0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Карьера и вера: как полюбить нелюбимых сотрудников

Карьера и вера: как полюбить нелюбимых сотрудников?

Год назад я перешла на новую работу, до этого работала в очень маленьком коллективе, где отношения между сотрудниками были почти родственные. На новой работе все не так. Во-первых, мне совершенно не о чем говорить с коллегами: их и мои интересы ни в чем не совпадают. Я не могу постоянно обсуждать сериалы, вопросы из серии «Ой, где такие классные штаны купила» и то, кто как тусовался на выходных. Во-вторых, мне противно видеть, как с кем-то из своих же мило разговаривают, а потом человек выходит, и ему «перемывают кости». Представляю, что говорят обо мне, когда я выхожу. В-третьих, основной принцип общения здесь строится на том, как к тебе относится начальство. Если ты у него в чести, то тебя уважают и коллеги, а если вдруг нет — к тебе будут относиться как к третьему сорту. Подруга советует мне: наплюй, ты же не дружить на работу ходишь, а деньги зарабатывать. Но я все-таки не понимаю, должны ли быть на работе между людьми пусть не дружеские, но хотя бы какие-то приятельские отношения? Не говоря уже о том, что по-христиански я должна всех любить. Но не понимаю, как любить людей в такой ситуации? Лицемерить, чтобы быть такой же, как все, и не портить ни с кем отношения? Вера

Надежда ЗАХАРОВА, специалист в области управления персоналом, психолог:

— Наверно, мне везло: я никогда не работала в настолько чуждой мне обстановке. Но я оказывалась в ситуации дефицита общения, когда приходила на новую работу и на какое-то время попадала в эмоциональный вакуум: вроде бы народ вокруг, здороваются, на вопросы отвечают, а поговорить не с кем, — и от этого мне было очень тяжело.

Работу свою я знаю, для того чтобы делать ее хорошо, мне помощь не нужна. Почему же мне так не хватает общения на работе? Ведь у меня семья, много друзей. Понаблюдав за собой, я поняла: зачастую порыв с кем-то поговорить появляется, когда деятельность заходит в тупик или просто начинаешь понимать, что перегружаешься, «голова не варит». И тогда ищешь, с кем бы перемолвиться словечком, чтобы переключиться, снять лишнее напряжение, которое не дает работать качественно. Не думаю, что можно назвать это отношениями. Скорее это ситуация взаимовыгодной поддержки, некоторая опора, позволяющая сохранять спокойствие в сложных ситуациях. И это, по-видимому, необходимо почти каждому человеку.

1839. Плахов Лавр Кузьмич. В столярной мастерской

Что касается личных, дружеских отношений — я знаю людей, для которых хороший коллектив — неотъемлемая часть хорошей работы, и этот фактор для них довольно весом. Такие люди держатся за свою работу, не ищут других вариантов, даже если в организации начинаются какие-то негативные изменения. Иногда возникает ощущение, что для них работа — не столько профессиональная деятельность, сколько «тусовка», приятное времяпрепровождение.

С другой стороны, сложно представить себе человека, который не реагировал бы на эмоциональный фон, сложившийся в организации, абсолютно сухо и деловито решал бы все вопросы, одинаково ровно относясь ко всем своим коллегам. Вряд ли кто-то будет спорить, что гораздо приятнее решать деловые вопросы с теми людьми, к которым хорошо относишься, с которыми легко и приятно общаться. Иногда натянутые, напряженные отношения мешают лишний раз подойти к коллеге для обсуждения какого-то рабочего вопроса. И уж если приходится это делать, то нередко возникает чувство напряжения, раздражения, начинаешь искать двойное дно в словах и т. п.

Это большой подарок, если вам посчастливилось попасть в коллектив близких по духу людей, с которыми легко и приятно работать, где есть доверие, взаимовыручка, поддержка. Что же делать, если всего этого нет?

Любой коллектив — это некоторая система, где от каждого человека зависит то, как эта система в конечном счете живет и действует. Попробуйте взять на себя более активную роль в общении с коллегами: делитесь с ними тем, что интересно вам, обращайте их внимание на ситуации, которые кажутся вам значимыми, рискните открыто говорить о своей жизненной позиции и принципах. Вступив в открытый диалог, вы сможете лучше понять людей, которые окружают вас, и дать им возможность узнать вас как человека. Ведь очень часто за легкой, непринужденной болтовней прячется потребность в глубоких чувствах, а за сплетнями и желанием угодить начальству — страхи. Я не предлагаю оправдывать недостойные поступки, но понимание часто помогает избавиться от раздражения и осуждения.

Вам противно лицемерить, а быть честной и искренней — страшно. Но если вы будете терпеть, постоянно сдерживать себя, то накопленный негатив все равно рано или поздно проявится. А если попробуете открыто говорить о том, что вы чувствуете, то, возможно, не останетесь в одиночестве. Конечно, это непросто и тут есть чему поучиться — добиться внутреннего спокойствия, не заигрывать и не лукавить, искать слова, чтобы объяснять людям мотивы ваших поступков. Ведь если вы будете говорить и действовать с внутренним раздражением или напором, то, скорее всего, это вызовет ответное раздражение, сопротивление и непонимание окружающих.

Наверно, иногда каждый из нас чувствует, что его мировосприятие — особенное, более «правильное», что он лучше понимает ситуацию, более чуток к другим людям, умнее, мудрее или порядочнее. Однако по-настоящему наша внутренняя сущность проявляется не на словах, не в мыслях, а в действиях, и особенно явно это видно в трудных ситуациях.

Вы попали в сложный коллектив, и конечно, можно спрятаться, заниматься только выполнением своей работы, обходить острые и неприятные ситуации — из желания не наживать себе лишних проблем. Мы часто ждем, надеемся, что вокруг нас будут складываться благоприятные обстоятельства, но далеко не всегда готовы взять на себя ответственность вмешаться, попробовать повлиять на ситуацию. Но, может быть, эта работа как раз и есть ваш шанс увидеть, что вы можете сделать для других людей не просто как коллега, а как человек, личность?

Каждый раз, когда я читаю молитву оптинских старцев, она кажется мне такой простой и ясной: «Господи, научи правильно, просто и разумно обращаться со всеми домашними и окружающими меня, старшими, равными и младшими, чтобы никого не огорчить, но всем содействовать ко благу». Но как же сложно следовать этому в реальной жизни! Наверно, именно в поиске способов действовать так — наша возможность научиться любить людей.

Протоиерей Федор БОРОДИН, настоятель храма Святых бессребреников Космы и Дамиана:

— Для начала хотелось бы рассказать одну историю. Один знакомый нашей семьи в начале восьмидесятых годов эмигрировал в США. Он был оператором ЭВМ — очень редкая тогда профессия, но не смог в Америке найти работу по специальности и устроился чинить пишущие машинки и компьютеры в огромное машинописное бюро. Жилось ему там очень плохо, поговорить было совершенно не с кем. И когда на работе с ним здоровались и спрашивали, как у него дела, он вместо большой американской улыбки и «все ок» говорил так, как было, — что ему плохо. Сначала от него все шарахались. А потом постепенно одна за другой стали к нему подходить машинистки, которые там работали, и рассказывать, как каждой из них плохо. Через какое-то время у него уже просто не было времени работать. Была очередь из людей, которые хотели с ним поговорить. И когда он уходил с этого места работы, переезжая в другой город, все машинописное бюро рыдало.

Вопросы, поднятые в письме, сводятся к одному-единственному: как вести себя христианину в нехристианском обществе? Вопрос этот каждому из нас приходится себе задавать, потому что, пытаясь выполнять заповеди Христовы, нередко приходится делать над собой большие усилия, терпя грубость, бестактность, хамство и агрессию. Это тяжело, и это, наверно, и есть то самое умирание, о котором Христос сказал: «…если зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12: 24). Мы, конечно, можем отгородиться от всех людей, которые нам не нравятся, и жить в своем мирочке, но по сравнению с тем, чего ожидает от нас Христос, это будет не христианская жизнь, а халтура. Насколько мы согласимся терять себя, терпеливо принимая других людей, настолько Господь нам даст свою благодать и помощь. И первая наша задача в такой ситуации, первый уровень — просто стараться не грешить. Не сплетничать со сплетниками, не осуждать того, кого давят. А второй уровень, второй класс той школы, в которую нас помещает Господь, чтобы мы росли, — это научиться каждого человека принимать в свое сердце. Это очень тяжело. Но есть радикальное средство исправить свое отношение к любому человеку — это молиться о нем. Это средство способно нас научить любить даже врагов. Вот перед вами человек, и, если вы про себя хотя бы кратко будете произносить: «Господи, спаси его, помоги ему», вам уже будет легче терпеть его безобразия.

У праведного Иоанна Кронштадтского есть слова о том, что мы даже представить себе не можем, кого мы увидим оправданным на страшном суде — которых считали обреченными на погибель. И кого осужденными — о ком были уверены, что они праведны. На самом деле мы ни про кого ничего не знаем, и записывать людей в противных грешников, «псов смердящих», с которыми даже и поговорить не о чем, не самая правильная христианская позиция. Мне кажется, вступать в конфликт можно только в одной ситуации — если человек начинает богохульствовать и поносить Церковь.

Понятно, что человеку хочется обычного человеческого общения. Но если мы будем к себе внимательны, мы увидим, что 90 процентов тех диалогов, которые происходят между людьми, — это осуждение. Можно попытаться (хотя это тоже очень трудно!) отучить людей подходить к вам с темами осуждения или сплетен. Чтобы человеку было неинтересно с вами осуждать или завидовать, можно посоветовать, например, все время оправдывать того, о котором начинают разговаривать осуждающе. Возможно, часть людей вас будут считать за дурачка или дурочку — помолитесь за них. Знаете, когда кусочек соли брошен в какую-то пищу, он сам тает, но небольшая часть продуктов вокруг перестает гнить! Почему Господь употребил этот образ, почему назвал христиан солью? Соль была единственным средством в жарком Средиземноморье, предохраняющим продукты от гниения. Соль — то, что не дает погибнуть. Мы должны быть такими. Но мы не таковы, и в этом наша проблема.

Читать еще:  Устаю меньше мужа, домохозяйка. Это плохо?

Вспомните апостолов — разве им не хотелось вернуться из грешного языческого мира и жить своим узким кругом? Или недавнюю нашу историю — епископов, которые сидели среди уголовников, или дворянок, которые в лагерях стирали белье для проституток, а над ними издевались — и это после балов и институтов благородных девиц! И многие из них в нечеловеческих условиях смогли сохранить себя и даже помогать тем, кто с ними сидел. По сравнению с этим наш современный офис — оранжерея. Господь помогает тому, кто готов ради Него терять.

Что касается дружбы на работе — возможно, большинство сотрудников не захотят иметь с вами никаких отношений, кроме формальных. Но вдруг одному из них вы окажетесь очень нужны? Что же, сказать себе — это всего лишь работа, я не приму этого человека в сердце? Знаете, мне кажется, христианин должен быть готов к глубоким отношениям с любым человеком. Преподобный Серафим каждому приходящему говорил «радость моя», его прозорливость — результат его любви к каждому человеку. Мы так не можем. Но отгораживаться мы тоже не имеем права. Иногда просто выслушать человека, поговорить с ним искренне, перевести разговор на какой-то более глубокий уровень — это и есть христианское отношение в чужом на первый взгляд коллективе. Оно обязательно станет для кого-то радостью, а для кого-то может быть и открытием Бога.

Вы можете задать вопрос в рубрику «Карьера и вера» через форму на сайте журнала «Нескучный сад».

Я оказался в коллективе неверующих циников. Что делать?

Приблизительное время чтения: 9 мин.

В редакцию журнала «Фома» пришел вопрос от читателя:

Я верующий человек и готовлюсь к воцерковлению. По профессии — программист и занимаюсь довольно сложными вещами. Мои коллеги по работе – интеллектуалы, но почти поголовно – безбожные циники.

Когда-то, ещё до обретения веры, я специально заставлял себя находить хорошее в каждом члене команды моего проекта и закрепить эту ассоциацию. На обеде и перекуре их любимые темы — наркомания, проституция, войны (с точки зрения «кто круче») и так далее.

Я перестал с ними обедать и курить (курение постараюсь бросить в ближайшее время). Но остаются всё же поводы для общения: мой день рожденья (на работе принято его праздновать в коллективе), некоторые корпоративные праздники, отвлечения в рамках рабочей дискуссии.

Я решил для себя, что буду «скалой на краю болота», буду строить отношения сугубо профессиональные и говорить вне работы максимум — о погоде. Мне больно слышать в ответ на почти любой искренний рассказ — о кино или книге — что-то цинично-злое.

Как жить в коллективе неверующих циников и не стать белой вороной?

На вопрос читателя отвечает иерей Стефан Домусчи, кандидат богословия и философских наук.

Отец Стефан, что делать православному человеку в сообществе, где его взгляды и образ жизни не совпадают со всеми остальными? Может, стоит искать коллектив по духу?

На самом деле, с ситуацией, которую описал читатель, люди столкнулись не сегодня. Вспомните недавнее прошлое — советское время, когда говорить о своей вере было вообще не принято, а то и опасно. Вспомните и древних христиан, которые жили в гонениях среди язычников. Однако именно в ту эпоху христианский мир превратился в настоящую империю. Как им это удалось?

Несмотря на то, что христиане ходили в Церковь в обособленную общину, в которой все были верующими и благочестивыми, в обществе они не стремились отделиться от людей и закрыться от них — общались со всеми, трудились вместе с язычниками и другими иноверцами. Просто вели образ жизни, достойный христианина: не осуждали, не злились, были всегда честными и готовыми подставить плечо — и этого было достаточно, чтобы христианство из непонятной, неизвестной, воспринимаемой враждебно религии стало религией мировой.

Ключевое здесь — это образ жизни. Язычники в своем обществе не видели той любви, которую видели у христиан: мы должны жить и действовать со всеми вместе. Мне кажется, это главное, что должен понять автор письма.

Да, дурные сообщества развращают добрые нравы (1 Кор 15:33). Но одно дело — находиться в нарочито развращающем обществе собутыльников, воров и блудников, а другое — компания, где цель встреч иная (IT-технологии). Тогда все, о чем пишет автор, для его коллег вторично. Все они собрались по другому поводу — работать. Если осознать эту главную цель пребывания в рабочем коллективе, со всем остальным будет справиться легче.

Поймите и то, что мир не замыкается на рабочем коллективе. Не обязательно ставить знак равенства между рабочим коллективом и кругом общения. Границы этого круга могут быть гораздо шире. Но важно этот круг, отвечающий вашим внутренним запросам, найти. На работе вы работаете, а общаетесь — в кругу лиц, близких по духу. Это может быть община прихожан вашего храма или компания, в которой люди воцерковлены. Вы будете чувствовать опору, найдете отдушину: будете знать, что не один вы работаете в коллективе, где общение сводится к пошлым шуткам и анекдотам.

Одна из важнейших идей книги Премудростей Соломоновых —идея о том, что тот, кто общается с развращенными и глупыми — развратится и поглупеет. Но это не значит, что Соломон призывает вообще не разговаривать, не общаться, не сотрудничать с такими людьми. Я думаю, что имеются в виду акценты: где твое общение подлинное, настоящее, а где ты просто встречаешься с людьми по работе.

А если коллектив такой, где все порочные интересы сильнее рабочих задач?

Наверное, вы ждете, что я скажу что-то вроде «мир сгнил и погряз в грехе — беги, брат, из этой конторы, ищи себе православных айтишников», но это неправильный путь. На таком пути можно сберечь себя, но не научиться жить в реальном мире. А верующему человеку это обязательно надо сделать, чтобы свидетельствовать о добре.

И как жить в таком коллективе?

Я думаю, что даже в коллективе неверующих циников не нужно отстраняться от всех, «забираться в пещеру» и оттуда иногда учить их, как жить. Задумайтесь, чего сегодня общество ждет от человека? Профессионализма, умения делать все четко и честно, не подводить, а в коллективе — посмеяться над хорошей шуткой, разделить общие интересы, поддержать беседу. Это то, что может сделать каждый православный христианин. Большего от него не требуется.

А если у человека нет общих интересов и даже больше — ему противны интересы коллег?

Если ваши коллеги обсуждают плохой, пошлый фильм, «мясорубку» — скажите, что такое не смотрите. И это вовсе не будет значить, что вы превозноситесь: у всех разный темперамент, разные интересы, поэтому вполне естественно, что увлечения и способы времяпрепровождения не совпадают. В ответ могут хмыкнуть, посмеяться, но это вас не опозорит.

При этом я уверен, что в любом коллективе всегда можно найти хоть что-то общее: к примеру, обсудить современный фильм или книгу, которые смотрели или читали все. Это может быть и детектив, и боевик, но надо постараться найти в них что-то доброе, хорошее, чему можно поучиться.

Ну а если совсем невозможно поддержать беседу — выходите из комнаты, сосредоточивайтесь на работе, надевайте наушники. На нормальные шутки — смейтесь, а на остальное — давайте понять, что вам это не по душе. Главное — не превозноситься, не вести себя высокомерно.

Но как быть в тех ситуациях, когда невозможно уйти от ответа или отстраниться, когда напрямую спрашивают твое мнение, отправляют недостойные шутки в общие чаты, вынуждают праздновать день рождения?

Ко мне часто приходят на исповедь люди, жалуются, каются в том, что сплетничать не хотят, но их мнение тоже спрашивают и приходится вступать в разговор. Но и здесь надо искать золотую середину. Как это сделать? Не клеветать, не злорадствовать, самим не становиться источником сплетен. Вы можете сказать свое мнение, но не переходите на личности и не вдавайтесь в подробности или просто уклонитесь от ответа или ответьте односложно.

Это касается и рабочих чатов, куда отправляют сообщения и картинки разного содержания. Выйти из такого чата невозможно, потому что туда важные вопросы и шутки присылают вперемешку. Сказать «не присылайте», значит настроить против себя. Можно просто удалять эти сообщения, не успев прочитать или разглядеть картинку. Дни рождения можно спокойно праздновать вместе, но достойным христианина образом. Если вы собираетесь пойти в кафе и вместе поужинать, в этом нет ничего плохого. Другое дело, если целью дня рождения будет что-то иное, греховное. Тогда откажитесь, ведь все зависит от вас.

А не сочтут меня ханжой, если я все время буду от чего-то отказываться?

Здесь, как я уже сказал, все зависит от вас. Может возникнуть много спорных вопросов, в которых надо стремиться сохранить внутреннюю целостность и настроенность на добро. Со многим будет невозможно примириться, поэтому надо быть готовым, что вас посчитают ханжой, а в каких-то вопросах придется стать и белой вороной.

То есть путь белой вороны неизбежен?

Я думаю, что здесь дело еще и в неофитстве. Когда человек воцерковляется, ему хочется радикально изменить свою жизнь, отказаться от всего светского, прервать контакты с друзьями. И тут главное — не переусердствовать. Такие радикальные меры могут привести не только к позиции белой вороны, но и к откровенному противостоянию, особенно если вы начнете кого-то учить или обличать.

Так как тогда относиться к этим людям? Как не раздражаться?

Читать еще:  Можно ли в церкви открыть магазин ритуальных услуг

Люби грешника и не люби грех — вот та христианская формула, которая должна стать вам подспорьем. Ищите в человеке что-то хорошее, подходите к нему со вниманием и терпением. Главное — не закрывайтесь, идите на контакт.

А стоит говорить о своей вере в коллективе?

Специально сообщать об этом не нужно: многие люди негативно относятся к Церкви и, узнав о вашей вере, перенесут свое отношение к ней на вас. Поэтому важно сначала зарекомендовать себя как нормального человека, а не какого-то фанатика или агитатора, а затем уже говорить с людьми о вере. Это более правильный путь. Я глубоко уверен в том, что навязывание своей позиции и непрошенное исповедничество только раздражают окружающих, а не пробуждают интерес к вере.

Но если возникнет ситуация, когда ваше мнение как христианина будет важно, будьте честными и объективными, объясняйте просто и ясно, а в ответ на нападки показывайте, что если и есть минусы, то они не лишают Церковь главного — Бога. Важно не лезть с нравоучениями, а вовремя дать почитать что-то или скинуть ссылку на нужную статью.

Может, лучше скрыть свою веру?

Нет, специально скрывать веру не надо, но и нарочито демонстрировать ее тоже. Сперва нужно убедиться, будет ли уместно, к примеру, ваше крестное знамение. Это не значит, что вам нужно отказаться от молитвы на работе — помолиться можно и про себя. Но надо отдавать себе отчет, как ваше действие воспримут окружающие. Если рядом сидит коллега и вы знаете, что он ярый противник Церкви, ваша молитва лишь даст ему повод для глумления. Так зачем провоцировать людей на злость и агрессию?

Но если человек чувствует, что не справляется, если обстановка на работе на него эмоционально давит и он не может не раздражаться? Как быть? Продолжать терпеть?

Предел терпения каждый определяет сам. Например, в советские годы люди были вынуждены работать на фабриках и заводах, где вокруг все могли глумиться над верой. Но они не увольнялись — иначе нечем было бы кормить семью. Вот и вы, если у вас нет возможности найти другую работу, терпите, как терпели новомученики. Но не принимайте, не соглашайтесь и не включайтесь в греховное. И начните искать другую работу, с перспективой на будущее.

Второй вариант решения проблемы — если чувствуете, что ваше душевное равновесие нарушено, смените работу. Иначе это может духовно вам навредить. С такими проблемами лучше обращаться к конкретному священнику, подробно рассказывая о сложностях вашего частного случая. Кроме священника, можно пойти и к православному психологу. Он поймет вас как верующего человека и поможет найти путь решения проблемы.

Так как же поддерживать контакты на работе, не отказываясь от своих религиозных убеждений?

И тут примером того, как себя вести, могут послужить древние христиане. У них за плечами не было тысячелетней истории и святоотеческой литературы, на которую они могли бы ссылаться. Но у них была заповедь: будьте мудры как змеи, и просты, как голуби (Мф 10:16), так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф 5:16) и не мечите бисер перед свиньями и не давайте святыни псам (Мф 7:6).

Согласно этим указаниям они и жили: старались не заявить о себе, а проповедовать так, чтобы это было плодотворно — кому-то противостояли, с кем-то уходили от спора, стремясь к наибольшей пользе, но не своей, а ближнего.

Надо набраться мудрости и опыта, чтобы вести себя так же, чтобы в вас видели нормального, открытого человека, который не поддерживает сплетни и пошлые шутки, но и не ходит угрюмо в черной одежде. Это долго и сложно — учиться жить в светском обществе так, чтобы никому не навязываться, но в то же время соблюдать свои внутренние принципы.

Христианин за работой

Работа и учеба занимают большую часть нашей жизни. И как хорошо, если и то, и другое дается нам с удовольствием и радостью. А если нет? Что делать, если на работе тебя окружают неверующие циники? Как вести себя православному человеку во время конфликтов? Благословляется ли работать в воскресенье? На эти и другие вопросы отвечает настоятель Крестовоздвиженского храма села Катунки Чкаловского района протоиерей Владимир Гофман.

Моя верующая бабушка всегда говорила, что в воскресенье нельзя делать никакие домашние дела, этот день нужно посвятить Богу. Но у меня большая семья: муж, трое детей, всегда много хлопот по дому, так как на неделе работаю с утра до вечера. Поэтому после литургии всей семьей обедаем сообща, а потом приступаем к домашним делам. Грех ли это?

— Нет, не грех, если вы были утром в храме, помолились за Божественной литургией, потом отдохнули, а потом занялись делами. Да, один день в неделе мы призваны посвятить Богу: «Шесть дней делай дела твои, а в седьмой день покойся…» (Исх 23:12). Почему? «… потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился…» (Исх 31:17). Библия много говорит о седьмом дне покоя. Но это не значит, что мы не должны что-то делать в этот день. Есть такая крайность: в воскресенье не работать, но и в церковь не ходить. Безделье не означает исполнения заповеди о седьмом дне. Что значит посвятить этот день Богу? Прежде всего, молиться, разумеется. Кроме того, делать богоугодные дела, за которые не стыдно отчитаться. У каждого они могут быть свои. Одно общее: день покоя — это не день лежания у телевизора.

Я молодой специалист, всего три месяца работаю психологом. Если во время учебы мне нравилась моя будущая работа, то сейчас в связи с ней замечаю многие свои грехи: критичность, осуждение, иногда приходится вмешиваться в конфликты и быть их участником. В последнее время я даже стала задумываться о смене работы. Батюшка, что вы посоветуете?

— Работу человек выбирает сам. Сам ее и оставляет, если она по каким-либо причинам не устраивает. Советы, на мой взгляд, здесь не уместны. А что касается чувства греховности, для борьбы с грехом у православных людей есть лекарство — таинство Покаяния. Исповедуйтесь, причащайтесь Христовых Таин, и тогда, без сомнения, сумеете принять правильное решение, направленное на спасение души, к чему и призывают нас Христос и Его Церковь.

Я окончила девятый класс. Учусь на пятерки, и одноклассники часто просят дать списать домашнее задание, а иногда и контрольную работу. Грех ли давать списывать? С одной стороны, я пытаюсь помочь им, но, с другой стороны, я вместе с ними обманываю учителя…

— У нас есть хороший помощник, контролер наших поступков, он называется совесть. Если она не дает нам спокойно уснуть, значит, мы что-то делаем неправильно. Вот совесть вам и подскажет, давать списывать домашнее задание или не давать. И если вы сейчас научитесь прислушиваться к голосу своего контролера, в дальнейшей взрослой жизни вам будет намного легче принимать решения. Но принимать их нужно самостоятельно.

По профессии я инженер-конструктор и занимаюсь довольно сложными вещами. Мои коллеги по работе — неверующие интеллектуалы. Они постоянно обсуждают темы, о которых в приличном обществе не говорят. Зачастую шутят на религиозные темы. Я свел до минимума общение с ними, но все равно общаться приходится. Кроме того, я становлюсь немым свидетелем их разговоров. Сама работа мне очень нравится, не хотелось бы менять ее. Как жить в коллективе неверующих циников и не стать белой вороной?

— А кто сказал, что «белой вороной» быть плохо, неправильно? Значит, где-то мы можем быть принципиальными, а где-то стыдимся своих религиозных убеждений? Слабая позиция. Вот первые христиане шли на смерть за свою веру, которую исповедовали пред сильными мира сего, а нынешние перекреститься перед едой стесняются. Так христиане ли они? Думаю, что нет, если уж даже не перед лицом опасности и испытаний, а в обычных условиях отказываются от Христа, тем самым предавая Его. Мне кажется, вы и сами это прекрасно понимаете.

Я человек православный, живу в маленьком городе, владею небольшим бизнесом. В нашем городе не так много рабочих мест, а потому периодически ко мне приходят устраиваться люди, только что вышедшие из тюрьмы. Душой я понимаю, что должен помочь им, но всегда опасаюсь, как бы чего не вышло. В итоге не принимаю на работу. Стоит ли смирить себя и дать шанс человеку или доверять своей интуиции?

— Уверен, что надо дать такой шанс. Люди, отбывшие наказание, установленное законом, потенциально искупили свою вину. Понятно, что среди них встречаются и такие, кто снова готов пойти на преступление. Но мы ведь христиане, надеемся на лучшее в человеке, стараемся прощать. «Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз…» (Мф 18:21–22).

Этой зимой два месяца жила в монастыре трудницей. Были мысли постричься в монахини, но передумала, так как увидела, что все мое время было занято послушаниями, порой даже прочитать вечернее или утреннее правило не было времени и сил, а на литургии за эти два месяца вообще была только несколько раз. Разве такой труд в ущерб молитве и есть монашеская жизнь?

— Преподобный Исаак Сирин говорил так: «Когда желаешь приблизиться сердцем своим к Богу, докажи Ему прежде любовь свою телесными трудами. Вних полагается начало жития». Так что, прежде чем думать об иночестве (инок значит «иной», избравший другой жизненный путь), надо пройти испытание физическим трудом. О необходимости труда говорили многие святые, в частности, святитель Василий Великий наставлял «совершать молитву между делом». Монастырские насельники кормятся своим трудом. А как иначе? Молиться же можно и нужно, по словам апостола, непрестанно: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес 5:16–18). Впрочем, об этом нужно спрашивать монашествующих, они непосредственно знакомы с проблемой и смогут рассказать досконально.

Читать еще:  Примет ли Бог удаленную жертву на храм?

Мой сын оканчивает православную гимназию. Последние три года он помогал нашему батюшке в алтаре. Я надеялась, что станет священником. А он недавно заявил мне, что хочет поступать в театральное училище. Мне кажется, что актерство не самая лучшая профессия для православного человека. Как убедить сына поступать в семинарию, а не в театральный?

— А нужно ли убеждать? Человек сам выбирает профессию. Задача родителей — воспитать свое чадо так, чтобы он мог свободно и сознательно сделать свой выбор. Если вы воспитывали сына в православии, значит объясняли ему, почему профессия актера не одобрялась христианами в прошлые времена, называлась «позорищем», будущему священнику даже запрещалось брать в жены актрису. Но все зависит от человека. В том числе выбор роли, спектакля (а их, кстати, немало нравственных, христианских), вообще жизненной позиции. Так что и в актерской профессии можно оставаться христианином, мало того — нести свет христианства людям.

Мы с мужем работаем всю неделю до позднего вечера. Выходной только один — воскресенье. С детьми (у нас их двое — пяти и семи лет) находится бабушка. Понятно, что и воспитанием их в основном занимается она. Меня гложут сомнения: в одной книге я читала, что спасение души родителей более всего зависит от детей. Что делать? Как правильно воспитать ребенка, если весь день находишься на работе? Отказаться от нее не могу, работа мне очень нравится, кроме того, она дает определенный материальный достаток.

— Ну, что тут скажешь? Мы сами выбираем свои дороги. Нравится работа — работайте. Но как христианка вы должны помнить, что женщина спасается не трудом, не какой-либо общественной деятельностью, а чадорождением (Быт 3:16). Что бы мы ни говорили, но такова воля Божия. Понимать надо, что не только самим фактом рождения ребенка, но и его воспитанием. На кого потом пенять, когда чадо вырастет не таким человеком, каким вы хотели бы, если папе с мамой некогда было его воспитывать, пока они профессионально реализовывались? Родить и воспитать человека — подвиг. А для подвига нужно самопожертвование. Причем добровольное. Иначе ничего не получится. А работа, карьера… Христос говорит нам: «…какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит. » (Мк 8:36). Стоит принять к сведению, если надеемся на спасение и верим Христу.

Подготовила Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.

Ситуация: под давлением клиента

Сергей около года вел проект. За это время со стороны заказчика поменялся руководитель этого проекта. Пришел человек с опытом работы на госслужбе с явной целью — выслужиться и зарекомендовать себя. В общении с Сергеем стал вести себя сразу надменно, «по-барски», не давал спокойно работать. Наступил момент, когда нужно было подписать акт выполненных работ на несколько миллионов рублей. Представитель клиента заявил: «Вы еще два месяца на меня поработаете, а потом я вам акты подпишу». Хотя все работы в рамках проекта выполнены, у проектной команды завершены командировки — никаких объективных причин не подписывать документы не было.

Сергей в растерянности: ругаться и конфликтовать не хочется, но без этого, кажется, ситуацию не решить. А еще страшно потерять клиента, ведь с этой компанией они работают уже не первый год.

«Сергей хорошо проследил психологические аспекты и мотивацию в поведении клиента, который за счет своего положения пытается повысить значимость, используя манипуляцию и давление для демонстрации власти. Но в данном случае эмоциональный конфликт только обострит ситуацию и клиент усилит напор, чтобы указать, “кто тут главный”.

Рекомендовала бы Сергею поработать над уверенностью и саморегуляцией в переговорах, учиться выключать эмоции, не давая втянуть себя в манипуляции. Вести открытый дипломатический хладнокровный диалог с клиентом. С обоснованием и подкреплением всех изначальных договоренностей, фактов и привлечением всей команды клиента».

«Взрослый» буллинг: что делать, если вас притесняют на работе

ВЫЖИВАНИЕ ИЗ КОЛЛЕКТИВА, ИЛИ «ВЗРОСЛЫЙ» БУЛЛИНГ

«Травле подвержены все коллективы — как детские, так и взрослые. Понятие буллинг чаще используют, когда говорят о школьной травле. Для „взрослого“ буллинга используется термин „моббинг“. Варианты проявления травли на работе — распространение ложных слухов, постоянная критика, утаивание информации, клевета, социальная изоляция», — рассказывает Наталия Щанкина, психолог Московской службы психологической помощи населению.

Под моббингом понимается коллективный психологический террор, травля в отношении кого-либо из работников со стороны его коллег, подчиненных или начальства. Цель такой травли — заставить работника уйти с места работы или ослабить степень его социального или профессионального влияния в коллективе.

Существует два основных вида моббинга:

  • Вертикальный (боссинг) — от начальства к сотруднику, или от коллег к новому руководителю, которого коллектив не принимает.
  • Горизонтальный — от группы коллег к одному сотруднику.

ПЯТЬ ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ ТРАВЛИ НА РАБОТЕ

№ 1. Период напряжения или формирование предпосылок.

В коллективе ощущается сильное эмоциональное напряжение. Оно связано с ранее неразрешенным или скрытым конфликтом, либо общим неблагоприятным психологическом климатов в коллективе.

№ 2. Поиск жертвы для разрядки и снятия эмоционального напряжения.

Группа коллег или руководитель начинают проявлять агрессивное поведение в отношении своего сотрудника в виде недовольства, придирок, критики и обвинений.

№ 3. Фаза насилия.

Агрессивные выпады и насмешки становятся систематическими и привязываются к конкретному сотруднику. И уже не зависят от реальных поступков и результатов деятельности этого специалиста. У жертвы возникает чувство затравленности и ухудшается здоровье.

№ 4. Социальная изоляция.

Жертва полностью или частично изолируется от рабочих и корпоративных мероприятий, его не зовут на совместные обеды и чаепития. Работник не получает положительных оценок своим действиям. Он теряет ориентиры и становится все более беспомощным и неуверенным.

№ 5. Потеря рабочего места.

Чаще всего человек, подвергшийся длительной травле, увольняется и находит новую работу. Либо его просят написать заявление по собственному желанию.

ВОСЕМЬ ШАГОВ, КАК СПРАВИТЬСЯ С ТРАВЛЕЙ НА РАБОТЕ

Моббинг — это «заболевание группы». В идеале с ним нужно бороться системно и на уровне управленческих решений. Если этот вариант не подходит, то можно следуйте универсальным правилам.

Первое. Не позволяйте унижать себя, давайте отпор. Будьте доброжелательны, но при этом не заискивайте перед коллегами, чтобы всем понравиться. Будьте открыты, но не рассказывайте сразу всем о своих личных проблемах. Добросовестно выполняйте свои обязанности и не сплетничайте о других.

Второе. Если все-таки столкнулись с травлей, первое, что стоит сделать — это оценить собственные силы: хватит ли вам ресурсов для того, чтобы противостоять агрессии.

Третье. Научитесь не воспринимать травлю на свой счет. Скорее всего, это «болезнь» конкретного коллектива.

Четвертое. При предвзятом отношении со стороны шефа, постарайтесь перевести все задания и претензии к вам в письменную форму. Так будет сложнее обидчику завести вас в тупик.

Пятое. Не нарушайте границы других и не позволяйте нарушать свои: от банального обращения на «ты» и до повышения голоса на вас, или обсуждения ваших личных тем.

Шестое. Общаясь с руководителем, не теряйте нить разговора. Очень часто нападки происходят, не имея никакого отношения к делу.

Седьмое. Если вышеперечисленные способы не помогли, обратитесь к вышестоящему руководству. Не стыдитесь, того, что вам пришлось столкнуться с травлей. В такую ситуацию может попасть любой. Однако огласка часто способствует разрешению ситуации.

Восьмое. Если ситуация не меняется, стоит задуматься о смене работы. Травля всегда наносит сильный ущерб здоровью.

«ПОРТРЕТ» ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА-АГРЕССОРА

Это люди, которым важен контроль и проявление власти. Они не умеют справляться с собственной агрессией и находятся под постоянным внутренним напряжением. Единственный для них способ разрядки — это внешняя агрессия. Это их способ коммуникации. Такие люди могут быть действительно очень травмированными, когда-то в детстве и зачастую иметь все признаки психопатии.

В рабочем коллективе мотивы агрессора будут важнее, чем его психологические особенности. Не все агрессоры травят людей в коллективе. Для этого должна быть располагающая среда. Часто мотивом становится устранение конкурента, желание сделать жертву слабой и безвольной, и заставить уволиться. Также это может быть банальная зависть, соперничество, конкуренция, личная обида или месть, страх, что кто-то окажется лучше.

«БЕЛАЯ ВОРОНА», ИЛИ ЖЕРТВА ТРАВЛИ

«Белая ворона», «Не такой, как все» — зачастую именно к таким людям проявляется настороженное отношение в коллективе. Моббинг практически не возникает в тех группах, где люди работают «с нуля», где коллектив не делится на «своих» и «чужих». А вот в «психологическом болоте», если в нем появляется новичок с неординарными взглядами, внешностью, поведением, другой национальности, — вероятность проявления травли увеличивается в разы.

«Внутреннее напряжение в коллективе не может длится долго — обязательно требуется разрядка. Как только кто-то из сотрудников отличается поведением, внешностью или чем-то еще — это вызывает агрессию. Еще одна причина для травли — безделье. Если коллектив бьется над выполнением профессиональных задач, у него нет времени на «террор». Существует еще одно обстоятельство: есть люди просто неспособные держать «удар». Чаще всего у них заниженная самооценка, бесхарактерность, слабость и прочее. Такой сотрудник в прямом смысле слова «вызывает удар» на себя. Но в травле ответственность несут обе стороны конфликта. Может оказаться, что неприятие вызваны снобизмом нового коллеги, его гордыней или излишним стремлением к победам, — говорит заместитель директора Московской службы психологической помощи Ольга Тенн.

Создайте план действия

Поделитесь вашими размышлениями о целях с коллегой, проясните свои обязанности и то, что вы делаете вместе. Общее занятие поможет вам работать вместе более эффективно. «Сядьте и поговорите, — говорит Вальдес-Дапена. — Поделитесь тем, что важно в работе для вас и поинтересуйтесь, что думает на этот счет ваш оппонент».

Так вы сможете откровенно рассказать о своих опасениях по поводу совместной работы и узнать о трудностях коллеги. «Разговор поможет по-новому взглянуть на человека и переосмыслить свои чувства», — говорит он.

Каждый раз, когда вы чувствуете неприязнь, напомните себе о вашей общей цели. «Найдите минутку для саморефлексии, когда она вам необходима. Вы ничего не добьетесь, если не попытаетесь. У вас могут получиться продуктивные рабочие отношения», — рассуждает Карлос.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector