0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ЗАЧЕМ МЕХАНИКУ ЦЕРКОВЬ

ЗАЧЕМ МЕХАНИКУ ЦЕРКОВЬ?

Приблизительное время чтения: 12 мин.

Какое отношение к Православию имеет наука механика? И может ли механик не только приносить пользу людям, но и служить Богу, занимаясь своим делом?

Об этом мы беседуем с главным научным сотрудником Института механики МГУ им. М.В. Ломоносова профессором Григорием ЛЮБИМОВЫМ.

– Григорий Александрович, многие люди до сих пор противопоставляют понятия “наука” и “религия”. А как Вы, ученый, к этому относитесь?

– Когда работаешь, об этом особо не думаешь. Но у каждого ученого есть определенное мировоззрение, и от него в какой-то мере зависит то, чем он занимается. Вот я, скажем, математик. Но, исходя из своего мировоззрения, считаю, что должен все силы потратить на то, чтобы принести какую-то пользу людям, раз уж Господь дал мне разум. И это мне только помогает. Я от этого начинаю больше, лучше работать. Потому, что занимаюсь уже не своим личным делом, а чем-то нужным другим. Так что вера не мешает, а, наоборот, помогает человеку направить свои усилия в нужную сторону.

Уж сколько сделал Ломоносов, чтобы прославить отечественную науку! И был, между прочим, глубоко верующим человеком: он писал, что наука и религия суть сестры, и одна без другой существовать не могут.

Бог дает нам разум. И от нас требуется использовать его наилучшим образом. И если мы это делаем, то, наверное, Богу это угодно. Все просто. Чему учит вера православная? Тому, что не надо гордиться своим успехом. Это не твоя заслуга, это тебе дано. И правильно. Такое представление освобождает от заносчивости, зазнайства. Это правильная мировоззренческая установка. А что такое мировоззрение? Это ваш взгляд на все. Либо вы пуп земли, и все должно вокруг вас вертеться (такой взгляд очень популярен). Либо наоборот – вы должны трудиться для людей, для государства, для науки. Русские люди всегда жили по этим православным принципам.

– Но как это проявляется на практике, в Вашей научной работе?

– Я занимаюсь механикой. Это часть физики. Правда, механики считают, что физика – часть механики (смеется). А механика – наука о движении. И три закона Ньютона – это основные законы, по которым, как мы сейчас представляем, живет Божий мир. Вот мы и пытаемся понять его физическое устройство. Движение планет, например. Механика и зародилась как наука о движении планет. Но постепенно распространилась на все. Сейчас механика нужна всюду – математика проникает и в биологию, и в медицину, и в геологию. Вот и я сейчас работаю в области биомеханики: мы помогаем биологам осознавать результаты их экспериментов, понять, какие физические процессы определяют рост и развитие живых существ или различные процессы, происходящие в организме. Последнее очень важно для медицины, т.к. позволяет совершенствовать методы лечения. Изучая все эти явления, мы помогаем людям осознать величие Божественного творения, понять свое место в мире, направить свои усилия на созидание полезного, а не на разрушение.

А вообще, чем я только в жизни не занимался! Когда учился в университете – газовой динамикой: обтеканием тел, которые движутся с большими сверхзвуковыми скоростями, проще говоря – самолетами. Потом магнитной гидродинамикой – на заре 60-х годов эта область была очень актуальна в связи с поиском новых способов генерирования электроэнергии. Потом ушел в биологию и лет 20 занимался механикой дыхания, в частности, приборами, которые должны контролировать состояние легких. А сейчас увлекся механикой глаза.

– Скажите, а почему Вы стали заниматься именно механикой?

– Вообще-то, сначала я очень увлекался литературой. И в выпускном классе школы еще в марте собирался идти на филологический факультет. Но друг моего погибшего на фронте отца, который помогал моей матери меня воспитывать, был авиаконструктором, создателем самолета с реактивным двигателем. И он мне сказал: “Ну, что литература? Есть действительно интересные проблемы. И есть у кого учиться: в университете заведующий кафедрой гидромеханики – выдающийся человек, Леонид Иванович Седов”. И я пошел на мехмат. Вот так и стал механиком. Все просто.

А Леонид Иванович Седов действительно был выдающимся педагогом. Очень хорошо относился к своим ученикам, заботился, поддерживал наши первые научные работы. А когда мы отучились в аспирантуре и защитились, при мехмате открыли институт механики, там была масса вакансий, и мы стали заведующими лабораториями. Да так всю жизнь ими и проработали.

– А как Вы пришли к вере?

– Пожалуй, впервые я сознательно подошел к Церкви уже после женитьбы. В моей семье к вере были равнодушны, хотя и не считали, что это – плохо. А у моей жены мама, хотя в церковь и не ходила, но отмечала Пасху, Рождество, были какие-то разговоры. И это, пожалуй, первое, что запало мне в душу. Мы ходили ночью на Пасху к храму, войти было нельзя – кругом толпа народа, милиция. Но мы все равно ждали, пока выйдет священник, ждали его возгласа: “Христос воскресе!” И шли домой есть куличи. А потом началось увлечение иконописью. Было такое время, когда у многих появились иконы, их стали расчищать, реставрировать. Мы тоже начали собирать иконы, просто как произведения искусства. Затем у нас появились знакомые священники. Знакомили нас с ними наши близкие друзья. Нам, наверно, повезло – мы встречались с очень выдающимися священниками. Ну и волей-неволей стал задумываться о том, что было до нас. Вот я ученый. И до меня была масса ученых, начиная с того же Ломоносова, которые верили в Бога, были глубоко религиозными людьми, и это не мешало им быть учеными. Я уважаю и ценю их достижения, так почему же я не верю в Бога, как верили они? А если я чего-то не понимаю, значит, надо разбираться.

Наконец, крестилась моя жена, крестила детей. Но я оставался некрещеным, хотя тоже ходил в церковь. Я всегда считал, что крещение – очень ответственный шаг и полагал, что еще не созрел. Наконец, мой близкий друг, тоже профессор, как-то мне сказал: “Так можно до самой смерти не созреть, окрестишься – и все равно не созреешь. Так что, если положительно к этому относишься, и это не противоречит твоим убеждениям, надо креститься”. И я крестился. Дальше – больше, стал много читать: Евангелие, жития святых, другие книги. Не могу сказать, что я особенно верующий человек, и уж никак не святой, но я понимаю, зачем живу, к чему стремиться, что меня ждет впереди.

– Много ли среди Ваших коллег – ученых, преподавателей – тех, кто пришли к вере?

– Немного, конечно, как и вообще верующих людей в нашей стране. Все-таки семдесят лет государственного атеизма сильно повлияли на людей. Но, тем не менее, людей, которые относятся к вере лояльно, не считают ее мракобесием, много. А вот активных атеистов – на самом деле не так много.

Читать еще:  Свобода любить… Диалог о радости

– И как Ваши коллеги относятся к тому, что Вы – верующий?

– По-моему, с уважением. Я никогда не скрывал, что хожу в церковь. Правда, есть люди, которые боятся об этом говорить, особенно те, кто застали время, когда быть верующим было просто опасно. Но я никакой опасности не чувствовал и ничего не скрывал. Вот, например, приходит ко мне ученый секретарь института и говорит: “Григорий Александрович, заседание Ломоносовских чтений 21 апреля. Вы назначены председателем”. – “Я не могу”. – “Как не можете?” – “Пасха. Какие заседания?” – “Ну и что?” – “Ничего. В Страстную Пятницу никто не работает”. – “Как не работает? Это рабочий день”. – “У вас рабочий, а у меня не рабочий”. И ведь назначили заседание на другой день!

– Мало кто знает, что история возрождения университетского храма во имя св. мученицы Татианы началась с Вашего выступления в 1992 году на презентации Свято-Тихоновского богословского института в МГУ. А как реагировали в университете на Ваше выступление?

– Удивительно: как только я сошел с трибуны, подошел ко мне проректор и говорит: “Давайте!” А я ему: “Ну, давайте!” И стали “давать” – пошел я к ректору, так и началось.

– Были. Даже когда этот вопрос рассматривался на Совете университета – я уже был его членом – и ректор предложил восстановить храм, многие говорили, что делать этого не надо, что все мы выросли в клубе, который там давным-давно расположился, что университетский театр, который там тогда обитал – наша славная традиция, да и вообще – зачем? Конечно, большую роль сыграла позиция ректора. Совет проголосовал “за”. Театру решили дать другое помещение. Никто и не собирался его закрывать.

– А что теперь говорят те, кто были против возрождения храма?

– Не знаю, я с ними об этом не разговаривал. Те, кто были “за”, и сейчас считают, что это было правильно. А кто был против… Некоторые из них приходят в храм вместе с ректором в Татьянин день. Может, они и не передумали, но и активными борцами не стали. И за то спасибо. Все-таки человек должен понимать, что есть какие-то высшие ценности. Нам говорят, что они общечеловеческие. Но на самом деле – православные. И в духовном смысле, для русского человека храм более значим, чем театр. Даже если ты сам когда-то учился в этом здании и ходил в этот клуб. Храм важнее.

– Как Вы считаете, сегодняшние студенты отличаются от тех, которые были лет двадцать назад?

– Отличаются. Сейчас студенты часто вынуждены работать, тратя на это половину времени из тех 5 лет, которые даны им, чтобы чему-то выучиться. Причем не всегда потому, что нечего есть. Просто сейчас такой стиль. А образование, которое человек недополучает в вузе, очень трудно потом пополнить. Сначала нужно получить фундаментальное образование, после этого выучиться каким-то конкретным направлениям уже легко.

– В последние годы Вы занимаетесь еще и вопросами среднего образования. В чем суть той программы, которую вы предлагаете?

– Ничего особенного. Мы предлагаем учить детей так, как их всегда учили в России. Преподавать им на хорошем уровне русский язык, литературу, русскую историю, математику, физику, географию, объясняя, что это значит. И не скрывать, что на все это существует православная точка зрения. И что Православие – вера их предков. Вовсе не обязательно читать детям молитвы или заставлять их ходить в церковь. Но они должны знать о мировоззрении их предков.

– И как вы собираетесь этого добиться?

– Сначала мы хотели, чтобы нам разрешили работать в обычной средней школе, государственной. Пригласить учителей, наших единомышленников. Они бы проходили с детьми программу, в которой нет ничего нового, но она разработана в духе русских традиций. Не в смысле танцев и балалаек, а в духовном смысле. При этом мы бы их хорошо учили не только русской литературе и русскому языку, но и математике. Между прочим, тоже очень важная наука. Учить математику надо не для того, чтобы уметь считать. Математика – это основа логики. На математических примерах человек учится логически мыслить.

Мы много лет боролись. Но никто нам школу не дал. Потом был эксперимент в 141-й московской школе, около метро “Полежаевская”. Мы начали очень хорошо. Университетские профессора проводили там конференции по физике, профессор филолог Александр Александрович Волков учил писать сочинения. Я начал писать для этой школы исторический календарь (методическое пособие “Слава России. Исторический календарь” – Ред.). И очень увлекся. Сколько я узнаю нового!

Мы устраивали доклады, беседы с учениками, с родителями. Пытались не только учить чему-то, но и воспитывать их в православном духе, хотя и без чтения Закона Божьего. Но пришел новый директор, и дело это заглохло. Правда, сейчас этот проект возобновляется, но школа будет уже частной.

– А программу для этой школы вы уже написали?

– В самой учебной программе мало что меняется. Кроме элемента воспитания. Вот самый простой пример. Надо решить задачу по математике: “У мальчика были два яблока. Одно украли. Сколько осталось?” А можно ту же задачу сформулировать иначе: “У мальчика было два яблока. Одно он отдал своему товарищу”. Есть разница? А на этой разнице все и строится. И заметьте – это математика, а не Закон Божий. Сейчас мы ищем математиков, которые бы написали соответствующий учебник. По истории учебник уже пишется.

И еще: одна из важнейших сторон нашей программы – это просветительская работа среди родителей. Мы и их тоже должны учить. Родители должны понять, чего они хотят от своих детей. Поэтому важно набрать учителей, которые могли бы воплотить такие идеи.

– Вы предлагаете, чтобы университеты взяли школы под свою опеку?

– Да. У МГУ был договор со 141 школой. Дети приходили в наш институт, мы их водили по лабораториям, показывали, чем мы занимаемся. Они ходили в астрономические лаборатории, наблюдали небо, на химический, физический факультеты. Я считаю, что одним из важных элементов воспитания является живой пример. И если школьник видит перед собой человека, который сам что-то сделал, большое или маленькое, и тот рассказывает ему об этом, то ребенок как бы соучаствует в его работе. Он видит, что это не только по радио говорят, что вот так, самому можно открыть новую планету или новый спутник Юпитера. Он видит, что такие люди есть. И ему это очень важно. Не обязательно, чтобы это были православные – просто люди, которые чего-то достигли. Университет, конечно, необъятное поле для такой работы. Вот у меня медаль лауреата Государственной премии. И если я приду с этой медалью в школу, дети будут видеть – есть человек, который получил Государственную премию. Не где-то там, а вот он. Это важно, особенно для младших.

– А не получатся ли из таких школ специальные “инкубаторы”, целью поступления в которые будет попасть в университет?

Читать еще:  Что ответить Стиву Джобсу,

– Может быть. Но нельзя, ничего не делая, поступить в университет. В чем задача школы? Подготовить людей к поступлению в вуз. Сегодня она этой задачи уже не решает. И не потому, что университетские профессора испортились и никого не принимают без взятки. А потому что в школе стали хуже учить. Ну разве может сегодня выпускник московской школы и абитуриент, получивший среднее образование где-нибудь в якутской деревне, с одинаковым успехом сдать экзамен? Нет. Хотя якутский школьник может быть гораздо способнее. Но единый экзамен этого не покажет. Любому, кто хоть немного знаком с образованием, понятно, что механические тестовые экзамены не выявляют способностей человека.

Когда я поступил на первый курс, среди моих однокашников были хорошо подготовленные, были – похуже. Я был где-то внизу, в общей массе. Проучились пять лет. К защите диплома у меня уже были опубликованные научные работы. Значит, задача отбора не в том, чтобы зафиксировать, кто сегодня может решить ту или иную задачу, а в том, чтобы понять, в ком есть потенциальные возможности. А это возможно только в личной беседе.

– Но это, так сказать, чисто академические задачи. А какова, на Ваш взгляд, роль Церкви в школе? И должна ли она вообще там присутствовать?

– Она уже там присутствует. Такие примеры есть. Скажем, в городе Печоры есть педагогическое общество, во главе которого стоит монах, отец Августин. В этом обществе состоят и учителя, и монахи. У них есть программа совместной деятельности. В печорских школах, например, некоторые уроки ведут вместе учитель и монах. Скажем, изучают “Капитанскую дочку”. Учитель рассказывает, то, что положено по программе, а монах делится взглядом верующего человека на это произведение. Учитель размышляет так, монах иначе, они обращают внимание на разные вещи и вовлекают в обсуждение учеников. И дети учатся размышлять. Это идеальная форма работы в школе.

Вовсе не обязательно, чтобы священник в начале занятия читал молитву. Надо, чтобы священник ненавязчиво, но твердо принимал участие в процессе воспитания, выражая православную точку зрения, чтобы дети видели, что воззрений может быть, по меньшей мере, два. И имели возможность выбирать.

Смирись, раб божий

Наша страна переживает не лучшие времена. Закрываются заводы, сокращения, закредитованность, нищание и другие беды. Власть решать проблемы не очень-то и стремится , а порой даже и не хочет (может не может?!) у нас же, как принято, всё урегулирует рыночек. Однако этот рыночек нарешал так, что страна встала на путь социального взрыва. Что же делать власти? Ведь пропаганда уже работает не так эффективно , репрессивный аппарат хоть и давит, но заткнуть все рты не способен, драконовские законы тоже пробуксовывают, в общем и целом , традиционные меры отвлечения народа от проблем теряют силу. Вот тут -то государство начитает вводить в игру козырь, проверенный веками — Церковь !

Подумайте, уважаемые читатели, куда пойдет отчаявшийся человек, у которого нет работы, долги, нервы на пределе, детей нечем кормить? Правильно, бедняга направится искать отдушину в храм. Именно здесь бедолага попытается найти понимание и совет. И, конечно, найдет! В этом нет никаких сомнений. Да, только будет помощь божья крайне шаблонна и ангажирована в угоду правящему классу . И в некотором роде все сведётся, к призыву от служителя культа, — СМИРИСЬ, раб божий. Пойдут указания на отсутствие справедливости в мире и терпение, которое преодолеет все преграды. Упомянет, служитель культа и Николая 2. Будет произнесено, множество разной шелухи , дабы, раб божий, почувствовал облегчение и иллюзорный покой.

Дополнение . Надо понимать, ещё один крайне важный момент , что рост религиозности общества (п.1. Статистические сведения), так же, всегда коррелирует с падением/деградацией уровня образования (стр.137). Образованный человек думает, и ищет причины, а отчаявшийся обыватель бежит к богу! А уж если подопьет. К слову, о обилии алкомагазинов.

Как видите, прослеживается четкая зависимость — падение уровня жизни в стране , повторюсь, сопровождается ростом религиозности. Это объективный процесс для контроля над огромной массой населения. Причем довольно дешёвый и эффективный способ, так как оболваниваемый человек сам финансирует контроль над ним (парадоксально).

Не хочу сказать ,что церковь это плохо: Кто-то, действительно, истово верит в что-то высшее, кто-то исповедуется, кто-то получает покой от молитвы , кто-то ищет надежды в возможности, выздоровления и прочее.

Однако, завершая , я хотел бы вам процитировать одну замечательную мысль, услышанную от одного религиозного человека, могу ошибаться с дословностью:

Храм должен быть в душе. Для веры не нужны атрибуты. Можно думать, что ты христианин, соблюдая обряды, но при этом исходить желчью, а это хуже отрицания Бога.

Поэтому верьте в Бога в душе и несите в своем сердце храм. И не давайте себя опоить опиумом подвластной религии.

  • Беседа с Г. А. Любимовым. Зачем механику церковь?
  • Формула счастья. Интервью с Г. А. Любимовым
  • Татьянин день глазами профессора Г. А. Любимова
  • Слава России. Исторический календарь профессора Григория Любимова

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Андреев, Григорий Александрович
  • Острин, Григорий Александрович

Полезное

Смотреть что такое «Любимов, Григорий Александрович» в других словарях:

Мень, Михаил Александрович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Мень. Михаил Александрович Мень … Википедия

Чернов, Михаил Александрович — Михаил Александрович Чернов … Википедия

Госпремия РФ — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Госпремия России — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Государственная премия РФ — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Государственная премия Российской федерации — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Государственная премия России — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Государственные премии России — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Государственные премии Российской федерации — Нагрудный знак лауреата Государственной премии Росиийской Федерации Государственная премия Российской Федерации присуждается с 1992 года Президентом Российской Федерации за вклад в развитие науки и техники, литературы и искусства, за выдающиеся… … Википедия

Читать еще:  Младостарцы: техника духовной безопасности

Это хуже, чем преступление. Население опять кошмарят QR-кодами

Татарстан вводит тотальные ограничения нормальной жизни и QR-коды для привитых, одновременно изолируя непривитых стариков. Пора бы уже в Государственной Думе VIII созыва кому-то процитировать знаменитое: «Это хуже, чем преступление. Это ошибка».

Опять началось. От испуга перед «четвёртой волной» коронавируса руководители российских регионов принялись загонять экономику подведомственных территорий в «локдаун». Проще говоря, принялись блокировать возможности нормальной жизни.

Логика решений такая: во-первых, все потери можно попросить (а вообще-то потребовать) компенсировать из федерального бюджета. Почему можно? Да потому, что, во-вторых, всё делается не столько из-за желания снизить количество потерь от эпидемии, сколько из желания получить высокую оценку своих усилий в Москве. Раз так, Москва и заплатить должна.

Свежий пример: власти Татарстана приняли решение ввести обязательные QR-коды для посещения привитыми гражданами всякого рода общественных мест и, одновременно, обязательную (само)изоляцию для непривитых граждан старше 65 лет. Почему они так решили? Ну, очевидно, под впечатлением от роста числа заражений и смертей. Цифры, увы, действительно не радуют: по России в целом зафиксировано 7 октября 27 500 новых случаев заражения, за сутки умерло 924 человека (данные с портала «стопкоронавирус.РФ»). Татарстан, кажется, оказался в первых рядах роста заболеваемости.

Проблема в том, что эффективность мер по остановке нормальной жизни и принуждению к самоизоляции, мягко говоря, остаётся гадательной. По очень простой причине: везде, где эти меры вводились раньше, они вводились на пике роста заболеваемости, а отменялись – при спаде. В какой мере они способствовали спаду – предмет спекуляции. При желании в действенность мер можно поверить. При желании – наоборот.

А вот вред, который наносят эти меры, виден невооружённым глазом. Даже если не принимать в расчёт очередное разорение малого и среднего бизнеса, который враз лишается клиентов. Даже если не спрашивать, как соотносятся пресловутые QR-коды со словами президента о том, что вакцинация в России может быть только добровольной, что людей можно только убеждать, а не заставлять (а сегрегация, которая вводится «вакцинными паспортами», как их ни называй, – это именно и есть мера принуждения к вакцинации).

Так вот, даже если на всё это не обращать внимания, остаётся простой вопрос: насколько реже изолированные непривитые старики пойдут в поликлиники? Насколько сложнее им будет получить необходимую им – не по поводу ковида, но по поводу хронических заболеваний – медицинскую помощь? Насколько больше будет осложнений у них в связи с неизбежными стрессами и невозможностью видеться с детьми и внуками? И совсем уж прямым текстом: сколько из них, изолированных от разрекламированной заразы, пополнит статистику «избыточной смертности», которая с 2020 года в России зашкаливает и в которой «ковидные» смерти составляют не больше трети?

Очень бы хотелось спросить готовящихся рапортовать о решительных мерах региональных чиновников: вы за это готовы отвечать? Ах, не подумали? А почему?

Эпидемию коронавируса во всём мире часто сравнивают с Первой мировой войной. И недаром: потери стран Запада, в частности США, с той великой войной уже вполне сопоставимы, даже превышают уже. Так вот, во время Первой мировой был в России такой депутат Государственной Думы Павел Милюков. 1 ноября 1916 года он произнёс самую знаменитую свою речь с критикой правительства, в которой задавал страшный вопрос:

Когда… надо организовать тыл для успешной борьбы, а власть… сознательно предпочитает хаос и дезорганизацию – что это, глупость или измена?

Господа любители изоляции, как бы вам не услышать в скором будущем эти слова в свой уже адрес.

Народные приметы на 8 октября 2021 года: что нельзя делать в день Сергея-капустника

Фото автора cottonbro: Pexels

Православная церковь в этот день чтит память Сергия Радонежского, в народе прозванного «Курятником» или «Капустником», а сам праздник — Днем Сергея. По легендам он считался хранителем животных, а также обладал даром исцеления. В этот день многих больных выхаживали куриным супом.

Известно, что преподобный Сергий Радонежский появился на свет в 1314 году в месье зажиточных бояр, которые дали ему имя Варфоломей. Когда его родители умерли юноша отправился в монастырь к своему брату-вдовцу. Позже они вместе отправились на в глухой Радонежский бор и на берегу реки Кончуры основали пустынь. Варфоломей принял постриг в 23 года и принял имя Сергий. Спустя какое-то время к ним стали стекаться монахи и на этом месте образовалась Троице-Сергиева Лавра. Сергий стал её игуменом.

Сергию приписывается совершение множества чудес. Считается, что он мог не только исцелять людей, но даже воскресил однажды умершего ребёнка. К нему шли за советом и наставлением на путь истинный простые люди и прислушивались великие князья.

К слову, именно Сергий Радонежский запретил инокам принимать подаяние от прихожан, он велел им жить за счёт собственной работы.

Что можно делать в этот день

Фото автора Laker: Pexels

Одной из важных традиций этой священной даты была рубка капусты, которую после этого солили и квасили в бочках.

Издревле в знак почтения к делам святого в эту священную дату нужно было совершать как можно больше добрых дел.

Также, в этот день в народе судили о приближении зимы. Если наступающей ночью выпадал первый снег, можно было считать, что зима придёт уже на Михайлов день. Если погода была ясная, то и три последующие недели будут такими же.

Следили и за направлением ветра: если он дул с севера – зима будет холодной; с юга – ждать в зимние месяцы тепла; с запада – зима будет снежной.

Что нельзя делать в этот день

Как и во время любого другого церковного праздника, в эту священную дату запрещается нецензурно выражаться, негативно мыслить, оскорблять кого-либо, обижаться и завидовать. Даже если вы завидуете белой завистью, это все равно может привести к необратимым последствиям в вашей жизни. Старайтесь избегать в этот день злости и ненависти. Кроме того, нельзя поднимать найденные на земле вещи и не стоит употреблять в пищу много мяса.

По легендам, запрещается отказывать в помощи тем, кто в ней нуждается. Неопрятность в одежде может принести проблемы в будущем. Также предки советуют не проявлять свою гордыню и высокомерие, иначе это может обернуться проблемами со здоровьем в будущем.

Народные приметы на 8 октября 2021 года

Издревле в народе считали, что с этого дня приближаются холода.

Если несколько дней подряд ветер дует с юго-запада – скоро пойдет дождь. Если с юга — будет теплая и мягкая зима.

Севшая возле дома ворона принесет несчастья и разочарования.

Установился ясный день — ждите теплую погоду.

Если не все листья опали с деревьев — зима придет нескоро.

Если в этот день у незамужней дамы разбилось зеркало, в скором времени она выйдет замуж.

Если появились кучевые облака, которые не разошлись к вечеру, то это приведет к непогоде.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector