4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Семья — это экипаж, отец — капитан»

«Семья — это экипаж, отец — капитан»

Мужской интернет-журнал для настоящих пап «Батя», Фонд Андрея Первозванного и издательство «Никея» в совместном Всероссийском проекте «Быть отцом!» (http://rusbatya.ru/byit-ottsom/) представляют серию интервью со знаменитыми отцами, среди которых путешественник и священник Федор Конюхов, церковный и общественный деятель, журналист и педагог Владимир Легойда, спортсмен и депутат Николай Валуев, композитор, поэт и музыкант Сергей Трофимов, актеры Андрей Мерзликин, Даниил Спиваковский, Илья Любимов, писатель Захар Прилепин. Об их секретах воспитания читатели узнают из книги, выход которой ожидается осенью 2016 года. Новости проекта смотрите на интернет-портале «Батя», сайтах Фонда Андрея Первозванного (www.fap.ru) и издательства «Никея» (http://nikeabooks.ru). Представляем вашему вниманию интервью с многодетным отцом иереем Димитрием Березиным, руководителем журнала «Батя» — издания, целиком и полностью посвященного проблемам отцов и детей, получившего в 2015 году приз победителя журналистского конкурса «Семья и будущее России».

— Отец Димитрий, в вашем проекте участвуют только знаменитые отцы? Легко ли вам находить героев для интервью?

— У нас есть рубрика «Великие отцы — отцы великих», где мы говорим о людях, которые жили раньше, как об отцах. Говорим и об их отцах. У нас большое количество разных материалов, в том числе и интервью с обычными отцами. Каждый из них чем-то интересен. Мы стараемся больше сосредотачиваться именно на том, что в каждой семье есть своя изюминка, есть какие-то интересные моменты, которыми можно поделиться. Интервью с известными людьми, со знаменитыми отцами — это отдельный проект. Это попытка выйти на широкую аудиторию, поговорить об отцовстве. Поэтому мы выбрали стандартный путь, не нами изобретенный: пытаемся выбрать людей известных. Но готовя серию интервью со знаменитыми отцами, мы поняли, что найти подходящих героев не так-то просто, ведь чтобы популяризировать тему отцовства, нужно показывать положительные примеры. А таких среди известных людей не очень много. В готовящемся к изданию сборнике интервью с известными актерами, музыкантами, путешественниками, спортсменами, писателями, общественными деятелями они расскажут о радостях и сложностях отцовства, о том воспитании, которое они получили в детстве, поделятся своим опытом. Эти интервью мы уже начали публиковать на портале «Батя» (http://rusbatya.ru/). Специально для нашего сайта были подготовлены короткие видео-блицы из10 вопросов.

— Как все же происходит выбор кандидатов для интервью?

— Наш критерий — это положительный опыт семейной жизни и воспитания детей настолько, насколько об этом можно судить снаружи. Например, уже опубликовано на нашем сайте интервью с отцом троих детей Владимиром Легойдой. Он — церковный и общественный деятель, один из создателей и главный редактор журнала «Фома», председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата, кандидат политических наук, доцент. У него прекрасная жена и трое детей: дочери Лиза (2008 г.р.) и Аня (2010 г.р.) и сын Роман (2012 г.р.). Советую нашим читателям познакомиться с его книгой «Диалоги с детьми: Лизой, Аней и Ромой» (http://pravbiblioteka.ru/book/legoyda-vladimir-dialogi-s-detmi/). Интервью получилось, на мой взгляд, очень живым и насыщенным (http://rusbatya.ru/vladimir-legoyda-v-vospitanii-universalnyih-algoritmov-byit-ne-mozhet/).

— С интересом узнала о том, что Владимир Легойда родился в Казахстане в семье милиционера и учительницы. По его словам, родители для него — это безусловный пример любви, в атмосфере которой он рос вместе с младшей сестрой. Сейчас его отцу 82 года, а маме — «по-прежнему 18». Удивительно, как из обычного мальчика вырос человек, отвечающий за всю информационную политику Русской Православной Церкви, чей рабочий день расписан по минутам! Не менее интересна и опубликованная вами беседа с актером и отцом четверых детей Андреем Мерзликиным. Он мне нравится как актер, а теперь, прочитав его интервью, я уважаю его еще и как мужчину и главу семьи.

— Андрей Мерзликин мечтал работать в космонавтике и добился своего, захотел стать артистом — окончил с красным дипломом ВГИК и прославился после фильма «Бумер». У Андрея и его жены Анны большая дружная семья: два сына и две дочери. Интервью актера называется «Дети — это всегда испытание» (http://rusbatya.ru/andrey-merzlikin-deti-eto-vsegda-ispyitanie/).

— А в книгу войдут только интервью, опубликованные на вашем сайте, или что-то еще?

— Помимо полных текстов интервью, в сборник войдут комментарии психолога по практическим вопросам, связанным с ролью отца в семье. В проекте «Быть отцом!», кроме нашего издания, принимают участие 32 редакции региональных газет и журналов.


— Какие вопросы вы задаете героям интервью?

-Так как все мы родом из детства, просим рассказать сначала о семье родителей, о своем детстве, а потом и о своей собственной семье, о взаимоотношениях с детьми. Удается ли им находить время для общения с женой и детьми, как они воспитывают своих чад, учат ли детей правильно воспринимать известность отца. Есть вопросы общего характера: «Кто в доме хозяин? Каким должен быть настоящий мужчина, настоящий муж, настоящий отец?» Ряд вопросов касается принципов воспитания: «Как вы извиняетесь перед детьми, когда бываете неправы? Можно ли в воспитании обойтись без наказания? Что вы делаете, когда хотите успокоить, утешить ребенка, когда его обижают? Что делать, если дети мешают заниматься важным делом или не слушаются? Что самое важное вы бы хотели донести до своих детей?» Даже хороший актер не может играть роль отца, он должен быть отцом.


— В журналистском конкурсе, проводимом в рамках программы «Святость материнства», журнал «Батя» участвовал два года подряд — в 2014 году Вы получили специальный приз, а в прошлом году заняли первое место. Вы рассчитывали на победу?

— Мы с радостью участвовали в конкурсе вместе с представителями больших порталов, серьезных СМИ, и я был приятно удивлен на церемонии награждения, когда в числе победителей назвали наш журнал. Мы стараемся освещать тему поддержки не только материнства, но и отцовства, потому что одно без другого невозможно.

— Как много публикаций на тему конкурса выходит в журнале?

— Несколько раз в неделю мы стараемся публиковать различные материалы об отцах и воспитании детей.

— Вы сами писали на эту тему?

— Я давно уже ничего не писал, потому что просто не успеваю. Я в большей степени являюсь руководителем, администратором. Редактором является Александра Оболонкова. Она отвечает за содержание, за авторов, тематику. Периодически мы это обсуждаем, но практически вся работа на ее хрупких плечах.

— В рамках IV форума Всероссийской программы «Святость материнства», прошедшего в ноябре 2015 года в Казани под названием «Многовековые традиции семьи — фундамент будущего России», одна из площадок была посвящена отцовству, и это очень радует. Каковы Ваши впечатления о форуме?

— Я надеюсь, что тематика отцовства выйдет на серьезный уровень. Если говорить о результатах форума с точки зрения отцовства, то, во-первых, это проведение отдельной площадки, поскольку нам есть что обсудить. Во-вторых, мы очень много говорили о том, что конкретно нужно делать. Много докладов было посвящено работе советов отцов. Форма, которая приобретает очень интересное воплощение в разных регионах на разных уровнях: от губернатора до отдельных советов отцов в школах.

— Заведующая кафедрой журналистики Нижегородского госуниверситета Ольга Савинова привела данные мониторинга СМИ, согласно которым в федеральных печатных изданиях семейная тематика занимает лишь 5% всей информации, в региональных — 9%. Поэтому трудно переоценить такие издания, как ваше. Когда появилась идея создания журнала «Батя»? Это была Ваша идея?

— Это идея группы единомышленников. Мысли об этом стали появляться в 2006 году, первые публикации и сайт появились в 2007-м. В следующем году журналу будет уже 10 лет.

— Вы развиваете различные проекты, в том числе уже четыре раза провели семейное автомобильное ралли «Батя». В чем смысл и цель этого проекта?

— Идея ралли просто семейная, это не автопробег, ни за что-то, ни против чего-то, это именно семейное ралли. Семья — это экипаж. Каждая семья может принять участие на своем автомобиле в спортивном соревновании. Это безопасно, т.к. соблюдаются правила дорожного движения. Цель — укрепление семьи, ведь все члены семьи целый день проводят вместе. В обычной жизни в семьях часто есть некоторые разделения, какие-то сложности. А в ралли, чтобы победить, нужно быть единой сплоченной командой. Только так всем вместе можно преодолеть все трудности на пути. Это главная и основная задача ралли. Ну и вторая цель — это показать, насколько интересными могут быть семейные большие мероприятия. В 2015 году в ралли «Батя» приняло участие более 50 семейных экипажей.

— Когда проходит ралли?

— Оно проходит обычно в дни новогодних каникул 3-4 января, когда дороги в Москве свободны, и есть возможность более-менее спокойно по ним перемещаться.

— Ваша семья участвует? Много у Вас детей?

— В ралли мы участвуем каждый год. В последний раз мы участвовали уже как опытные участники и решили: «Поддадимся на каком-то этапе». Но когда на одном из участков поняли, что сбились с пути (там ведь нет указания по карте), оказалось, что, даже имея некоторый опыт, нельзя зазнаваться.

— Расскажите немного о себе и своей семье.

— У нас четверо детей: три девчонки и парень. От десяти лет и ниже. Я бы сказал, что у нас средняя семья. Я окончил сначала Государственный университет управления, а потом Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет.

— А почему стали священником? Это был призыв Божий или стечение обстоятельств?

— Думаю, это была воля Божия, которая проявлялась и в каком-то внутреннем понимании, и в стечении различных обстоятельств, и во встречах с людьми. После окончания университета я успел поработать. Мне кажется, что для современного священника очень важно иметь не только семинарское, но и светское образование, опыт светской работы. Он обогащает и расширяет представления о жизни. Ведь очень часто мы общаемся не столько с людьми, у которых глубокий опыт церковной жизни, сколько с людьми, у которых такого опыта нет. Поэтому надо понимать, как мыслят люди, которые работают на светской работе, которые имеют светское образование. Поэтому для священника очень важно иметь такое представление.

— Может быть, именно поэтому ваш проект получился таким успешным?

— Может быть, да. Хотя этот проект православный по сути, но внешне мы о вере очень мало говорим и сознательно не делаем его церковным. У нас в журнале есть рубрика «Введение во храм». Но все-таки мы ориентируемся на светскую, а не на церковную аудиторию

— Федор Конюхов пришел к вере и к священству в результате путешествий, в результате некоего жизненного пути. Когда я брала интервью у разных людей, довольно часто слышала, что их путь к Богу начался с чтения Библии, вернее даже с Евангелия. А ваши «положительные отцы» говорят вам о роли Нового Завета в их жизни?

— Говорят. Думаю, что на их мировоззрение оказала влияние Библия. Они прочитали, они это приняли, и результат этого чтения сказывается на их жизни. Священное Писание никого не должно оставлять безразличным.

— Спасибо за беседу, отец Димитрий. Известно, что мало быть отцом, то есть мало родить одного, двух, даже трех детей. Важно быть ХОРОШИМ отцом! Но этому не учат ни в школе, ни в вузе. Эпидемия разводов захлестнула нашу страну, и редко кто из детей может сказать, что у его родителей первый и единственный брак, что он воспитывается в полной счастливой семье. По воле Божьей мне посчастливилось познакомиться с очень достойными отцами, среди которых есть и многодетные, но они не такие известные, как герои проекта «Быть отцом!» И все же хотелось бы предложить наиболее интересные беседы для вашего сборника (см. Приложение). С наступившей Страстной седмицей и грядущим Воскресением Христовым!

Беседовала Ирина Ахундова
Фото автора

Три вопроса — три ответа. Диалог отца Дмитрия Березина с детьми

Храм Успения Пресвятой Богородицы запись закреплена

Три вопроса — три ответа.
Диалог отца Дмитрия Березина с детьми

«Устами ребенка глаголет истина»… Эту народную мудрость часто подтверждает реальная жизнь. А еще иногда устами ребенка задаются истинно важные вопросы — вопросы о Боге, вере, святых, о добре и зле. Мы, взрослые, часто думаем, что знаем ответы. Но когда к нам приходит ребенок с вопросом, например, о вечности Бога — теряемся и не можем дать ясный ответ.
Отвечает священник Дмитрий Березин, настоятель храма Казанской иконы Божией Матери села Молоково.
———
Зачем люди молятся?

Люди привыкли общаться. Люди разговаривают друг с другом, раньше люди писали друг другу письма, сейчас чаще всего люди пишут друг другу смс-ки.

С Богом мы тоже можем разговаривать. И этот разговор с Богом называется молитвой. Молитва может быть разной. Мы можем о чем-то Бога просить, можем благодарить Бога за то, что Он нам дает, что хорошего происходит с нами в течение дня. Мы можем Богу радоваться. Например, посмотреть на листочек дерева, увидеть, какой он красивый, какие удивительные в нем прожилки, и сказать: «Господи, как это прекрасно, как же здорово, что Ты всё это сотворил…»

Мы молимся, еще потому, что когда нам кто-то близок, например, подруга или друг, брат или сестра, нам хочется чаще встречаться, общаться. Или, например, мы любим ездить к бабушке, потому что бабушка всегда добрая, она нас всегда угостит вкусненьким, позволяет делать больше, чем родители, и от этого нам приятно. Так же мы и к Богу можем обращаться, и нам может быть приятно это делать, потому что Господь действительно нас слышит и любит. Если мы с человеком один раз поговорили и больше не видимся, нельзя сказать, что мы с ним хорошо знакомы или дружим. А когда мы каждый день общаемся, встречаемся, разговариваем, друг о друге что-то узнаем, мы становимся ближе, становимся друзьями. Так же и с Богом, чем чаще мы молимся, тем ближе мы к Нему, а Он к нам.

Почему Бог не помогает мне в самом-самом
главном, о чем я все время молюсь?

Здесь, конечно, хорошо узнать, о чем ты именно молишься, что считаешь самым-самым главным.
Например, тебе может не хватать любви к родителям или к друзьям, или ты жадничаешь, или тебе не хватает терпения, чтобы делать уроки. И ты от этого переживаешь. Можно просить: «Господи, дай мне, пожалуйста, терпения, чтобы мне хватало сил, чтобы я делал уроки быстро, а потом отдыхал. Или помоги мне, пожалуйста, чтобы я не жадничал». И Бог тебе поможет, но Он всегда ждет и от нас каких-то усилий. Бывают и чудеса, которые мгновенно совершаются Богом по молитве людей. Но хотя бы молитвенного труда, просьбы, Он от нас ожидает. Поэтому, если мы просим о чем-то важном, личном, то здесь надо и молиться, и что-то делать.

Читать еще:  Почему Христос говорил о смирении, а сам разгонял менял в храме?

Бывает так, что мы просим о чем-то для других людей. Например, бывает так, что родители ругаются и не понимают друг друга. И для детей это, конечно, печально. Мы можем просить, чтобы Бог помог родителям не ссориться, чтобы они жили в мире. Наша молитва, конечно, Богом будет услышана, но не всегда она будет услышана родителями, и не всегда родители услышат Бога. Бог не может заставить родителей любить друг друга. Он никогда не заставляет человека что-то делать. Поэтому Бог, конечно же, будет стараться сделать всё, чтобы родители друг к другу относились хорошо, но Он не может пообещать, что они захотят сделать так, как Он подсказывает им через обстоятельства, через Ангелов-Хранителей

Надо подумать и о себе: может, моя молитва не настолько искренна, я просто чего-то хочу получить. Как в сказке о «Рыбаке и рыбке» — дай мне то, дай мне это, а ты мне и не нужна. Это будет не честно. Я могу хотеть новый крутой телефон. Нужен ли мне этот новый крутой телефон? Я его могу выпросить у родителей, в результате они, например, чего-то не купят в дом, бабушке не помогут. Но действительно ли он будет мне полезен? Не произойдет ли так, что этот новый крутой телефон какой-нибудь хулиган у меня отнимет и еще побьет меня при этом? Я хотел? Хотел. Получил? Получил. И синяков еще заработал. Мы, желая чего-то, не всегда можем быть уверены, что от этого нам будет хорошо. Может быть, и не нужно называть что-то точно, когда просишь, Бог и так знает, что нам нужно для жизни, лучше сказать: «Господи, ты знаешь, что мне нужно, подай мне то, чего я могу еще сам не знать, что мне это нужно. Но когда ты мне это дашь, я пойму, что мне это было необходимо. И будет хорошо, что это у меня есть».

Бывает так, что мы просим, например, вылечиться от какой-то болезни или для себя, или для кого-то. Мы знаем, что Бог может победить любую болезнь. Но болезнь — это не всегда наказание, возможно для этого человека это трудность, которую надо преодолеть, лекарство для его души. Мы не всегда знаем, для чего дается болезнь. Мы можем сопереживать человеку, сочувствовать, как-то помогать, быть рядом, молиться за него. Но должны помнить, что Бог лучше знает, что полезнее для человека. Бывает и так, что Бог дает человеку болезнь, чтобы его близкие объединились, стали добрее и милосерднее.

И еще наша молитва бывает услышана Богом тогда, когда мы сами к Нему прислушиваемся. Ведь Бог дал нам заповеди, правила жизни, по которым надо жить. И если мы Бога слушаем, поступаем так, как Он нам говорит, то тогда, конечно, Бог услышит нашу молитву, сила нашей молитвы больше. Если мы Бога не слушаемся, поступаем, как нам заблагорассудится, то почему Бог должен нашу просьбу исполнять?

Зачем Богу свечка? Ему темно или задуть хочет?

Свечка — это как наш подарок Ему. Лучший подарок — тот, который мы делаем своими руками, куда вкладываем свой труд, внимание, умения. Человек делает свечу из воска, это удивительное творение природы. Воск делают пчелы, чтобы строить соты (соты похожи на многоэтажные дома, предназначенные для хранения меда и выращивания пчелами своих детей), а человек создает из него свечу, которую можно зажечь. Если вы сделаете свечу сами и поставите ее в храме, это будет приятный подарок Богу. У Него все есть, он создал этот мир, но наш труд ради Бога ему приятен. В наше время трудно делать свечи самостоятельно, поэтому в храме есть возможность их приобрести, а наши деньги помогут сделать так, чтобы в храме люди не мерзли, чтобы можно было службу проводить, чтобы те, кто трудятся в церкви могли нормально питаться и так далее.

А сама свеча для нас — образ, какими мы должны быть перед Богом. Пламя свечи обычно ровное, спокойное, но горячее, оно светит в темноте. Вот так мы и должны молиться, чтобы у нас было горячее сердце и спокойное состояние, такая молитва может быть услышана Богом. Поэтому свечка нужна, прежде всего, нам, но Богу приятно, когда мы берем у этой свечки пример: и храму помочь, и светить, и греть всех, кто вокруг.

Портрет отца: Священник Дмитрий Березин

Быстрыми штрихами изображает лицо человека художник на морской набережной или на пешеходной городской улочке, но привычные его руки, опытный глаз схватывают что-то такое важное, глубокое, скрытое в человеке. Вот и мы решили рисовать портреты отцов. А пока работает художник, поговорим с нашими героями об их отцах и собственном отцовстве, о детстве и детях. И в разговоре этом, может быть, проявятся очень личные, особенные для каждого переживания. А в целом эти портреты, мы надеемся, позволят нам лучше узнать мужчин современной России в контексте прошлого и будущего.

Материал был подготовлен по инициативе прихожан храма Казанской иконы Божьей Матери.

Священник, настоятель храма Казанской иконы Божией Матери с. Молоково (Видновский округ). Председатель Миссионерского отдела Московской епархии. Родился в 1981 году. Кандидат экономических наук (ГУУ, 2005 г.). Богословское образование получил в ПСТГУ (2007 г.).
Руководитель интернет-журнала для настоящих пап «Батя». Активно выступает за учреждение в России Дня отца 25 октября .
Женат, отец четверых детей: София 2005 г.р., Вера 2007 г.р., Федор 2010 г.р. и Анастасия 2013 г.р.

Священник Дмитрий Березин, руководитель журнала «Батя», отец четверых детей. Художник: Анна Доронкина.

Об отце: «мне хватало того, что он просто есть»

Мой папа — человек спокойный. Я не помню, чтобы он когда-нибудь ругался. Может быть, один-два раза что-то и было, но это был сверхповод.

Однажды к нам пришли гости, и друг не захотел отдавать мою машинку, хотел забрать ее с собой, а она очень мне нравилась. Я устроил по этому поводу скандал, отец меня вынес из комнаты и успокоил. Я не помню, отдали ли мы игрушку (по-моему, да), но я помню именно этот момент, когда он так спокойно со мной говорил-говорил-говорил. При этом он не обещал, что купит такую же, а просто убеждал: «ну давай отдадим, это же гости, он маленький…»

Особых мер воздействия от отца я не помню, мне хватало того, что он просто есть. Зимой мы ходили на лыжах. Когда жили в Йемене (отец там работал), то на Красном море ездили на подводную охоту регулярно.

Я в принципе человек достаточно замкнутый, то есть я предпочитаю одиночество. Даже когда с родителями жил, я у себя сидел и не вылазил. Поэтому я не сильно страдал, что мне мало уделяют внимания, мало времени со мной проводят. Мне даже лучше было, что не проводят.

О взрослении и автостопе: «нужно научить родителей тебе доверять»

Чтобы жить нормально, нужно научить родителей тебе доверять.

У меня друг учился на физфаке, и они там много ходили в походы. Я тоже стал ходить, этот процесс мне нравился, был близок. И он потом плавно перетек в автостоп.

Начал я ездить в 2000-ом, а закончил в 2004-ом. Побывал на севере – в Архангельске, Петрозаводске, Питере, на юг мы особо не ездили – разве что в Киев, а на востоке – везде: Самара, Челябинск, Уфа, Омск, Новосибирск, Тюмень, Красноярск, Канск, Иркутск, до Владивостока по Байкало-Амурской магистрали через Тынду, Комсомольск-на- Амуре, Хабаровск, затем Петропавловск-Камчатский. 40 тысяч километров я насчитал. «Экватор пройден» — на языке автостопщиков.

Мы съездили в первый раз на Грушинский фестиваль с будущей, (как потом оказалось) супругой Мариной на полном контроле родителей, у родственников останавливались на полпути. И этим же летом я уехал на Байкал. Каждый раз отзванивался, где была возможность, с таксофона: «я там-то». Проехал, вернулся через месяц, уже завоевал определенное доверие. Даже, может быть, какая-то гордость была – определенное достижение сына. Следующий год еще проще: держишь связь, но главное – сам не допускаешь каких-то бездумных поступков.

Дмитрий Березин с супругой Мариной. Утро после свадьбы. 2004 г.

На старших курсах первого вуза я начал жить отдельно – мои родители научились мне доверять (я надеюсь).

Дмитрий Березин с супругой Мариной. Через 8 дней после свадьбы. Байкал. 2004 г.

Об «отношениях взаимной ответственности»

Я мало о себе рассказываю родителям. Есть те, кто постоянно делится, а я обычно даю какие-то итоги.

Первый вуз мы вместе выбирали, обсуждали, рассуждали, общались, смотрели. Отец сам энергетик, но не было такого, чтобы родители сказали: «Поступай сюда – и все!» Я поступил и в энергетический тоже, но выбрал Университет управления. Просто потому, что там было больше девчонок, чем в энергетическом. Это к вопросу о том, чем руководствуется человек, выбирая путь своей жизни (смеется).

Когда я поступил во второй вуз – в Свято-Тихоновский, я просто пришел, сказал. Естественно, это не так прям внезапно все происходило, но некоторые вещи были неожиданными для родителей. О принятии сана, я не помню, как сообщил. Но тем не менее получил в итоге: «Давай». Не было каких-то таких вспышек: «ой, ужас!» или «какой ты молодец!». Они были готовы принимать мои решения. Они знали уже, что у меня есть какая-то внутренняя мысль, почему и зачем я что-то делаю. У моих родителей хватило мудрости доверять моим поступкам, а, надо сказать, это не всегда просто. У нас получились «отношения взаимной ответственности».

Сейчас мои родители довольно активно участвуют в жизни нашей семьи. У меня сложный график: часто не бываю дома, на службу надо рано уезжать, я люблю по ночам работать. Поэтому, когда дети были совсем маленькие, бабушки нас очень сильно выручали. И продолжают. Всегда можно позвонить – и тут же приедут, останутся с детьми, отведут, заберут. Мои родители живут в деревне, и мы туда можем спокойно привезти детей. Приезжаем – там ждут, там все для детей сделано. Есть тыл.

Семья Березиных. Дедушка и внуки

О детском плаче: от первого ребенка до вселенского спокойствия

У меня брат на 10 лет старше, поэтому я никого не нянчил.

Когда София родилась, ощущения, конечно, были очень радостные. Но ребенком она была шумным, а мы были родителями молодыми и нервными. Она кричала, не хотела спать, детский плач просто выводил из себя.

Родитель же страдает, когда ребенку плохо, а он не знает, что сделать. Часто он начинает злиться, шлепать ребенка, прыгать и скакать вокруг, чтобы остановить плач, но все это не работает. У родителя паника.

С Настей, с четвертым ребенком, а может, даже с Федором, пораньше, пришло какое-то вселенское спокойствие. Да, ребенку плохо, но я сделал все, чтобы ему было хорошо: поменял памперс, покормил, покачал… Может быть, перегулял, вовремя не уложил. Программы и минимум, и максимум выполнены. Остается только терпеть. Ходишь и терпишь. Или как-то повзаимодействуешь, но уже без паники.

Священник Дмитрий Березин с детьми

Я часто вижу, как дети плачут, например, на крестинах, а бедные родители вокруг них «уси-пуси». А я думаю: «ну, плачут и плачут, дети орут – с кем не бывает». И вообще, со временем я научился различать несколько видов плача: от обиды, от страха и одиночества, от боли, капризный плач и, наверное, ещё несколько вариантов. Сразу ясно, как реагировать и нужно ли вообще.

О времени на детей: «давай поиграем 5 минут»

Выходных у меня, можно сказать, нет, потому что в выходные я служу обычно. А в будни дети учатся, да и я редко когда в будни сижу дома. Как в классических семьях, чтобы семья на выходные куда-то поехала, такого практически не бывает. Мы собираемся обычно в доме, он недалеко от храма, но видимся по чуть-чуть. Я даже мало участвую во всей этой логистике: из школы на кружки, секции, с кружков домой – вся эта чехарда ложится на плечи Марины. Чаще всего мы встречаемся вечером дома или же утром перед школой. Они рассказывают что-то из своей жизни.

Вторая дочь Вера сама все знает, что ей надо сделать, какие домашние задания выполнить – и каких-то технических вопросов с ней не возникает. Она самодостаточный ребенок, ей спокойно одной. София, старшая дочка, совсем другая – ее надо обнять, надо с ней поговорить, что-то сказать. С Федором – какой-то спорт, какие-нибудь поделки, еще что-то по возможности, читаем с ним пока регулярно вечером. С младшей Настей — поиграть, попрыгать, поскакать.

Каждому ребенку нужно уделить внимание. Пусть по две минуты, по одной, но пришел, со всеми поздоровался, кого-то обнял, кого-то что-то спросил, всех детей отметил. А дальше – по мере необходимости.

Нельзя ребенку говорить: «У меня сейчас нет времени, не мешай». Нельзя его отталкивать просто потому, что ты занят. Можно сказать: «Сегодня не могу вообще никак, давай поиграем пять минут — и все». И дети это понимают. Поиграли 10 минут в итоге, дальше: «извини, не могу». Но нужен этот диалог. Ребенок должен чувствовать свою важность и нужность. Тогда будет все нормально.

Семья Березиных. Дети

О чепухе и серьезных увлечениях

Есть качества детей, которые мне нравятся. Понятно, что они еще по-детски юлят, но в них есть прямота и честность, есть доброта, которая прячется где-то иногда за жадностью и всем прочим, и есть высокий уровень доверия родителям. Мы стараемся этот уровень сохранить. И есть открытость.

Бывают дети, у которых интересы сразу явно проявляются, но обычно они формируются позже. Секции есть, книги есть, уроки есть, но надо детям и просто играть, иногда нужно заниматься чепухой. А из чепухи рождаются интересы. Вот Феде для кровати нужно было штору сделать, чтобы закрываться от всех, он с линейкой ходил, измерял, потом все эти вещи на бумагу перекладывал. Потом мы с ним на основе чертежа учились рисовать трехмерные предметы на бумаге. Пока не очень получилось, но потихоньку из таких кирпичиков что-то складывается.

Пытаться родителям делать из ребенка кого-то конкретного – неправильно. Вот у родителя задача – вырастить пловца или музыканта, а ребенок будет сопротивляться, брыкаться. Мне кажется, это странная задача. Но когда ребенку начинает что-то нравиться, он хочет чем-то сам заниматься, нужно придумывать, как в этом помочь.

Священник Дмитрий Березин с сыном Федором

О походах: «три дня должны там пробыть»

Летом неподалеку от нашего храма проходит военно-полевой лагерь, наш приход участвует. Я старшим дочкам предложил поехать. Говорю: «Три дня вы должны там пробыть. К концу третьего дня я вас спрашиваю, остаетесь или нет. Мое желание такое, чтобы вы дошли до конца. Но я вам даю выбор». Я очень обрадовался, когда они не дали задний ход, остались там. К концу третьего дня сказали: «Папа, ты нас сегодня не забирай». Я не знаю, что бы делал, если бы они сказали: «больше не хотим!» Я бы поворчал, но пришлось бы сдержать слово свое.

Читать еще:  Архимандрит ИГНАТИЙ (Сотириадис), советник представительства Элладской Православной Церкви при Европейском Союзе: БРЮССЕЛЬСКИЙ АРЕОПАГ

София и Вера Березины в лагере

Пока они там жили в палатках, бегали, «одичали» так, что не хотели, чтобы смена заканчивалась, мы с Федором сходили в водный поход на необитаемый остров на Москве-реке. У похода должна быть цель – вот мы такую интересную выбрали.

Родители не должны навязывать интересы, но, если что-то хочешь привить, то нужно втягивать, показывать, как это здорово. Вот наши дети втягиваются потихоньку.

Семейная водная прогулка

Об отцовской правоте: «это не обсуждается»

Мама может пожалеть, обнять, иногда покричать, стукнуть кулаком по столу, проявить какую-то эмоцию и чувство, а папа – стабильный. Сказал: «Ты не прав, должно быть так-то» – это не обсуждается. Если обсуждается, то: «Твои аргументы?» Аргументов нет обычно. Тогда – не обсуждается (смеется).

Можно спорить, но спорить обоснованно. Я детей к этому приучаю. Стараемся обсуждать секции, куда они хотят ходить, что надеть, например. В зависимости от возраста какие-то конкретные вещи.

Я постоянно подкалываю детей в хорошем смысле. Указываю на их недостатки, на их ошибки в полушутливой форме. Мне кажется, особенно в подростковом возрасте, это важно, потому что объяснять серьезно-серьезно – скучно и нудно. Читать нотации и ругаться – бесполезно. А в диалогичной юморной форме ты и не обижаешь никого, и при этом доносишь свою позицию. Можно с ней не согласиться, но я говорю: «Я так считаю».

Отец должен держать все на контроле, понимать, что в жизни ребенка происходит. Понятно, есть какие-то детали неважные – забыл сменку, еще что-то. А есть фундаментальные – какие изменения характера происходят, в нужный момент в нужную сторону направить, сказать правильные слова.

О взрослых разговорах: «В школу не повезу!»

Дети разные. Кто-то более эмоциональный, кто-то более рационального склада ума. Мне кажется, как только ребенок начинает разговаривать, логическое объяснение возможно. Мы с детьми разговариваем как с взрослыми, понятно, что адаптируя какие-то понятия. Настя в три года размышляет логично, здраво, на шаг вперед даже иногда думает.

Вот, например, заходит речь о собаке. Кто-то из детей говорит: «Купите!» Ну, я говорю: «Вот у тебя кошка на даче, ты много за ней ухаживаешь? Раз в две недели погладишь – и все? А кто каждый день ухаживает? Дедушка». Желание ребенка понятно. Но нужно объяснять и обязательства, и последствия на примерах.

А вот еще недавно была ситуация с Софией. Ей не нравилась школа, нужно было перевести. Но, куда планировалось, она не прошла по баллам. В итоге попала в школу, которая находится в другом районе. И вот она в очередной раз говорит: «Папа, отвези меня с утра». А это значит в 6 встать, в 7 выйти, а лучше раньше, так как пробки. Я говорю: «Не отвезу». Она: «Печально». Тогда я объясняю: «Ты же сама выбрала школу. Ты завалила экзамен в другую, потому что учить не хотела, сюда решила идти». Она отвечает: «Да-да, мне тут нравится». Тем не менее, через такой анализ она увидела цепочку, которая ее привела к ситуации, что теперь надо самой рано встать и рано поехать, увидела результат собственных действий три года назад.

Мне кажется, в такие моменты отец и дает понимание жизни. Сказал спокойно, и дальше продолжается жизнь, но уже ребенок понимает, что он в определенной степени несет за нее ответственность.

Подготовила Анна Ионычева.

Художник: Анна Доронкина.

Три вопроса — три ответа. Диалог с детьми

Протоиерей Артемий Владимиров об улыбке святых, разговоре Адама и Евы и о месте, где живёт Бог

«Устами ребенка глаголет истина»… Эту народную мудрость часто подтверждает реальная жизнь. А еще иногда устами ребенка задаются истинно важные вопросы — вопросы о Боге, вере, святых, о добре и зле. Мы, взрослые, часто думаем, что знаем ответы. Но когда к нам приходит ребенок с вопросом, например, о вечности Бога — теряемся и не можем дать ясный ответ.
«Фома» решил собирать такие детские вопросы и задавать их священнослужителям. Сегодня с ребятами беседует духовник Алексеевской женской обители в Москве, члена Союза писателей России, протоиерей Артемий Владимиров.

— Почему святые на иконах не улыбаются?
— Если Вы будете всех любить и не будете никого огорчать, то тогда, войдя в храм, Вы увидите, что святые, изображенные на иконах, взирают на Вас с явным ободрением. В этом легко убедиться, посмотрев хотя бы на одну из иерусалимских икон Богородицы, именуемую «Вифлеемская».
Приезжайте к нам, в Алексеевскую обитель, что в Красном селе. Я отведу Вас в нижний храм во имя иконы Казанской Божьей Матери, и Вы увидите, что в иконостасе и Господь, и Богородица улыбаются!
На всякий случай, советую Вам в день приезда хорошенько почистить зубы, умыться, причесаться, надеть праздничный костюм и исполниться светлых, добрых помыслов — тогда Вы точно разглядите улыбку на наших иконах…

— Если Бог живет повсюду, значит, Он и в этой комнате, и в моем кармане?
— Бог, действительно, везде и всюду присутствует Своею благодатью. Точно так же, как на светлой поляне везде и всюду — солнечные лучи; точно так же, как мы со всех сторон окружены воздухом, которым дышим.
Воздух — и в комнате, и в кармане, и даже внутри нас. Будем только помнить, что Бог — свят и Он скрывается от тех, кто мыслит, говорит или поступает противно Его закону правды и любви.
Итак, если у тебя в комнате не убрано, игрушки разбросаны, под кроватью лежат запыленные носки, Господь этого не любит… В захламленной комнате даже человеку находиться неприятно!
Если у кого-то в кармане лежит сворованный фломастер, Боженька отвращается от воришки.
Не будем обольщаться!
Когда у нас в мыслях появляется настойчивое желание кого-то обидеть, оскорбить худым словом, если мы не чисты на руку или в душе прячется обида,- свет Божий покидает человека…
Конечно, Бог все видит и «мысли наши знает наперед», но коли ты хочешь наслаждаться общением с Создателем, то необходимо сохранять совесть в чистоте,- чтобы никакие худые мысли и дурные желания не свивали в твоем сердце змеиного гнезда.
Будь светлым душой — тогда и все внешнее: одежда, карманы, воротнички, портфель и его содержимое — будет чистым и красивым, не без наших стараний, конечно.

— На каком языке разговаривали между собой Адам и Ева в Раю?
— До того, как наши праотцы нарушили данное Богу обещание и согрешили, вкусив запретный плод , до того как стали, подобно нам, грешными и немощными людьми,- у них всё было особенное: и внешность, и одежда, и слова, и речь…
Мы пользуемся сейчас одеждой домотканой или изготовленной на фабрике, а Адам и Ева имели одежду нерукотворную, которая состояла из золотистых, самосветящихся нитей Божественной благодати.
Эта чудная одежда не теснила и не мешала им, у праотцев не было ни мозолей ни ссадин от райских сандалий. Адаму и Еве не нужно было сдавать свои наряды в химчистку, благодатные одежды не нужно было стирать.
Ведь они были вечными, нетленными и очень-очень красивыми!
А что можно сказать о речи наших прародителей?
Адам и Ева обменивались друг с другом мыслями, им не нужно было произносить звуки «р» или «л», «щ» или «г»…
Праотцы не нуждались в том , чтобы с помощью зубов, губ и дыхания изводить воздушную струю из гортани и таким образом формировать звуки, из которых составляются ныне наши слова.
Адам и Ева не занимались чистописанием и каллиграфией, они не посылали друг другу смс-ок, да и вообще, в Раю не было, как вы догадываетесь, никаких мобильных телефонов.
Но праотцам достаточно было подумать о чем-то хорошем, как мысль, словно бабочка «махаон» или «павлиний глаз», летела и садилась на сердце собеседника, как на благоуханный цветок.
Предположим, Адам мог пожелать Еве: «Доброе утро, как я рад тебя видеть, дай Бог тебе здоровья»… И Ева тотчас слышала голос Адама в своем сердце и улыбалась.
Мысль ее летела в ответ беззвучным импульсом: «Адам, супруг мой, месяц ясный, солнышко мое, разреши мне погулять с тобою по райским тропинкам и посмотреть, как ты общаешься с животными, называя каждое соответствующим его свойствам именем…».
Так они и общались, не раскрывая уст.Но слыша голоса друг друга в недрах души гораздо яснее и явственнее, чем мы, когда берем телефонный аппарат и прикладываем его к уху… Нужно заметить, что и после грехопадения, у нас сохранились остатки подобной «связи».
К счастью, полностью мы не растеряли эту райскую способность.
Называется она любовью.
Когда мама с нежностью смотрит на своего малыша и бессловно обращается к нему,
улыбаясь и целуя его в лобик, то из ее глаз льются светлые лучи. Эти лучи касаются бессмертной души младенца — и дитя улыбается маме своей лучезарной беззубой улыбкой…
Любящие друг друга супруги могут час или два не произнести ни единого слова, но просто сидеть рядом на скамейке, наблюдая в тишине, как солнце опускается за горизонт…
В эти безмятежные минуты дарят супругам мирное счастье…
А потом они обменяются впечатлениями друг с другом, и каждый согласится, что им тогда было даровано особое, таинственное общение душ… Священник, принимая исповедь своего духовного чада (а я думаю, что тебе уже приходилось рассказывать о своих грехах батюшке) посмотрит внимательно в глаза школьника и спросит: «Ну, что там у нас на сердце?» Если пастырь увидит, что подросток смущается и не может вымолвить ни слова, батюшка обязательно ему что-то подскажет.
Опытные священники, как правило, в своих «подсказках» не ошибаются.
Какое этому существует объяснение?
Люди, любящие друг друга, как будто бы читают книгу в сердце ближнего, который с доверием раскрывает её пред дружеским взором.

Образовательная технология «Модель трёх вопросов»

Марина Салахова
Образовательная технология «Модель трёх вопросов»

Образовательная технология «Модель трёх вопросов«

Образовательная технология «Модель трех вопросов».

Группа №11 воспитатель Салахова М. Ю

Актуальна в условиях ФГОС, так как позволяет реализовать на практике индивидуализацию дошкольного образования.

Цели и задачи образовательной технологии, содержание практических материалов показывают, как осуществляется интегрированный подход в педагогическом процессе, как предъявляется образовательное содержание ребенку в условиях нового стандарта. Образовательная технология «Модель трех вопросов» выступает как способ разработки проектов. Благодаря ей педагог получает первичную информацию о запасе знаний детей и помогает ориентироваться в способах получения информации. Действуя по данной технологии в разработке проектов, мы создаем условия для развития самостоятельности и инициативности у детей, их познавательной активности, учитывая возрастные и индивидуальные особенности.

Суть этой образовательной технологии заключается в том, что воспитатель задает детям три вопроса:

2. Что мы хотим узнать?

3. Как узнаем об этом?

Сам процесс деятельности состоит из 4 этапов.

3. Реализация проекта.

4. Завершение проекта с дальнейшей презентацией.

Каждый этап основывается на результатах предыдущего, а итог становится основой для планирования индивидуальной работы с детьми.

В создании проекта модель трех вопросовможно разделить на три пункта:

1. План — утренний групповой сбор.

2. Дело — работа в центрах активности.

3. Анализ — ежедневный сбор информации.

Следуя пунктам в создании проекта посредством модели трех вопросов, мы начинаем работу с детьми с плана, то есть с Утреннего сбора. Утренний сбор — это разговор на вольную тему, где каждый имеет право на суждение, свой выбор. Взрослый направляет детей на самостоятельность, самоорганизацию.

Структура Утреннего сбора состоит из приветствия, обсуждения новостей, обмена информацией и далее переходит в реализацию этапов модели трех вопросов.

1-й этап — выбор темы

Выбор темы целесообразно осуществить в конце недели, по завершении предыдущего проекта. Таким образом, к началу рабочей недели материалы, необходимые в центрах активности, будут готовы к использованию детьми в процессе образовательной деятельности. Формируется проблема, цель, задача, вводится игровая ситуация. Удовлетворяются интересы и потребности ребенка, запросы родителей, воспитатель — инициатор.Роль ребенка на этом этапе: вхождение в проблему, вживание в игровую ситуацию, принятие задачи.

Например: наша тема «Удивительная бумага». Игровая ситуация – бумажный самолетик.

— Уточнить представление детей о бумаге и её свойствах, процесс изготовления и ее применение.

— Помочь детям с помощью разнообразных приёмов определить свойства бумаги.

— Учить анализировать, делать простейшие умозаключения.

— Развивать обследовательские действия и уметь устанавливать причинно-следственные связи в процессе выполнения различных действий с бумагой.

— Воспитывать интерес к познанию окружающего мира, любознательность.

— Систематизировать знания о свойствах бумаги, ее видах и назначении. Формировать навыки внимания, память и мышления, развивать мелкую моторику рук.

— Обогащение активного словаря: шероховатая, глянцевая, гофрированная, тонкая, гладкая, металлическая.

2-й этап — планирование

Мы, помогая в решении данных задач, задаем детям вопросы, инициируя общее обсуждение, чтобы дети выяснили, что они уже знают о бумаги. По мере того, как дети отвечают на вопрос, фиксируем их ответы на большом листе бумаги, чтобы группа могла их видеть. Можно фиксировать ответы всех детей схематично или записывать печатными буквами и обязательно указывать рядом их имена. В нашем случае мы зафиксировали ответы детей в таблице.

Затем задаем вопрос: «Что мы еще хотим узнать о бумаги?» Ответы детей определяют задачи и направления познавательной деятельности. Когда все дети выскажутся,мы спрашиваем: «Как нам найти ответы на наши вопросы Можно заранее придумать с детьми символы сбора информации в картинках. Мы использовали картинки с изображением методов по образовательной технологии «Методика проведения исследований в детском саду» А. И. Савенкова,в которой представлены основные методы исследования с детьми: подумать самостоятельно, спросить у специалиста / взрослого, посмотреть / прочитать в книге, узнать в интернете / компьютере, понаблюдать, провести эксперимент. Важно отметить, что наряду с изображением методов необходимо указывать название каждого метода. Таблица, составленная по модели трех вопросов, — основа для планирования деятельности, несущая информацию о первоначальном запасе знаний каждого ребенка. Таким образом, уже на этапе планирования

ребенок является непосредственным участником образовательной деятельности.

Заполненная таблица размещается в приемной в виде информационного стенда «Почемучка», там, где ее хорошо видят родители. В этом случае взрослые невольно продолжают разговор с детьми дома – будут спрашивать, подсказывать, вместе посмотрят нужные книги, телепередачи, познавательные мультфильмы. Таким простым способом, родители станут участниками образовательного процесса.

3-й этап — реализация проекта

Следующим шагом является создание условий для осуществления задач, поставленных самими детьми. На данном этапе важно правильно организовать развивающую среду, используя метод составления «Паутинки», в которой отражаются виды деятельности, направленные на реализацию проекта учитывая возрастные особенности детей. Мы обеспечиваем детей оборудованием и материалами в соответствии с темой проекта, помощниками выступают родители. В процессе реализации проекта решаются такие важные задачи, как возможность самостоятельного выбора детьми вида деятельности и максимальная реализация образовательного пространства группы, в работе с которым они формируют специфические знания, умения и навыки. Мы организовываем деятельность детей в центрах активности, направляем и контролируем осуществление проекта, то есть выступаем как организатор, помощник, но не лишаем детей самостоятельности.

И заключительный, 4-й этап — это завершение проекта

Анализируем проделанную работу, собранную информацию родителей и детей, которая позволяет планировать дальнейшие действия, например, в индивидуальной работе с детьми, работе с родителями. Далее проводим подготовку продукта деятельности к презентации.

Читать еще:  Как взрослые люди становятся верующими? – истории Бутусова, Германики, Вяземского и других

Дети представляют зрителям презентации исследований, приготовленных совместно с родителями.

Из презентации Миланы дети узнали о происхождении бумажной посуды.

Ратмир рассказал, как можно изготовить бумагу в домашних условиях.

Александра поделилась своей информацией о фольге, что из фольги можно сделать поделки.

Артем рассказал о том, что делают из макулатуры и собирая ее мы спасаем деревья.

Семья Киры собрала информацию о елочной бумажной игрушки прошлого.

Конечный продукт нашей совместной работы: воспитатель – дети – родители – это лэпбук, который будет использоваться при планировании дальнейшей работы с детьми.

Наполняемость лэпбука осуществляется нами и исследованиями родителей и детей.

Модель трех вопросов предполагает индивидуальный подход к обучению и воспитанию детей, основанный на убеждении в том, что все дети особенные и обладают уникальными задатками и способностями, которые необходимо учитывать при обучении. Каждый ребенок развивается в своем, присущем только ему темпе и обладает определенными склонностями и интересами. Педагоги должны использовать свои знания об особенностях развития детей, а также свой опыт взаимоотношения с дошкольниками и их семьями для того, чтобы понять и оценить многообразие воспитанников в каждой группе детского сада и учесть уникальные потребности и возможности

Для эффективной работы по данной технологииважно соблюдать следующие условия:

1. Доступность и разнообразие материалов в центрах активности.

2. Поддерживать интерес к работе в центрах активности.

3. Учитывать индивидуальные особенности каждого ребенка.

4. Активно вовлекать родителей в образовательный процесс.

Основное предназначение данной образовательной технологии — предоставление детям возможности самостоятельного приобретения знаний при решении практических задач или проблем, требующих интеграции знаний из различных образовательных областей, то есть она дает возможность воспитывать деятеля, а не исполнителя, развивать волевые качества личности, навыки партнерского взаимодействия.

Трудные вопросы

Встречаясь с различными людьми и затрагивая проблему абортов, приходится сталкиваться с типичной ситуацией: собеседник выслушал ваши доводы и согласился с тем, что аборт действительно убийство. Но тут же ему на память приходят обстоятельства, при которых это убийство кажется допустимым или даже единственно возможным решением ситуации. Набор вопросов, которые задаются в таких случаях, как правило, неизменен.

Все эти вопросы для человека со здоровой психикой и умеющего логично размышлять, собственно говоря, абсурдны, и ответить на большинство из них можно, выявив этот закамуфлированный абсурд. Как в математике, для того чтобы доказать неверность некоего утверждения, иногда используется метод приведения к абсурду. Кажется, что это самый радикальный способ ответа на подобные вопросы.

Начнем с самого распространенного: зачем плодить нищету? То есть зачем рожать детей, когда мы не сможем дать им достойное, как мы считаем, воспитание в силу того, что у нас нет достаточных средств?

Представим себе такую ситуацию: человек, плотно пообедав, встал из-за стола, а ему говорят: «Давай пообедаем». Если он каким-то механическим способом удалит все из желудка и поест опять, мы скажем, что это абсурд. Потому что хотя и все люди переедают или едят лишнее, но таким образом услаждаться пищей нелепо. Так же и с этим вопросом. Тело человека, мужчины и женщины, все органы специально устроены для того, чтобы осуществлялся процесс деторождения. Если люди соединяются в браке, то предполагается, что естественным, абсолютно нормальным следствием этого будет рождение детей. Значит, если человек не хочет плодить нищету, он не должен вступать в брак. Тогда никакой нищеты не будет. А человек желает во что бы то ни стало осуществлять все чисто физиологические отправления брака и получать от этого естественную радость. Как, например, он получает удовольствие от пищи или от теплой воды, стоя под душем. Но не хочет нести подвиг родительский, который является следствием брачной жизни. Если человек не хочет плодить нищету – не надо. Он должен прекратить родовую жизнь. Тогда поступок будет логичным.

Как прокормить детей в наше время? Как быть бедным супругам, имеющим много детей?

Ответ напрашивается сам собой: супругу надо работать на трех работах, или жене начать шить, потому что тогда будет дешевле одеть детей, и так далее. При этом необходимо во многом себя ограничивать (ибо если люди не могут ограничивать себя в родовой жизни, то им придется терпеть недостаток в другом: в досуге, средствах), а не пытаться устроить все иным, противоестественным путем, убивая собственных детей, поскольку от этого они сами будут несчастны, будут болеть или страдать из-за своих оставленных живыми детей, ибо какие у убийц могут родиться дети. Как они могут их воспитать? Ведь, убивая собственное дитя, родители преступают определенный порог нравственности. Как любить одного ребенка, когда другого ты убил? Даже если человек не понимает этого, в его подсознании это все равно присутствует. Если человек не согласен на добровольные ограничения, он будет терпеть лишения против своей воли. Он хочет быть материально более обеспеченным за счет убийства собственного дитя? Но ведь сумма его счастья от этого не увеличится. Нельзя достичь счастья, убивая своих детей!

Что делать, если беременность наступила в результате изнасилования?

При изнасиловании беременность обычно не наступает. Это случаи единичные, уникальные. Но допустим, что мы рассматриваем такую ситуацию. Во-первых, дитя все равно не виновато в том, что оно никем не предполагалось. Во-вторых, часто в изнасиловании бывает виновата сама потерпевшая из-за нескромной одежды, поведения, неосторожности, непослушания старшим и так далее. Много всяких предпосылок сливаются в одну, трагическую ситуацию, и получается такой результат. Так почему же за проступок взрослого должен страдать невинный ребенок?

Если ребенок нежеланен, можно родить и сдать его в детский дом. Государство воспитает, найдутся люди, которые захотят этого младенчика усыновить. Таких желающих масса, огромные очереди. Следовательно, нет никакой причины ребенка убивать.

Девушка не замужем, а родители против ребенка. Или муж говорит, что уйдет, если ребенка оставят. Что делать?

Что ж, рассмотрим… Например: я женщина, у меня двое детей, и один из этих детей так довел мою маму, свою бабушку, что она говорит: «Ты должна выбрать, либо я, либо он. Либо ты сейчас же сбрасываешь его с балкона, либо ты мне уже не дочь». Почему сбрасывать с балкона родившегося непослушного ребенка нельзя, хотя в гневе кажется, что он вполне этого заслужил, а ни в чем не повинного, может быть, очень хорошего, умного, будущего Ломоносова – убить можно, в силу того, что он временно находится в утробе матери. Может быть, лучше подождать, родить и посмотреть, каков будет? Если будет плохой и непослушный, то убить. Все сразу в ужасе восклицают: «Ах, как же можно!» Но если можно ТОГО, почему нельзя ЭТОГО? Мы опять приводим утверждение к абсурду. И что значит родители против? А если кто-то будет против нас самих? Что ж нам теперь, умирать? Мало ли кто против чего возражает. Это не является аргументом. Человек, заявляющий, что он против жизни другого человека, – убийца.

Как быть, если беременна двенадцатилетняя девочка?

Если девочка так распущенна и так себя ведет, она, естественно, должна нести свой крест, как последствие своего поведения. Допустим, мы узнаем, что двенадцатилетний мальчик совершил какое-то жуткое преступление. Совсем недавно (недалеко от нашего храма) произошел такой случай правда, не двенадцатилетние, а тринадцатилетние мальчики во дворе забили палкой насмерть девятилетнего мальчика. Ведь наше чувство справедливости говорит нам, что к ним надо применить какие-то меры, надо как-то пресечь это зло. То же и здесь. Девочка нашалила, поступила неосторожно, глупо, поступила как девочка уличная. Почему за это должен быть убит ни в чем не повинный ребенок?

Если замужняя женщина больна, и ей нельзя рожать?

Если ей нельзя рожать, значит, когда она соединяется со своим супругом, она совершает преступление. Существует понятие недееспособный человек. Такому человеку запрещено регистрировать брак. Если по каким-то причинам, не умственным, а чисто физиологическим, женщине нельзя рожать – значит, ей нельзя выходить замуж, потому что в браке естественно предполагается рождение детей. Если нельзя рожать, надо нести это как крест. Хочется ребеночка – пожалуйста, есть детские дома, многодетные семьи. Можно взять на воспитание, помочь. Так бывало всегда: например, в семье три дочери выходили замуж, а одна нет – и она являлась нянькой для других. Не всем же нести крест замужества и рожать детей. Кто-то и иным путем идет.

А если мать может умереть родами?

Из тех случаев, о которых мне известно – а в храм часто приходят женщины от врачей и говорят: «Мне рожать нельзя, потому что я умру», я не знаю ни одного действительно окончившегося смертью. Врачи обычно просто предполагают, но жизнью и смертью распоряжается не врач, а Бог. И Господь всегда может дать силы просящему. Но допустим, что женщине действительно грозит смерть. Хорошо и благородно, когда взрослый человек, защищая жизнь другого, отдает свою. Мы обычно прославляем таких людей как героев, во время войны таковым дают ордена. Это, собственно, и есть человеческий поступок. Ведь продлить себе жизнь ценой убийства собственного ребенка равносильно тому, чтобы матери съесть своего младенца – такие случаи были, например, в осажденном Ленинграде. Когда мать хочет сохранить свою жизнь за счет дитя – это каннибализм. Лучше ей положиться на Бога и надеяться остаться в живых. Кроме того, возникает такой вопрос: если женщине угрожает смертельная опасность при родах, значит, родовая жизнь ей противопоказана? Нельзя ведь убивать собственных детей и такой ценой доставлять себе радость полового общения? Это преступно так же, как ради того, чтобы доставить себе радость обладания имуществом, начать грабить.

Если известно, что родится больной ребенок?

Логичнее в этом случае родить и посмотреть. Если родится больной – тогда его убить, собственноручно, не прибегая к каким-то препаратам, не занимая больничную койку. Чем это хуже убийства нерожденного ребенка? И что это вообще за проблема: родится больной? Больные люди нужны обществу. Они вызывают у нас милосердие, сострадание, учат любви. Если не будет больных, стариков, ущербных, мы станем гораздо более жестоки. Присутствие таких людей необходимо. И Господь избирает, кому дать этот крест – больное дитя. А ведь может быть и так: родился здоровый ребенок и потом заболел. Что же, и его убить? Нет, мы его спасаем, выхаживаем, поднимаем на ноги врачей, платим деньги, ищем лекарства. Какая же тут принципиальная разница ? Почему мы должны убивать больное дитя, находящееся во чреве матери?

Родители алкоголики – зачем рожать больных, никому не нужных детей?

Здесь подменяется одно понятие другим. Почему бы не убить этих родителей? Родители алкоголики, социально опасные люди. Они приносят обществу вред. Почему за них должны страдать дети? Можно издать закон, налагать штрафы, можно этих людей каким-то образом изолировать. Хотя, конечно, лучше бы было алкоголикам бросить пить и жить нормальной жизнью. Это было бы вообще прекрасно. На деле же почему-то выбирается зло наибольшее. Государство должно найти какой-то иной способ, чем просто убийство ребенка.

Теперь поговорим о ненужных детях. Это у нас они никому не нужны. Но в богатых странах есть тысячи и тысячи людей, которые готовы усыновить даже больного ребенка. И если этим реально заняться, то вполне можно все организовать на государственном уровне.

Как же рожать всех детей, если ученые подсчитали, что скоро Земля не сможет прокормить свое население?

Да, совершенно верно, Земля не сможет прокормить население. Но тогда давайте убивать тех, кто много ест. Убив одного такого, мы дадим возможность жить другим. Или давайте убивать толстых. Опять, как видите, вопрос совершенно абсурден.

Итак, рассмотрев все доводы в пользу аборта, мы убедились, что не существует ни одной причины, позволяющей убить ребенка во чреве матери.

Разберем, наконец, последний вопрос: почему Церковь не благословляет пользоваться противозачаточными средствами?

Дело в том, что – если вернуться к началу нашего разговора – применение противозачаточного средства есть то же самое, что механическое освобождение желудка для принятия еще раз ненужной пищи. Это некий самообман, превращение родовой жизни в бессмысленную физиологическую эксплуатацию организма человека без реализации родовой деятельности. Человек уподобляется обезьяне, которая сидит в клетке и безобразничает. У людей все должно происходить по законному естеству. Если Бог благословляет детей, значит, надо их рожать.

Применение противозачаточных средств стимулирует безответственность к великому таинству брака – этому божественному, таинственному установлению, великому по своему значению. В браке два человека соединяются в любви и из двух клеток, объединяющихся в одну, появляется новый человек, которого никогда на Земле не было, со своими способностями, особенностями, несущий в себе весь генетический ряд своих предков. Это уникальное дело, и подходить к нему надо с величайшим благоговением и ответственностью, а не превращать все в какой-то обезьянник. ПРОТИВОзачаточные средства – это средства ПРОТИВОестественные, их использование равносильно тому, чтобы перегородить себе пищевод. Они нарушают общий строй человеческой жизни. А всякое нарушение, например поворот рек в другую сторону, безнравственно, поскольку обязательно принесет горе. Любое зло, даже незначительное, всегда действует разрушительно для того, кто его совершает. Поэтому с точки зрения нравственности такие средства применять нельзя. Церковь не может это благословить, как извращение человеческой природы, созданной Богом. Церковь учит тому, что человек должен обуздывать свои страсти, причем не только связанные с родовой жизнью. Надо обуздывать и желудок – не обжираться, надо бороться с осуждением, гневом, сребролюбием. Блудная страсть – одна из страстей. У людей, обладаемых ею, она гипертрофирована и не приносит им никакой радости, в некотором смысле это болезнь, как алкоголизм. В самом вине ведь нет ничего плохого, но, когда человек пьянствует, понятно, что оно уже действует разрушительно. Или страсть сребролюбия. Человек имеет достаточно средств, чтобы есть, одеваться, а ему хочется все больше и больше; он тратит свою жизнь, отказывает себе во многом. И все только деньги, деньги, деньги – это же безумие. Так же и половая страсть. Можно ее постоянно пытаться реализовывать, не зная ни сроков, ни времени, непрерывно, постоянно себя возбуждать. Но это же совершенно неправильно, это болезнь, которая разрушает, опустошает душу, изнашивает организм. Бывает, у человека даже и естественная потребность пропадает но он начинает лечиться, чтоб как-то укрепить свое здоровье и иметь возможность еще больше себя таким образом эксплуатировать. Казалось бы, не можешь – и слава Богу, пора успокоиться. Так нет, все получается наоборот.

Страсти настолько сильны, что люди, обладаемые ими, будут приводить тысячу аргументов в свое оправдание, ибо ими руководят не здравый смысл и не соображения нравственности, а страсть. Когда ребенок хочет гулять, а мама его не пускает, он будет орать, изворачиваться, говорить неправду – на все пойдет лишь бы ему вырваться. Спор с тем, кто одержим блудной страстью бессмыслен. Он говорит:»Я не могу без этого жить». И ради этого он готов и детей убивать, и изнашивать свой организм. Все поставит на карту. Причем ведь известно, насколько вредны противозачаточные средства. Интересно, когда речь идет о том, убить ребенка или нет, люди думают о своем здоровье – им вредно рожать. А когда речь идет о противозачаточных средствах, они сознательно вредят своему телу. Значит, дело не в здоровье, а в страсти. Поэтому человек должен признать: я блудник и не могу себя управить. Следовательно, надо лечиться от блуда, а не от детей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector