься к наркотикам. Победить своими силами родители отчаялись. В приюте мальчик пробыл три года. Наркотики бросил, возвращения к ним боится как огня. Теперь регулярно приезжает в Верещагино в гости.

— Только не подумайте, что дети попадают в приют — и через день исправляются, как по мановению волшебной палочки, — говорит волонтер приюта Елена Ивановна Розенфельд. — Инерцию старых привычек преодолеть трудно. Поначалу дети часто воруют друг у друга — они же так всегда делали на улице. Иногда они просто от нас сбегают. А мы потом ищем их по вокзалам… Дети начинают что-то в себе менять, только когда понимают: они — оказывается — нам по-настоящему нужны.

Был в приюте мальчик Саша — трудный подросток, ни одна школа не хотела его брать. Когда Саша сбежал, а Елена Ивановна нашла его на вокзале, он спросил только:

— А Вы бить меня не будете?

— Саша, ну зачем мне тебя бить?!

А через несколько лет Саша с отличием окончил среднюю школу и поступил в Высшую школу ФСБ в Калининграде. Пришел к Елене Ивановне просить написать ему характеристику, а сам плачет — должно быть, много «прошлых заслуг» вспомнилось… Елена Ивановна ему отвечает:

— Саша, главное, что ты стал тем, кем мы все надеялись. Ну разве это не награда нам с тобой за труды?

Один из выпускников Верещагинского приюта сейчас служит священником. С будущей супругой он познакомился в приюте — она тоже была воспитанницей. Несколько человек учатся в Пермской духовной семинарии. Но большинство получают светское образование, часто среднее специальное. Некоторые — высшее. Каждый по своим силам.

— Пусть у них очень простые профессии — газосварщик или слесарь — не это самое главное, — говорит Елена Ивановна. — Главное — все они создают или как минимум хотят создать свою семью.

Все верещагинские юноши уходят в армию. За годы существования приюта только трое не служили — по состоянию здоровья. Есть среди воспитанников дети с условным сроком заключения — по идее, такие должны служить в стройбате. Но в приюте за своих воспитанников «бьются» по всем фронтам — и добиваются снятия судимости. Ни один из приютских подростков не ушел в стройбат. К тому же один из покровителей Верещагинского приюта — Прикамский казачий корпус. Мальчиков с детства обучают верховой езде, владению шашкой и всем остальным казачьим искусствам. В военном билете у каждого воспитанника есть специальная отметка о том, что перед вами — казак. Верещагинский приют уже сумел дать миру нескольких казаков-десантников и одного казака-спецназовца.

— Вы бы видели, как наши мальчики любят своих лошадок, — рассказывает Елена Ивановна. — Ребят никаким телевизором домой не заманишь, прибегут из школы, скинут вещи — и тут же к своим скакунам.

Официально Верещагинский приют открыт при Свято-Лазаревском женском монастыре. Как практически в любом монастыре, здесь большое хозяйство. Им занимаются монахини, но и у каждого ребенка есть свое «послушание» — помогать: одни смотрят за кроликами, другие за козами, третьи за коровами… Но только в свободное от уроков время.

— Обязательной у нас считается только вечерняя молитва, — рассказывает Елена Ивановна. — Исповедоваться и причащаться, само собой, мы никого не заставляем. Главное для нас — чтобы дети не озлобились на мир, и особенно — на своих родителей. Брошенным детям не так-то просто их простить. И помочь ребенку к этому прощению подойти — одна из главных наших задач.

Читать еще:  Поклонение Кресту: отвезем всех!

Конечно, в Верещагинском приюте Православие — это основа повседневной жизни. Но проявляется это не во внешних вещах — не в распорядке дня, не в одежде и т. д. Никто здесь не ходит в платках и длинных юбках, никого не заставляют смиренно опускать глаза в пол.

— Нам поначалу не доверяли, — говорит Елена Ивановна, — мол, вы из детей хотите монахов сделать. Но это не так. Нам только важно, чтобы дети не боялись Церкви и понимали, что такое вера в Бога и что она значит для человеческой души.

Первое время даже местная администрация не одобряла появление приюта. Оно и понятно: с какой это стати молодой священник (отцу Борису Кицко был тогда тридцать один год) за такую работу берется? Но постепенно в администрации увидели, что плоды добрые. И проблемы стали решаться сами собой.

Верещагинский приют существует уже семнадцать лет. Отец Борис Кицко был назначен в Верещагино в начале 1990-х. Единственный в городе храм святого Александра Невского был построен в 1906 году, закрыт в 1937-м, и потом в его стенах сменяли друг друга кинотеатры и магазины. Последним был магазин хозяйственных товаров. Когда храм вернули Церкви, здание находилось в таком состоянии, будто его долго и упорно бомбили. Начинать с нуля приходскую жизнь в глубинке всегда непросто. А тогда — в начале 90-х — люди теряли работу, от безысходности начинали пить. Нередкая, в общем, картина для российской провинции того времени. Когда отец Борис увидел на улицах брошенных, оборванных, голодных детей, он не смог пройти мимо и обратился к своей общине с просьбой — не только накормить детей, но и попытаться социализировать. Так появился приют.

Cтрогость и любовь — два слова, которые лучше всего характеризуют отца Бориса, — говорит Елена Ивановна. — Мы с детьми между собой называем его просто «папа». И это в полной мере отражает его отношение к детям. И отношение детей к нему.

Однажды отец Борис прочитал книгу про святителя Иоанна Шанхайского. Во время революции этот святой вывез из России в Китай два детских приюта. Всех воспитал и всем дал образование. «Если святой Иоанн смог сделать такое, то и мы должны», — эта мысль давала надежду и утешение, когда приют находился в особенно тяжелом финансовом положении. А святой Иоанн Шанхайский навсегда стал ориентиром.

Мы в ответе за них всех, — говорит Елена Ивановна. — Даже за тех, кто уже вырос и живет самостоятельной жизнью. Они все равно наши. Это семья в полном смысле слова. Когда наши дети идут по улице, никто никогда не догадается, что они из приюта. Это совершенно обычные дети из большой семьи. А знаете почему? Мы любим их всех такими, какие они есть.

P. S. Информация для всех, кто может помочь детскому приюту Свято-Лазаревского женского монастыря г. Верещагино, Пермской епархии Русской Православной Церкви:

в Верещагинском ОСБ №1623

Западно-Уральского Сбербанка РФ

Юр. адрес: 614120, Россия, Пермский край,

г. Верещагино, ул. Карла Маркса № 28.

Телефон: 8 (34254) 3-14-70.

Мобильный телефон: 8 (951) 925-32-14 — Елена Ивановна Розенфельд.

Фото из архива детского приюта при Свято-Лазаревском монастыре

«Не будешь рожать — умрешь»

После свадьбы отец мужа подарил молодоженам крошечный участок земли, чтобы пара могла построить дом и завести детей. Мариам мечтала, что их будет шестеро: она хотела воссоздать свою родную семью — ту, какой она могла бы быть, не погибни ее мать. Первых близнецов девочка родила в 13 лет, еще через два года на свет появились тройняшки, через год и семь месяцев — четверняшки.

Девушка не была удивлена — о своей наследственности она хорошо знала: «У моего отца было 45 детей от разных женщин, и всегда рождались двойни, тройни, четверни и даже пятерни». После появления 18 детей Мариам хотела остановиться, и обратилась к местному врачу за помощью. Однако тот заявил, что женщина страдает от переизбытка яйцеклеток, и прекращать беременеть нельзя — это может ее убить.

Президент ассоциации гинекологов и акушеров Уганды доктор Чарльз Киггунду считает, что медик ошибся: он принял врожденную склонность к гиперовуляции, которая, несомненно, имеется у Мариам, за синдром гиперстимуляции яичников. Гиперовуляция для женщины не представляет угрозы, а вот гиперстимуляция действительно опасна, но является редким осложнением, к тому же связанным с неправильно назначенной дозой гормонов после ЭКО.

После рождения 25-го ребенка Мариам вновь обратилась к врачам: ни таблетки, ни противозачаточные уколы ей не помогали. Ее осмотрели и вынесли тот же вердикт: продолжайте рожать! Замученная, отчаявшаяся женщина установила внутриматочную спираль, но побочные эффекты едва не убили ее: сначала девушку непрерывно рвало, а потом она потеряла сознание и на месяц впала в кому.

Всего к 39 годам Мариам родила 44 ребенка. Последний был единственным, появившимся на свет благодаря кесареву сечению. В больнице Бабирье умоляла врачей сделать так, чтобы она больше не рожала, и акушер после операции сказал Мариам, что ей «вырезали матку изнутри». Киггунду подозревает, что речь шла не о столь радикальном вмешательстве: скорее всего, женщине просто перевязали фаллопиевы трубы.

Круговорот в доме

«Сегодня в России каждый пятый ребенок из многодетной семьи», — утверждает президент центра помощи многодетным «Многомама» Алина Контарева в разговоре с корреспондентом РИА Новости. Не ограничиваются пятью и даже семью детьми: только в Москве на конец 2017 года зарегистрировано около ста пятидесяти семей, в которых больше девяти «птенцов».

Есть и настоящие герои: Александр и Елена Шишкины из Воронежской области вместе с девятью дочерьми и одиннадцатью сыновьями попали в Книгу рекордов России.

Младшей дочери сейчас четырнадцать, а старшему сыну скоро сорок. Внуков у Шишкиных уже сорок восемь — дети не отстают от родителей. Как ни странно, формально Александр и Елена не считаются многодетными родителями: для этого как минимум трем наследникам должно быть меньше восемнадцати лет, а у Шишкиных только две несовершеннолетние дочери, все остальные уже взрослые. «У жены и медали есть, и золотая звезда «Мать-героиня», — говорит с гордостью Шишкин.

Раньше, когда в доме было больше молодежи, старшие дети всегда помогали с младшими. «Они и накормят друг друга, и поиграют, иногда и поссорятся, зато всегда заняты и под присмотром», — объясняет Александр свой подход к воспитанию. Он уверен, что детей нужно как можно раньше учить выполнять элементарные бытовые работы, тогда родителям немного легче.

Детям о многодетности

Две недели в нашей машине, набитой детьми, царила тишина. Две недели все – и мы с мужем, и старшие дети – ездили в молчании, а если и переговаривались, то только шёпотом. Мы слушали аудиокнигу. Когда диск закончился, я поняла, что книжка эта должна стоять на полке в нашей детской. Потому что она будет открываться, и не раз. Такая уж она замечательная.

Книга эта не похожа на другие, в первую очередь своей темой. Главное в ней – большая, дружная и по-настоящему многодетная семья. И название соответствующее – «Мама, папа, бабушка, восемь детей и грузовик». Весёлое такое название, пёстрое и многообещающее. И оно нас не обмануло!

Написала книгу «бабушка всея Норвегии» Анне-Катрине Вестли. За 50 с лишком творческих лет она издала 56 произведений для детей и взрослых. Они стали классикой – и скандинавской, и общемировой. И хотя мне как-то не попадались раньше её произведения, многие помнят их из советского детства – тоненькие книжечки с забавными чёрно-белыми иллюстрациями, которые создал муж писательницы, Юхан Вестли.

Соотечественники сравнивают её с Астрид Линдгрен и очень любят. Любят за простоту и ясность языка, за отличное чувство юмора, за опосредованную и ненавязчивую мораль, за такие жизненные и одновременно увлекательные сюжеты. За очарование обыденности, скромного быта и труда. А самое главное – за то, как описывает Вестли жизнь традиционной большой семьи. Семьи, где все друг за друга горой.

Папа, мама и восемь детей

Живёт она в большом городе, подразумевается, конечно, Осло, столица Норвегии. Живёт бедно, в однокомнатной квартирке. Папа с мамой спят на диванчике в кухне, восемь детей – на матрасиках в комнате, которые утром складывают у стены в стопочку. Папа работает водителем на грузовичке, который все любят, берегут и относятся к нему как к полноправному члену семьи. Мама хозяйничает дома.

То, что денег семье хватает только на самое необходимое (и то не всегда), то, что им тесно, то, что на обед порой только гороховый суп или картошка – всё это очевидно. Это есть, но этого как бы и нет. Все домочадцы настолько любят друг друга, им так хорошо вместе, что бедности и бытовой неустроенности они просто не замечают. Им нечем гордиться в материальном плане, но у них есть другое богатство – семья.

Им нечем гордиться в материальном плане, но у них есть другое богатство – семья

«Когда папа, мама и все восемь детей гуляли по улице, прохожие почти всегда принимали их за небольшую демонстрацию. Некоторые даже останавливались и спрашивали маму:
– Неужели это все ваши дети?
– Конечно, – гордо отвечала мама. – А то чьи же?»

Читать еще:  Тропинка домой. Записка мамы

Семья вообще центр этой книги, такой своеобразный магнит. К нему тяготеют все герои, беды и радости они несут сюда, поднимают дружно на плечи – большие и маленькие. Уходя, они возвращаются настолько естественно, что становится понятно: здесь, в семье, им лучше всего. Да, дети ходят в школу, в гости к друзьям, но, как бы хорошо те ни жили, ребята не завидуют по-настоящему. Они идут домой, в свою семью, в свою стихию.

И, напротив, чужие люди, у которых есть гораздо больше – просторные комнаты, благоустроенные квартиры, деньги, – тянутся к маме, папе и восьми детям, греются у их очага. Дама снизу, которая раздражалась на шум и крики из «многодетной» квартиры, не смогла не полюбить эту семью. С мужем приходят они наверх праздновать Рождество, потому что у себя им скучно. Школьный товарищ одного из детей, имеющий собственную комнату и много игрушек, скучает; зато он в восторге от детского праздника, который устраивают мама и папа.

Забота и любовь

О них мало говорится в книге. Об объятиях, поцелуях, нежных словах. Потому что сложно говорить о том, что охватывает всё пространство жизни, как солнечный свет заполняет мир погожим утром.

Угнали грузовик – не у папы, у всей семьи! – дети ходят по городу, ищут его по звуку мотора и наконец находят. Организация праздников, уборка квартиры, бытовые дела – всё это делается сообща, а не ложится исключительно на плечи мамы.

Все члены большой семьи добры и милосердны – не только друг к другу, но и к нуждающимся в этом. Они совершенно естественно, без всякой позы, без рассуждений, протягивают руку помощи, не только не требуя награды, но и отказываясь от неё. Когда в соседнем доме хозяйка забыла выключить утюг, семья помогла вызвать пожарную команду, сохранить вещи и квартиру. В благодарность дама решила вознаградить своих спасителей. Она прислала им письмо и деньги.

«Внутри конверта лежала красная бумажка.
– Сто крон, – сказал папа. – Ничего хуже нельзя было придумать.
– Ничего лучше нельзя было придумать, – сказала Мона.
– Недоставало ещё брать деньги за то, что мы помогаем друг другу, – сказал папа. – Я пойду и отдам их обратно».

О непрактичности

Деньги от благодарной дамы было решено всё же принять. Вся семья думала, как лучше их потратить. Здесь проявились все робкие желания, ведь дети есть дети: красивые платья, игрушки, сласти, вкусная еда… Мама мечтала о большом мешке картошки, а папа – о ремонте грузовика. Но решили они купить… часы.

Они единое целое. И все насмешки им нипочём. И ничего им не страшно

Непрактичное желание, глупое. Зачем большой семье, где постоянно требуются продукты, обувь и одежда, дорогие настенные часы с гирями и кукушкой. А дело здесь совсем не в практичности. Эти часы становятся настоящим символом уюта, центром этого скромного и небогатого дома. Они добываются сообща на аукционе. Мама, папа и восемь детей встают и хором выкрикивают свою ставку, вкладывают в это всю свою любовь и единение. И мужчина, который тоже хотел приобрести эти старинные часы, отступает.

А потом папа, мама и восемь детей бережно и медленно шествуют домой с часами. Они вешают их на стену, счастливо любуются ими. И, читая об этой, с рациональной точки зрения, глупости, понимаешь: они всё правильно делают. Они единое целое. И все насмешки им нипочём. И ничего им не страшно.

Организация и организованность

Я думаю, большинство родителей, у которых трое и более детей, сталкивались с вопросом: «Как вы справляетесь со всей этой оравой?!» Книга Анне-Катрине Вестли сама по себе – развёрнутый и увлекательный ответ на этот вопрос.

В семье у мамы, папы и восьми детей – у каждого – есть своя зона ответственности. И никому даже в голову не приходит пожаловаться, возмутиться или спихнуть всё это на других домочадцев. Дети помогают маме, убираются, стирают свою одежду. Все без исключения – и старшие, и малыши.

Такая организация жизни большой семьи – не принцип, не искусственно внедряемая идея. Это необходимость и оптимальный способ существования. Ноша, разделённая на много частей, перестаёт быть большой и тяжёлой. И – удивительное дело – остаётся время для отдыха и веселья.

«Все по очереди стерегли Малышку Мортена, чтоб он не убегал один к морю. Они решили, что гораздо удобнее стеречь его не в одиночку, а по двое. Мина и Милли стерегли его с 7 до 10 утра, Мона и Мадс – с 10 до часу, потом за ним некоторое время следил папа. В два часа они обедали, после обеда Мортен спал, и все отдыхали от него до четырёх часов. А с 4 до 7 вечера Мортена стерегли Марта и Мартин.

Марен была освобождена от дежурств, потому что она помогала маме готовить еду. Папа мыл посуду после завтрака и после обеда. Таким образом, у всех были свои обязанности, но всё равно у них оставалось ещё уйма времени, чтобы отдыхать и веселиться».

Мама и папа восьми детей вряд ли имели время и возможность читать педагогическую литературу и слушать лекции. Они действовали, согласуясь со своим сердцем. Они просто жили, заботились друг о друге, о детях, подавали им пример и организовывали жизнь так, что в неё были включены все. И действия мамы и папы, честно говоря, мало в чём расходятся с рекомендациями классиков детской и семейной психологии: спокойствие, принятие, внимание к детям, общие труды и досуг – всё это работает на ту атмосферу, ради которой дети и взрослые стремятся в семью, в скромную комнату со старинными настенными часами.

Рецепт от раздражения

«Вот, например, я, когда сержусь, убегаю из дому и обегаю несколько раз вокруг нашего квартала. Чем злее бываю, тем больше бегаю. И несусь изо всех сил. Так и бегаю, пока не устану настолько, что мне даже захочется вернуться домой и отдохнуть».

Через некоторое время соседи могли наблюдать удивительную картину: вокруг квартала носятся с сердитыми лицами и папа, и семеро старших, и даже мама с Малышкой Мортеном на руках.

Папа поступает мудро: он советует уносить злость и раздражение из семьи и возвращаться туда, успокоившись и выплеснув негатив. Проблемы нужно решать сообща, с трудностями справляться вместе, а вот срываться на домашних не следует. Лучше в такой момент отправиться на свежий воздух.

Семейная иерархия

Вообще, папа – удивительный персонаж. С первого взгляда – просто добряк и простак, на самом деле – отличный стратег и талантливый руководитель. Особенно ярко его таланты проявляются в момент, когда ему приходит идея обменяться жильём с пожилыми супругами из домика в лесу, поблизости от города.

Папа никому не сообщает о своей задумке. С таинственным видом он раздаёт поручения своему семейству. И семейство без расспросов и возражений слушается папу – прибирается, печёт печенье, накрывает на стол и держит рот на замке. Даже бабушка, которая буквально воспринимает приказ «не пикнуть!» «Пик», – говорит бабушка, когда папа с гостями выходит из комнаты. Все разражаются смехом…

О самом заветном желании

Когда мы с мужем, слушая аудиокнигу, поняли, что папа собирается купить старенький домик в лесу, прибавили звук и с напряжением ждали развязки. Прямо как дети. Очень уж хотелось нам, чтобы семья переселилась из своей тесной квартирки в просторный, хоть и скромный, загородный дом!

Этим и заканчивается первая книга. Исполнением того, что казалось несбыточным. Того, о чём не говорили вслух папа, мама, бабушка и восемь детей – так им этого хотелось:

«Они спрыгнули с грузовика, папа взял за руку маму, мама – бабушку, бабушка – Мортена, Мортен – Мину, Мина – Милли, Милли – Мону, Мона– Мадса, Мадс – Марту, Марта – Мартина, Мартин – Марен, Марен взяла на поводок Самоварную Трубу, и так они все вместе направились к домику в лесу, к своему новому дому».

«Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик» – нетипичная детская книга. Она рассказывает правду о многодетности. Да, она такая и есть, эта правда. Потому что нельзя иначе жить такой большой семье – только дружно, только вместе, только в согласии и любви. Стремиться домой, стоять друг за друга. Мне посчастливилось знать по-настоящему многодетные семьи – где 5, 6, 7, 8, 10 детей. И они в самом деле такие.

Книга Анне-Катрине Вестли – не только о многодетной семье. Она вообще о семье, о едином организме, о малой Церкви, хотя и не говорится в ней о Боге. Но Его незримая помощь ощущается на каждой странице, в многотрудной, бедной, но такой гармоничной жизни папы, мамы, бабушки и всех восьми детей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector