0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ученик»: как рождается религиозный фанатизм

«Ученик»: как рождается религиозный фанатизм?

Сюжет этого фильма, если не раскрывать его подробностей, очень прост. Подросток Веня Южин прочитал Библию и восстал в буквальном смысле против всех — матери, одноклассников и особенно против учительницы биологии, атеистки Елены Львовны. Судя по некоторым фразам мамы Вениамина, сначала он был «вполне нормальным ребенком», ничем не отличавшимся от других, но вдруг возомнил себя пророком. Веня отказывается ходить на уроки физкультуры в бассейн, потому что его оскорбляет вид одноклассниц в откровенных бикини. Он срывает уроки биологии, то раздеваясь догола, то надевая костюм гориллы, выражая таким образом протест против научных теорий, проводником которых выступает учительница Елена Львовна. Общаться с юношей очень сложно, потому что девяносто девять процентов его слов — цитаты из Библии. Он с ловкостью жонглера манипулирует словами из разных мест Писания, сводя их к одному: все окружающие погрязли в грехах и всех их ждет кара Божия. Причем именно себя Вениамин считает провод­ником Божественной воли и Его карающей десницей.

Руководство школы практически идет у отбившегося от рук ученика на поводу. К словам матери — измотанной бытом одинокой женщины — подросток не прислушивается. Священник, отец Всеволод, которого попросили провести с мальчиком беседу, терпит поражение — Вениамину не нужны ни Церковь, ни духовные руководители — он сам лучше всех знает, чего хочет от него Бог. Итог фильма — трагедия, которую нельзя исправить, перечеркнувшая неудавшемуся «пророку» и всем, кто с ним так или иначе связан, всю дальнейшую жизнь.

Кто-то из кинокритиков охарактеризовал «Ученика» как фильм-диспут, призванный не расставить точки над «и», не донести некую завершенную идею, а послужить началом более широкой общественной полемики. Да и сам режиссер в интервью призывает зрителя самостоятельно поразмышлять над фильмом. И нужно сказать, он сделал очень правильный ход. Все мы в какой-то мере подвержены стереотипам, нередко их нам навязывают, и потому самостоятельный труд по осмыслению любого содержания — новостного, художественного, публицистического — просто необходим. Однако, на мой взгляд, авторы фильма, пытаясь опровергнуть как стереотип то, что христианство учит добру, сами предпринимают попытку навязать стереотип «злого верующего» — религиозного фанатика, который только и делает, что угрожает своим недругам карой небесной. В кинокартине очень умело подобраны библейские цитаты — все они обличительные. Мы не услышим ни о любви, ни о прощении, ни о милосердии — только наказания…

Однажды я разговаривал с человеком в храме, тему разговора уже не помню, но зато очень хорошо запомнилась заключительная фраза моего собеседника: «Я в Бога, конечно, верю и в храм хожу, но не так фанатично, как Вы…». При этом подобные слова я слышал неоднократно от самых разных людей. Если кто-то начинает ходить в храм немного чаще, чем два раза в год — за водой на Крещение и с куличами на Пасху, он в глазах значительной части общества уже превращается в фанатика. К сожалению, у нас так. В чем причина подобного отношения, мне сказать трудно. Скорее всего, в желании обес­ценить то, в чем не находишь в себе решимости всерьез разобраться, задавшись вопросом: «А я сам — как и для чего живу?».

Я встречал людей, чем-то похожих на Веню Южина. Переступив порог храма, они тоже начинали мнить себя обличителями, во всем видели только грех и беззаконие, скорбели о том, что никак не могут заставить — именно заставить! — ходить в храм своих «нечестивых» родственников. Да, такие люди бывают. Но гораздо больше я видел в Церкви тех, кто готов утешить, помочь, пожертвовать чем-то своим ради других. И в этом — буквальное исполнение слов Господа в Евангелии: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16). Но этих слов Христа мы в фильме не услышим…

Другой навязываемый стереотип — наказание грешников. Веня только об этом и говорит на протяжении всего фильма, так что вывод, что Бог может только истреблять и карать, напрашивается сам собой. Но уж как-то очень странно этот юноша читал Библию, если не увидел в ней слов о любви Божией. Не увидел он, по-видимому, и слов Христа к людям, которые хотели побить камнями женщину, совершившую прелюбодеяние: Кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин. 8, 7). Не услышал и молитву Господа, пригвождаемого ко Кресту: Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 34). В понимании Вениамина Бог не умеет прощать. Но Бог здесь ни при чем. За волю Божию мальчик Веня выдает свое личное неумение прощать и любить.

Есть такое выражение: «страх Божий». Нередко под этими словами понимается именно страх наказания. Но как говорит апостол Иоанн Богослов, не случайно названный апостолом любви, в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение, боящийся не совершен в любви (1 Ин. 4, 18). И это еще одно приглашение к самостоятельной работе над вопросом, что такое любовь к Богу и что такое вообще любовь.

Надо признать, в фильме есть робкая попытка осмысления любви в ее евангельском смысле. Учительница Елена Львовна тоже решает прочитать Библию, чтобы разговаривать со своим учеником на одном языке. Но для нее слова из Евангелия от Иоанна по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35) приобретают, увы, только один смысл: а что если все они были гомосексуалистами?! К сожалению, слово «любовь» для современного человека все чаще и чаще сводится лишь к одному значению… Но опять-таки дело не в Евангелии, а в содержании сердца человека.

Апостол Павел пишет, что любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4–8). Но любви в понимании апостолов Павла и Иоанна — той любви, о которой свидетельствовал Господь Иисус Христос, — в фильме нет. Она просто не ведома никому из его героев. И в этом их главная трагедия. Что это — еще один навязываемый зрителю стереотип или реальность, так жестко показанная в фильме? И это еще один вопрос для самостоятельного размышления…

Газета «Православная вера» № 05 (577)

Слепая вера

– Бауыржан, давайте ответим на вопрос: кто такие религиозные фанатики?

– Религиозные фанатики – это адепты определённых течений, которые во что-то слепо верят. А именно: человек убеждён только в своей правоте либо правоте лидера, который его на этот путь наставляет. Потому что ни одна деструктивная организация не обходится без лидера. В первую очередь фанатика определяет то, что он лишён критического мышления, так как он не осознаёт, не размышляет, не относится критически к полученной информации, а полностью впитывает её в себя, видя истину только в одном. Все остальные, кто думает иначе, для него враги. «Они не знают истину, невежественны», – думает он. Иногда доходит до крайности, что от людей, пытающихся его вразумить, фанатик просто избавляется или держит их подальше от себя.

– Какие люди подвержены религиозному фанатизму?

– Мы не можем утверждать, что религиозной фанатичности подвержена лишь какая-то определённая группа, которая не обладает современными знаниями, отстаёт от прогресса, какие-то люди, «выросшие в лесу». Это не так, среди данной группы мы видим людей, которые иногда получили не одно, а два высших образования, встречаются материально обеспеченные люди. Можно сказать, с точки зрения психологии, что у таких людей есть предрасположенность к акцентуации своего характера. Им необходимо демонстрировать то, в чём они убеждены. Делают это они посредством своей религиозной атрибутики, внешности. Они видят в этом своё умиротворение, они этим живут. Если мы говорим о фанатизме, то можно сказать, что у каждого человека есть свои кумиры и человек всегда пытается кому-то подражать, например, в манере одеваться или причёске, то есть демонстрировать свою приверженность чему-то.

Также бывает тип замкнутых людей, которые всё переживают внутри себя. Доходит иногда до того, что не общаясь с другими людьми, не высказывая свою точку зрения, они начинают развиваться внутри себя. У них появляются какие-то собственные убеждения. Это приводит к тому, что они ограничиваются только тем, как они сами думают. Бывают люди, которые отличаются жестокостью. Мы можем видеть религиозных фанатиков, которые крайне жестоки. Получают удовлетворение, когда приносят какую-то жертву или даже сами себя приносят в жертву. Фанатизм можно связать с психопатией. Кажется, что человек самодостаточен: есть машина, бизнес, – но что творится у него в голове, мы знать не можем.

– Как становятся религиозными фанатиками?

– Нельзя сказать однозначно, что это люди, которые испытывают комплексы, обижены на жизнь. Потому что бывают разные категории людей, которые ищут свою истину, предназначение в этой жизни, но не могут найти. И определённые люди предлагают им взамен свою интерпретацию, часто будущие адепты попадают под влияние таких людей. Если говорить о внешнем влиянии, то человек всегда зависит от общества, и мнение другого человека для него очень важно. Например, его не понимают окружающие или он получал психологические травмы в детстве, но вдруг он встретил людей, которые его понимают с полуслова (замечу, что лидеры таких организаций очень хорошие психологи, они используют разные методы, будь-то разные техники эмпатии или нейролингвистическое программирование). Лидер всеми своими действиями показывает, что он сопереживает такому человеку, что именно он нужен ему. Появляется чувство, что ты кому-то не безразличен, что живёшь ради какой-то идеи, человек видит для себя какую-то миссию. Но они не понимают, что являются просто пушечным мясом для чьей-либо политической и экономической деятельности.

Виды фанатизма:

  1. Расовый.
  2. Националистический (шовинизм).
  3. Политический (фашизм, тоталитаризм).
  4. Религиозный (религиозная нетерпимость).
  5. Обрядовый – приверженность, доходящая до суеверия, внешней форме богослужения и обычаям.
  6. Пуританство – строгость нравов и правил в повседневной жизни, превращённая в самоцель.
  7. Прозелитизм – привлечение к религии навязчивыми, вкрадчивыми и лукавыми способами.
  8. Религиозная экспансия – стремление к всемирному господству какой-нибудь религии с применением коварных и насильственных средств.

Мы видим, что фанатики не оставляют своё имущество детям, а переписывают на организации, которым слепо верили. Вспомните слова Рона Хаббарда, основателя саентологии: «Если хочешь разбогатеть – придумай свою религию». Отмечу, что в нашем обществе и по нашему законодательству мы не можем обвинить или прямо назвать человека сектантом, так как оскорбим его взгляды. Поэтому где находится эта граница, самая крайняя точка, сказать сложно. Это работа теолога-психолога. Создаются специальные центры по вопросам консультации и реабилитации в каждом городе. На данный момент людей, которые поддаются влиянию, в Казахстане немало.

– Быть может, вы можете назвать цифры?

– Цифрами оперировать сейчас я не буду, это больше вопрос к Центру мониторинга и анализа, но скажу вам из своей практики, что из десяти человек, которых я принимаю в день, один, как правило, является ярым последователем какого-то деструктивного религиозного течения.

Исповедь религиозного фанатика

Я всегда был уверен: уж фанатиком человеку с моим интеллектом не стать. Когда меня называют фанатиком за то, что вместо одного раза на неделе сходил в церковь два, думаешь: побольше бы мне такого «фанатизма».

А тут на одном православном форуме затронули тему фанатизма, и кто-то привел оригинальное толкование неизвестного священника. По его мнению, фанатик – тот, кто думает: «Все погибнут, я один спасусь». А православный думает иначе: «Заповеди – для меня одного, а остальных Господь помилует».

Если так, у меня заметные признаки фанатизма. Идя по улице, я вижу только погибающих. Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди (Лк. 18:10). Встречаю хорошего человека и тут же принижаю его в своих глазах: может ли он быть хорошим, если отвергает Христа? Православных ведь не так много вокруг. Да и среди них многие отпугивают меня неканоничностью своего православия.

Друзей остается все меньше. Что они могут сказать мне мудрого или нового?

Читать еще:  Как узнать волю Бога обо мне?

Единственный смысл – если кто обличит. Один вот сказал не так давно: «Ты в последнее время сделался ужасно отвратительным типом. С тобой стало невозможно общаться». Он, наверное, имел в виду то чувство превосходства, с которым я громлю его буддистско-индуистские рассуждения и заявляю, что истина только в Православии. Таких откровенных людей очень мало. А что касается этого друга – я же не могу согласиться с тем, что индуизм – просто другой путь к истине, равнозначный христианству? Добрый он парень, но куда пойдет с такими рассуждениями?

Стало быть, я фанатик.

И только я обнаружил в себе фанатизм – со мной практически одновременно произошло несколько событий.

Первое. Я откликнулся на повешенное в нашем храме объявление с призывом сдавать кровь для маленьких пациентов одной детской больницы. Кровь сдал. Пришла мысль сделать статью об этой инициативной группе, которая развешивает объявления, пишет о детях в газеты, поддерживает сайт, принимает сотни донорских звонков и в итоге бесперебойно обеспечивает гематологическое отделение, где дети больны лейкозами и кровь им нужна каждый день. Пример в нашем немилосердном обществе тем более поучительный, что подают его, как всегда, православные.

Сказано сделано. Пришел в отделение гематологии, пообщался с мамами, пофотографировал их детей. Перед лицом смерти все становятся лучше – и дети, и их мамы, живущие при отделении, и ты, даже глядя на все это сквозь объектив. Многие люди показались мне почти святыми. В том числе и те, о ком я решил написать. Все молодые, самоотверженные. Видно, что они стали членами единой семьи, в которой все мамы – как сестры, а дети, стало быть, племяши, в том числе и донорам.

И дело их Бог благословил явными чудесами. Во-первых, Он независимо друг от друга вложил желание помочь больнице двум девушкам, трудившимся в одной коммерческой фирме – Тане и Лене. Во-вторых, Он дал этим девушкам, никогда не писавшим, поразительный дар слова и помог им со жгучими по силе очерками о детях пробиться буквально во все многотиражные московские издания. В те самые – желтые, коммерческие, которые и в храм, говорят, нельзя вносить.

Но вот неожиданность. Оказалось, Таня – атеистка, Лена – католичка. Объявления в храмах развешивает их православный помощник Саша, но локомотивом доброго дела пока еще являются эти две «инославные».

Какие, по святым отцам, должны быть мотивы добрых дел? Или во исполнение воли Божией, или для воспитания в себе милосердия. А у этих девушек – жалость к детям и желание устранить несправедливость судьбы по отношению к ним. Жалость – это прекрасно, но насчет справедливости это, понятное дело, ошибка, нельзя обвинять Бога в несправедливости и воображать, что ты милосерднее Его. Об этом я не постеснялся сказать моим героиням. Интервью переросло в спор. Вроде и правильно говорил, но на душе становилось все тяжелее …

Второе. Желая избавиться от некоторых прочитанных мною православных книг (по принципу «На Тебе, Боже, что мне не гоже»), я через интернет нашел в Риге Виктора, который занимается миссионерской работой с заключенными. Передал книги, общение продолжилось по электронной почте. Правда, тон Виктора показался мне каким-то немного восторженным, не православным. Копнул глубже. Оказалось, православный, причем в Церкви почти столько лет, сколько я на земле. Но с отклонениями. Вместо того, чтобы опираться во всем на святых отцов, превыше всего ставит Ветхий Завет на основании откровения, лично ему данного Богом. Сами понимаете – явная прелесть, о чем я ему вскоре и объявил. А так как он сопротивлялся, не желал принимать моих намеков, я с каждым письмом становился все непримиримее. А он, хотя и упорствовал, но оставался со мной терпелив и доброжелателен. И ведь, в конце концов, я только отдал ненужное, а он тратит время и силы на помощь тем, кому она так нужна. Переписка все тяжелее ложилась на совесть …

Спор по электронной почте с Таней, оказавшейся с родителями в Америке, происходил в то же время. Каждое утро я включал компьютер, читал полные заблуждений письма этих двоих людей и отправлял им свои вразумления, стараясь казаться как можно терпимее. (Надеюсь, вы улавливаете печальную иронию моих слов.) Но вопрос, которым Бог стучал в мое сердце, проявлялся все очевиднее. Почему при внешней правоте совесть обличает меня?

Третье открытие я вызвал уже сознательно. История вообще-то началась несколько лет назад, когда я решил поделиться своими обширными знаниями о духовной жизни (к счастью, выраженными не мной) с человечеством – путем создания сайта в интернете. Сами-то знания есть, но для их оформления нужны программисты. Разместил там же, в интернете, объявление: «Приглашаем на безвозмездной основе желающих помочь в создании православного сайта». Отозвалось человек десять. По ходу переговоров все как-то сами собой отсеялись, остались только двое, которые пришли явно по Божьему промыслу. Потому что они, хотя и откликнулись независимо друг от друга, оказались родными братом и сестрой. Валерий сделал базу данных, Ольга взяла на себя текущую работу по обновлениям.

Сайт получился – православнее не бывает. На создание благословил иеромонах Троице-Сергиевой лавры, уже после создания пришли благословения от нескольких священников, которым очень понравилось. Мы заранее отказались даже от новостей о церковной жизни как от вещей суетных, отвлекающих от молитвы и борьбы со страстями. И, как и положено православному сайту, на нем присутствовал раздел «Спасутся ли иноверные». Разумеется, с отрицательным ответом, подтвержденным святыми отцами.

Божий промысел относительно моих товарищей, сотрудников в работе над сайтом, подтвердился также и тем, как хорошо они работали и какими оказались людьми. Ольга, с которой приходится общаться чаще, своим смирением, всегдашней готовностью помочь и радостным состоянием духа похожа на православную монахиню, причем уже преуспевшую. Даже не знаю, что больше радует – что удался сайт или что благодаря ему удалось познакомиться с такими людьми. Ничтоже сумняшеся в вероисповедании Ольги, я поздравлял ее с церковными праздниками, она меня. Но вот однажды, после двух лет совместной работы, поздравив ее с праздником, я вдруг услышал: «А знаете, я не православная. Вы вправе отстранить меня от работы над сайтом».

Меня как кирпичом по голове ударили. Самое приятное – узнать, как кто-то сделал шаг ко спасению, и самое тяжелое – увидеть, что кто-то, как думалось тебе, идущий ко спасению, на самом деле идет в другую сторону. Чтобы не огорчиться еще сильнее, я даже не стал уточнять, какова же ее вера. Но, прислушавшись к себе, ответил, что не мне оспаривать Божий промысел. Она приняла мой ответ с благодарностью: «Спасибо, что делитесь со мной Божьей милостью». И все потекло как раньше, только я перестал поздравлять ее с нашими праздниками.

И вот, начав разбираться в своем фанатизме, я решился спросить ее: «Кто Вы, Ольга?». Оказалось, мусульманка! Они с Валерием русские, но приехали в Москву из Ташкента. Вовлечение в эту работу Ольга сама считает чудом. У нее был первый в жизни Рамадан. А в Рамадан необходимо заплатить закят (что-то типа нашей десятины). Денег не было. В таком случае полагается сделать что-то хорошее бесплатно. Ольга просила Бога послать ей какое-нибудь полезное дело. И вот ее сердце откликнулось на призыв потрудиться над православным сайтом. И при первом же знакомстве с текстами сайта она нашла ответ на тревоживший ее важный вопрос. Который приняла как глас Божий.

Не так уж много в Москве русских католиков и мусульман. И если Господь так часто знакомит меня с ними и показывает, какими хорошими они могут быть, значит, Он что-то хочет сказать мне. Хочет помочь мне излечиться от возношения, от фанатизма, которые мешают мне любить.

Да не поймут меня превратно мои товарищи по несчастью – фанатики. Я не собираюсь хвалить чужую веру и тем более атеизм. Просто все больше сомневаюсь в том, что могу судить людей по принадлежности к той или иной вере. Если у Татьяны, Елены и Ольги любви в сердце больше, чем у меня, кто из нас угоднее Христу? К тому же «конец делу венец», и неизвестно, что будет с каждым из нас в итоге. Доброму человеку гораздо легче стать христианином, чем злому человеку добрым, – сказал кто-то.

Когда-то мне пришла в голову мысль относительно того, почему становятся фанатиками. Человек постепенно осознает, что он ничем не лучше других, может, даже хуже. Но вместо того, чтобы смириться с этим и начать работать над собой, он вдруг начинает превозносить такое качество, над которым работать и не нужно. И за счет этого выделяться среди людей. Например, националист начинает кичиться своей национальностью. Это объяснение на психологическом уровне. На духовном: сатана, внедряя в человеческий ум мысль об особенном значении какого-то человеческого качества, убивает двух зайцев: сеет ненависть между людьми и отклоняет их от покаяния.

Наша религиозность, принадлежность к определенной церкви действительно имеет особенное значение. Но беда в том, что я забываю: моя принадлежность к Православию определяется не только посещением служб и участием в таинствах, но и соблюдением заповедей. Прежде всего – заповеди о любви и ограждающей ее заповеди о неосуждении.

Как принизить в своих глазах себя, не принижая своей веры? Хотелось бы получить ответ от церковных авторитетов, знающих ответ на такие вопросы.

Для себя пока решил следующее: раз не удается не мерить людей, пусть моим мерилом будет их любовь.

КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА

Протоиерей Димитрий ГАЛКИН, клирик Свято-Иоанновского женского монастыря (Санкт-Петербург)

Может быть, и полезно порассуждать о фанатизме, но только не в контексте этого письма. Потому что человек, который написал его, фанатиком, по-моему, не является. Он четко критически мыслит, ставит перед собой вопросы и не боится высказывать сомнения. А фанатизм как раз характеризуется отсутствием внутренних сомнений и абсолютной уверенностью в своей правоте. Автор письма – просто ищущий, мыслящий человек, который столкнулся на своем пути с проблемой взаимоотношения с иноверцами – и еще пока не знает, как для себя ее разрешить.

В качестве ориентира при решении подобной проблемы можно избрать случай, описанный в житии прп. Макария Великого: однажды преподобный Макарий шел с учеником на гору Нитрийскую и велел ему ступать немного впереди. Инок встретился с языческим жрецом, который казался весьма утомленным, и от излишней ревности сказал ему: «Куда идешь, демон?» Жрец рассердился и ударил его своим жезлом так сильно, что оставил полумертвого. Спустя несколько минут встретился с ним и святой Макарий и сказал: «Будь здрав, любезный труженик, будь здрав!» Удивленный таким приветствием, жрец спросил: «За какое доброе дело желаешь мне здравия?» «Я вижу, – отвечал Макарий, – что ты утомился». «Твое приветствие меня поразило, и я узнаю в тебе человека Божия, – сказал тогда жрец и, обняв колена старца, добавил, – не отпущу тебя, покуда не сделаешь меня подобным тебе иноком».

Протоиерей Николай ЕМЕЛЬЯНОВ, заместитель декана Богословского факультета, преподаватель кафедры Догматического богословия Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

Я должен сразу сделать существенную оговорку. Вопреки желанию, выраженному в письме, услышать мнение «церковного авторитета», знающего ответ на все вопросы, я таковым не являюсь. Более того, думаю, что в ситуации, которую описывает автор, важнее личное общение с духовником, чем попытка найти какой-то общий ответ.
Однако автор ставит общую проблему «религиозного фанатизма» и даже просит помочь от него избавиться. При этом само понятие «фанатизм» очень расплывчатое. В письме очень точно подмечено, что для нецерковного человека просто желание сходить в храм в будний день – уже явный признак фанатизма. Это вполне естественно, потому что для неверующего человека (или «верующего в душе») непонятно, как вера может быть главной ценностью, от которой все в жизни человека зависит. В этом смысле каждого верующего человека можно обвинить в фанатизме, поскольку у него кроме ценностей относительных есть и абсолютные, рядом с которыми он не может поставить ни свой комфорт, ни даже вполне естественные человеческие потребности. Более того, настоящая вера прямо требует твердости, умения не идти на компромисс со всяким злом и грехом, что отнюдь не приветствуется современным «толерантным» обществом. Как выразился автор письма: «Побольше бы мне такого фанатизма».

Вместе с тем Христос учит нас различать, с одной стороны, всякое зло и ложь (в том числе и ложные религиозные представления), которым не может быть никакого оправдания, с другой, – самого грешника или заблуждающегося человека, который всегда остается для Бога бесконечно ценным и любимым, несмотря ни на какие свои грехи. Нам гораздо легче осудить и возненавидеть человека, делающего что-то плохо (или просто не так, как мы), чем полюбить его и помочь справиться со своими грехами или познать истину. Этим и страшен религиозный фанатизм, который в самых крайних своих формах, таких как ваххабизм, призывает к борьбе не со злом и грехом, а к уничтожению «неверных».

Читать еще:  Легендарные христианские книги: "Закон Божий"

Такой фанатизм является прямо противоположным христианству, которое требует ненавидеть грех, но любить грешника. Эта христианская формула парадоксальна, ведь грех по определению есть именно то, что мешает любить. Поэтому это оказывается очень трудно, если вообще не невозможно для человека – в чем и убедился автор письма, записав себя в «фанатики».

Но то, что невозможно для человека, возможно Богу. Это значит, что нельзя полагаться только на свои силы, необходима еще и помощь Божия. Эта помощь приходит только тогда, когда человек даст возможность Богу действовать через него Самому. Для этого надо чуть-чуть отойти в сторону или, попросту говоря, смириться, Т.е. не противопоставлять себя и свою правоту близким тебе людям, а любить их, не обличая в грехах и заблуждениях, а делясь добром и истиной. Наконец, иногда важно понять, что не всякая задача тебе по плечу, и быть просто осторожней. И когда смиришься, научишься жить в мире с Богом и людьми, то, по словам прп. Серафима, «тысячи вокруг тебя спасутся».

Исповедь религиозного фанатика

Я всегда был уверен: уж фанатиком человеку с моим интеллектом не стать. Когда меня называют фанатиком за то, что вместо одного раза на неделе сходил в церковь два, думаешь: побольше бы мне такого «фанатизма».

А тут на одном православном форуме затронули тему фанатизма, и кто-то привел оригинальное толкование неизвестного священника. По его мнению, фанатик – тот, кто думает: «Все погибнут, я один спасусь». А православный думает иначе: «Заповеди – для меня одного, а остальных Господь помилует».

Если так, у меня заметные признаки фанатизма. Идя по улице, я вижу только погибающих. Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди (Лк. 18:10). Встречаю хорошего человека и тут же принижаю его в своих глазах: может ли он быть хорошим, если отвергает Христа? Православных ведь не так много вокруг. Да и среди них многие отпугивают меня неканоничностью своего православия.

Друзей остается все меньше. Что они могут сказать мне мудрого или нового?

Единственный смысл – если кто обличит. Один вот сказал не так давно: «Ты в последнее время сделался ужасно отвратительным типом. С тобой стало невозможно общаться». Он, наверное, имел в виду то чувство превосходства, с которым я громлю его буддистско-индуистские рассуждения и заявляю, что истина только в Православии. Таких откровенных людей очень мало. А что касается этого друга – я же не могу согласиться с тем, что индуизм – просто другой путь к истине, равнозначный христианству? Добрый он парень, но куда пойдет с такими рассуждениями?

Стало быть, я фанатик.

И только я обнаружил в себе фанатизм – со мной практически одновременно произошло несколько событий.

Первое. Я откликнулся на повешенное в нашем храме объявление с призывом сдавать кровь для маленьких пациентов одной детской больницы. Кровь сдал. Пришла мысль сделать статью об этой инициативной группе, которая развешивает объявления, пишет о детях в газеты, поддерживает сайт, принимает сотни донорских звонков и в итоге бесперебойно обеспечивает гематологическое отделение, где дети больны лейкозами и кровь им нужна каждый день. Пример в нашем немилосердном обществе тем более поучительный, что подают его, как всегда, православные.

Сказано сделано. Пришел в отделение гематологии, пообщался с мамами, пофотографировал их детей. Перед лицом смерти все становятся лучше – и дети, и их мамы, живущие при отделении, и ты, даже глядя на все это сквозь объектив. Многие люди показались мне почти святыми. В том числе и те, о ком я решил написать. Все молодые, самоотверженные. Видно, что они стали членами единой семьи, в которой все мамы – как сестры, а дети, стало быть, племяши, в том числе и донорам.

И дело их Бог благословил явными чудесами. Во-первых, Он независимо друг от друга вложил желание помочь больнице двум девушкам, трудившимся в одной коммерческой фирме – Тане и Лене. Во-вторых, Он дал этим девушкам, никогда не писавшим, поразительный дар слова и помог им со жгучими по силе очерками о детях пробиться буквально во все многотиражные московские издания. В те самые – желтые, коммерческие, которые и в храм, говорят, нельзя вносить.

Но вот неожиданность. Оказалось, Таня – атеистка, Лена – католичка. Объявления в храмах развешивает их православный помощник Саша, но локомотивом доброго дела пока еще являются эти две «инославные».

Какие, по святым отцам, должны быть мотивы добрых дел? Или во исполнение воли Божией, или для воспитания в себе милосердия. А у этих девушек – жалость к детям и желание устранить несправедливость судьбы по отношению к ним. Жалость – это прекрасно, но насчет справедливости это, понятное дело, ошибка, нельзя обвинять Бога в несправедливости и воображать, что ты милосерднее Его. Об этом я не постеснялся сказать моим героиням. Интервью переросло в спор. Вроде и правильно говорил, но на душе становилось все тяжелее …

Второе. Желая избавиться от некоторых прочитанных мною православных книг (по принципу «На Тебе, Боже, что мне не гоже»), я через интернет нашел в Риге Виктора, который занимается миссионерской работой с заключенными. Передал книги, общение продолжилось по электронной почте. Правда, тон Виктора показался мне каким-то немного восторженным, не православным. Копнул глубже. Оказалось, православный, причем в Церкви почти столько лет, сколько я на земле. Но с отклонениями. Вместо того, чтобы опираться во всем на святых отцов, превыше всего ставит Ветхий Завет на основании откровения, лично ему данного Богом. Сами понимаете – явная прелесть, о чем я ему вскоре и объявил. А так как он сопротивлялся, не желал принимать моих намеков, я с каждым письмом становился все непримиримее. А он, хотя и упорствовал, но оставался со мной терпелив и доброжелателен. И ведь, в конце концов, я только отдал ненужное, а он тратит время и силы на помощь тем, кому она так нужна. Переписка все тяжелее ложилась на совесть …

Спор по электронной почте с Таней, оказавшейся с родителями в Америке, происходил в то же время. Каждое утро я включал компьютер, читал полные заблуждений письма этих двоих людей и отправлял им свои вразумления, стараясь казаться как можно терпимее. (Надеюсь, вы улавливаете печальную иронию моих слов.) Но вопрос, которым Бог стучал в мое сердце, проявлялся все очевиднее. Почему при внешней правоте совесть обличает меня?

Третье открытие я вызвал уже сознательно. История вообще-то началась несколько лет назад, когда я решил поделиться своими обширными знаниями о духовной жизни (к счастью, выраженными не мной) с человечеством – путем создания сайта в интернете. Сами-то знания есть, но для их оформления нужны программисты. Разместил там же, в интернете, объявление: «Приглашаем на безвозмездной основе желающих помочь в создании православного сайта». Отозвалось человек десять. По ходу переговоров все как-то сами собой отсеялись, остались только двое, которые пришли явно по Божьему промыслу. Потому что они, хотя и откликнулись независимо друг от друга, оказались родными братом и сестрой. Валерий сделал базу данных, Ольга взяла на себя текущую работу по обновлениям.

Сайт получился – православнее не бывает. На создание благословил иеромонах Троице-Сергиевой лавры, уже после создания пришли благословения от нескольких священников, которым очень понравилось. Мы заранее отказались даже от новостей о церковной жизни как от вещей суетных, отвлекающих от молитвы и борьбы со страстями. И, как и положено православному сайту, на нем присутствовал раздел «Спасутся ли иноверные». Разумеется, с отрицательным ответом, подтвержденным святыми отцами.

Божий промысел относительно моих товарищей, сотрудников в работе над сайтом, подтвердился также и тем, как хорошо они работали и какими оказались людьми. Ольга, с которой приходится общаться чаще, своим смирением, всегдашней готовностью помочь и радостным состоянием духа похожа на православную монахиню, причем уже преуспевшую. Даже не знаю, что больше радует – что удался сайт или что благодаря ему удалось познакомиться с такими людьми. Ничтоже сумняшеся в вероисповедании Ольги, я поздравлял ее с церковными праздниками, она меня. Но вот однажды, после двух лет совместной работы, поздравив ее с праздником, я вдруг услышал: «А знаете, я не православная. Вы вправе отстранить меня от работы над сайтом».

Меня как кирпичом по голове ударили. Самое приятное – узнать, как кто-то сделал шаг ко спасению, и самое тяжелое – увидеть, что кто-то, как думалось тебе, идущий ко спасению, на самом деле идет в другую сторону. Чтобы не огорчиться еще сильнее, я даже не стал уточнять, какова же ее вера. Но, прислушавшись к себе, ответил, что не мне оспаривать Божий промысел. Она приняла мой ответ с благодарностью: «Спасибо, что делитесь со мной Божьей милостью». И все потекло как раньше, только я перестал поздравлять ее с нашими праздниками.

И вот, начав разбираться в своем фанатизме, я решился спросить ее: «Кто Вы, Ольга?». Оказалось, мусульманка! Они с Валерием русские, но приехали в Москву из Ташкента. Вовлечение в эту работу Ольга сама считает чудом. У нее был первый в жизни Рамадан. А в Рамадан необходимо заплатить закят (что-то типа нашей десятины). Денег не было. В таком случае полагается сделать что-то хорошее бесплатно. Ольга просила Бога послать ей какое-нибудь полезное дело. И вот ее сердце откликнулось на призыв потрудиться над православным сайтом. И при первом же знакомстве с текстами сайта она нашла ответ на тревоживший ее важный вопрос. Который приняла как глас Божий.

Лечится ли фанатизм?

Безусловно, через Таинства, существующие в Церкви, любой человеческий грех может быть исцелен. Условие только одно — покаяние. Но особенностью религиозного фанатизма как раз является то, что человек свою ревность не по разуму не воспринимает как что-то неправильное, искаженное. Он уверен, что «истина в последней инстанции» принадлежит ему одному, а с другим мнением считаться он не согласен.

В этом и состоит главная трудность исправления религиозного фанатика. Пока он сам не задумается, не станет смотреть на себя самокритично (или же не произойдет что-то такое, что заставит его посмотреть на себя иначе), любые ваши доводы будут бесполезны. Переубедить его вы все равно не сможете. Поэтому лучше всего — стараться как-то повлиять на человека при появлении первых признаков зарождающегося заболевания.

В случае же, когда причиной такой одержимости являются серьезные психические отклонения человека, может понадобиться и медицинское вмешательство. Особенно же если такой фанатик несет большую опасность для общества.

Религиозный фанатизм

Вы слышали что- нибудь про религиозный фанатизм? У моей знакомой женщины как раз похожая ситуация. Не кажется ли Вам, что в любом, даже самом благом деле, необходимо соблюдать меру? В противном случае- это уже не светлая дорога, а мрачный путь к одержимости?
Это фрагмент письма, которое я получил на свой электронный ящик от молодого человека. Как ни странно, несмотря на то, что сайт я создавал для милых женщин, сюда повалили мужики. Ничего, для всех места хватит. В случае чего- сам подвинусь) Давайте отбросим шутки в сторону, ибо история из жизни, которую Вы прочтете, заставит многих задуматься над правильностью своих действий.

Всем светлого дня. Меня зовут Захаром, а по батюшке я- Романович. Мне тридцать один год, поэтому, какое отчество) Живу в славном городе, что на Неве.
Я внимательно прочитал все истории из жизни, которые в основном принадлежат женщинам. Но обнаружив то, что мужские публикации также имеют место, я решил поделиться своей. Надеюсь, что смогу получить правильный совет от читателей этого сайта.
Давайте я не буду рассказывать свою автобиографию, как это делает большинство, а пробегусь по ней, немного отобрав Вашего драгоценного времени.
Я рос в религиозной семье, где все старались соблюдать церковные правила. Их иногда еще называют канонами. Моя бабушка по отцовской линии работала в церкви до последних дней, неустанно молясь не только за себя, но и за нас. Когда ее не стало, моя мама уже воцерквилась, приучая меня к страху Божьему. Отец поначалу сопротивлялся, ибо в нем слишком долго гнездилась материалистическая точка зрения и коммунистические уклады. Но когда он тоже стал посещать церковь, постепенно, как бы правильнее сказать, его стало “тянуть”. Я по себе это знаю, ибо в церковных чертогах, при горящем пламени свечей, из души на время уходят все трудности этого мира. Но это служение не было церковным фанатизмом человека.
Так я и жил, учился, работал и ждал свое счастье, полагая, что Бог мне укажет правильный путь. Так и случилось.
Находясь однажды на воскресной службе, я заметил девушку, стоящую рядом со мной. Вы не подумайте, что я посещаю церковь для того, чтобы глазеть по сторонам. Глаза ведь все равно не спрячешь. Она стояла в сером платочке и тихонько повторяла слова молитвы за священнослужителем. Когда служба подошла к концу, мы вместе покинули храм.
Она тоже заметила, что я обратил на нее свое внимание. Как- то непринужденно и просто мы разговорились. Оказалось, что она регулярно посещает воскресную службу в это же время.
-”На кого еще уповать, как не на Боженьку. Все мы в его руках и праведных мыслях”- вздохнула Лена, перекрестясь.
Лицо девушки было каким- то нежным, Вы знаете- это такая красота, которая не отталкивает своей яркой вульгарностью, а наоборот- манит. Только вот глаза у нее мне показались какими- то страдальческими и отрешенными.
Через неделю мы опять стояли вместе и служили Господу в его обители. Отстояв службу, мы вместе вышли из церкви.
На этот раз нам удалось поговорить подольше.
-”Мне здесь хорошо. На душе сразу становится спокойно и легко. Главное ведь, чтобы Бог нас улышал, а для этого необходимо не только верить, но и жить в нем. Только он сможет нас спасти от искушения. Только он”- немного возбужденно промолвила Лена, накладывая на себя крестное знамение.
-”А когда Вы живете в обычном мире, то чем предпочитаете увлекаться? Наверняка человек Вы семейный, посему забот невпроворот?”- задал я вопрос, желая узнать про семейное положение девушки.
-”А… В каком обычном мире?… Мы всегда должны жить в мире Божьем. Ведь духовное забвение- это тоже упадок. Только Бог сможет указать нам дорогу. Суета- это тоже грех”- возбужденно ответила Лена, с каким- то фанатизмом посмотрев мне прямо в глаза.
-”Но ведь Бог создал нас на этой Земле. Мы ведь живем пока не на Небесах. Посему мы должны руководствоваться не только чисто духовными принципами, но и материальными. Вы с этим не согласны, Лена?”- продолжил я интересный разговор.
-”Вы правы, Захар, но нельзя поддаваться греховному соблазну. Ничего в этой жизни не имеет цены, только душа. Вы посмотрите повсюду нас искушают, пытаясь сбить с правильного пути!”- ответила Лена, и в глазах ее я смог узреть искорки религиозной одержимости.
Почти весь наш разговор- на любые темы, содержал в себе Божью составляющую. Все вопросы, заданные мной, были перенаправлены и трансформированы в религиозную трактовку.
Я спросил у Лены, что она любит кушать. На этот простой и казалось бы глупый вопрос она ответила- то, что Бог пошлет.
-”Посты, главное соблюдать посты! Ибо они являются сильнейшем оружием в борьбе с силами зла”- ответила Лена на мой вопрос, связанный с любимым кушанием.
Господи, молодая девушка, а уже такая набожная- подумал я, стараясь найти причину такому, да простят меня верующие, религиозному фанатизму человека.
-”Но ведь можно творить добро и жить здесь- на Земле? Наслаждаться не только горящим пламенем, но объятьями любящего человека, интересным фильмом, желанным чадом и другим прелестями, не опускающими нас и не приводящими к грехопадению? Вы не думали о том, что полагаться лишь на Бога- это несовсем правильно. Представьте себе такую картину. Вы замкнетесь в своем праведном мире и будете терпеливо ждать манны с небес. Но ведь еще издревле, мудрые люди вещали, что найди свой путь сам, а Бог- поможет! Чтобы встретить свою вторую половину, необходимо приложить ряд усилий, в конце концов под лежащий камень- вода не течет!”- попытался я убедить девушку.
-”Захар, Вы что такое говорите? Господи, храни Вашу душу! Это называется греховным плотским соблазном. Тело старается победить душу, искушая нас прелюбодеянием. Голое тело беззащитно, в нем нет Бога. Я уже однажды согрешила и была осквернена, брошена. Мужчина, которого я очень сильно любила, – не удержался от соблазна. Тогда я поняла, что плоть греховна. Я получила за свои грехи по заслугам и обратилась за помощью к Богу. Батюшка мне сказал, чтобы я терпела скорби и ждала своего часа. Я очень счастлива и любима!”- фанатично крестясь, ответила Лена.
-”Только любимы кем?”- задал вопрос я.
-”Я любима Богом”- ответила девушка.
Если бы Вы знали, сколько попыток я предпринял, чтобы- нет, не отстранить Лену от церкви, а дать понять, что она зашла слишком далеко.
Православные христиане соблюдают посты, ходят на воскресную службу, но они живут здесь- на Земле. Возможно я беру грех на душу, но то, с чем мне довелось столкнуться- это не христианство, а страшный религиозный фанатизм человека, который заслужил называться церковной одержимостью!

Читать еще:  Квест одиночества, или Как я пришла к монашеству

Захар Романович Третьяк.

Я выполнил просьбу молодого человека и добавил его историю из жизни в этот раздел.
Только простите меня, Уважаемые, что слова “церковь” и “храм” я написал с маленькой буквы!

Позвольте мне стать первым резким комментатором к этой интересной истории.

Историю подготовил я- Эдвин Востряковский

Еще одна интересная история:

Материалы по теме

  1. Дорога к Богу
  2. Можно ли при месячных ходить в церковь, ответ священника
  3. Почему Батюшка не дает целовать руку, 6 причин
  4. Почему батюшка может не допустить к причастию и исповеди
  5. Невозможное возможно, рассказ про верную дружбу и взаимную любовь

Навигация по статьям

Поделиться в соцсетях

Я уже однажды согрешила и была осквернена, брошена. Мужчина, которого я очень сильно любила, — не удержался от соблазна. Тогда я поняла, что плоть греховна. Я получила за свои грехи по заслугам и обратилась за помощью к Богу.

Уважаемый Захар, Ваша точка зрения абсолютно правильная, поэтому не стоит себя упрекать.
Я процитировал фразы, которые и являются ответом на заданный Вами вопрос.
Все дело в том, что рядом с Вами находится униженная мужчиной женщина, которая замкнулась в себе, найдя псевдоспасение в Божьих чертогах.
Полученная психологическая травма измены нашла свою неправильную отработку и трансформировалась в церковную одержимость, вместо того, чтобы стать обычным уроком из жизни.
Таких случаев достаточно много, но они практически все связаны с отчаяньем от измены любимого человека.
Молодые бырышни превращаются в монашек и полностью посвящают себя фанатичному служению, подсознательно убегая от нерешенных земных проблем.
Мне очень жаль, но ставьте в покое эту женщину, которая уже давно живет в другом мире.
С уважением, Дмитрий (Эдвин).

Встреченный автором случай не редкость. Вытащить человека из этого мира практически невозможно, потому что ему там хорошо. Рыба ищет, где глубже, человек-где лучше. Религиозные фанатики не осознают, что этот путь ведет в никуда. Гораздо тяжелее с алкогольными фанатиками. Они прекрасно осознают, что опускаются на дно, но ничего не делают. Хотелось бы эту проблему тоже обсудить. У меня есть друг, актер, в кино снимается, хорошо поет, пишет песни. После измены и ухода горячо любимой женщины психика треснула, пьет уже 10 лет. Прекрасно отдает себе отчет в том, что алкоголь портит жизнь, но поменять ничего не может, какое-то полное безволие. Его родные, тоже умеренные церковные фанатики, считают, что все это- плата за грехи и точка. Даже не пытаются понять, что это серьезная психологическая проблема, которую нужно решать с серьезными специалистами и одному ему не справиться. Видимо, это удел слабых и безвольных людей- возлагать абсолютно все на Бога.

Встреченный автором случай не редкость. Вытащить человека из этого мира практически невозможно, потому что ему там хорошо. Рыба ищет, где глубже, человек-где лучше. Религиозные фанатики не осознают, что этот путь ведет в никуда.

После измены и ухода горячо любимой женщины психика треснула, пьет уже 10 лет. Прекрасно отдает себе отчет в том, что алкоголь портит жизнь, но поменять ничего не может, какое-то полное безволие. Его родные, тоже умеренные церковные фанатики, считают, что все это- плата за грехи и точка.

Уважаемая Наталья!
С таким горамотным комментарием невозможно не согласиться. Я также, как и Вы, столкнулся с проблемой религиозного фанатизма, но помочь таким людям очень непросто.
Я целенаправленно разместил злобную фотографию к этой статье в виде образа дьявола. А знаете почему? А потому, что православная церковь является храмом для христиан и сатанинской сектой для религиозно одержимых!
Это, как скальпель: в руках хирурга- он творит чудеса, а в руках одержимого преступника- режет невинную плоть.
Я уже писал, что многие женщины, которые посвятили свою жизнь “служению” Богу, не отдают себе отчет в том, что это напрямую связано не с их духовным становлением, а с бессознательным желанием “ухватиться” за невидимую нить субьективной реальности.
По сути социальные сети- это такие же секты, но только для тех, кто чрезмерно ими увлекается, воспринимая виртуальный мир, как выдуманную реальность.
Что касается алкогольной одержимости и того случая, про который Вы пишете, то только сам человек сможет выдернуть себя из лап зеленого змия. А равнодушие его родственников не имеет ничего общего с православием.
Смотреть, как человек постепенно опускается и ждать милости Божьей- это все равно, что глядеть на истекающего кровью и просто молиться…
С уважением, Дмитрий (Эдвин).

Я что-то не поняла – почему то, что девушка считает духовные радости выше земных называют “страшный религиозный фанатизм”. Что страшного-то? Она ведь не сектантка, которую накачивают наркотиками, она пришла к таким выводам сама, и это только ее дело, как ей жить. Ей и так хорошо, лучше, чем многим другим. А по поводу того, что единственная причина ее религиозности – предательство мужчины… какая глупость! Так может думать лишь самовлюбленный мужчина или же нелюбящая себя женщина))). Девушка чувствует, что Отец любит ее больше любого мужчины и, конечно, никогда не предаст – зачем же ей хотеть временной любви, если у нее есть вечная?

Но что делать, если религиозные фанатики от христианства, пользуясь духовной слабостью людей, обращают их в живых “покойников”, которым уже нет дела до жизни, семьи и у которых остаются лишь неистовые молитвы, “коллекции” икон, жуткая одежда и убогое существование.

Мою дочь в 27 лет за четыре месяца как подменили, после её знакомства с неистовым верующим христианином, который во всём видит грех, и который даже в паспортах российских и банковских картах узрел ересь.

Он усердно убеждает в этом всех, кто слаб духом и неспособен противостоять его лжи.

Он агитирует за отказ верующих от активной жизни в обществе, отказ от семьи и любые желания неугодные ему самому, выдаёт за грех, и таким образом создаёт свою паству.

Из жизнерадостной девушки она превратилась в фанатичную невежду, готовую верить в любой бред типа, что Земля плоская, и что жизнь на ней существует всего несколько тысяч лет.

А чтобы она не могла ничего изменить в таком безобразии, ей вменили по субботам и воскресениям собираться на молебен с такими-же несчастными и потерянными.

Я пытался увести её из Новосибирска в другой город, но она наотрез отказывается даже обсуждать это со мной.

Я предлагал ей работу в другом городе и аргументировал это тем, что церкви христианские есть по всей России.

Я просил её помочь своей младшей сестре, уговаривал прилететь ко мне, когда болел и у меня были проблемы, но она заявила, что не может никуда уехать, потому что ей нужно быть по субботам на проповеди и молитве.

И я пока не знаю, как мне вернуть к жизни свою дочь.

Был бы благодарен за мудрый совет.

Сергей, я могу ошибаться, но предполагаю, что Ваша дочь попала в тоталитарную секту, не имеющую никакого отношения к истинному религиозному православию.

В результате грамотно выстроенного психологического вмешательства, ее запрограммировали на подчинение, подавив волю и разум.

Мне трудно давать советы, но я бы или обратился в правоохранительные органы, или забрал бы силой любимую дочь.

А тому “верующему”… Крапивой, да по мягкому месту.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector