0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему боятся самоубийц

О похоронах

Есть такое поверье в кругах православных, что самоубийц нельзя рядом с остальными умершими хоронить. И даже батюшки отказываются совершать молитвы за таковых грешников. Только нужно ещё разобраться, действительно ли человек, сам себя убивший, достоин вечного осуждения. Или существует другое мнение по этому вопросу? Есть ли в библии примеры самоубийц, которых Бог впоследствии назвал праведниками?

О мысли, что Бог не простит

Первое, почему самоубийц осуждают, потому что они, убивая себя умирают, как бы во грехе, не раскаявшись. Можно считать, что человек, убивший другого, потом может раскаяться и получить прощение, а у самоубийцы, вроде бы на это времени нет.

Вопрос неоднозначный получается. Если прыгал с крыши, то в полёте уже мог передумать и раскаяться. Если стрелял себе в висок, то уже иначе.

Только на мой взгляд, не нам судить нужно, а Богу. Он знает мысли и мотивы, он видит всю жизнь человека. Простить или нет, только Он решает. А если учесть, что он любит человека настолько, что ради него Сам в лице Иисуса Христа совершил самоубийство, то картина получается несколько иная.

Известно ли вам, что Христос – наш такой же творец, как и Бог Отец. Они вместе со Святым Духом абсолютно едины. Это как одна личность. Иисус сам предложил убить себя, чтобы человеку простить грех. Так что мы можем точно сказать, что Божество совершило акт самоубийства.

Что если покаялся?

Мы должны понимать, что покаяние не требует длительного времени, достаточно и мгновения, чтобы осознать свою ошибку. Потому мы и не можем судить, каковы были мысли у человека в последнее мгновение жизни. Грех, он всегда остаётся преступлением – и одобрять разрушение своего тела ни как нельзя. Только мы забываем о том, что самоубийцей, по сути, является любой кофеман, наркоман, курильщик, пьяница, чревоугодник – любой, кто наносит вред своему телу и сокращает свою жизнь.

Бояться тех, кто доводит

Мёртвых, вообще и в принципе бояться не стоит, поскольку они спят и почивают в могиле. Ожидают дня воскресения. Кому грехи прощены, тех Христос воскресит, как и сам воскрес. А кто в грехах не покаялся – прощения не получат, хотя, тоже будут воскрешены, но лишь для того, чтобы получить наказание – вторую смерть навеки. Состояние умерших, отдельная тема. А бояться следует живых, которые способны довести до самоубийства. Ведь не природа, не дома или улицы, не собаки или кошки, или другие твари доводят человека до самоубийства, а люди.

Предотвратить, если заметили

Следует быть внимательным к духовным и эмоциональным нуждам друг друга. Депрессию ближнего нельзя оставить без внимания. На добрые слова и любовь скупиться тоже нельзя. Кто знает, может, ваша улыбка постороннему человеку уберегла его от рокового шага, поскольку он увидел к себе проявление доброты.

А бояться мёртвых нечего

С людьми нужно быть осторожными, так как никто не совершенен, и потенциально способен на зло, но потому нас Иисус и учил, что любить даже врагов. Но всё это о живых, поскольку мёртвый, он и есть мёртвый, а не живущий в другом естестве.

Самоубийство тоже посылает Бог?

Приблизительное время чтения: 2 мин.

Вопрос читателя:

Вопрос о самоубийстве. Когда человек это совершает, это тоже Богом посылается? Просто я читаю, и на многие вопросы ответ таков, что всё, что ни посылается Богом, к лучшему.

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Уважаемый Александр, что касается чтения вопросов, то те из них, которые касаются серьезных жизненных ситуаций с нагромождением различного рода обстоятельств, мы обычно предваряем советом пойти поговорить со священником лично, потому что в письме такие ситуации разобрать невозможно: нужно что-то доспрашивать, уточнять, слушать разные стороны, желательно, всех участников ситуации. Поэтому примерять на себя какие-то очень личные ответы я бы не советовал категорически.

Что касается «посылается Богом», то речь всегда идет о внешних обстоятельствах, например, когда Господь попускает трудные ситуации, разрешает им случиться. Почему происходит каждая конкретная ситуация, точно ведомо Одному Богу. Факт в том, что от человека масса обстоятельств не зависит, но от него зависит то, как он сам будет действовать в каждой конкретной ситуации и с каждым конкретным человеком. Это та самая свобода воли, которая является признаком Образа Божия в человеке. Человек волен и должен делать выбор, это его предназначение и способ жизни: не плыть по течению, а выбирать. И самое лучшее — выбирать то, что согласно с волею Божией.

Понять волю Божию о себе не всегда просто, это приходит не сразу, но у нас есть заповеди. Писания в целом и опыт жизни святых — то есть тех людей, верность чьего опыта проверена и засвидетельствована и может быть взята за образец прежде всего в смысле отношения к себе и другим. И, думаю, тут понятно, что, во-первых, совершить или не совершить самоубийство — это собственный выбор психически здорового человека (о больных с нарушениями сознания и мыслительной работы мозга мы не говорим, они не отдают себе отчет), а во-вторых, богоугодный выбор — это жить, а не заканчивать свою жизнь раньше времени, отмеренного Богом. Потому что Бог знает, когда должна прерваться жизнь человека, когда пришло время, а человек этого знать не может и, совершая самоубийства. однозначно совершает ошибку, самую большую и горькую ошибку, которую только можно совершить.

Храни Вас Господь!

«Зашла» почитать вопрос и ответ к нему, зная для себя заранее, как бы ответила я. В очередной раз восхищена ответом протоиерея Андрея Ефанова, его простой доступной для понимания мудростью. Спасибо Вам огромное, отец Андрей! Полностью согласна с Вами.
Но какие странные комментарии читателей. Христианство, а именно православное христианство, как учение, как понимание отношений человека с Богом даёт каждому из нас колоссальную свободу — то, к чему мы так стремимся, если переводить данную идею в политическую, социальную плоскость. Мы же жаждем свободы, мы не хотим быть ограничены внешними рамками (только лишь законами государства, гражданами которого являемся). И Бог даёт нам такую возможность. Мы выбираем тот путь, который не противоречит нашим ценностным установкам, взятым прежде всего из семьи, в которой воспитаны. Да, Бог даёт нам обстоятельства, людей, к которым мы как-то относимся, создавая собственными руками очередные обстоятельства. Как мы их создаем, как мы относимся к ситуациям и людям — это только наша воля, которая зависит от того, что нами движет во взглядах на жизнь и её проявления: наши страсти (от бесов) или Божий дух в нас? А это уж зависит от того, кого мы в себя впускаем.
Каковы причины самоубийства у психически здорового человека? Апатия, перерастающая в депрессию; отношение к болезни (онкология в последних стадиях, о которой узнал и отчаялся); неразделенная любовь; стыд; страх; доведение до самоубийства другими людьми. Ещё что-то личное, глубоко индивидуальное.
НО. Ведь причиной большей части всего вышеперечисленного являются страсти, которые нас обуревают. Приведу свой пример. Пример о себе. Много лет я переживала апатию, абсолютное безразличие к жизни. У меня не было никаких целей, не было желаний. У меня были мысли о том, что нужно как-то доползти лет до 45-ти и было бы счастьем умереть. Почему до 45? Чтобы уже все близкие родственники к этому времени умерли, я их похоронила, поэтому наконец-то можно и самой оказаться в удобной ситуации, в удобных обстоятельствах для обретения смерти. Жуткие мысли, правда? Это при том, что я здорова, у меня есть два высших образования, я работаю, я не комплексую по поводу внешности (нет, конечно, любая женщина что-нибудь всегда найдёт в себе, чем можно быть недовольной), я знаю и вижу, что я нравлюсь противоположному полу. Но мне никто был не нужен. Мне никогда не хотелось семью. Мало того, я всегда знала, понимала, что я счастливый человек, потому что Бог дал мне родиться именно в моей семье, Бог дал мне разум, чтобы я легко училась, Бог дал мне здоровье, Бог дал мне способность говорить и объяснять, что необходимо в моей работе, Бог даёт мне людей, благодаря которым, я могу развиваться интеллектуально, заниматься наукой, раскрывать свой, заложенный Богом потенциал.
А я жила годы по инерции, устав от жизни, прокрастинируя во всем, злясь на себя за это, но внешне будучи достаточно приветливой, участливой, если это требовалось окружающим меня людям. Мало того, ко мне многие шли за советом, излить душу. А у меня была дикая апатия, без депрессии, наверное. Хотя не знаю ведь мне необходимо было внешне почти соответствовать ожиданиям близких: я же умница, значит, нужно заниматься наукой, карьерно расти, надо выполнять возложенный функционал на работе. Но это внешне, а внутри пустота: не целей, не желаний, не мечтаний. Стремление к одиночеству, постоянные мысли о том, что я сама себе могу вопрос задать, и сама же на него ответить. Я же умница, я самодостаточный человек. Апатия приводила к унынию, к воспоминаниям о себе другой, злости на себя за прокрастинацию в научной сфере, откладыванию важных дел на потом. Но при этом постоянной уверенности в том, что я всё смогу. И одновременно внутренние размышления: «вот сейчас меня собьёт машина — ну и что, главное, чтобы сразу насмерть». Посмотрите, какое смешение эмоций по поводу себя самой. Откуда это? Разве от Бога? Бог даёт нам Свой свет, свою милость, чтобы реализовать Его промысел о нас. А что делала я? Отталкивала Его милость. Потому что была охвачена страстью гордыни. Гордыня порождала в моём случае уныние, апатию. Но я всегда в собственных диалогах с Богом прошу Его понимания самой себя. В августе 2020 г я вдруг вспомнила, что когда-то читала о Тихоне Задонском, которому моляться от уныния. Нашла информацию о его житии, где говорилось, что он страдал грехом высокоумия. Во он мой грех, такой же! Гордыня проявлялась во мне. Бог дал мне это понимание собственной греховности. Вот в чем свобода воли человеческой — в возможности понять себя, признать темное или светлое нами движет. Осознание собственной страсти греховной облегчает борьбу с ней. Я поняла себя, я много прочитала о гордыне, о себялюбии, об эгоистичности. И мне стало легче на душе. Нет никакой апатии. Я впервые в жизни начала строить планы на собственное будущее, уповая на Бога, будучи абсолютно уверенной в том, что да, что Бог не делает — всё к лучшему. Но знаете почему? Потому что задача нашей жизни на земле, заключается в том, чтобы становиться лучше, чище, светлее, приближаться собственной светлой сутью к образу Бога. И это так легко, когда признаёшь в себе темное — страсть, позволяющую бесам внушать нам в том числе мысли о самоубийстве, не развивать в себе дары, Богом данные, а губить себя. Или быть с Богом, нести в себе Божий свет и давать его окружающим, если они согласны его брать.
А так называемая неразделенная любовь. Любовь всегда взаимна. Как любое чувство. Остальное придуманный нами образ человека и любовь к нашей выдумке с ожиданием взаимности и переживаниях по поводу того,почему на нас не реагируют. Либо эгоистическая страсть завладеть человеком, потому что «хочу. чтобы он/она любили меня». Чувство любви окрыляет, делает краски мира ярче, делает нас мягче, открытей, просто лучше, но не толкает в бездну самоубийства. Любовь от Бога, когда уже сами научились любить без эгоизма, без фанатизма. Больная, якобы любовь — страсть от лукавого, эгоистическая страсть, приводящая к обидам, разочарованию, конфликтам, боли и, как выход, к самоубийству. Каков здесь наш выбор? Опять же в том: упиваться ли страданиями и злобой, отчаянием или понять себя, что движет мной (почему я требую конкретный объект любить меня, готов ли я сам соответствовать ожиданиям обо мне этого объекта, а если мы слишком разные — разве тогда мы сможем быть одним целым в любви, как две половинки одного яблока?)
Наша свобода, дарованная Богом, заключается в выборе быть с Ним и развивать себя, следуя за Его светом, либо погрязнуть в собственных страстях, чтобы думать только о тяжести жизни. Поверьте, чем больше заботишься о собственной нравственности, тем легче кажется жизнь, и тем сильнее собственный дух!

Читать еще:  Люди рассказывают мне о грехах, что делать?

БОГ — ЛЮБОВЬ! Мы страшные.

Прочитал комментарии. Меня поражает ропот и недовольства на Господа Бога. Такое впечатление, что собралась группа неудавшихся праведников, которым Бог не дал стать таковыми и теперь поносят Создателя. А вы кто такие, чтобы спрашивать, чего Господь хочет или не хочет? Как горшок может качать права и диктовать условия горшечнику? Господь сам видит и знает кому что дать и какой горшок сделать для хранения масла, а другой для нечистот. Ваше дело смиряться, исповедоваться и причащаться, если вы православные, а если нет, то желаю вам поскорее прийти к Господу и в лоно Церкви, только вот без этого высокоумия, близкого к ереси, и отсюда переходящего в неверие. Всех благ, да хранит вас Господь!

а как же говорят свою судьбу не на одном коньке не обедишь? Что все предначерчено судьбой?

Суицид

Мapленa

Шабля Ирина

  • 2 Авг 2008
  • #2
  • Самоубийство Протоиерей Андрей Ткачев

    Наша пластмассовая жизнь, протекающая под аккомпанемент пиликающих мобильных телефонов, родила из недр своего абсурда тягу к физической смерти и желание сознательного самоубийства. В Интернете есть немало сайтов, на которых можно найти информацию, как уйти из жизни тем или иным способом, быстро или медленно, больно или нет, одному или с группой. Недавно Европа была шокирована следующим преступлением: каннибал в сети нашел добровольную жертву, встретился с ней, по ее желанию совершил убийство и съел ее. Существуют, кроме прочего, групповые самоубийства адептов разных сект или идейные самоубийства «додумавшихся» до этой идеи одиночек. Психология таких людей с анатомической точностью вскрыта Достоевским в образе Кириллова («Бесы»). То, что это не просто авторский вымысел, доказывает хотя бы показательное самоубийство известного японского писателя Юккио Мисимы. Вообще, вглядываясь в будущее безбожного человечества, Достоевский говорил, что сильные из них (т.е. будущих) убьют себя сами, а слабые будут убивать друг друга…

    Если прав Фрейд в том, что главной мотивацией человека является стремление к наслаждению, то прав он и в том, что второй мотивацией является стремление к разрушению (возможно, саморазрушению). Это сказано о нерелигиозном, вернее, о безблагодатном человеке, и на нем этот закон действует стопроцентно. Цивилизация наслаждений, вывернутая наизнанку, оказывается цивилизацией насилия и самоубийств.

    Дедовский взгляд на вещи, при котором наложивших на себя руки не отпевают и хоронят отдельно, единственно правилен и прост, как все святое и истинное. Каноны, правда, оговаривают возможность молиться за самоубийцу, если он был психически болен в течение долгого времени и совершил этот поступок в состоянии исступления. Но исключение лишь подтверждает, а не отменяет правило. Молиться за самоубийцу нельзя церковно, соборно, литургически. Единственной возможной молитвой остается молитва близких родственников. Один из Оптинских старцев смысл подобных молитв формулировал так:

    Господи, если возможно, взыщи душу раба Твоего (имярек)
    И не поставь мне во грех молитву мою.

    Самое же главное и страшное во всей этой теме то, что добровольно ушедший из жизни человек является добычей диавола, почти что его собственностью. Любая душа, согласно Евангелию, дороже всего миру, а значит, эту бесценную вещь лукавый враг жадно ищет и, найдя, отдавать не хочет. Замечено, что люди, однажды поднимавшие на себя руку, но оставшиеся в живых, все-таки по прошествии времени повторяют попытку самоубийства. Лукавый не хочет от них отстать. Найдя в душе больное место, он продолжает растравливать рану и хочет добиться своего. Рассказывают о случаях, когда человек, к примеру, лезущий в петлю, в последнюю секунду передумывает и хочет вылезти. В это время бесы являются видимо, начинают борьбу и буквально заставляют человека доделать то, что он начал.

    Таких примеров много. Как-то мне пришлось прочесть жизнеописание одного подвижника (имени не помню). Будучи мальчиком, он всерьез задумался о существовании Бога и диавола. Он громко сказал: «Послушай, диавол, если ты есть, приготовь мне петлю на чердаке, я повешусь». Через несколько минут он пришел на чердак и с ужасом увидел петлю, свисающую с потолка, и стоящую под ней табуретку. «Вот теперь, — сказал мальчик, — я знаю, что ты есть. И теперь я еще больше буду служить Господу Богу».

    Страшное горе: как молиться за самоубийц?

    Незыблемых истин у Церкви не так уж и много. Строго говоря, все они укладываются в догматическую основу христианства — Символ веры. Все остальное — правила, каноны, традиции, которые могут подлежать переменам. Другое дело, что порой эти устои настолько прочно въедаются в церковное сознание, что отступление от них кажется настоящей революцией. Особенно, если это касается вопроса важного, вопроса страшного и, казалось бы, раз и навсегда решенного. Не молится Церковь за спасение душ самоубийц! Или все-таки…

    Самоубийство, в христианском понимании — это не просто грех. Это единственный грех, в котором невозможно раскаяться и, следовательно, получить прощение от Бога и спасение души.

    Церковь провожает самоубийцу в последний путь воистину гробовым молчанием. Невозможно спеть «со святыми упокой» над телом человека, который всю свою волю, все свое стремление в последний час направил на то, чтобы навсегда замкнуть душу от Бога.

    Церковь шарахается от самоубийства с самого начала своего существования. Недаром Иуду Искариота, который раскаялся в предательстве и покончил с собой, больше осуждают за самоубийство, чем за предательство. И недаром английский писатель-апологет Г. К. Честертон в своем эссе «Ортодоксия» писал, что самоубийца — это противоположность христианскому герою-мученику, самоубийство — оскорбление всему, за что стоит, чем дорожит Церковь.

    Человека, лишившего себя жизни, нельзя поминать в храме. За самоубийцу нельзя подать записку на поминание. За него не вынет частицу из просфоры священник, служащий Литургию. Единственное, что остается стоящим у его гроба — молиться дома, но и то — многие священнослужители рассказывают, что такая молитва может свести молящегося с ума.

    И это отчасти правда. Невозможно простому человеку в одиночку вместить в себя боль, ужас и страх того, кто принял катастрофическое решение покончить с собой. А нежелание Церкви молиться за самоубийцу приводит того, кто все-таки решился просить Всевышнего об упокоении души умершего, к чувству вины и страха. Как бы Бог не вменил в вину моление за грешную душу. И получается замкнутый круг: человек молится, но вместо утешения и сопереживания ушедшему зарабатывает себе лишь чувство всепоглощающей вины перед Господом. Начинает бояться Бога, который (как якобы логично следует) только накажет за то, что больно и хочется молиться и плакать. Как тут не свихнуться?

    Мало кто выдержит единения один на один с тихой бездной горя, отчаяния и вины. Поэтому всеми правдами и неправдами родственники самоубийцы стараются заручиться поддержкой Церкви. Найти хоть какую-нибудь лазейку, чтобы все-таки и отпели по-человечески, и поминали потом, и дали хотя бы проблеск надежды, что на том свете с человеком все будет хорошо.

    Читать еще:  Грех ли фейковая страница?

    Одна из таких вполне узаконенных лазеек — свидетельство, что лишивший себя жизни был в невменяемом состоянии и не мог отвечать за то, что делает. Если есть подтверждение этому — отпеть самоубийцу позволяется. Но здесь возникает множество «кривых» ходов — кто-то выпрашивает справку у психиатра и с ее помощью обманывает благословляющего отпевание архиерея. Где-то под психическим расстройством согласны понимать алкогольное и наркотическое опьянение или состояние аффекта. Но до сих пор единого понимания — когда можно отпевать, когда молиться — у Церкви не было.

    Столетиями Церковь отгораживалась от этого вопроса, либо закрывая глаза на явное попустительство, либо наоборот — проявляя чрезмерную строгость, губящую вслед за самоубийцей его родных и близких. О том, как выгорают души тех, кто не может в храме помолиться за родного, пишет в своем Живом журнале священник:

    «…У меня на телефоне раздается звонок и прерываемый рыданиями женский голос пытается рассказать о своем горе. — Батюшка, сыночек, мой сыночек покончил с собой. Что делать? Потом я встречаюсь с родителями. Во время встречи отец, как правило, стоит и, опустив голову вниз, смотрит себе под ноги, а мать, стараясь прикоснуться к священнику, словно к соломинке, иногда припадает к тебе, прижимается головой к груди и плачет. Господи помилуй, как же они страшно плачут. Это не то, чтобы крик, а точно всхлипывает и подвывает маленькая обижаемая всеми собачонка.

    А ты ничего не можешь сделать, самое главное, ты не можешь о нем молиться, и утешить никак не можешь. Можешь только гладить ее по руке и плакать вместе с человеком. Потом самоубийцу хоронят, и в храме появляется новая прихожанка, которая приходит на все службы, потому что молитва — единственное средство, чтобы не сойти ей с ума. Она не может, подобно мужу, уйти в запой, она уходит в молитву. Черная одежда — это теперь ее одежда на годы. Она часто исповедуется, винит себя во всем, что произошло с ее сыночком. Приходится постоянно уже от нее отгонять мысль отправиться вслед за сыном.

    Эта борьба длится месяцев семь-восемь. Потом женщина приходит реже. Проходит еще несколько месяцев, мать приходит в себя, вновь начинает здраво рассуждать, ее жизни больше ничего не угрожает. И она уходит из храма, обыкновенно навсегда. Но я никого не осуждаю, ведь это невыносимо тяжело не иметь возможности помолиться об ушедшем».

    Это невыносимо тяжело — не сметь помолиться. И Церковь, в конце концов, решилась разделить страшное бремя вместе с родными самоубийцы, подставить плечо там, где не поддержит никто другой.

    «Всем правящим архиереям приходится сталкиваться с таким явлением, когда скорбящие родственники лица, покончившего с собой, обращаются с просьбой о его отпевании. Полагаю, что здесь необходимо ввести единую практику, дабы избежать злоупотреблений — как в сторону избыточной строгости, так и в сторону неоправданных послаблений. В Москве был выработан особый чин молитвы о самоубийцах», — сказал патриарх Кирилл в 2011 году в преддверье архиерейского собора.

    Стоит отметить, что в некотором смысле «чин молитвы за самоубийц» у Церкви уже есть. Это молитва мученику Уару, которому, в обход всех правил, молятся и за самоубийц, и за некрещеных. Но следует оговориться — это те молитвы, которые каждый читает строго один, келейно — то есть не общецерковно. И далеко не всех священник благословит читать эти молитвы.

    Некоторые эксперты поспешили заявить, что Церковь приспосабливается под современный мир, в котором проблема самоубийства стоит очень остро.

    Это мнение человека, не очень хорошо понимающего, как ориентируется в нашем мире Церковь. Она не может «осознать», что живет в новом мире, тем более что в смысле грехов мир со времен падения Адама и Евы ничуть не изменился. И не может сделать из этого некую «пиар-акцию», чтобы заманить к себе тех, кто редко ходит в храм. И совершенно неважно, сколько самоубийств происходит — одно или миллион, количество не переходит в качество в смысле церковного отношения к проблеме. Если с собой покончит миллион человек — самоубийство не перестанет быть смертным грехом.

    Вряд ли позиция Патриарха изменилась с тех пор в угоду «реалиям». Меняется не отношение Церкви к смертному греху. В решении, которое в итоге было вынесено Священным Синодом, заложено нечто иное, чем «приспособление проблемы к современным реалиям».

    На заседании Священного Синода от 27 июля 2011 года было постановлено одобрить «Чин молитвеннаго утешения сродников живот свой самовольне скончавшаго» — то есть молитву для родственников самоубийц. Пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси протоиерей Владимир Вигилянский поясняет: молитва создана для тех случаев, когда отпеть человека все-таки против всех канонов, но хочется дать родственникам церковное утешение и поддержку в их горе. Особо подчеркивается: это не молитва за самоубийцу, это молитва о тех оставшихся в живых, кто умирает от горя и не знает, куда с ним бежать, боится оскорбить Бога своими мольбами и тонет в отчаянии.

    «Но не яростию Твоею обличи ны, ниже гневом Твоим накажи ны, Человеколюбче Владыко, ослаби, исцели сердечную скорбь нашу, да победит множество щедрот Твоих грехов наших бездну, и Твоея безчисленныя благости пучина да покрыет горькое слез наших море», — трогательно молит Церковь вместе с родственниками человека, наложившего на себя руки.

    Кроме того, сродникам самоубийцы, правда, только по благословению духовника, разрешается наедине молиться словами преподобного Льва Оптинского: «Взыщи, Господи, погибшую душу раба Твоего (имярек): аще возможно есть, помилуй. Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне в грех молитвы сей моей, но да будет святая воля Твоя».

    Но все-таки, молитва — это не только инструмент утешения. Возможно, в какой-то мере это попытка отстраниться от вынесения самоубийце заочного приговора на всю вечность. Слишком часты случаи, когда невозможно определить, насколько «тверд ум и добра память» у того, кто так уходит из жизни.

    Конечно, церковные слова о том, что самоубийство — это отречение от Божьей любви, а, следовательно — прямой путь в ад — звучат пугающе. Но только не тогда, когда думаешь о том, как много боли и страха испытывал тот, кто покончил с собой. От какого ужаса он бежал? Да и может ли отвергнуть Божью любовь тот, кто никогда ее толком не знал? И в таком случае — нет ли надежды, что самоубийцы — даже те, кто сознательно полез в петлю — в глазах Божьих будут теми, кто «не ведал, что творил»?

    Очень хочется верить, что, всецело осуждая самоубийство здесь, Церковь в ней все же предает окончательный суд Богу, который все-таки лучше знает, что ощущала за секунду до смерти душа самоубийцы. Что, если он все-таки успел покаяться — хоть в самый последний миг?

    Последствия магических заклинаний

    Занятие разного рода оккультизмом имеет всевозможные последствия. А что говорят об этом те, которые сами занимались этим?

    Отсутствие радости в молитве

    «Вследствие заговоров я угодил под жуткую власть сатаны и теперь ужасно страдаю физически и душевно. Меня мучают мысли о самоубийстве, и я очень хочу избавиться от них. Я так несчастлив, что не могу больше молиться, в моей душе темная ночь. Я так хотел бы прийти к Спасителю грешников, без Которого жизнь моя мрачна и пуста». И этот бедный человек с тоской просит помолиться за него, чтобы освободиться ему из этой страшной темницы.

    Вот строки из другого письма: «Я ничего не могу запомнить из того, что читаю в Библии, и все, что я слышу на собраниях или богослужениях, не доходит до меня. А я так хотел бы все слышать и переживать сердцем. Ах, как часто возникает желание верить так, как в молодости. В чем причина? Может быть, в том, что раньше меня заговаривали, а потом и сам этим занимался?»

    В письме-жалобе, пришедшем из Вестфалии, написано: «Когда я раньше болела – лет 20 тому назад и позже, а может, еще в детстве, – меня заговаривали, и этот грех преграждает мне путь к Богу. Часто приходит мысль: «Ах, оставь молитву, она все равно не помогает». Порою меня посещают другие порочные мысли и мучают меня». Совершенно ясно, что причиной отсутствия понимания Слова Божьего и появления порочных мыслей является заговаривание. Оно, словно покрывало, закрывает душу, и она не может воспринимать Слово. В голову все время приходят другие мысли, которые крадут благословение, исходящее от Слова Божия. Часть этих мыслей – богохульные и порочные.

    Отсутствие мира

    В отчаянии пишет женщина из Вюртемберга: «Я не могу обрести мир. Вновь и вновь я молю о прощении грехов, и каждый вечер перед сном я говорю себе: «Ты не ляжешь в постель, пока не примиришься с Богом». Сколько ночей напролет я проплакала. Я чувствую такую слабость, что почти не могу думать; все время хочу верить, что Господь простил мне мои грехи, но, когда я так думаю, я чувствую такую тяжесть на себе. Если бы я только могла кому-либо рассказать, каково мне! Я чувствую на моих руках и ногах стокилограммовый груз, и передо мной день и ночь мои грехи. Ах, если бы Господь сжалился надо мною! Какие у меня ужасные мысли! Я не хочу их иметь, но они приходят все чаще. Как только я подумаю о Боге, они сразу приходят – одна ужаснее другой. Когда я прохожу мимо воды, то будто слышу: «Бросайся туда, тогда у тебя будет покой». Когда я вижу нож, то слышу: «Перережь себе горло!» Так дьявол меня мучает каждый день и каждую ночь. Я совсем не могу слышать пение, я начинаю плакать. И тогда я слышу: «Ты не должна больше петь и радоваться, покончи с собой, и ты получишь покой!» В прошлом году я была у одной женщины по поводу моей астмы. В детстве моя мать посылала меня к такому же знахарю, чтобы помочь моей сестре, а в другой раз я ходила к нему за помощью для своего ребенка. Ах, если бы Господь был милостив ко мне и освободил меня от страшных мыслей. »

    Читать еще:  Грех ли слушать группу, у которой кощунственные клипы?

    Мысли о самоубийстве

    Эти страшные мысли очень часто являются следствием заговаривания. Они проявляются либо в замысле самоубийства, либо как богохульные мысли. Некоторые не могут пройти мимо леса, чтобы не услышать требование: «Повесься, и тогда всему конец». Другие не могут видеть железнодорожные рельсы без того, чтобы не услышать голос: «Бросайся под поезд, и тогда обретешь покой». И часто, возбуждая такие мысли, враг достигает своей цели: чтобы положить конец страданиям, человек совершает самоубийство.

    Порочные мысли

    Очень часто человека преследуют богохульные мысли. Это мысли хулы на Бога, на Господа, на Святого Духа. Я не хочу их повторять, чтобы этим не подвергать опасности себя и других, потому что дьявол охотно использует такую хулу, чтобы запечатлеть ее в памяти, а потом от этих мыслей невозможно избавиться. Бедные люди, которые этим мучаются. Зная совершенно определенно о порочности подобных мыслей, они не хотят об этом думать. Они полагают, что эти мысли исходят не из сердца. Когда такие мысли приходят, будто кто-то их посылает и нашептывает, людям становится страшно. Эти мысли приходят именно тогда, когда они хотят читать Библию или когда они в собрании хотят слушать Слово Божие. Враг этим достигает того, что некоторые охотно оставляют чтение Библии или молитву, лишь бы не быть мучимыми этими мыслями. И таким образом он добивается своей цели – если человек не имеет общения с Господом, он все больше и больше остывает в вере и становится безвольной игрушкой в руках врага. Богохульные мысли являются ужаснейшим последствием заговаривания. Кто этим страдает, тот может не сомневаться в том, что он в раннем детстве был заговорен и с тех пор находится во власти дьявола.

    Непонимание Слова Божьего

    Часто в признаниях встречается: нет понимания Слова Божьего. К примеру, женщина из Вюртемберга, которая когда-то была заговорена, пишет: «Я уже около года слушаю Слово Божие и все время стараюсь освободиться от власти сатаны, но безрезультатно. Я могла бы об этом написать много, но хочу сказать лишь одно: с того самого момента, когда я стала слушать Слово Божие, у меня что-то произошло с головой. Перед моими глазами всегда будто какая-то тень, постоянные головные боли, от которых я еще не избавилась. Дьявол также внушал мне богохульные слова, я всеми силами старалась их отогнать, но безрезультатно. Я спросила свою мать, не кроется ли за этим какая-то особая причина, и она мне ответила, что меня в детстве часто заговаривали».

    Другая женщина жалуется: «Иной раз бывает состояние отчаяния. Я хочу взглянуть на распятого Иисуса, а крест напоминает мне о моей вине и грехе, что Иисус был распят и из-за меня. Это давит на меня еще больше. Раньше я много занималась ворожбой и другими подобными делами, и, видимо, проклятие из-за этого лежит и на моем ребенке, у которого расшатаны нервы. В прошлом году я была очень обижена и огорчена на Бога. Тогда Господь спросил меня во сне, согласна ли я отказаться от своей воли, а я в своем упрямстве ответила: «Нет!» Это меня мучает. Не кроется ли причина моей тоски именно в этом? Я чувствую: если Бог за меня не вступится, то я, не спасенная, пойду навстречу пропасти и в конце концов наложу на себя руки. Потому что я не могу больше бороться, да и не хочу. Я устала. Я уже слишком много пережила. »

    Мысли об убийстве

    В одном письме просят помолиться за женщину, которая уже в течение многих лет страдает от навязчивой мысли, будто она хочет кого-то отравить. Сейчас она каждую неделю ходит в ближайшую клинику для умалишенных на сеансы гипноза. Но все попытки врача найти причину ее навязчивого состояния безуспешны. Бедная женщина почти не решается быть среди людей из страха, что она может кого-то отравить. Когда одна посетительница разговаривала с нею об этой странной болезни, выяснилось, что когда-то, когда у нее было обожжено лицо, ее заговаривали. Этим способом она тогда исцелилась. Но больная не видит в этом ничего худого. Она говорит, что все равно в это не верила и что при этом присутствовала верующая женщина, член церкви. И невозможно ей объяснить, что именно здесь следует искать причину ее страшного состояния. Но именно в том и заключается искусство врага -убедить человека, будто в заговаривании нет греха.

    Если бы осознать это, раскаяться, то сила врага была бы сломлена. Естественно, он пытается этому помешать, он твердит: «Причина не в этом.»

    И все же причина именно в этом, что подтверждают все свидетельства и признания об ужасных последствиях заговаривания и колдовства. Человек попадает в оковы сатаны, а их не так легко сломать.

    Некоторые, кто связывался с врагом, мучаются страшно: «Враг проник в мое сердце и отравил его. Сомнение вкралось в меня, и я не могу вновь вернуться к радостной вере. Вновь и вновь Иисус хочет исцелить меня, но и дьявол тоже прилагает все усилия, чтобы погубить меня. День и ночь я слышу в своей комнате звук адских машин, они воздействуют и на мое тело. Мне кажется, что ночью духи хотят меня погубить, но Бог пока не допустил этого. Если бы я могла освободиться от этих страшных мучений! Мое страстное желание – выйти из этого ада. Все время мне вспоминаются слова Господа:

    «Если дерево не приносит плода, его срубают и бросают в огонь». Я уже сейчас в этом огне и хочу только выйти из него!»

    Если бы все, кто связывается с колдовством, задумались о том, какие жуткие последствия это за собой влечет, как дьявол потом мучает свою добычу, они наверняка остереглись бы.

    Самое страшное признание, пожалуй, содержится в следующем письме из Вюртемберга: «Я поддался тяжелому искушению, которое не смог преодолеть. И в этом состоянии я в какой-то момент необдуманно помолился: «Сатана, освободи меня!» С тех пор жизнь моя находится под воздействием тяжелых чар, она во власти дьявола. Так разрушается моя молодая жизнь. Эти темные силы, богохульные мысли никуда не уходят. Несмотря на все молитвы и просьбы, они день и ночь глубоко внутри меня. Не для меня звучат слова: «Они победили его кровью Агнца». Никогда эта сила Духа и Крови не оживит и не очистит меня. Целыми днями я хожу под гнетом этих тяжелых чар, душа полна страданий и мучений. А эти порочные мысли против Господа! Они глубоко внутри, эти нечистые, темные мысли! Неужели никогда уже не сломить эти дьявольские чары? Хотел бы я однажды очиститься сердцем, чтобы следовать за Господом и служить Ему. Это мое единственное желание».

    Все, кто считает заговаривание, колдовство и т. д. безобидными, кто обращается к силам ада, чтобы избавиться от ничтожной боли, не должны пропустить эти признания мимо ушей! Дьявол заманивает человека в свои сети, лицемерно утверждая, будто это нечто благочестивое, ведь при этом молятся и призывают имя Бога, а затем торжествует: «Твой грех слишком велик, чтобы его можно было простить, бери веревку и вешайся!»

    Все вы, прибегавшие к помощи дьявольских сил, раскайтесь и молитесь Господу, чтобы он разорвал ваши оковы! Слава Богу, Он имеет власть разрывать любые узы!

    Духовное убийство

    Помимо телесного, существует и духовное убийство. Один из самых изощрённых грехов такого плана — клевета. Именно она привела к убийству нашего Спасителя. Христианам категорически запрещено кого-то умышленно оговаривать, очернять. Это страшный грех, в котором надо каяться. Даже осуждение можно рассматривать как духовное убийство, потому что оно причиняет вред человеку: осуждая, мы убиваем его доброе имя. Более того: мы совершаем над ним преждевременный суд и выносим приговор, что не в наших полномочиях.

    Это всегда было актуально, а в наши дни приобретает особую актуальность в связи с развитием интернет-технологий и, в частности, соцсетей. Посмотрите, во что превращаются сейчас некоторые интернет-издания, сайты, страницы в соцсетях, видеохостинги! В склочную яму, где люди дискредитируют друг друга, Церковь, государство и многое другое. Нередко там осуществляется травля, когда кого-то унижают, осмеивают в самых разных контекстах. Переносить такое отношение спокойно не получится ни у кого — ни у подростка, ни у взрослого, ни у священника. Всё это — тоже духовное убийство. Мы должны помнить, что за каждое слово дадим ответ на Страшном суде перед Богом, поэтому троллинг и травля в интернете — это очень опасный путь и большая духовная угроза.

    Ещё один тяжелейший грех — доведение другого человека до сомнения в собственной адекватности или даже сумасшествия. Сюда же относятся попытки убедить ближнего в том, что он какой-то неправильный, плохой, неумелый. Недопустимо обесценивать и унижать людей.

    Обобщая всё сказанное, сделаю вывод: шестая заповедь подчёркивает ценность человеческой жизни, учит тому, что она — бесценный дар, обращаться с которым нужно крайне бережно. Именно потому нарушение этой заповеди — грубый и тяжёлый грех, которому не место в жизни христианина.

    Протоиерей Александр Хворост

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector