0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Православная Жизнь

Православная Жизнь

Всем, так или иначе, досаждают помыслы, а точнее: через помыслы – сами бесы, духи злобы поднебесные. Но и воздействия эти бывают разными. Другой раз просто вдруг, что называется «на ровном месте», ни с того ни с чего поднимется в душе и сердце, а чаще всего в голове – буря каких-то совершенно бессмысленных, жестоких, хульных и блудных мыслей. Таких, что человек только подумает с расстройством и изумлением: да что за напасть, что за гадость такая?! я ведь ничего такого и не думаю и не хочу думать… откуда всё это?

Всем, так или иначе, досаждают помыслы, а точнее: через помыслы – сами бесы, духи злобы поднебесные. Но и воздействия эти бывают разными. Другой раз просто вдруг, что называется «на ровном месте», ни с того ни с чего поднимется в душе и сердце, а чаще всего в голове – буря каких-то совершенно бессмысленных, жестоких, хульных и блудных мыслей. Таких, что человек только подумает с расстройством и изумлением: да что за напасть, что за гадость такая?! я ведь ничего такого и не думаю и не хочу думать… откуда всё это?

Ну, откуда – мы уже поняли: это бесы, духи, и действуют они на душу именно в духовной сфере: через помыслы, ощущения, молниеносно возникающие греховные образы… Но всё это еще полбеды, а на самом деле и не беда даже, а только горестная и неизбежная часть нашего повседневного существования, потому что со времен грехопадения человека и до нынешнего дня бесы не перестают досаждать людям и решительно никто этих досаждений не избежал. И отцы святые утверждают единодушно, что сами эти «бури» вредить человеку не могут и не являются даже грехом, потому что совершенно не зависят от нашей власти. А нам только нужно быть внимательными к себе и, отвергая всю эту бесовскую околесицу, прибегать с теплой и крепкой молитвой к Богу – вот тогда на нас никакого греха не будет и никакого вреда не случится.

Но, увы, бывает и так, что человек замедлит вниманием, запутается «руками и ногами» своих размышлений и переживаний (пусть даже и не сочувствующих вовсе), и всё – пропал человек. То есть не то чтобы совсем пропал, но попался в бесовскую сеть, не может уже из нее выпутаться и только чем больше барахтается, тем больше запутывается, как муха в паутине. И тогда человек начинает страдать от каких-то греховных, тягостных и мучительных состояний. И даже если он начинает молиться, вопиять ко Господу – облегчение не всегда получает сразу или получает, но только на время, а потом опять страдает от этого плена. Почему так бывает?

Именно и только потому, что человек уделяет бесам внимание, и они этим вниманием овладевают настолько, что удерживают человека как бы насильно во власти той или ной греховной мысли, тех или иных греховных состояний и чувств. Состояния эти бывают мучительны и тяжелы для человека. И вот приходят к священнику люди и спрашивают: как же освободиться от этого одержания, от этих находящих мучительных и навязчивых состояний и мыслей?

Ответ здесь может быть только один: подобное лечится подобным. И одержание тягостными навязчивыми мыслями и чувствами лечится другим одержанием. Звучит это, я понимаю, странно, но это действительно так. И здесь надо сделать некоторое пояснение.

Слово «одержание» большинство православных христиан привыкло воспринимать только в негативном смысле, а между тем в Священных книгах во многих местах говорится об одержании человека Духом Святым, и радостью, и веселием, и любовью Божественной. Вот, например, отрывок из Акафиста Покрову Божией Матери: «Ужасом и радостию одеpжими, вси глаголахy: Радyйся, нерукотворенный омофоp, аки облак, над всем миром pаспpостеpшая». То есть речь идет о таком всецелом погружении человека в духовную жизнь, в общение с Богом, Пресвятой Богородицей и святыми, что душа точно забывает обо всем остальном и вкушает уже здесь, на земле, – путь даже только отчасти – райскую сладость и ничего больше не желает знать, видеть и понимать. Конечно, такая радость – это неизреченный дар Божественной благодати, но и от нашего произволения зависит сама возможность такого благодатного «одержания», потому что Отец Небесный дает Духа Святаго просящим у Него (см.: Лк. 11: 13). И непременное условие избавления от разных тягостных обстояний – это всецелое погружение в неизреченную радость общения с Богом.

Но, спрашивается, как же войти в эту радость?

Если говорить о большинстве из нас, то состояния мучительных «одержаний» бывают следствием нашей прежней греховной жизни: помышлений, слов и поступков и настоящей расслабленности и нерадения. И поскольку мы и вниманием своим, и сочувствием, а иногда уже и самими делами втянулись в греховный навык, «пленились» бесам, то и избавление от этого плена требует от нас в первую очередь глубокого и искреннего покаяния. Но и само покаяние возможно только при соблюдении одного обязательного условия – при всецелом устремлении внимания к Богу, при предании себя в Его руки, при сознательном искании единства с Ним. И чем большее усердие и настойчивость мы проявляем в этом нашем устремлении, тем более обретаем надежды на освобождение из «рабского плена», на утешение и долгожданную встречу с Богом. Словом, внимание – это чрезвычайно важный и действенный инструмент нашей духовной жизни.

И чтобы было понятнее, о чем идет речь, расскажу небольшую притчу.

Представьте себе обычный многоквартирный дом в уютном, тихом районе города. Небольшая квартира на первом этаже, а в ней – отец и сын. Сын читает книгу, очевидно хорошую и интересную, потому что он читает и улыбается, не замечая ничего вокруг. А отец смотрит телевизор, и лицо его напряженно и тревожно. А из телевизора доносятся резкие голоса, топот ног и выстрелы: идет какая-то криминальная драма. И вот во дворе, под окном этой квартиры, появляются рабочие, подъезжает техника, и вдруг начинает работать допотопный и шумный дизель-генератор, а от него – отбойный молоток. Ну, кто слышал – тот знает. Теперь посмотрим на лицо сына – а оно ни малейшим образом не изменилось: то же безмятежное и счастливое выражение и блаженная полуулыбка. Зато отец занервничал на своем диване, несколько раз что-то пробормотал недовольно, метнул сердитый взгляд в окно, потом вроде бы приумолк, снова стал смотреть в телевизор, но на скулах его заходили уже желваки… и он наконец вскочил с дивана, поспешно обулся, накинул куртку и побежал во двор – выяснять, «когда это безобразие закончится».

Отбойный молоток перестал работать, но вот уже доносятся со двора крики и ругань, и градус кипения повышается, так что, кажется, и до драки сейчас дело дойдет. Мы снова смотрим на лицо сына – а оно всё так же безмятежно, и всё та же счастливая улыбка застыла на его губах. Но вот после десяти минут яростной перепалки домой возвращается отец – возбужденный до предела, с красным лицом, какой-то весь взъерошенный, с дрожащими от гнева руками… Он ищет свое охотничье ружье, но вспоминает, что отдал его в ремонт, матерится в страшной досаде, идет на кухню, наливает себе сто грамм «успокоительного», выпивает залпом, возвращается в комнату, садится на диван, смотрит на экран, но ничего уже не видит, никакой радости от телевизора не получает и после минутного молчания довольно громко зовет:

Кирилл всё так же перелистывает страницу за страницей со всё тем же счастливым, отрешенным и беззаботным видом.

– Кирилл. – кричит тогда отец уже истошным голосом.

И тут лицо у Кирилла вдруг делается встревоженным и испуганным. Он откладывает книгу и спрашивает растерянно:

Тот смотрит на него, что-то хочет сказать, но вдруг понимает всё и только машет рукой и отворачивается…

А Кирилл, оглядевшись по сторонам и поежившись, как от холода, снова погружается в чтение.

Надо ли говорить, что сын не слышал ни телевизора работающего, ни оглушительного грохота отбойного молотка, не видел и не понимал, что отец сейчас выбегал на улицу и там случился страшный скандал, – всего этого для него попросту не существовало, потому что он был увлечен чтением.

Вот так и нам нужно быть увлеченными Христом, и тогда никакие бесовские козни нам не будут страшны. Будем отвращать наше внимание от зла и устремлять к благу, всецело предавая себя в руки Божии. Такой должна быть наша молитва, и таким должен быть главный «метод» нашей борьбы со злом.

Святитель Феодор Едесский говорит об этом так: «Мучимые и в плену держимые страстьми, нередко в недоумении вопрошаем мы в себе самих, от чего претерпеваем мы это? – Ведать надлежит, что такие пленения бывают с нами по причине отступления нашего от созерцания Бога. Если же кто прилепится умом своим к Богу нашему и Владыке, то – верен Бог – Сам Спаситель всех избавит такую душу от всякого пленения… Но сподобиться сего от нас зависит» (Добротолюбие. Т. 3. Гл. 90).

В течение даже одного дня душа наша меняет духовные состояния, как одежды, по многу раз. И даже, бывает, это происходит вовсе без нашего желания и участия, так что мы удивляемся и противимся и мучаемся даже, потому что одежда иная нам совсем не по душе, но как бы против нашей воли продолжает некоторое время нас облекать. Что же делать? Да очень просто: противиться одежде греховной и взывать ко Господу, жаловаться на насилие бесовское, и оно вскоре отойдет, будучи отогнано милостью и силой Божией.

Многажды в течение даже одного дня бесы как бы примеряют на нас свои бесовские одежды в виде тех или иных страстных обстояний, чувствований и помыслов. Но нам надлежит всем сердцем, всей душой, всем помышлением с крайним усердием искать облачения в единственно истинную нашу одежду – в «брачную» одежду благодати Божией. И единственно в этой одежде душа чувствует себя по-настоящему хорошо, радуется тому, что она такова, какова и должна быть в очах Божиих. Какая же это неизреченная радость!

Как говорит святитель Григорий Палама: «Даже зло способствует добру при доброте воли», имея в виду, что насилие бесовское при нашем непреклонном стоянии в добре и усиленном устремлении к Богу содействует нашему спасению.

И даже если не удается нам пребывать в счастливом и постоянном общении с Богом, то можно уж точно сказать, что стремиться к этому нам надо всемерно и сама возможность такого благодатного «одержания» во многом зависит от нашего устремления. Будем помнить, что Бог открывает Себя взыскующим Его и чем более усердно и настойчиво это взыскание, тем более отрадным и утешительным будет ответ. Таков закон духовной жизни, потому что Бог «взыскающим Его мздовоздаятель бывает» (Евр. 11: 6).

Невидимая битва. Козни бесовские против человека.

Дьявол для того и убеждает некоторых думать, что нет геенны, чтобы ввергнуть в геенну.
Напротив, Бог угрожает геенною и ее приготовил, чтобы мы, зная о ней, так жили, чтобы не впасть в геенну. Святитель Иоанн Златоуст

Дмитрий Смирнов о бесах —

«Да какой же человек, внимательно всматривающийся в жизнь, может не верить в существование бесов».В. Соловьев

«Упорное неверие в бытие злых духов, есть настоящее беснование»
Св. Иоанн Кронштадтский

Бесплотные враги во время молитвы и вне молитвы внушают людям скверные, лукавые и хульные мысли, располагают к лености душу и тело, наводят сон и зевоту. Они внушают брезгливость и гнушение всеми или наводят на человека боязнь людей или чего-то неопределенного.

Враг нападает на христиан различными способами. На боязливых — страхом и привидениями, на других — клеветою человеческою, враждою, злобою, на ученых — гордостью и самовозношением, на молодых — блудными помыслами, на старых — разленением и вредными привычками.

Демоны, или бесы созданы из тонкой материи, невидимой для человека, хотя их присутствие около себя можно ощутить по внезапному настороженному чувству (рядом кто-то есть), причём чувство это гнетущее, тревожное. Они могут проникать через все преграды (стена, дверь), т. к. могут «просачиваться» сквозь них. Свободные демоны не могут проникать в освящённое помещение. Это помещение «отмечено» для Господа, и если в нём происходят угодные ему действия, совершаются молитвы, то он посылает на это место свою Благодатную защиту. Благодать Божья, покрывающая такие места, опаляет демонов, они не могут преодолеть её. Если на человеке нет Божьей защиты, то бесы беспрепятственно могут проникать в его энергетические тела. Бесы живут там, где им есть место. Человек, греша, готовит им такое место. Где грех, там и они. По природе своей демоны (бесы) — это чрезвычайно злобные, лукавые, лживые существа, имеющие отвратительную внешность. Они ненавидят праведность и добродетели, ненавидят всё то, что связано с Господом. Они стремятся всеми силами заполучить человека, склонить его ко греху, и затем взращивать, увеличивать в нём этот грех, пока человек не станет их «рабом». Питаются демоны энергиями человека, когда он предаётся грешным занятиям (допустим, энергиям гнева, сладострастия, ненависти). Также демоны любят вдыхать фимиамы от различных воскуриваемых благовоний, бесам очень нравится, когда человек поглощает мясо, особенно с кровью, или же предаётся блудной страсти (при этом энергия партнёра «высасывается» демоном). Если демон находится в человеке, пришедшем в освящённое место (Православный Храм Божий), то от Благодати Божьей ему становится плохо, и человек склоняется к тому, чтобы покинуть это помещение как можно быстрее, путём мысленного внушения беса так, чтобы человек даже и не заподозрил (допустим, под каким-либо предлогом). Либо же бес, до этого тихо находившийся в нём, вдруг резко проявляет себя, и обнаруживается.

Говорят бесы (из записной книжки священника).
— Это мы на молитве наводим на вас сон, уныние, страхование, чтобы отвести от беседы с Богом! Мы можем раздражить вас даже какой-нибудь волосинкой или букашкой
— Тремя грехами мы сейчас взяли весь мир: блудом, богатством и пьянством
— Некоторые говорят: “Что заслужим, то и получим”. Говорят, а не знают, какая там мука и что оттуда не выйдешь, сколько ни плачь. Никто не услышит
— Но особенно мы действуем через телевизор. Телевизор — вот вся твоя “святыня”
— Это мы устраиваем ссоры между людьми
— Мы записываем каждую худую мысль, с которой вы согласились, посочувствовали ей, и ставим в хартии (так они именуют свое “досье” на нас — ред.) точки. Мы записываем каждое ваше слово. Когда вы молитесь, мы зорко следим за вами
— Не нравятся мне любящие святыню
— Через покаяние грехи в наших хартиях стираются, но большие изглаживаются только через слёзное покаяние
— Стоят в храме, а думают о доме! А я-то рад и в хартию пишу!
— Мы сейчас совсем запугали верующих колдовством, пускай забудут, что на всё воля Божия
— Особенно не люблю книги старческие (святоотеческие — ред.), они меня насквозь прокалывают. Это я внушаю к ним отвращение
— Очень боюсь тех, кто добрые дела делает втайне, я учу всё выставлять напоказ
— Кто за врагов молится, тот нас с ног сшибает
— Духовные книги — лучшая милостыня за усопших. Никому об этом не говори. Пусть не знают
— Ух, как я рад, что столько стало бесноватых
— Люблю таких, которые подходят причащаться без крестов, не прочитав молитвенного правила, не простив обидчиков
— Ненавижу священников, которые спасают и приводят к Богу
— Вы что же, думаете, мне могут нравиться те, кто ради Бога пьёт один кипяток или заваренную траву, а не чай или кофе?
— Теперь любят делать добро так, чтобы о нём все знали. Никто не хочет на небе награду получить, только бы здесь, на земле
— Очень тяжело мне покаяние подробное
— Многие каются, а от дел не отстают!
— Ненавижу, когда человек мужественно борется со скорбью. На душе кошки скребут, а он вида не показывает. Эта борьба мне крайне не нравится
— Боюсь низших чином, но высшим духом. А высших чином, но низших духом — таких не боюсь
— Ни в ком не замечаю борьбы с нами. Стоит вложить мысль греховную, как её тут же принимают и исполняют
— Сейчас многие прямо с низших мытарств к нам в ад отправляются, за осуждение других (особенно священников и монахов). И чревоугодников много: все любят поесть и попить повкуснее. Они и не каются в этом; придут в храм, на лавочку сядут и говорят о мирском. У них и мысли нет, чтобы покаяться
— Во многих церквах я чувствую себя вольготно: там, где верующие разговаривают, ведут себя, как на базаре. У тебя я стою на второй ступеньке, дальше не могу войти. У о.П. я стою на улице, мне страшно даже к притвору приблизиться. У некоторых нерадивых батюшек, которые, например, выпьют да идут служить, я бываю и на краешке алтаря
— Нравится мне, что сейчас многие совсем не говорят о Боге и Матери Божией, ни с батюшками, ни между собой. Одна плоть, ничего духовного, даже в храме о мирском болтают
— Это мы внушаем, что антихрист уже родился
— Мне бы хотелось, чтобы все верующие так говорили: “Молиться нет времени. В храм ходить некогда, дел много. ” или: “Муж не пускает. ” или: “Гости приехали. ” Мы вам сколько угодно отговорок найдём
— Не люблю книг о святых отцах. Всё в них против нас написано. Мы день и ночь учим осуждать священников
— Утешаюсь я тем, что не один страдать вечно буду, а повлеку за собой море людей
— Терпеть не могу, когда священники на исповеди, объясняя и спрашивая, вытягивают грехи
— Наши священники сбивают истинных священников, наши монахи сбивают истинных монахов, наши верующие сбивают истинных верующих
— Ты хоть одного человека оскорби, чтобы он ушёл расстроенный! Вот тогда мне радость будет
— А! Грешите и каетесь? Всех бы вас разорвал!
— Очень нравится общая исповедь! Я бы двадцать четыре часа в день ходил! Никакого греха не надо говорить и стыда не надо испытывать.
— Я внушаю оставлять всё “на потом”. Потом почитаете молитвы, потом — Евангелие, потом в храм сходите, потом и доброе дело сделаете. Если успеете.
— Все эти выписывания и переписывания из божественных книг, особенно святоотеческих, — ненавижу.
— Не люблю довольных любой пищей. Это я вас учу разбираться и капризничать
— Нравится мне, когда напоказ чётки носят, губами шевелят, демонстрируя, что молятся. И ещё — когда говорят или показывают, чем пожертвовали
— Особенно не люблю из Евангелия от Луки двенадцатую главу!
— Вы, холёные, начёсанные, выбритые, разодетые — все мои! Люблю занятых миром, а не спасением души
— Люблю своих монахов. Мои монахи мясо едят, вино пьют
— Особенно ненавижу святых, которые достигли любви и в жизни терпели искушения и скорби
— Смирения терпеть не могу
— Как только ты подумаешь: “Она колдунья”,— я грех записываю. Колдун ничего не может сделать без попущения Божия.

Читать еще:  Мама считает меня неженственной, нравится спорт и военное дело. Как быть?

———————————————————————————————————————————
Господь положил заповеди из любви Своей к нам, по неизреченной Своей милости для нашей же пользы. Выполнение этих заповедей для нас легко. Господь Сам это свидетельствует в Евангелии от Матфея: Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть. “Отчего же нам трудно их выполнять?” — спросите вы. От нашего эгоизма, самовлюбленности и непривычки себе в чем-либо отказывать. Мы все в себе, в нас нет любви к Богу, которая должна быть, мы забываем, что являемся христианами, воинами Христа. Отступничество наше от Господа страшно и всесторонне. Мы часто переходим в стан врага, даже не замечая этого, вернее, не желая замечать.
В таинстве крещения мы отрицались сатаны и всех дел его и обещали Господу выполнять только Его волю, обещали отвергнуться себя и каждый шаг, любой поступок совершать во Имя Христа, по канонам и правилам Святой Православной Церкви. На деле у нас совсем не так. Есть молитвы на освящение любой вещи и на всякий случай — мы ими пренебрегаем, есть таинства Церкви — мы к ним не приступаем, есть Богослужение и молитвенные правила — мы в них не участвуем, есть пост и воздержание — мы не соблюдаем этого: запускаем себя до такой степени, что нам все это становится неприятно; враждебность ко всему церковному становится нормой нашей жизни. Мы отказываемся от Христа, но не Он от нас.
С чего же нам начинать? Что будет нашим первым шагом ко Христу? Страх Господень, начало премудрости нашей, основа исправления. Мы должны, наконец-то, понять, что не только каждый шаг наш, каждое деяние известно Богу, но каждая мысль, все наклонности нашего сердца не сокрыты от Него. Господь знает все и видит, ангелы Божии, хранители наши, отошли от нас за грехи наши, бесы записали все наши дела и проступки в хартии свои. Чего же мы ждем, почему не спешим ко Господу с покаянием, почему не спешим очистить душу свою в таинстве исповеди?
Исповедь, чистосердечное раскаяние — вторая ступенька наша к Богу, второй наш шажок. Без всякого оправдания, с сокрушением сердца, со слезами мы должны воспринять этот дивный Божественный дар, это Божественное чудо, могущее воскресить нас, переродить и исправить.
Очистив внутреннюю храмину, быстро перейдем ко внешней.

Можно навредить другим через бесовские помыслы?

Как бороться с греховными помыслами

Часть первая

ТАКТИКА ВРАГА

НАДО ЛИ БОРОТЬСЯ С ГРЕХОВНЫМИ МЫСЛЯМИ?

Вы боритесь с греховными мыслями? Если этот вопрос задать людям, далеким от духовной жизни, не всякий даже и поймет, о чем речь. Многие не считают свои мысли опасными, так как отождествляют себя с ними. Человеку бывает невдомек, что не все его думы принадлежат ему.

В моей голове чужие мысли? Такого не может быть! Все, что в моей голове, является исключительно моей собственностью.

Каждого человека, будь он верующий или неверующий, беспокоят негативные мысли. Однако неверующий не чувствует в них греховности и не видит того, что плохие мысли приносят в его сознание темные духи. Он не считает себя виновным, если думает о мерзостях и гадостях. Иногда неверующий хочет избавиться от злых мыслей, но не по причине их греховности, а из-за того, что они докучают ему.

Для неверующего человека вполне естественно принимать все мысли за плод своего ума, а состояние ума – за его природное состояние. Такое убеждение – причина многих бед, скорбей и ошибок. Ведь большинство наших мыслей и состояние нашего ума не являются ни нормальными, ни естественными.

Многие люди пытаются решать свои проблемы неправильно. В чем их ошибка? В том, что они позволяют мыслям постоянно кружить вокруг волнующей их проблемы. Эту мысленную круговерть люди считают нормальной работой ума. А зря! Такое убеждение не позволяет им решить проблему. Негативные мысли погружают людей в омут отчаяния. Выбраться из него они не могут. Жизнь превращается в муку, и некоторые доходят даже до самоубийства. Предсмертные записки часто говорят о нерешенной проблеме, безвыходной ситуации, чувстве обреченности. Верующие люди не заканчивают свою жизнь столь печально. Однако мысли нередко доводят и верующих до уныния и даже отчаяния.

Кого из людей по-настоящему беспокоит проблема греховных мыслей? Того, кто уверовал во Христа и осознал свою греховность. Христианин кается в грехах и очищается от них, но вдруг обнаруживает, что, несмотря на горячее желание не грешить, в жизни постоянно появляются новые грехи. Наблюдая за причинами своих грехопадений, человек приходит к выводу, что они кроются в его сознании. Именно здесь рождаются мысли, которые затем превращаются в греховные поступки.

Человека охватывает беспокойство. Значит, корень грехов кроется в нем самом? В его душе, сознании, уме? Что же делать? Как бороться с самим собой, чтобы не грешить? Да и возможно ли выкорчевать из своего ума неведомо откуда приходящие греховные мысли?

Человек лихорадочно ищет способ не думать о соблазнах и грехах. Пытается бороться с темными и грязными мыслями. Однако все попытки победить их заканчиваются неудачей. Человек приходит к выводу, что самостоятельно победить их нельзя.

Что же делать? Если человек опускает руки и решает, что бороться с грехом в собственном уме бесполезно, то в дальнейшем он обречен жить с потемненным сознанием и совершать грехи. Однако если человек горит желанием победить грех и контролировать свое сознание, то он продолжает искать пути, ведущие к победе над греховными мыслями. И Господь помогает такому человеку.

В святоотеческой литературе имеется богатый материал, посвященный борьбе с греховными мыслями. Духоносные подвижники ясно объясняют, как мысли возникают в уме человека, как они развиваются и овладевают его душой, как влекут к греху. Святые отцы показывают средства борьбы с нечистыми мыслями, учат тому, как очистить ум и соединить его с Богом. Стоит только человеку воспользоваться советами святых отцов – и он вскоре получит благотворный результат. А если будет применять наставления святых отцов в своей жизни постоянно, то достигнет и духовного совершенства.

В Древнем патерике повествуется о том, что ученик сказал старцу:

– Я не вижу никакой брани в моем сердце. Старец ответил:

– Ты – дом с четырьмя дверьми. Лукавые помыслы приходят и проходят чрез тебя, а ты не замечаешь их. Затвори двери, и тогда увидишь лукавые помыслы, стоящие снаружи и воюющие против тебя1.

Иногда человек, услышав, что нечистые помыслы препятствуют спасению души, хочет очистить от них свое сознание. Он пристально всматривается в душу, однако ничего там не замечает. Может быть, в небольшом количестве грешные мысли и проскальзывают в сознании, но говорить о какой-нибудь серьезной мысленной брани не прихо дится.

Как же быть? Святые отцы утверждают, что наш ум наполнен и преисполнен грешными помыслами и с ними надо обязательно бороться. Однако смотришь внутрь себя и не видишь ничего, с чем надо по-настоящему воевать.

Ответ тут один: значит, наша душа – дом с открытыми настежь дверьми, за которыми мы не привыкли следить. Стоит только поставить сторожа и закрыть двери в доме, как ситуация изменится в корне. Если раньше злые помыслы приходили без стука, то теперь они будут барабанить в закрытые двери так, что при всем желании будет нельзя не заметить их.

Итак, что же делать? В первую очередь надо поставить в душе сторожа. Им должен стать ум. Именно он обязан защищать душу от разбойников. Бороться с ними может только ум трезвенный, не опьяненный страстями. Если ум охвачен страстью, то сторож из него никудышный. Он напоминает охранника, спящего в пьяном угаре. Только если ум не будет увлекаться бесовскими помыслами, из него получится трезвый и надежный сторож нашего сознания.

Также надо затворить двери души. Что под этим подразумевается? Органы чувств. Именно через них, как через двери, в душу входят греховные мысли. Например, идешь по улице и, если не контролируешь зрение, все, что видишь, входит в душу и порождает поток мыслей. И при этом бесы возбуждают в нас греховные помыслы по поводу увиденного. Если же контролируешь зрение, то ум, как бдительный охранник, отслеживает опасных посетителей и сознание остается чистым от бесовского влияния.

Грехи совершаются часто с помощью тела. Изза этого некоторые духовно неопытные люди приходят к выводу, что тело – причина греха. Конечно, такой вывод неверен.

Тело – составная часть человека и подчиняется душе. Само тело не может грешить, если прежде человек не согрешит в своем сердце.

Тело совершает грех, получая приказ от сердца. Поэтому «борьба, которую должен христианин вести со своими грехами, не может быть сведена только к одной борьбе с плотью. Первопричина не в ней. На ее экране только возникают феномены, причина коих коренится в помыслах. В деятельности нашего ума и должен быть парализован грех, пока он не принял еще осязательных форм»2.

1. Многие люди не считают греховные мысли опасными, так как отождествляют себя с ними.

2. По-настоящему беспокоит проблема греховных мыслей того, кто уверовал во Христа и осознал свою греховность.

3. Если человек хочет спасти душу, то он должен научиться бороться с греховными мыслями и контролировать свое сознание.

4. Лучший учебник духовной жизни – святоотеческая литература. Святые отцы оставили нам богатый материал, посвященный борьбе с греховными мыслями.

В духовной литературе часто встречается старинное слово «помысл», которое является синонимом слова «мысль». Вместе с тем слово «помысл» имеет более широкое значение. Иногда «помысл» означает стремление души к добру или злу. Так же в святоотеческой литературе «помысл» означает образ, который сформировался в уме под воздействием соответствующих мыслей.

Святой Иоанн Кассиан Римлянин пишет: «…есть три начала наших помыслов: от Бога, от диавола и от нас»3.

Духовно-назидательные примеры из жизнеописаний святых и подвижников благочестия иногда приводятся автором в литературной обработке. Чтобы излишне не насыщать текст сносками и ссылками, автор не всегда указывает источники, из которых почерпнуты те или иные мнения святых отцов. В основном это относится к тем местам книги, где мысли церковных писателей приведены в свободном изложении или когда они являются настолько утвердившимися в святоотеческой литературе духовно-нравственными истинами, что почти невозможно точно установить их первоисточник. – Здесь и далее примеч. авт.

Киприан (Керн), архим. Антропология св. Григория Паламы. Париж, 1950. С. 418.

Борьба с помыслами — средство победы над страстями

Роль бесовского воздействия в развитии и укоренении страстей

Старец Сергий обладал даром различения в том, что касалось воздействия бесов на тело и психику и духовную жизнь человека, к нему часто обращались за советом в таких случаях. Сталкиваясь со скептическим отношением нашей материалистической эпохи к этой сфере, захватившим даже некоторые христианские круги, он напоминал, что в Священном Писании и в житиях святых ей придается большое значение; старец находил этому постоянное подтверждение в собственном духовном опыте. Он считал, что если человек не признает существования бесов, то он будет пребывать в заблуждении и, сам того не осознавая, терпеть разрушительные последствия их нападений, при этом не имея средств им противостоять. В своих беседах старец Сергий часто любил повторять поговорку: «Самая великая уловка дьявола — заставить поверить в то, что его не существует». Дьяволу вовсе не нужно, чтобы его узнавали, и он не собирается «тратить время» на тех, кто и так исполняет его волю. Дьявол и бесы обрушиваются именно против тех, кто стремится творить волю Божию, и именно в этом случае их действие наиболее очевидно.

Бесы проявляют себя в особенности ярко в момент молитвы. Они делают это двумя способами:

1) наводя на молящегося состояние оцепенения, нерадения, усталости или отвращения, подталкивая его к тому, чтобы не начинать молитву или перестать молиться;

2) вызывая в молящемся либо дурные помыслы, которые могут стать искусительными, либо обычные мысли (ни плохие, ни хорошие), которые отвлекают от молитвы.

Эти два вида проявлений бесовского воздействия не должны ни удивлять, ни волновать; их следует принимать как «классические» ситуации, перед лицом которых мы должны оставаться невозмутимыми и с которыми должны бороться терпеливо и с покаянием.

Дурные помыслы — это приманка, с помощью которой бесы стремятся привлечь наше внимание, чтобы мы вступили с ними в беседу: тогда они легко проникнут в сердце, а выгнать их оттуда будет трудно. Нужно сразу же отсекать помыслы и не обращать никакого внимания на бесовские внушения. Если мы дали себе поблажку и вступили в беседу, последнее слово должно непременно остаться за нами.

Бесы прибегают к самым различным хитростям, чтобы отвратить нас от молитвы. Например, они заставляют нас откладывать ее, внушая, что попозже мы отыщем более благоприятный момент. Еще они пытаются заставить нас прервать молитву, внушая нам мысль, что, поскольку мы недостаточно внимательны (например, из-за усталости), то молитва бесполезна. Нужно знать об этих ловушках, чтобы избегать их.

Другой их излюбленный прием — заставить нас отчаяться, внушив нам, что зло, которое они нам нашептывают, исходит от нас и является нашей частью. Тем самым они стремятся нас сроднить с собой. Однако следует знать, что наша природа, если не считать наших ошибок и несовершенств, и основе своей добра, что всякая душа одухотворяется Святым Духом, что зло нам онтологически чуждо, а бесы живут, паразитируя на нашей внутренней жизни, желая повернуть к своей выгоде все, что есть в нас хорошего.

Бесы пользуются нашими сновидениями, чтобы внедриться в нас, пронизать нашу бессознательную сферу и внушить нам с самого пробуждения на весь день образы, мысли и состояния, которые, с духовной точки зрения, для нас нежелательны. Зная о стратегии противника, мы не должны, просыпаясь, вспоминать сны; нужно каяться во всем том, что они произвели в нас дурного и во всех следах зла, которые они в нас оставили. Таким способом можно с легкостью от них очиститься, лишив тем самым бесов всякой способности воздействовать на нас через их собственные следы. Даже если впечатление от сна очень яркое, его всегда можно стереть, побеждая всякое сопротивление покаянием.

Бесы стремятся навредить нам всеми возможными средствами и атакуют нас на нескольких фронтах: либо одновременно, либо поочередно.

Когда нам удается отбить их атаку, они нападают на нас с других сторон и пробуют другие средства, чтобы достичь своей цели.

Бесовские искушения — серьезная опасность для духовной жизни. Мы должны противопоставить им «инстинкт» духовного самосохранения, чтобы избежать духовной смерти, подобно тонущему, который стремится выбраться из воды, чтобы не утонуть.

Читать еще:  Как преодолеть страх ночевать в квартире умершего?

Брань с дьяволом и с бесами в этой жизни никогда не прекратится. Дьявол без передышки рыщет вокруг нас, стремясь внедриться в нас (см.: 1 Пет. 5:8), и поэтому является для нас постоянной духовной опасностью.

Молитва, с помощью которой мы можем изгнать его из нашей духовной жизни, позволяет еще и держать его «вовне» (учение старца Сергия в этом сходно с учением преподобного Макария Египетского и блаженного Диадоха Фотикийского). Но нужно бдительно следить за тем, чтобы молитва не оскудевала, ибо, если бес находит дом пустым, выметенным ленью и украшенным самодовольством, то он возвращается в такую душу с семью еще более злобными духами и поселяется там с ними (см.: Лк. 11: 24-26).

Против бесовского воздействия следует применять такие духовные средства, как покаяние, смирение и молитва. В психологическом плане нужно проявлять постоянную бдительность и в случае нападения тут же на это реагировать (то есть не быть пассивным) и, не колеблясь и не медля, обращать на них свой гнев. Ведь гнев против бесов оправдан; его не следует смешивать со страстью гнева. Прежде всего нужно хранить в себе состояние безразличия, бесстрастия, невозмутимости по отношению к бесовским внушениям и нападкам, так чтобы они нас не затрагивали и не волновали никоим образом. К такому состоянию нас лучше всего остального подводит внимательная молитва.

Борьба с помыслами — средство победы над страстями

Страсти всегда рождаются, проявляются и развиваются на основе помыслов, то есть умственных представлений и образов.

Поэтому борьба со страстями должна основываться на борьбе с помыслами.

Помыслы возникают как искушения, исходящие от бесов (некоторые святые отцы называют их поэтому «бесами»), и являются «внушениями>>, направленными на то, чтобы заставить человека грешить или развить в нем страсти.

Борьба с помыслами должна начинаться с отсечения помыслов, с полного отказа уступать внушениям, с безразличия к ним. Действительно, чем больше внимания обращаешь на помыслы, тем сильнее они становятся. Более того, если прогнать искушение, как только оно появится в сознании, мы освобождаемся от него и не совершаем греха.

Через внушения бесы пытаются привлечь внимание человека, а затем вынудить его вступить с ними в беседу. Это своего рода очень соблазнительная наживка. Если человек заглатывает ее и вступает в дискуссию с бесами, он еще не согрешает и не входит в страстное состояние (это происходит лишь на дальнейшем этапе «договора»), но вступает на путь, предложенный бесами, и отступить назад ему уже трудно. К тому же от беседы уже не так далеко до «соединения» с помыслом, когда мы начинаем уже привязываться к нему и, как говорил старец Сергий, «наше чувство со работает помыслу». За сотрудничеством неизбежно следует «соглашение», за соглашением — переход к действию (превращение помысла в слова или поступки), который, повторяясь неоднократно, водворяет в душе привычку или состояние, собственно говоря, и называемое страстью.

Поэтому лучше не вставать на этот путь (способность отталкивать бесов во время беседы свойственна лишь тем, кто достиг духовной зрелости), но сразу же применять более надежное средство — то есть мгновенное и всецелое отсечение помыслов при первом же их возникновении. Старец Сергий сравнивал помысел с разгорающимся пламенем, которое, если не затушить его тут же, разрастается и превращается в пожар, перед которым мы быстро оказываемся беспомощными. Еще старец сравнивал искушение со змеей, которая спешит нас укусить и которую мы должны поразить до того, как они прикоснется к нашей коже.

Отсечение помыслов с самого возникновения должно стать абсолютным принципом, с которым мы не должны совершать сделок, должно стать своего рода рефлексом, систематической и автоматической привычкой.

В то же время следует знать, что если мы постоянно отсекаем помыслы, их не становится меньше, наоборот — бесы ожесточаются против нас и умножают нападения. Однако при постоянном отсечении и игнорировании помыслы теряют свою силу. Если прежде они были внутри нас, так как находили в нас для себя пищу, могли развиваться, го теперь они становятся все более и более внешними и чуждыми нам, и поэтому их власть над нами уменьшается раз от раза.

Повторяющееся отсечение помыслов и невнимание к ним как раз и приводят к отмиранию в нас страстей, так как страсти лишаются того, посредством чего они могли бы зарождаться, развиваться и проявляться в нас.

Однако освобождение от страстей не является простым результатом применения ментальной техники для контроля над помыслами. Так как страсти — явление духовное и тесно связаны с действием бесов, для победы над ними необходима высшая сила благодати, которая стяжается лишь покаянием, смирением и молитвой. Поэтому как только возникает дурной помысел, следует тут же покаяться, попросить у Бога прощения. Помыслам сразу же нужно воспротивиться Иисусовой молитвой, которая является наилучшим орудием борьбы и победы над ними для постепенного очищения от всех страстей. Старец Сергий настаивал на том, что молитва — единственный способ победы над искушениями.

Прежде всего следует остерегаться мысли о том, что искушения могут быть побеждены раз и навсегда и что дурные помыслы не вернутся: это означает, что мы впадаем в гордость и легко отступим перед искушениями, если они придут вновь.

Перед лицом осаждающих нас искушений мы должны вести себя как генерал, который во время войны руководит сражением и держит наготове войска, чтобы дать отпор врагу, откуда бы он ни появился, и в то же время мы должны быть смиренными — подобно ребенку, который, оказавшись в опасности, бежит к отцу и ищет прибежище в его объятиях.

Различение помыслов

Борьба с помыслами — основа борьбы со страстями — становится особенно напряженной во время молитвы, когда действие помыслов проявляется сильнее и с большей очевидностью, чем во время наших повседневных дел. Но эта борьба должна стать для нас делом постоянным. С помощью молитвы и чтения Священного Писания нужно приучиться различать помыслы — эта способность позволит нам во всех обстоятельствах нашей жизни принимать добрые помыслы и отвергать дурные, так чтобы они не смогли перейти в слова или дела.

Старец Сергий говорил: «Нужно постоянно подвергать помыслы досмотру, который показал бы, откуда они происходят: от Бога или от дьявола, а те, которые исходят от дьявола, отвергать энергично, безусловно и беспрекословно». Еще одним условием этой способности к различению является внутренняя чистота, ибо если мы пребываем во грехе, то теряем способность различать помыслы и видеть собственные грехи и страсти.

Бесовский помысел и совесть. Психология, понуждение себя и борьба со страстями

Бесовский помысел и совесть

Аноним: Скажите, батюшка, навязывается все время помысел о правильном поступке, который я бы мог сделать по отношению к другому человеку .Ситуация такая, что человек не видит как можно поступить попроще в своей ситуации, а меня мучает помысел, который говорит, что я мог бы поступить по правильному по отношению к нему, подсказать и т.д., чтобы ему так скажем было проще ,в чем-то, что либо сделать, из этого всего выходит, что помысел долбит и говорит, что если не сделаешь этот добрый поступок, то согрешишь, станешь грешником. И вот из-за этого помысла и идут мучения и страдания, отсюда вылезают другие страсти, помыслы и так далее…, о.Серафим, что делать в такой ситуации, это совесть поджимает или бес нападает?

О.Серафим: Скорее всего это бес. Но если в данном случае по христианской совести надо поступить так как вам подсказывает этот помысел, то надо так и поступать. При чем поступать так надо не потому, что помысел подсказывает, а потому, что это в согласии с христианской совестью, в данный момент времени.

Бес может по временам и правду говорить, и даже в согласии с совестью, в какой-то момент времени. Но цель у него та, чтобы человек поверил ему, стал воспринимать его за голос совести, и в дальнейшем также верил ему. То есть поначалу он говорит правду. А когда видит, что человек стал доверять ему, то начинает понемногу правду разбавлять ложью, чтобы это сразу не бросалось в глаза. И так постепенно приучая, все больше и больше разбавляя ложью, улавливает человека в свои бесовские сети.

Но мы должны это учитывать, и поступать так не потому, что помысел правильно говорит, а потому, что это в согласии с совестью и заповедью Божией, в данный момент времени. То есть нельзя так просто, без оглядки, руководствоваться помыслами, зная, что и бесы могут навязывать нам свою бесовскую волю, с целью погубить.

Совесть это не помысел, а глубокое внутреннее чувство, которое одобряет или не соглашается, когда мы хотим как-то поступить. — Когда это в согласии с совестью и волей Божией, то она одобряет; а когда нет — то не соглашается. Это может облекаться в помысел, а может и нет. Надо учиться прислушиваться к голосу совести, к этому внутреннему глубокому чувству. А также на уровне умовом, рассудочном, руководствоваться и заповедями Божьими. И если непонятно как быть, то повергать немощь своего ума пред Богом, и просить у него помощи и вразумления. — Бог не оставит того, кто искренно желает поступать по воле Божией и просит Его помощи, повергая немощь своего ума пред Ним. Даже если где-то человек и ошибается, но если продолжает делать, как я выше описал, то Бог все равно не оставит его, поможет ему.

Вся проблема, во всем этом, — это самомнение и дух самоуверенности. Они и мешают услышать совесть и увидеть волю Божию. По мере того как человек старается искоренять их в своей личной жизни, то он начинает лучше слышать свою совесть и видеть волю Божию.

Об отрывании ума от бесовских мыслей. Психология и борьба со страстями

Аноним: Я вот, что еще хотел спросить. Иной раз приходят такие сомнения как назойливые мухи. Начинаю молится приблизительно так: ,,Если эти сомнения полезны Господи оставь их. Если от лукавого прогони». И сразу после такой вроде бы незамысловатой молитвы моментально воцарился мир в душе. Но ощущение послевкусия еще оставалось какое то время. Его можно сравнить с уборкой комнаты с которой выгребли все дерьмо, но слабый запах его еще совсем не выветрился. Вроде как на душе улеглось. А спустя какое то время мысль посещает меня, что мир пришел в мою душу не потому ,что Господь ответил на мою молитву ,а потому что слова молитвы тебя отвлекли от того в чем я сомневался. И так меня выматывают эти помыслы что иной раз сдохнуть хочется. Как правило эти сомнения разнообразием не блещут и мне почему то вспомнилась Далида которая доставала Самсона одним и тем же вопросом. Это бес ко мне так пристает?

О.Серафим: Это бес. Надо внимание ума отрывать от этих мыслей и направлять на возгревание чувства сокрушения, с прошением к Богу об избавлении от этой бесовщины.

Под сердцем у Св.Отцов подразумеваются чувства, проявляющиеся в груди. А не просто физический орган.

Поэтому внимание надо сосредотачивать не на физическом органе сердце, а на возгревании того или иного чувства по отношению к Богу.

Аноним: Тут мне помысел такой залетает в голову, что то чем я занимаюсь психология. Я знаю что скорее всего это бес потому что эта мысль словно снаружи прилетела, она не была плодом моих размышлений. Начинаю опять молится. Наверно потому, что я один они меня так ,,любят»? Но мне не дает покоя не фальшивлю ли я перед Богом понуждая себя к мыслям которые возбуждают чувства стыда, сожаления о своих грехах? Я пытаюсь родить чувства которых у меня нет на самом деле. Хотя я об этом и говорю Богу, что стал я словно истукан. Прошу у Него даровать мне истинное покаяние. Бывают слезы, но я даже не знаю верить ли им. Может это слезы лукавые. Плачу не о своих грехах,а себя бедного нещасного жалею. Может мне грустно становится не потому, что Богом пренебрегаю а потому что вред грехами себе большой причинил. Если это так ,получается что я говорю Богу следующее: ,,Прости Господи меня за то что себя покалечил». Мне иной раз кажется что я в такой пропасти, в таком дерьме сижу, что я дошел до точки невозврата. Если мне приходится понуждать себя к тому чтобы выдавить из себя хоть каплю сожаления то как далеко ушел я от естественного своего состояния. Повторю еще раз вопрос. То как я делаю это не психология? Наверно меня бес сомнения так уже накрутил….И второе что хотел вас спросить. Бывает что какая то страсть восстанет. Я чтобы она меня не долбила начинаю вспоминать про себя писание, коментарии св .отцов и эта страсть уходит. Вот это наверно не правильно. Мне кажется что такой метод напоминает медитацию. Я просто глушу страсть, но она у меня никуда не девается. А молитва она наверно ослабляет и искореняет страсть? Хотя не молитва сама по себе, а Бог приходящий нам на помощь.

О.Серафим: Смотря что понимать под психологией. В психологии просто воспитывают чувства на самостно-гордостном духе, а не при помощи Божией. Отсюда нет познания своей немощи в борьбе, нет смиренного и сокрушенного духа перед Богом, в основании.

Но если вы обращаете движение души к Богу, стараетесь искать верные душевные чувства, призывая Бога на помощь, то это уже не психология. Бесы вас просто обманывают, внушая иллюзию. Не надо их слушать. Они просто ловят вас на самомнении, духе самоуверенности и мнительности.

Но надо искать сокрушенное и смиренное чувство. Сокрушенное растворять чувством упования на милость Божию. И стараться понуждать себя к смиренному чувству, проходя через скорбь, неся ее как заслуженную за грехи.

Чувство страха Божия можно использовать в борьбе. Но побеждать страсть надо не на основании страха, а на основании смирения и сокрушения перед Богом.

Аноним: От страсти как от худого навыка я еще могу избавится с помощью благодати действующей из вне. А для того чтобы стать мертвым для греха тогда необходимо полностью потерять надежду на себя и все упование возложить на Бога. Тогда душа будет готова ее воспринять и эта благодать уже станет спасительной. Думаю так.

О.Серафим: Да, избавиться своими силами я не могу. Но я сам должен делать то, что зависит от меня, как от человека. И делая так, повергать свою немощь пред Богом, прося у Него помощи.

Если я не буду понуждать себя к сопротивлению страсти, к борьбе с ней, то Бог меня не избавит.

В процессе борьбы и рождается опытное познание своей немощи. Отсюда чувство упования и надежды должны отвратиться от самоуверенности и самонадеянности, и обратиться только на милость Божию.

Смирение рождается в прохождении через скорбь, которая образуется при разрывании привязанности к страсти, когда я не иду на поводу у нее. Смиряясь со скорбью, я должен просить у Бога помощи, и понуждать себя на дальнейшее делание.

О волевом усилии, понуждении себя

Аноним: о. Серафим говорил, что в случае мнительности, там навязчивых мыслей необходимо переключаться волевым усилием. Данное волевое усилие, о котором идет речь, как я понимаю не имеет ничего общего с сокрушением в немощи и просьбе Господа о помощи, дабы избавил от ненужных мыслей в голове? Выходит иногда нужно и на волевых попробовать побороться с мыслями, страстями; а когда совсем не получается, то чувство сокрушения подключать и обращаться к Господу?

О.Серафим: Волевое усилие — это понуждение себя. Любое понуждение себя не бывает без волевого усилия. И даже чтобы возгреть чувство сокрушения, и в чувстве немощи обращаться к Богу за помощью, — нужно понуждение себя к этому, то есть волевое усилие.

Без волевого усилия, которое проявляется в понуждении себя к верным душевным чувствам, к борьбе со страстями, невозможно проходить духовной жизни, невозможно спастись.

О необходимости волевого усилия для спасения, Христос сказал: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Матф.11:12). «Силою берется», «употребляющие усилие» — это речь о волевом усилии, понуждении себя.

В волевом усилии (понуждении себя) проявляется чувство решимости и ревности по Богу.

Надо только это волевое усилие (понуждение себя) очистить от примеси самостно-гордостного духа, от чувства самоуверенности и самонадеянности. Для этого и воспитывается чувство сокрушения и смирения, познание своей немощи.

Отношение к одержимому той или иной страстью

Аноним: Думая о человеке, что он несчастный, то получается уже подогреваю чувство превосходства над ним.

О.Серафим: Если человек это делает в чувстве сострадательной любви к другому, и просит Бога о том, чтобы Он помог ему прийти к истинному покаянию, то в этом нет никакого греховного превосходства. А есть чувство сострадательной любви, которое проявляется по отношению к духовно нуждающемуся, в молитве за него Богу. Иначе получается, что если кто-то несчастный, то о нем нельзя так подумать, чтобы ему или внешне помочь, или помолиться за него Богу. Иначе это мол будет грех, исходя из вашего понятия.

А если кто-то нищий, то о нем тоже нельзя так подумать, чтобы ему помочь, иначе это будет греховное превосходство? А как же реальная оценка ситуации, разве человек не должен видеть реальность так, как она есть, чтобы адекватно себя вести, исходя из обстоятельств? Если этого не делать, то он будет духовно-слепой, и будет поступать неадекватно.

Читать еще:  Боюсь гостей, что делать?

Разве одержимость той или иной страстью не делает человека несчастным? И если кто-то видит одержимость другого той или иной страстью, то разве это само по себе уже есть грех? Получается, что если вы пришли на работу, а начальник хочет вас обмануть и не заплатить вам, то этого нельзя видеть, так как это будет греховным превосходством так думать, исходя из вашего понятия.

Исходя из вашего понятия, нельзя считать людей одержимых той или иной страстью несчастными, смотря на них в чувстве сострадательной любви и молиться за них Богу. Нельзя считать людей умерших в одержимости своими страстями и находящихся в аду несчастными и молиться за них в чувстве сострадательной любви к Богу. Это мол чувство превосходства над ними, как пишите вы. Но вы просто заблуждаетесь, отвергая молитву и поступки, исходящие из чувства сострадательной любви, за людей, несчастных, бедных, нуждающихся, за людей одержимых теми или иными страстями. Наоборот, если вы столкнулись с человеком одержимым страстью и поступающим по ней, по отношению к вам, то нужно адекватно оценить ситуацию и возгреть чувство сострадательной любви в молитве за этого человека, так как одержимость страстью действительно делает человека несчастным, заходящим в адское состояние души. И если он не раскается и не изменится, а так и умрет, то он окажется в аду.

Исходя из всего этого он и есть бедный и несчастный, за которого надо просто помолиться Богу, в чувстве сострадательной любви, чтобы Господь привел его к истинному покаянию. И это есть проявление чувства любви по отношению к одержимым той или иной страстью, когда вы сталкиваетесь с ними, когда они искушают вас.

Явно нападают бесы, почему и что делать

Аноним: Вчера например я плохо спала от того что проснулась от того что начала задыхаться. Как будто кто то душил, потом всё прекратилось и я думала уснуть но было ощущение что в комнате кто то был, я обернулась но никого не было, то мне снится что кто-то двери стукает я просыпаюсь иду открываю но никого нет, то бывает что просыпаюсь от того что как будто кто-то надо мной стоит, но никого нету.

О.Серафим: Это бесы. Такое может случаться за греховную жизнь, за тяжкие смертные грехи. Через страсти бесы имеют власть над душою. Своим явлением они показывают, что они имеют власть над душой, и что после смерти они ее заберут в ад.

Чтобы так не произошло, надо покаяться Богу в своих тяжких смертных грехах, и отстать от них. А также положить начало борьбы со своими страстями, из-за которых приключаются эти грехи.

В такие моменты надо раскаиваться в этих своих грехах, сожалеть о них, полагая решимость больше так не поступать, и повергая свою немощь пред Богом, обращаться к Нему за помощью.

В такие моменты важны чувства и жаждание души, обращенные к Богу за помощью.

Смертные грехи это те, которые приводят душу к духовной смерти и погибели: Гордость, злопамятство (обида, не могу простить), гнев, озлобленность, ненависть, самоубийство, садизм, месть, извращенчество, и другие.

Причиною всех наших грехов являются страсти. Если человек одержим какой-то страстью и не борется с ней, то это смертный грех.

Можно навредить другим через бесовские помыслы?

Старец Паисий Святогорец
Возделывание добрых помыслов
— Геронда, добрые помыслы приходят сами собой или их нужно возделывать?

— Их нужно возделывать. Надо следить за собой, контролировать себя, когда враг приносит тебе плохие, злые помыслы, надо стараться изгонять их и заменять на помыслы хорошие, добрые. Подвизаясь подобным образом, ты возделываешь свое [внутреннее] расположение и делаешь его добрым. И тогда, взирая на твое доброе расположение, Бог умилосердится над тобой и поможет тебе, после чего худые помыслы уже не найдут в тебе места. Они будут уходить, а для тебя уже совершенно естественным будет иметь в себе помыслы добрые. Ты приобретешь привычку к доброму, в твое сердце войдет доброта, и тогда в своей внутренней храмине ты примешь [Небесного] Гостя — Христа. Однако это дело не одного–двух дней. Необходимы время и непрестанная борьба для того, чтобы душа увенчалась победным венцом. Когда это произойдет, брань прекращается уже насовсем. Ведь брань [страстей] — это исступленные проявления внутреннего разлада, которым пользуются наши враги.

— То есть, Геронда, люди, имеющие добрые помыслы, добились этого посредством борьбы?

— Это зависит от человека. Одни имеют добрые помыслы с самого начала своей духовной жизни и продвигаются вперед. Другие, поначалу имея добрые помыслы, впоследствии теряют бдительность и начинают поддаваться помыслам «левым». Третьи имеют вначале «левые» помыслы, но, следя за собой и видя, сколько раз они оступаются, перестают себе доверять и впоследствии имеют помыслы добрые. У одного человека половина помыслов может быть доброй и половина — злой. У другого могут преобладать добрые помыслы, у кого-то, наоборот — злые. К примеру, человек собирается стать монахом. В зависимости от обстановки, от условий, в которых он жил в миру, у него имеются различные добрые и недобрые помыслы. Он может иметь десять-двадцать и даже восемьдесят процентов недобрых помыслов. Начав внутреннюю работу и наблюдая за собой, такой человек старается изгонять злые помыслы и возделывать помыслы добрые. Продолжая стараться, он спустя время достигает того, что имеет одни только добрые помыслы. Количество времени, необходимое на то, чтобы ушли злые помыслы, будет зависеть от того, как долго он имел их в миру. По истечении еще какого-то времени добрые помыслы тоже мало-помалу прекратятся и человек достигнет состояния некой опустошенности. На этой стадии у человека нет ни добрых, ни недобрых помыслов, и это даже приносит в его душу некое беспокойство. Находясь в таком состоянии, человек начинает задаваться вопросом: «Что это? Что сейчас происходит? Сперва у меня были помыслы злые, но они ушли, уступив место добром. Но вот сейчас у меня вообще нет помыслов — ни плохих, ни хороших». А после этой опустошенности ум исполняется Божественной Благодатью и приходит божественное просвещение.

Геронда, а какое оно, это исполнение Божественной Благодатью?

— Человеку, который не видел даже звезд, невозможно объяснить словами, как выглядит солнце. Дать приблизительное представление о солнце можно тому, кто видел хотя бы звезды.

— Геронда, что помогает достигнуть того состояния опустошенности, о котором Вы упомянули?

— В этом помогут духовное чтение, непрестанная молитва, молчание и любочестное подвижничество — аскеза. Человек, горячо борющийся против злых помыслов, может достичь более хорошего состояния, чем тот, у кого злых помыслов почти не было. То есть такой человек, имея в начале своей духовной жизни девяносто злых и десять добрых помыслов, может достичь лучшего состояния, чем тот, у кого было девяносто помыслов добрых и десять злых.

Очищение ума и сердца
— Геронда, как приходит очищение ума и сердца?

— Я уже говорил вам о том, что для того, чтобы ум и сердце очистились, человек должен не принимать тех лукавых помыслов, которые приносит ему тангалашка, а также сам не должен мыслить лукаво. Нужно всегда стараться включать в работу добрый помысл, не соблазняться с легкостью [чужими недостатками], но смотреть на проступки других со снисхождением и любовью. Когда умножаются добрые помыслы, душа человека очищается, он ведет себя с благоговением и умиротворяется. Жизнь такого человека становится Раем. В противном же случае человек на все смотрит с подозрительностью и его жизнь превращается в адскую муку. Он сам делает свою жизнь адом.

Чтобы очиститься — нужно потрудиться. Мы можем признавать свое состояние скверным, но этого недостаточно. Если мы не принимаем лукавых помыслов, не мыслим лукаво сами, включаем в работу добрый помысл обо всем, что нам говорят и что мы видим, то ум и сердце очистятся. Конечно, искуситель не прекратит время от времени посылать нам свои лукавые «телеграммы». Стрелы диавольских искушений будут продолжать лететь в нас — даже если мы избавимся от наших собственных [злых] помыслов. Однако если наше сердце будет чистым, то диавольские приражения не будут к нему прилепляться.

— Геронда, а помогает ли молитва в деле очищения ума?

— Одной молитвы недостаточно. Кто-то может изводить во время молитвы килограммы ладана, однако если его ум полон лукавыми помыслами о других, то пользы это не приносит. От ума опускается [лукавая] «телеграмма» в сердце и делает человека зверем. Бог хочет, чтобы мы имели «се́рдце чи́сто» [1]. А наше сердце чисто тогда, когда мы не позволяем злому помыслу о других проходить через наш ум.

— Геронда, сначала сам человек включает в работу добрый помысл, а уже потом ему помогает Бог?

— Смотри: только в том случае, если сам человек включает в работу добрый помысл, он имеет право на божественную помощь. Добрым помыслом человек очищает свое лукавое сердце. Ведь «От се́рдца исхо́дит» [2] все злое, и «От избы́тка бо́ се́рдца глаго́лют уста́ его́;» [3]. Но и кроме того что человек, включающий в работу добрый помысл, очищает этим свое сердце, ему воздает за это Бог.

Ставьте вопросительные знаки после помыслов подозрительности
— Геронда, что поможет мне прогнать помыслы подозрительности?

— [А ты уверена, что] все действительно обстоит так, как тебе это представляется? Раз ты обычно видишь во всем плохое, то после каждого своего помысла всегда ставь вопросительный знак. А кроме того, чтобы не согрешать в своих суждениях, включай в работу и добрый помысл о других. Если ты станешь ставить после своих помыслов не по одному, а по два вопросительных знака, будет еще лучше. А если по три, то совсем хорошо. Поступая так, ты будешь умиротворяться и получать пользу. И не только сама — ты окажешь пользу другим. В противном же случае, принимая помыслы «слева», ты приходишь в раздражение, волнуешься, расстраиваешься и наносишь себе духовный вред. Если будешь относиться ко всему, что происходит вокруг, с добрыми помыслами, то спустя немного времени увидишь, что дело в действительности обстояло так, как ты это увидела, включив в работу добрые помыслы. Расскажу тебе один случай, чтобы ты поняла, что может наделать «левый» [недобрый] помысл. Как-то раз ко мне в каливу пришел один монах и сказал: «Старец Харалампий [1] — колдун. [Я сам видел, как] он ворожил». — «Что же ты говоришь, глаза твои бесстыжие! — отчитал я его. — И не стыдно тебе такое нести!» — «Да! Да! — настаивал он. — Я сам видел, как однажды ночью при луне Старец мычал: «М-м-ме. М-м-ме. » — и при этом лил в кусты какую-то жидкость из большой оплетенной бутыли!». Ну что ж, выбираю я свободный день и иду в каливу Старца Харалампия. «Ну, — спрашиваю, — отче Харалампие, как твои дела? Как житье-бытье? Чем занимаешься? Тут один увидел, как ты что-то лил в кусты из большой бутыли, да еще и мычал: «М-м-ме!». — «Там в зарослях, — показал мне Старец, — растут несколько лилий, вот я и поливал их. Напевая «Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная!» [2], я выливал немного водички на один цветок, потом опять пел: «Ра́дуйся, Неве́сто Неневе́стная!» — и выливал немного воды на другой. Потом наполнял бутыль, возвращался к цветам и снова их поливал. » Видишь как! А другой увидел все это и принял Старца за колдуна.

Какие же добрые помыслы имеют некоторые мирские люди! А другие — несчастные — так страдают от вещей, которые не просто не существуют в природе, но которые и сам диавол не смог бы выдумать! Однажды, когда после страшной засухи пошел дождь, я почувствовал такую благодарность Богу, что, сидя в каливе, без остановки восклицал: «Боже мой, благодарю Тебя миллионы, миллиарды раз!» Я не знал, что в это время под окном стоял один мирской человек и слушал. Потом, встретившись со мной, он признался: «Отец, а ведь я соблазнился. Я услышал про все эти «миллионы», про все эти «миллиарды» и подумал: «Вот оно как! Каков фруктик этот отец Паисий!» И что ему было объяснять? Я имел в виду [многие] благодарения Богу за дождь, а этот человек подумал, что я считаю деньги. А окажись на его месте кто-то другой, так мог бы еще и прийти ночью, чтобы меня ограбить! Мне досталось бы по первое число, а он в конечном итоге так ничего бы и не нашел.

А в другой раз ко мне пришел отец больного ребенка. Я провел его в церковку моей каливы, выслушал его горе и, желая ему помочь, сказал: «Для того чтобы твой ребенок стал здоров, ты и сам должен что-то сделать. Но что? Поклонов ты не кладешь, постов не соблюдаешь, денег, чтобы творить милостыню, у тебя тоже нет. Обратись-ка ты к Богу вот как: «Боже мой, у меня нет ничего достойного, чтобы принести жертву ради здоровья моего ребенка, но я постараюсь, по крайней мере, бросить курить». Эти слова тронули несчастного отца, и он пообещал, что последует моему совету. Пока я, выпуская его из каливы, возился с замком, он, вынув из кармана зажигалку и сигареты, положил их под иконой Спасителя в храме. Я этого не заметил.

Следующим посетителем оказался некий юноша, которому надо было что-то мне сказать. После беседы, не успев даже выйти из каливы, он достал сигарету и закурил. «Здесь, парень, курить нельзя, — сказал ему я. — Отойди подальше в сторону». — «А тебе в церкви курить можно?» — спросил он в ответ. Увидев в церкви пачку сигарет и зажигалку, этот малый «смастерил» помысл, будто я курю! И не стал я его разубеждать, дал ему уйти со своим помыслом. Ну ладно, даже если бы я и в самом деле курил, то неужели я делал бы это в храме? Видите, что такое помысл?

— Геронда, а какой ущерб могут причинить душе подозрительность, недоверчивость и мнительность?
— Какого рода подозрительность, такого рода и ущерб. А недоверчивость и мнительность приносят [духовную] болезненность, худосочие.
— Чем же исцелить эту немощь?
— Добрыми помыслами.
— Геронда, а если человек однажды увидит, что в чем-то промахнулся, то есть, что его подозрения не подтвердились, то разве это не поможет ему [осознать свою ошибку]?
— Если он промахнулся однажды, то это еще куда ни шло. Однако, промахнувшись дважды, он уже пока лечится. Требуется внимание. Ведь мы тяжко согрешаем, даже если дело обстоит не так, как мы себе это представляли, всего лишь на одну тысячную долю. Помню, когда я жил в общежительном монастыре, старенький монах, отец Дорофей, Великим постом жарил кабачки. Один брат, увидев, как Старец кладет кабачки на сковородку, поспешил поделиться со мной своими впечатлениями: «Пойди-ка полюбуйся! — сказал он. — Отец Дорофей жарит рыбу! Во-от такие здоровые барабульки!» — «Ну уж нет, — отвечаю, — быть не может, чтобы Старец Дорофей Великим постом жарил барабульку!» — «Может, может! — настаивал он. — Я своими глазами видел! Во-от такущие барабульки!» А Старец Дорофей пришел на Святую Гору пятнадцатилетним мальчиком и был для братии как родная мать. Видя, что у кого-то из монахов нелады со здоровьем, он говорил ему: «Иди-ка, милый, сюда, я хочу рассказать тебе один секрет» — и подкреплял больного тахином [3] с толченым грецким орехом или же чем-то еще. И о стареньких монахах он заботился подобным образом. Ну так что же? Иду я к отцу Дорофею и вижу, что он жарит кабачки для монастырской больницы!
— Геронда, а как быть, если помысл подозрения о ком-то подтвердится на деле?
— Если такой помысл однажды и окажется верным, то неужели это значит, что подобные помыслы будут оказываться верными постоянно? А кроме того, откуда ты знаешь: может быть, Бог попустил такому помыслу оправдаться на деле ради того, чтобы человек, которого ты подозревал, сдал экзамен на смирение?
Конечно, и нам самим необходимо быть внимательными. Мы не должны давать людям повод приходить к ошибочным заключениям. Например, если у человека возник о тебе «левый» [недобрый] помысл, то причиной этого может быть как его собственная недоброжелательность, так и то, что ты сам дал ему повод плохо о тебе думать. Но если человек думает о тебе плохо, несмотря на то что ты ведешь себя со вниманием, то прославь Бога и помолись о нем.

Старец Харалампий (1914–1998) — святогорский монах, подвизавшийся на Капсале, современник Старца Паисия. — Прим. пер. ^
Известные слова из Акафиста Пресвятой Богородице, восхваляющие Ее божественное зачатие, Рождество и Непорочное Девство. ^
Кашеобразная масса из кунжута. — Прим. пер. ^

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector