2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Может ли фэнтези быть православным

Может ли фэнтези быть православным?

«Вы либо крестик снимите, либо трусы наденьте», — такую фразу я слышал не раз, когда говорил в около-православной среде о том, что люблю читать и даже писать фэнтези.

В моем понимании, жанр — это всего лишь инструмент. Боевик не может быть плохим просто потому, что он боевик, но вполне может не нравиться как способ получения информации и эмоциональных переживаний.

То же самое – фэнтези. В моем понимании, это абсолютный жанр, идеальный инструмент, с помощью которого человек может донести нужную ему мысль. Смотрели сериал «Готэм»? Там действие происходит в нашем мире, годах эдак в восьмидесятых прошлого века, но по какой-то причине все пользуются телефонами сотовой связи начала века нынешнего. Зачем сценаристы на это пошли? Потому что история получается динамичнее и, самое главное, понятнее целевой аудитории, которая не помнит мира без мобильников.

А ведь «Готэм» гораздо ближе к нашему миру, чем большинство фэнтезийных или фантастических произведений, изобилующих настолько удивительными локациями и законами мироздания, настолько невероятными существами, что сюжет может быть абсолютно свободным…

Стоп. Конечно, не может. Мы с вами – люди, и читать, например, про Вуки, (раса из Звездных Войн) или про Эльфов Нолдор нам будет интересно только в том случае, если они будут вести себя как люди. У них может быть шерсть по всему телу, они могут жить тысячи лет, но если они будут вести себя как люди, то и книга, соответственно, будет освещать именно людские проблемы.

Получается, автор фэнтези говорит иносказательно – «в некотором царстве, в некотором государстве», или, если хотите, «в далекой-далекой галактике». Автор таким образом может не говорить о том, что ему не интересно, и написать рассказ о взаимоотношениях между людьми, тонко раскрыть человеческую психологию, задать удивительные аналогии…

Фэнтези — это абсолютный жанр, идеальный инструмент, с помощью которого человек может донести нужную ему мысль.

Тут, однако, нужно согласиться с критиками фэнтези – в этом жанре много халтуры. Но проблема не только в авторах, а, к сожалению, и в читателях. Читая Толкина, разобравшего по косточкам грех гордыни в истории Феанора, они цепляются за длинные уши и эльфийские словечки. И многие авторы, увидев в этом возможности, стали писать плоские, неинтересные миры, как один повторяющие эльфов и орков, в которых весь сюжет сводится к любовной истории и победе над примитивным злодеем. Да, однозначно, такие произведения не только неполезны, но и вредны. Отроки и отроковицы, юноши и девушки, а иногда и мужи с женами забивают себе голову названиями несуществующих мест, разговорами на ненастоящих языках, изучением традиций не живших народов. Конечно, это отвлекает их от жизни, а не наставляет в ней. Имитируя реальность с помощью чужого воображения, они жестоко разочаровываются, когда реальность реальная оказывается куда более жестокой, чем чей-то, пусть и хорошо продуманный, мир.

К подобной литературе можно спокойно отнести детективы, бульварные романы и любую другую литературу, рассчитанную на широкого потребителя. Эта литература не ставит своей задачей кого-то чему-то научить, рассказать, и поэтому она в лучшем случае чуть менее вредна, но никак не полезна, чем ее аналоги.

Но все эти рассуждения носят сугубо гипотетический характер, кто знает, что будет полезно, а что нет? Вопрос ведь в другом: в жанре фэнтези нет православия! Нет церкви! Это либо безбожие, либо язычество!

Соглашусь. Толкин в основу «Сильмариллиона» заложил не совсем христианскую модель мироздания, но это совершенно не означает, что в его книге нечего почерпнуть православному человеку. А что именно оттуда почерпнет человек – это его личный выбор. Если же книгу читает ребенок, то дело родителя объяснить ему, на что стоит обратить внимание, а на что нет.

Да и потом, и православный человек может в свою книгу заложить христианскую модель создания мира, а может деликатно обойти этот вопрос стороной. Вполне можно использовать понятия «молитва», «любовь», «покаяние», «спасение» в православном значении этих слов, и при этом писать о каком-то совершенно другом, далеком от нас мире, про существ, которые выглядят не так как мы, и живут по другим обычаям, и даже пользуются, о ужас, магией!

Магия — это вообще камень преткновения в отношениях православия и фэнтези. Ведь церковь однозначно говорит нам о том, что магия — зло. Потому что магия – это форма язычества, вера в то, что законы мира подчинены каким-то оккультным силам, и что можно с помощью каких-то ритуалов и движений этими силами овладеть. Но во многих книгах жанра фэнтези, магия — это скорее просто некая способность человека, как, например, хорошо петь или сражаться на мечах. Конечно, есть книги, где все несколько иначе, но здесь, опять же, необходимо при прочтении делать для себя выводы, и, например, обращать на подобные моменты внимание своих детей.

Но ведь есть и правильное, православное фэнтези! Там главные герои, часто дети, путешествуют вместе с ангелами по аду и раю, бьют бесов святым распятием и незаметно спасают мир. При этом обильно критикуется все остальное фэнтези, как бы говоря – «это от лукавого». Но однозначно сказать, что «православное» фэнтези лучше, чем любое другое, я не могу. Это фэнтези претендует на реалистичность, на то, что ад выглядит как котельная, а бесы — как рогатые свиньи, и эти средневековые стереотипы ничем не лучше любого изображения добра и зла в других произведениях. Просто более традиционны.

Хотелось бы добавить вот еще что. В девяностые годы в России было множество протестантских проповедников, собиравших целые стадионы. Множество православных возмущалось – как можно допускать их к людям, они же их сведут в геенну огненную! Ирония состоит в том, что люди, послушав эти проповеди, пошли отнюдь не к протестантам, а прямиком в православные храмы. Так и фэнтези. Оно может быть не идеальным, где-то броским или вычурно ярким, но оно способно заставить человека переосмыслить себя. Очень часто это и есть первый шаг к Богу.

Отношение православных писателей к магии и фэнтези

Самым популярным направлением в современной литературе является фэнтези. Люди поглощают подобные книги пачками, не задумываясь, как именно их сюжеты влияют на реальную жизнь. Психологи уже давно бьют тревогу, утверждая, что сказки для взрослых — это один из способов эскапизма, то есть ухода от действительности. И ничем хорошим подобное не оборачивается. На ум тут же приходит пример со страусом, который, завидев опасность, прячет голову в песок. Вот только что делать с остальными частями тела? И психологи не единственные, кого беспокоит существующее положение дел.

Церковь также не приветствует засилье литературы о магии, вампирах, оборотнях и прочей нечисти. Само содержание этих произведений зачастую противоречит основным религиозным положениям и воспитывает в людях вовсе не «разумное, доброе, вечное», а нечто иное — тёмное, жестокое, противное слову божьему.

Современный писатель, иконописец, обладатель двух орденов РПЦ и strashno.com автор книг «Свобода воли», «Кожаные ризы» и ряда других произведений, в которых воспевается «большая любовь к Человеку» и ставятся во главу угла вечные, незыблемые ценности, Борис Алексеев относится к фэнтези настороженно. На это у него есть несколько причин, которые он не утаивает от своего читателя, считающего, что книга должна приносить пользу и уму, и сердцу:

Читать еще:  Может ли православный посещать собрания анонимных алкоголиков?

«Писатель-мистик уводит читателя в «ужасно-прекрасное» фэнтези, не подозревая, что ведёт его на некую социальную дыбу. По этическим соображениям не буду говорить о писателях, которые совершают с читателем подобные действия сознательно, но скажу два слова о методе. В то время как человеческий ум блуждает в фантасмагории авторских придумок, огромное, необъятное количество реальной жизни уносится вперёд, гонимое временем. Рано или поздно наступает момент тягостного возвращения из заоблачного фэнтези в реальную жизнь. Причём не в ту, которую покинул человек, отправляясь strashno.com в чудесное путешествие, а в новую, неожиданную, развившуюся из прежней по прошествии времени. Так, выгуливая поутру собачку, вы вдруг обнаруживаете, что идёте по железнодорожным рельсам и прямо на вас (строго по расписанию) мчится электричка.

Сам по себе тренинг «давай пофантазируем вместе» — вещь безобидная и в каких-то случаях даже полезная (многие великие открытия сопряжены с фантазийным восприятием действительности). Однако на простого человека такое отвлечение от житейских реалий может оказать непредсказуемое и даже губительное действие».

В то время как отношение писателя к вопросу можно назвать компромиссным, отношение церкви намного более категоричное. Неоднократно появляются новости о том, что тот или иной роман предаётся анафеме. Особенно часто к подобным методам донесения своих мыслей до паствы прибегают католики. В частности, под запретом для верующих в разные годы оказывались такие культовые циклы, как «Гарри Поттер» и «Сумерки». strashno.com К сожалению, запреты очень часто имеют ровно противоположный эффект. Не превращаются ли в данном случае книги в запретный плод, обладающий притягательной сладостью?

«О конкретных церковных запретах я ничего не знаю, но вполне могу себе представить, что книги про представителей чёрного антимира вряд ли вызовут одобрение любой здравомыслящей церкви, — говорит Борис Алексеев, делясь своим мнением о церковных запретах на фэнтези. — Церковь — это пастырь. В отличие от собраний, где декларируются право насилия и чёрная магия, законы, которым следует христианская церковь (раз вы о ней именно спрашиваете), — это заповеди Христа: не убий, не осуждай ближнего своего, почитай родителей своих, не воруй, не лги, не завидуй — разве это плохо? Разве плохо следовать этим нехитрым законам добра и отвергать зло, которое слишком часто вторгается в нашу жизнь не только в виде пуль strashno.com и человеческих разногласий, но и со страниц «невинной» литературы про ужасы, вампиров и оборотней?»

В то время как церковь запрещает говорить о тёмной магии и нечисти, есть люди, которые не просто читают подобные романы, но и свято верят, что наш мир устроен сложнее, чем принято думать. Они убеждены, будто мистические вещи случаются на самом деле, просто не все готовы это признать. Интересно узнать, какие мысли по этому поводу имеет православный писатель.

«Интересный вопрос: мистика как часть реального бытия. Ни в одном учебнике анатомии мы не найдём упоминания о душе как органе человеческого тела. И в то же время наличие души (где-то в области груди) — очевидно. Каждому из нас знакомо состояние, когда «душа болит». При этом мы тискаем в руках нашу грудную клетку, готовую разорваться от внутреннего напряжения. Так что же такое strashno.com душа — мистика или реальность?

Наличие души открывает огромное количество галактик, параллельных нашему простому трёхмерному пространству. И это всё мистика! Можно даже сказать так: мистика — это колыбель, из которой вышли все миры. В том числе и земной — реальный, данный нам в восприятии как Вселенная.

Но есть высокая мистика. Из подобной мистики появляются новые галактики и трансцендентные миры. А есть низкая человеческая придумка, в которую человек бежит от реального бытия. И там реализует себя, безответственно наплевав на все законы реального мира».

Подобная трактовка сближает религиозные воззрения и научную фантастику. Трудно с уверенностью сказать, насколько она далека от истины. Очевидно, что о главных героях фэнтезийных романов речи не идёт. Тем не менее, есть один факт, который для многих ставит под сомнения доводы рассудка, предостережения психологов и церкви. В стародавние времена, когда народы strashno.com разделяли тысячи километров и океаны, люди не имели практически никакой связи друг с другом и физически не могли обмениваться мыслями, идеями и преданиями, в разных уголках планеты появились сходные мифы. Те же вампиры и оборотни присутствуют в фольклоре разных стран и имеют множество сходных черт. Не значит ли это, что якобы выдуманное и запрещённое может оказаться самой настоящей правдой, а не просто фантазией скучающих романистов?

«Как у не знакомых друг с другом народов мира могли появиться схожие чёрные персонажи? То есть нет ли в этом некоей объективной закономерности? Я понимаю. Заманчиво придать случайному статус закономерного, — соглашается Борис Алексеев. — Действительно, некая закономерность, очевидно, присутствует. Ведь мы не удивляемся, что не знакомые друг с другом люди и животные едят, пьют и независимо друг от друга оставляют после себя довольно схожие продукты жизнедеятельности. strashno.com Так устроен наш реальный мир. Но вряд ли это имеет хоть какое-то отношение к мистике, о которой хочется говорить серьёзно».

Стоит или не стоит читать фэнтези? Это решение каждый принимает для себя. Однако взгляд служителей церкви и православных писателей однозначен. От такой литературы вреда больше, чем пользы.

Пресс-служба издательства «Союз писателей»

Актуальный комментарий. Как православная церковь относится к жанру культуры – фантастике

Аудио

Комментирует протоиерей Максим Кравченко.

Литературная и кинематографическая фантастика плотно укоренилась в сознании уже нескольких поколений. У нас появились новые сказочные персонажи: тролли, гоблины, Гарри Поттер. Как Православная Церковь относится к подобному жанру культуры, поговорим сегодня в программе «Актуальный комментарий». Как лично Вы относитесь к подобному жанру?

– Этот жанр, если мы начнем искать ему синоним, сам о себе свидетельствует – это развлекательная литература. Редко, конечно, встречаются такие образцы, которые можно назвать аллегорическими, с большим содержанием духовно-нравственного, может быть, даже притчевого материала.

Что можно привести в пример?

– Обычно люди, которые увлекаются такой литературой, оправдывают себя тем, что они ее много читают и являются ее поклонниками и знатоками. К аллегорическим произведениям относятся, например, «Хроники Нарнии». Это действительно замечательное произведение. Да, оно написано в жанре фэнтези, то есть там по своим законам, отличным от законов нашего мира, существуют вымышленные персонажи, существа, сказочные говорящие животные, никогда не существовавшие, выдуманные иногда самим автором. Но, мне кажется, «Хроники Нарнии» стоят особняком, поскольку это именно аллегорическая, притчевая вещь.

Но, наверное, их можно в чем-то сопоставить с мифами Древней Греции?

– Мифы Древней Греции повествовали о похождениях богов и людей, автор же этого произведения хотел, руководствуясь евангельскими принципами, рассказать детям сказку. И в этом нет ничего плохого до тех пор, пока речь идет о детях и пока литература не пропагандирует насилие, ужас, какое-то беспредметное кровопролитие, то есть важно, чтобы не было чтения ради чтения.

Когда литература становится развлекательной, то с православной точки зрения, конечно, ее чтение является нежелательным, недопустимым. Потому что это засоряет нашу память, отвлекает нас от реальной жизни с ее реальными проблемами, и, наконец, это развивает в человеке мечтательность, инфантильность, элементарную лень и многое другое. Человек отключается от миссии, которую он несет на этой земле. Вместо того чтобы пойти и в реальности помочь ближнему, он мечтает о том, кем бы он стал, попади он в измышленный фантазийный, фантастический или научно-фантастический мир.

Таким образом, пока литературу как сказку читают дети и, может быть, подростки, это неплохо. Я не вижу здесь повода бить в набат. Хотя надо сразу смотреть на содержание книги. Потому что, на мой взгляд, нельзя ставить рядом «Хроники Нарнии» и всю многотомную «Поттериану» – повествование о Гарри Поттере, – где, как мне кажется, нет практически ничего полезного. Ребенку было бы гораздо интереснее почитать книги других авторов. И не только про вымышленные миры.

Читать еще:  Грех ли смотреть фильмы ужасов?

У нас сейчас есть масса замечательной православной литературы, которую можно порекомендовать подростку и которая не будет для него чем-то скучным, морализаторским, догматическим, что отпугивает ребенка. Он прочитает такие книги с интересом. Просто родителям надо потрудиться, поискать, может быть, самим почитать для начала, а потом порекомендовать своим детям.

Многие родители, может быть, даже не понимают.

– Можно спросить совета у своего духовника, у того, кто увлекается литературой и много чего на своем веку перечитал, и он скажет, что вот эта книга конкретно вашему ребенку нужна, необходима, а вот эта ни к чему. К тому же есть классика. Например, что плохого в том, чтобы прочитать «Всадника без головы» или практически все произведения Жюль Верна? Никакого греха в этом нет. Но в то же время надо всегда помнить, что эта литература развлекательная, и что одно дело – читать подобные книги в 13-14 лет и совсем другое дело, когда на этом подростковом уровне фантастики и мечтательности зацикливается и остается совершенно взрослый человек. Вот так бы я ответил на этот вопрос.

Интервью с Нилом Гейманом

— Насколько я знаю, вы впервые в России. С Чернобогом уже встретились?

— Если и встретил, то я его не узнал. Но вообще-то его, думаю, можно найти не только в России. Во всем мире есть русские старики и старухи, крепкие, как старые гвозди. Меня всегда восхищало то, как они держатся.

— А вообще, почему он попал в «Американские боги»? Откуда такой не совсем типичный для Америки набор – Скандинавия, славяне и Африка? Почему предводителями старого пантеона у вас стала именно эта троица – Один, Чернобог и Ананси? Почему там не оказалось, допустим, какого-нибудь китайского божества, которое для Америки кажется более уместным?

— Любое божество, у которого в Америке было бы все в порядке, для «Американских богов» не подходит. Это ведь книжка о бедных, позабытых божествах.

— А как тогда туда попал Ананси? Что с ним-то не так?

— Да, конечно, эти американцы рассказывают сказки про Ананси детям, но их дети не верят в него…

— Переключившись с комиксов на художественную литературу, вы в основном сочиняли сказки. «Американские боги» же — это настоящий большой, несомненно, взрослый эпический роман. Почему после этого опыта вы вновь обратились к сказочным повестям?

— Я не уверен, что я понял вопрос. Почему я написал один большой-большой роман и больше не пишу больших-больших романов? А зачем?

— Ну как же. Условно говоря, бывают книги «маленькие», бывают «большие». Хочется дождаться от вас еще одну очень «большую» книгу.

— Если бы я не написал ничего после «Американских богов», то вы бы не сидели здесь и не спрашивали у меня, почему я не пишу больших эпических романов. По-моему, все отлично сложилось (смеется).

— Просто у нас в России есть четкое разделение на «большую» литературу, в которой работают большие писатели, и «маленькую» — для фантастов, детективщиков и т. д. Кем вы себя считаете?

— Это примерно такой же вопрос, как если бы вы сказали: «У нас в России все очень четко: есть писатели с черными волосами, которые пишут серьезную литературу, и есть писатели в черных ботинках, которые пишут развлекательную литературу. К каким относитесь вы?» Это разделение очень условно – одни писатели пишут серьезные книжки, другие развлекательные… Как любое разделение, это не значит ничего. «Мастер и Маргарита» — это серьезная книга?

— Да, конечно. Очень серьезная.

— Но там есть волшебный кот и дьявол. Как она может быть серьезной?

— У нас считается, что фантастика и фэнтези не могут быть большой литературой. Как только появляется серьезная фантастическая книга, она автоматически перестает принадлежать к жанру. «Мастера и Маргариту» у нас, конечно, никто всерьез фантастикой не назовет. Вы начинали как чистый жанровый писатель. После «Американских богов» вас не перевели в лигу больших писателей?

— А Булгаков? Он какой писатель? Я хочу быть как Булгаков.

Кроме того, когда кто-то пытается провести подобное разделение, мне кажется, будто эти люди говорят что-то вроде: «Ну да, у Шекспира все, конечно, литература, кроме «Макбета», «Гамлета» и «Сна в летнюю ночь». Правда в том, что любой писатель пишет фэнтези, придумывает людей, которые не существуют. Любой писатель – лжец. Вообще, я уже не могу запомнить, кем меня считают в каждой из стран, где читают мои книги. В Польше я постмодернист, в Бразилии меня очень ценят, потому что я магический реалист, а для китайцев я фантаст.

— А как насчет Америки и Великобритании?

— И там, и там ситуация примерно одинаковая. Мои книги ставят в самые разные разделы. В некоторых магазинах их ставят в раздел серьезной литературы, в других — рядом с фэнтези и фантастикой. Причем бывает, что издания в мягких обложках ставят в фэнтези, а полноценные издания тех же книг ставят к серьезным авторам. Англия и Америка за последние 20 лет пришли к такой ситуации, в которой серьезные писатели пишут в жанрах хоррора и магического реализма, а ведущие жанровые писатели котируются наравне с большой литературой.

Я только недавно редактировал антологию и говорил авторам, что пора забыть про любые жанровые барьеры и ограничения. Я просил просто написать историю, в которой есть магия, создать свой собственный мир.

— А как же серьезные литературные награды вроде «Букера» – нет желания получить?

— Большая часть подобных солидных премий мне не слишком интересна. «Букера» я не люблю. Салман Рушди — это был хороший выбор, но обычно эту премию получают какие-то нечитаемые и стремительно исчезающие авторы вроде Ди Би Си Пьера. У него, если помните, премированный роман еще продался некоторым тиражом, но следующий уже совсем не покупали. То же самое с Нобелевской премией по литературе, которая также не важна и означает лишь соответствие писателя определенным политическим веяниям. Я горжусь медалью Ньюбери – наградой за детскую литературу, которую я получил за «Историю с кладбищем». Я был бы счастлив, если бы я мог получить Пулитцеровскую премию, но ее вручают только американцам.

Полтора года назад я был на фестивале в Падуе и там встретил женщину, получившую «Букера» в позапрошлом году, и одного из тогдашних номинантов. Эти люди рассказывали мне, что никто не читает их книг, как им приходится зарабатывать на жизнь преподаванием писательства в университетах. И как они завидуют мне, потому что мои книги читают по всему миру.

— Среди ваших российских поклонников идет серьезная полемика – английский вы писатель или американский. Мол, только человек, выросший в Англии и впитавший ее многовековую литературную традицию, мог написать такой глубокий роман о пошлой и вульгарной Америке. А к какой литературе относите себя вы сами – к английской или к американской?

— Я, безусловно, британский писатель, который живет в Америке. Что же до «Американских богов», я не думаю, что непременно надо было быть британцем, чтобы написать этот роман. Мне кажется, что русский писатель, который приехал бы в Америку и прожил там 8 лет, вполне мог написать нечто подобное. Ее, вероятно, действительно не смог бы написать американец, потому что рыба никогда не знает вкус воды, в которой плавает.

Читать еще:  Знакомая все время занимает деньги. Давать?

Кстати, сейчас я придумал лучший ответ на ваш вопрос о том, к какому типу писателей я отношусь. Нил Стивенсон как-то сказал мне, что есть две модели писателей: Данте и автор «Беовульфа». Данте писал, потому что у него был спонсор, патрон. Он давал ему деньги, чтобы тот мог творить и посвящать ему стихи. С другой стороны, парень, который написал «Беовульфа», ходил от деревни к деревне, рассказывал свои истории, а взамен его кормили и давали ночлег.

Это разделение, мне кажется, продолжается до сегодняшнего дня. В роли патронов для Данте выступают университеты, а сами они совмещают написание романов в академичном стиле с преподаванием писательского мастерства. «Беовульфы» же, в свою очередь, все так же ездят от города к городу и сами предлагают свои истории за деньги и уверены они только в одном: если людям не понравится их рассказ, они не поедят. И я точно знаю, в какой я категории.

— Есть еще третья модель, вроде автора «Путешествия на запад» У Чэньэня, который всю жизнь работал мелким чиновником и втайне писал свой роман, увидевший свет только после его смерти…

— Ну да, есть такое, хотя здесь мы не можем быть уверены ни в датировке, ни в авторстве. Но с другой стороны – тот же Кафка – ведь та же самая история. Такие люди достойны уважения, но это не мой тип.

— Я к тому, что считается, мол, высокая литература пишется только так, не ради денег, для себя. Ваш пример подтверждает, что это не так. Вот вы, как никто другой, любите участвовать в разнообразных антологиях, где авторы пишут рассказы на заданную тему. Как удается совмещать заказ и литературу?

— Ну, свод Сикстинской капеллы тоже был расписан на заказ, и тут ни у кого вопросов почему-то не возникает. Мне кажется, что у меня это связано с английской традицией, в которой я существую.

У нас ведь все очень просто — если бы Шекспир писал плохие драмы, он бы не ел. Диккенс писал романы-сериалы, чтобы есть. Это великие произведения, но написаны они были, среди прочего, чтобы заработать на хлеб. И я горжусь этой традицией.

Когда-то давно мне попалась под руки книга «Благие знамения» («Добрые предзнаменования» в некоторых переводах). Так как с творчеством Нила Геймана я уже была знакома — бОльшая часть его книг мне пришлись по душе, а с сэром Терри Пратчеттом, земля ему пухом, знакомство ещё предстояло — больно часто его имя было у меня на слуху, — читать я взялась без раздумий. И. осталась не так, чтоб уж очень довольной. Книга совсем небольшая, подойдёт она тем, кто умеет ценить и понимать чисто английский юмор, кто способен быстро сообразить, где в книжных событиях заканчивается реальность и где начинается мистический сюр. Увы. Очень жаль, но эмоций во мне никаких не было.

О сериале-экранизации я узнала этим летом. Посмотреть хотелось. Хотя бы ради сравнения и ради полноты картины в своей голове. Просмотр откладывала долго, пока у меня не выдался свободный вечер, и сериал я посмотрела за раз вместе с сестрой.

Сюжет

Обратный отсчёт начинается с момента, когда Антихрист является в мир людей в образе симпатичного и вполне человеческого младенца и, путём подмены, оказывается в традиционной британской семье. До Апокалипсиса остаётся одиннадцать лет.

Ад же напоминает какой-то, простите, плебейский паб подвального типа. Населённого созданиями, которые у нормального человека вызовут содрогание.

Персонажи

Больше всего, конечно, выделяются Азирафаэль и Кроули, и, ИМХО, именно на них держится весь интерес к истории.

Его отрада — его ретромобиль.

Азирафаэль считает, что всё бы пошло крахом, не будь Кроули самую малость хорошим.

Ангел Азирафаэль заметно проигрывает демону из-за своей занудности и приверженности быть правильным и не гневить рай. Если Кроули за добрые дела светит в аду наказания, то Азирафаэлю, наоборот, плохие поступки принесут массу проблем.

И всё-таки мне лично Азирафаэль всё равно ужасно симпатичен. Согласна с Кроули: есть в Азирафаэле крошка злодейства, иначе бы они с Кроули ничего не добились. (ответка от Кроули на «самую малость хорошим»).

Менее симпатичны мне коллеги Азирафаэля, в частности, ангел Гавриил.

Антихрист в лице одиннадцатилетнего обыкновенного мальчика сильно подкачал. Чего-то ему не хватило в образе.

Четырём всадникам Апокалипсиса стоило бы уделить больше внимания.

Есть ещё в сюжете современная оккультистка, чей предок во времена Священной Инквизиции составил книгу предсказаний, которые удивительно точны вплоть до мелочей. Тоже очень скучная и обычная дама.

Подаётся немного рывками и скачками с одного на другое. При всём при этом в сериях неизменно присутствует закадровый женский голос, задача которого худо-бедно вводить зрителя в курс дела. Это всё немного попротило впечатление от просмотра. Невнимательность при просмотре недопустима, отвлекаться даже на самую малость не стоит, иначе можно упустить важные детали, которые ещё не скоро будут понятны. Закадровый голос больше отталкивает, чем завлекает. Но не слушать его — значит, рискнуть прослушать ключевые моменты. Приготовьтесь к метафорам и сравнениям.

Признаюсь, есть такие сюжетные ветки, которые хотелось промотать, лишь бы не смотреть.

Здесь он довольно беспощаден в отношении религии.

Вы только представьте себе монашек, которые втайне являются сатанинским орденом.

Пути Господни неисповедимы, и решения Бога осуждению не подлежат. Но сериал себе это вовсю позволяет, и теперь я тоже задаюсь многими вопросами: если райский плод нельзя было ни при каких обстоятельствах трогать, зачем было выращивать дерево с запретными плодами прямо посреди Эдемского сада? Это примерно как для человека, который видит перед собой огромную красную кнопку, а рядом с ней надпись «НЕ НАЖИМАТЬ!». Если Бог настолько милостив и всепрощающ, почему он, как выразился Азирафаэль, прогневился и решил наслать на землю великий потом, позволив только определённым лицам построить ковчег и спастись. Даже Кроули присвистнул: не слишком ли жестоко это? В конце концов, для чего Богу нужны были кровавые жертвы в виде убитых ягнят?

Мои впечатления

Для начала хочу сказать, что экранизировать книги надо именно так, и никак иначе

Представленные картины почти полностью совпадали с тем, что мне рисовалось в голове во время чтения.

  • путаную подачу сюжета, за которой важно уследить, иначе дальше многое будет непонятным;
  • скучных ключевых персонажей;
  • нудный закадровый голос, который придётся слушать, если есть желание разобраться, что к чему.

Выставленные звёзды — моя оценка за качественную экранизацию первоисточника, обаятельных и ярких Азирафаэля и Кроули, юмористическую атмосферу, которая придаёт всем «богохульственным» вещам значительную нотку несерьёзности, даже фарса (не надо принимать сериал близко к сердцу), любимые с детства песни группы Queen и общую солнечную атмосферу.

Кроули + Азирафаэль = .

Ещё на стадии чтения меня несколько настораживали довольно двусмысленные высказывания, касаемые этих двух персонажей. Как оказалось, не меня одну.

В своих соц.сетях Нил Гейман сделал торжественное заявление: между персонажами действительно есть любовь. Вместе с тем Нил немного вспыльчиво среагировал на причисление этих героев в ряды ЛГБТ-сообщества. Он просит не забывать, что это не земные создания, а значит, человеческие мерки к ним не применимы.

Пожалуй, да, если вы не глубоко верующий человек.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector