0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как воспитать и привить ребенку любовь к религии и Богу

Как привить ребенку веру и любовь к Богу, чтобы он всю свою жизнь не отклонялся от правильного пути? Это все вопросы православного воспитания.

Сегодня многие родители сталкиваются с такой проблемой: ребенок вырос, поступает неправильно, разрушает свою жизнь греховными связями, алкоголем и прочими непотребными вещами, не внимает советам и наставлениям. И становиться ясно, что родители где-то упустили какой-то важный момент в процессе воспитания.

О воспитании детей в вере:

В притчах пишется: «Наставь юношу при начале пути: он не уклонится, когда и состариться». Толкуя это место, многие богословы и священники объясняют, что воспитание ребенка начинается с самого первого дня жизни и продолжается лет до 6-8. После этого возраста кардинально изменить вложенное в малыша практически невозможно, но те дети, которым были вложены христианские истины и нормы до похода в школу обычно всю жизнь находятся при церкви.

Важно! Мамы и папы должны понять, что воспитание ребенка — это основа его жизни, что они вложат в детстве, будет управлять всей жизнью.

Конечно, есть исключения из правил — некоторые дети из истинно православных семей вырастают и категорически отказываются от Церкви. Тут следует неустанно молиться Богу за их спасение. Есть и другие примеры, когда малыш из неблагополучной семьи прилепляется к церкви в уже осознанном возрасте и живет жизнью, которая противоположна жизни отца и матери. Но это исключения из правил.

Таким образом, то, что родители вложат в сына или дочь в детстве, определит их поведение и жизненные выборы в будущем. Уже на этапе беременности маме и папе стоит молиться и просить у Господа мудрости для воспитания ребенка.

Как воспитать детей в вере и благочестии?

Уже много лет прошло, но в сознании всё так же отчётлива картина одного из первых воспоминаний моего детства. Мы с крёстной гуляем вдоль заросшей мхом ограды старинного сельского храма, от которого, благодаря вековым деревьям, даже в самый зной веет сырой прохладой с примесью того особенного ладанно-воскового аромата, которого в городских церквах почему-то не встретишь.

Я, взирая с благоговейным трепетом на неведомый мир, царящий за церковной оградой и покосившимися древними могильными крестами, слышу комментарий моей восприемницы от святой купели – простой и добродушной доярки: «Вот, Дима, если не будешь слушаться маму и папу, то мы тебя отдадим на воспитание попу в церковь, и он будет кормить тебя хлебом и водой!»

Поесть я любил всегда, сколько себя помню, и потому особенный страх, заставивший содрогнуться моё детское сердце, вызвало последнее, шутливое, как далеко не сразу мне стало понятно, обещание. Потом я ещё долго мысленно представлял себе бородатого морщинистого мужика со строгим пристальным взглядом, властно указывающего мозолистой дланью на дощатый, грубо сколоченный стол с упомянутыми яствами, и делал грустный вывод – маму с папой лучше слушаться…

Так началось моё религиозное воспитание. Оно бы, вероятно, на том и закончилось, как и у большинства моих крещённых в младенчестве сограждан, если бы через много лет, учась уже в средней школе, я не встретил людей, у которых в глазах увидел Бога… Эта встреча и определила моё будущее. В восьмом классе, учась уже в православной гимназии, я понял, что хотел бы всю свою жизнь связать, каким бы то ни было образом, с Церковью Христовой.

Ну, а крёстная мать, когда увидела меня впервые в гимназическом кителе, удивилась и попросила прокомментировать деревенский слух, будто бы «Димка в Бога вдарился». Услыхав подтверждение и хвастливый рассказ о том, что я теперь прислуживаю иподиаконом у преосвященного епископа Иосифа, робко поинтересовалась: «А Иосиф – он еврей?».

— Нет, — говорю, не замечая, что совсем «добиваю» несчастную женщину, — это монашеское имя такое. Я, кстати, тоже о монашестве подумываю, так что, может, скоро приеду к тебе в гости и уже буду не Дима, а Доримедонт, или Диодор…

Теперь, будучи священником и глядя на младенцев, пищащих в храме перед крещением, я вспоминаю весь этот «смех и грех». Хотя годы уже не безбожные: за веру с работы не увольняют, интересной и вполне читабельной духовной литературы горы, есть священники на любой «вкус и стиль» – но воз и ныне там. Непременно крестя своих детей в младенчестве, родители и крестные, в подавляющем большинстве, совершенно не планируют приобщать их к духовным сокровищам Православия в дальнейшем.

Впрочем, основные сложности начинаются, если желание воспитать чад в вере как раз имеется. В русской литературе мы видим две яркие истории жизни с отрицательным и положительным, на мой взгляд, примером религиозного воспитания. Антон Павлович Чехов, который, благодаря своему деспотичному отцу и его подходу к воспитанию в детях «благочестия» потом скажет, что «в детстве у меня не было детства» — и Иван Сергеевич Шмелёв: медово-яблочное благоухание его «Лета Господня» мы можем обонять до сих пор.

Читать еще:  Как молиться за взрослых неженатых сыновей?

Чехов потом вспоминал: «Когда, бывало, я и два мои брата среди церкви пели трио «Да исправится» или же «Архангельский глас», на нас все смотрели с умилением и завидовали моим родителям, мы же в это время чувствовали себя маленькими каторжниками». В юности молодой медик и фельетонист Антоша Чехонте станет нигилистом, чтобы только потом возрастить в себе вместе с изысканной интеллигентностью и тонкую, на мой взгляд, деликатнейшую, религиозность, так и не реализовавшуюся до конца.

А Иван Шмелёв, также миновав серьёзный мировоззренческий кризис, пройдя сквозь горнило бед и скорбей (расстрел горячо любимого сына, вынужденная эмиграция), не просто обретёт вновь веру, в которой был воспитан своим пестуном старым плотником Горкиным, но обретёт её именно с оттенком той детской непосредственности, которой не имели, пожалуй, другие русские писатели и религиозные мыслители.

Читая «Лето Господне» и внимательно вглядываясь в процесс религиозного воспитания в маститых поповских, да и просто благочестивых семьях, не потерявших преемственности в вере за годы духовной разрухи, я всегда удивлялся: оно совсем не такое, каким его себе представляешь. Нет здесь строгих взоров, ахов-вздохов, причитаний («Господь не велит/накажет!!») и постоянного нагромождения религиозных императив – по поводу и без.

Частое упоминание имени Божьего и ссылка на Его заповеди может привести к девальвации этих понятий в уме ребёнка, особенно когда он не видит живого примера христианского благочестия (не знаю как у других, но даже у меня, священника, дети, увы, часто видят обратный пример). Воспитание в вере – это как постановка голоса, становящаяся абсурдным процессом, если педагог сам не умеет петь. Важно понимать: мы – поколение молодых православных пап и мам – люди в лучшем случае малоцерковные. Мы не можем сказать, что дышим полной грудью вместе с Церковью, дерзновенно взывая Господу: «от чрева матери моей Ты — Бог мой» (Пс. 21, 11). И учитывая это, особенно значительным для нас должен стать медицинский принцип «не навреди».

Важно не переусердствовать, заставляя дитя выстаивать длинные службы, ведь они ещё так непонятны. До семи лет приводить к Причастию лучше к концу литургии. Поход в храм вообще должен ассоциироваться с праздником. После Причастия, к примеру, можно зайти в кафе, купить мороженого или еще какое-нибудь приятное детям мероприятие наметить. В моей семье самое страшное наказание (правда, пока ни разу не применялось) – это непосещение церкви в праздничный или воскресный день. Вариант помягче – опасность неучастия в вечерней молитве.

Относительно приучения к посту – самым лучшим вариантом бывает ситуация, при которой возможность поститься ребёнок воспринимает как атрибут взрослости. Впрочем, для растущего организма вплоть до переходного возраста лучшим постом станет удерживание ума от ненужной и праздной информации или же исключение из рациона вкусных, но неполезных продуктов.

Еще мне кажется, что ни в коем случае в разговорах с ребёнком на духовные темы не следует допускать «сюсюканья». С одной стороны, дети очень чувствуют фальшь, а с другой, у них перед глазами должна выстраиваться не иллюзорная картина мира, а вполне правдивая, с чёткими очертаниями проблем, которые в своей жизни призван разрешать христианин – воин, воюющий с самим собой. Не бойтесь на какой-то вопрос сказать ребёнку «не знаю» — его ум ещё не заражён ересью сциентизма и крайнего скептицизма.

Для маленького человека совершенно естественным является не аналитическое мышление, с его расщеплением предмета познания на составные части, а созерцательное, которое было у Адама до грехопадения и позволяло ему видеть вещи целиком. Если попросить пятилетнего малыша нарисовать птичку, то он, скорее всего, нарисует её в гнезде с птенчиками и под лучами солнца. Так для ребёнка и идеи трансцендентного Бога-личности и первочеловека («самой первой мамы») являются чем-то врождённым, цельным и не требующим, в общем-то, доказательств.

Ну и, конечно, по этому поводу нельзя не вспомнить слова одного из выдающихся богословов прошлого столетия, о. Александра Шмемана, сказанные им в полемике с одним протестантом, предъявлявшим претензии к православному обряду и убранству храма. Учёный протоиерей, настоящий академический богослов, ответил так: «Я могу долго объяснять вам, почему в нашем храме это так, а это — вот так. Я могу часами разъяснять вам смысл каждой детали нашего облачения, смысл каждого литургического жеста и слова. Но я скажу кратко: детям это нравится!»

Никогда не забуду того радостного момента, когда на мою первую, ещё детскую Пасху я почувствовал, как перед самым началом крестного хода откуда-то со стороны алтаря вдруг нахлынула такая волна благодати, что до сих пор в самые тяжёлые моменты жизни само воспоминание о том мгновении меня окрыляет. Далеко не всегда чувствуешь такую близость Бога, но уж если почувствовал её ребёнком, то будешь уязвлён ею на всю жизнь. Самым большим счастьем для меня будет, если однажды и мои дети будут также уязвлены. Тогда мне за них совсем не страшно…

Как воспитать сына-христианина?

Воспитание сына – дело непростое. Как воспитать мужчину, будущего главу семейства, отца, лидера, да еще и христианина в условиях постоянно развращающегося мира? Многие родители ограничивают своих сыновей от мирских друзей, интересов, общений, воспитывая его исключительно в христианской среде, но это далеко не гарант его посвящения Богу. Будет ли он пребывать в Боге, когда вырастет, или необузданный интерес к греховному миру уведет за собой? Так как же воспитать достойного сына-христианина правильно?

Читать еще:  Почему после родов нельзя в церковь?

Пастор церкви «Краеугольный камень» г. Новосибирск Василий Доценко, отец троих сыновей, в интервью с 316NEWS рассказал о секретах воспитания сыновей, отметил важность близких доверительных отношений между отцом и сыном, и обозначил роль матери в воспитании будущих мужчин.

Как воспитать сына-христианина?

Необходимо наставлять ребенка в Господе и Божьих заповедях. Но, главное, не навязывать свой путь, а помочь раскрыть личный путь сына. Моя цель не в том, чтобы он пошел по моим стопам, а чтоб он прожил свою жизнь с Богом, обрел свое призвание и предназначение. Одна из проблем неверующих семей в том, что они считают самым главным материальное обеспечение ребенка. А детям это на руку, они хотят, чтоб им давали все необходимое и не лезли в их жизнь. Христиане не имеют права так поступать, они должны понимать, насколько важно быть причастным к жизни своего сына.
Главное, сохранить дружеские отношения, чтоб сын доверял родителям. Для меня важно, чтоб мои дети делились со мной, рассказывали мне все, даже, когда я с ними не согласен и не разделяю их точки зрения или желания. Самое главное, это сохранить отношения с ребенком, потому что семья – это и есть самые близкие люди на земле.

А как не обратить причастность в контроль?

Смотря, с какой стороны мы рассматриваем этот вопрос. Многое из того, что делают родители, дети воспримут как контроль. Я могу что-то назвать сопричастием, а они могут сказать, что это контроль.
Например, 14-летний подросток при условиях сибирской зимы в -35 градусов, может из-за красивой прически не надеть шапку, считая что школа близко. Мое вмешательство, небольшое давление или забота с его стороны может быть воспринята, как контроль.
Я буду вмешиваться в жизнь своего ребенка настолько, насколько это возможно. Я хочу помогать и заботиться о них, даже когда они будут совсем взрослыми, вопрос в том, будет ли это принято с их стороны.

Можно ли воспитать в ребенке личное посвящение Богу, или он должен сам к этому придти?

Я могу только помочь в этом, но ни один из моих сыновей не сможет жить моей верой. До своего покаяния, я видел, что у моей жены Наташи, тогда еще близкой подруги, есть Бог, у ее мамы есть Бог, но однажды я воззвал к своему Господу. Да, это наш один общий Бог, но речь идет о моем личном спасении.
Это особенно важно для детей. Они будут приходить в церковь, но будут столкновения, и им дастся возможность сделать выбор самостоятельно. Возможно, они поставят под вопрос мою веру и убеждения, размышляя над тем, насколько они правильны, насколько они истинны. Они будут фильтровать все через свою призму, через свое понимание. Поэтому все, что я могу сделать – это создать правильную атмосферу любви и принятия, насколько это возможно с моей стороны.
Все остальное – их выбор, они не могут жить моей жизнью, я не могу прожить их жизнь. Как бы тяжело не было, я могу помогать, но дальше – это их выбор, их путь.

Какую роль в воспитании сына играет мать и какую роль отец?

Между матерью и отцом должна быть целостность. Именно согласие и единство родителей способствует развитию детей. Самое важное и главное, что должны сделать родители – это передать детям любовь. Мама влияет на воспитание сыновей, но образ мамы будет сформирован образом папы. Дети должны понимать, что отец и мать – это одно целое, а не половинки, которые соединились вместе. Они должны знать, что это целостные личности, которые стали едины. У Бога 1+1=1. Дети должны знать, что у родителей нет секретов друг от друга. Если сын видит, что отец уважает свою жену, то он будет уважать свою мать, а в будущем, и свою супругу.

Какие три основных качества должен воспитать отец в сыне?

Самое лучшее – это следование за Христом, оттуда и вытикает все остальное, и ответственность, и верность. Я однажды получил для себя откровение, еще в начале своей христианской жизни, человек, неверный Богу, никогда не может быть верен людям. Человек, который живет пред Богом, не живет пред людьми, он знает, что Бог видит все. Если Бог на первом месте, то остальное складывается в определенную мозаику: мужчина будет и верным, и ответственным, будет брать ответственность за людей, за свои поступки, за свои обещания, которые он делает. Этого можно достичь только если человек живет перед Богом.

Конечно, никак. Если мы ставим задачу «вырастить человека, который верит в Бога» — нас постигнет неудача. Причина очевидна: ребенок – это образ Божий, человек со свободной волей и своим жизненным путем. У него будет своя и только своя вера, свои ошибки и свое покаяние.

Читать еще:  Как убедить мужа не бить 4-летнего сына?

Конечно, родители оказывают на детей очень сильное влияние: они могут навязать профессию, образ жизни, привычки, увлечения («я петь не умею, но моя дочь будет учиться в музыкальной школе!»). И, пожалуй, единственное, в чем мы абсолютно и окончательно бессильны – это вера: верить в Бога человек независимо от возраста может только самостоятельно. Мы, родители и педагоги, никак не можем на это повлиять.

Означает ли это, что воспитание не должно касаться религиозных вопросов? Конечно, нет. Слово «воспитание» потому и имеет общий корень с «питанием», что означает удовлетворение потребностей ребенка – в том числе и потребности в духовном. Так какую же задачу себе поставить в религиозном воспитании ребенка? Мой ответ таков: задача родителя – сформировать у ребенка представление о Боге как о чем-то радостном, глубоком и важном. Решить эту задачу можно несколькими способами:

1. Личный пример. Каково мое собственное отношение к молитве, богослужению, Таинствам? Если во время чтения молитвы перед едой я одной рукой помешиваю кашу, а второй вытираю кому-то сопли – вряд ли ребенок будет воспринимать молитву как разговор с Богом.

2. Ответы на вопросы ребенка. Если ребенок видит меня молящимся – он спросит о смысле, и я должен быть готов «дать отчет о моем уповании». Слыша слова Писания, он будет задавать вопросы («Папа, а почему Иисус хотел скорее умереть – Он хотел к своему папе?» — так спросила меня 5-летняя дочь) – я должен отвечать развернуто и честно.

3. Эмоции, связанные с верой. Если для ребенка все, что связано с храмом, с самого детства тяжело и неприятно, то странно ожидать, что во взрослом возрасте он полюбит православие всей душой. Если молитва родителей – это только время, когда нельзя кричать и больше ничего, то как ему радоваться молитве?

Получится ли у меня сформировать у ребенка представление о Боге как о мудром и любящем Отце? Не знаю, гарантий нет. Вспомним, что сын святой Игнолии – блаженный Августин – долгое время не проявлял особого интереса к христианству, а сын преподобного Серафима Вырицкого, святого ХХ века, был безбожником до конца своих дней.

Святитель Тихон Задонский

Учителям учеников обучать не только грамоте, но и честной жизни, страху Божьему, потому грамота без страха Божьего — не что иное, как меч у безумного. Некоторые родители так нежно и слабо детей своих воспитывают и содержат, что не хотят их за преступления наказывать и так безстрашно и своевольно им попускают жить; другие безмерную строгость употребляют и более гнев и ярость свою над ними совершают, нежели наказывают их. Оба — и те, и другие — погрешают. Везде ибо излишество порочно; строгость и милость безрассудная во всяком чине порицается. Сия в расслабление, своевольство, развращение и явную погибель приводит юных, от природы ко злу всякому склонных; другая огорчение, раздражение и уныние в них соделывает. Везде ибо умеренность и средний путь похваляется. Сего ради родителям благочестивым среднего пути держаться должно.

Почему так происходит?

В основе лежит одна проблема — отцы не вовлечены в воспитание сыновей.

1. Папа всегда занят делами, ему не интересно возиться с детьми. Максимум, ему периодически хочется учить ребенка чему-то полезному. Причина, по которой отцы так себя ведут, достойна отдельной статьи.

2. Даже если отец пытается внедрять какие-то правила, женщина этим недовольна и перебивает, защищает детей, не дает отцу их наказывать. Это гиперконтроль.

В итоге получается циклическая картина: отец занят своими делами, мало внимания уделяет воспитанию сына. Мать, видя это, пытается воспитывать ребенка сама. Когда же мужчина пытается «влезть» в процесс, женщина чувствует, что партнер не разбирается в нем. От этого папа ребенка еще больше отстраняется, обижается, у него падает мотивация. У женщины, наоборот, укрепляется мнение, что она знает, как надо, а муж ничего в этом не понимает.

Все усугубляется, если у мужа с женой плохие отношения. Тогда мать начинает видеть в мальчике идеального будущего мужчину, уделяет ему все свое внимание, дарит ему всю свою энергию. Она начинает бояться за него настолько сильно, что запрещает все подряд, лишь бы только тот не травмировался или, не дай бог, не погиб: «Не ходи туда, не общайся с теми, не дерись, не залезай, не убегай».

Мама, которая ведет себя подобным образом, помещает сына в «золотую клетку» безопасности, тогда как ему жизненно необходимо проявлять здоровую агрессию и любопытство, исследовать мир. Мужчина, в свою очередь, видя любовь и внимание жены к их сыну, но не испытывая этого к себе, разочаровывается в ней и отстраняется от близких. Тогда женщина становится одновременно и отцом, и матерью ребенка, но это приводит лишь к проблемам.

Какие советы можно дать родителям, чтобы они воспитывали сына гармонично и помогли ему стать взрослым самостоятельным мужчиной?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector