2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как привести к Богу свою половину

Как привести к Богу свою половину?

Как привести к Богу свою половину?

Добрый день, дорогие наши посетители!

Как верующий супруг может помочь воцерковиться другому, который считает, что Бог в душе, и что в Храм ходить незачем, если годы идут, а пример его жизни явно не помогает?

На данный вопрос отвечает протоиерей Максим Козлов:

«Здесь не может быть каких-то конкретных методических приемов, уроков, потому что человеческие отношения в каждой семье бесконечно своеобычны.

Но я, все же, стою на том, что существует общий принцип христианской жизни рядом друг с другом, и это первое. Второе – конечно же, молитва за нашего ближнего: «Господи, обрати его к Церкви, то есть дай ему покаяние, какими Ты знаешь путями и какой, ради этого нужно, ценой».

И молитва эта, прежде всего должна быть с верой. Если молиться, подсказывая Богу, и не важно, даже если это только внутренне, не проговаривая словами, но таким примерно образом: “Господи, обрати моего супруга, чтобы он меня послушался, стал ходить в тот же приход, что и я, читать отобранные мною книги, чтобы пошел к этому духовнику и обрел некое количество жизненных правил”, то такое может и не произойти.

Такое скорее всего и не произойдет. Здесь, как и во всем остальном, нужно целиком доверяться Тому, в Кого мы веруем: “Господи, какими знаешь путями, дай моему мужу (моей жене) покаяние”. И молитва эта должна быть ответственной и мужественной, потому что этими путями могут быть и жизненные скорби, и болезнь, и профессиональное неустройство.

Я хочу привести пример из другой области. Но он наглядно показывает, о чем идет речь. Бывает, что к священнику приходит человек состоятельный, желающий помочь храму и что-то на него жертвующий, который говорит: “Ну, вот теперь, батюшка, молитесь за меня”. И он обещает ему молиться, но не об успехе его бизнеса или политической и деловой карьеры, а о спасении его души.

Результатом же такой молитвы может оказаться разорение этого человека или то, что его больше никогда не выберут депутатом. И когда священник это говорит, то люди по-разному на это откликаются.

Однако, каждому нужно понять, что и наша молитва о ближнем должна быть такая же: “Господи, я готов (или готова) буду принять и понести то, что с ним потом будет, раз это дается ему для душевной пользы”.

Ну и третье. Мы должны верить, что Господь нас слышит. И не забывать об Евангельской притче о вдовице, которая ходила к судье и надоедала ему, и ей дано было. Почему? Потому что она не оставила своей просьбы. “Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их?” (Лк. 18, 7).

Читать еще:  Куда попали после смерти иудеи, кричавшие "распни", и Понтий Пилат?

Не враз все делается. И не переключением кнопки проснется назавтра любимый нами человек другим, он же при этом самим собой останется. Да мы и не хотим, чтобы он стал неким механизмом с набором положительных качеств, мы хотим, чтобы, воцерковляясь, он остался той личностью, которую мы когда-то полюбили.

Самое главное – трудиться, не ослабевать молитвы, тем более, что, быть может, происходящие в том, о ком ты молишься, изменения тебе как рядом находящемуся менее заметны, чем другим.

Чтобы увидеть, как человек меняется, нужна дистанция. Поэтому все нужно делать с помощью трезвой оценки сегодняшнего состояния его души, совета с духовником, если он у вас есть.

И еще очень важно не попускать себе брать паузы. Вот, мол, мы сейчас в отпуск едем, а это не время для духовных упражнений, и мы будем есть, пить и развлекаться.

Так ничего не получится. Уж если беретесь рядом жить по-христиански и стремитесь Вашего близкого к Церкви привести, то без пауз.

Как христианину нельзя перестать быть христианином на месяц, нельзя взять отгул от вечернего и утреннего правил, так и в такого рода делании нельзя отпусков брать».

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 16

Женщина в Церкви

— Отец Андрей, почему Церковь так несправедлива к женщине? Ей нельзя быть священником, ей нужно постоянно носить платок, бояться мужа и т. д. Почему она занимает такое подчиненное положение?

— Давайте сразу уясним: я ведь тоже не священник. Так что мои ответы не стоит воспринимать как попытку человека, дорвавшегося до кусочка власти, не допустить кого-то другого до этого же кусочка. Я говорю о том, чего нет и у меня. Я сам отношусь к той части человечества, которая не совершает церковных таинств, то есть к той части, к которой принадлежат и все женщины.

А лозунги о несправедливости рождаются как: сначала человеку внушают, что у него есть права, о существовании которых он и не подозревал, а потом заявляют, что этих прав ты лишен. Жил себе человек спокойно без всякого DVD, а ему вдруг говорят, что каждый порядочный человек имеет DVD, и лишь тебя этот коммунистический (вариант: «воровской») режим совершенно несправедливо лишил права на пользование DVD. И вот человек, который доселе даже не знал, что это такое, начинает смысл своей жизни видеть в борьбе за обладание DVD.

Так же и здесь: жила себе девушка и никогда и не помышляла о том, чтобы стать священницей. По правде говоря, она и в храм-то не заходила… Но тут ей говорят: «Да ты знаешь, как тебя православные унизили! Они не разрешают тебе стать священником!» — и все, одним озлобленным нервным клубком, борющимся за свои «права», в мире стало больше…

Читать еще:  Молитвы святителю Луке об исцелении ребенка

А ведь сущность человека совсем не сводится к борьбе за свои права. Человек вообще осуществляет себя не тогда, когда реализует свои права, а когда он исполняет свой долг. Помимо того, что у человека есть права, в его жизни имеет место еще и служение .

Так вот священник — это священно- служитель. Это не человек, который обладает правами священника; напротив, он несет послушание священника, служит .

Священник — это тот, кто несет тяжелый крест служения людям и служения Богу. И этот тяжкий крест, этот тяжкий труд Церковь не возлагает на плечи женщины. По-моему, тут не столько ущемление прав, сколько простая забота о женщинах.

— Но почему же у протестантов есть женское священство, а у православных его нет?

— Человек живет в мире символов. И в этом его отличие от животных, для которых каждый предмет просто равен самому себе (точнее — сиюминутной реакции животного на этот предмет), а потому и не является ни знаком, ни символом.

А те символы, в окружении которых (и чрез посредство которых) живет человек, бывают разные. Это могут быть образы (иконы) литературные и живописные, музыкальные и сценические. Так вот, священник — это литургическая икона Христа. Алтарь — это комната Тайной Вечери. Литургия есть Тайная Вечеря. На этой Вечере Христос Сам раздавал Свои Кровь и Плоть. Он сказал: взял Чашу и сказал: пейте, это кровь Моя. А не Дева Мария взяла Чашу и сказала: пейте, это кровь Моего Сына. Мы причащаемся крови Христа, которую дал Он Сам, именно поэтому священник должен быть литургической иконой Христа. А не Марии. Поэтому священнический архетип (первообраз) — мужской, а не женский.

Кроме того, на Литургии нам дают Дары. Мы их принимаем. Вообще спасение христианин не зарабатывает, а просто приемлет. Принимать — это служение женское. Давать, дарить — служение мужское. Так что священство есть выражение именно мужского архетипа.

А мышление протестантов не-иконично, не символично. И поэтому в их системе женское священство вполне логично. И я против женского священства протестантов ничего не возражаю. Более того, все те служения, которые несет пастор протестантов, может нести и православная женщина. Подумайте сами, какие функции выполняет пастор в протестантской общине.

Прежде всего он проповедник. Но и у нас женщина может быть проповедником и учителем (в воскресной школе или в богословском институте, например).

Еще протестантский пастор может быть духовным советчиком, принимающим исповеди людей. Он не дает им «отпущения грехов» (такой практики протестантизм не допускает), а просто является свидетелем человеческого покаяния и совечтиком. Что ж — и наши «старицы», духовно опытные монахини несут такое же служение в нашей церковной жизни. Есть такие монахини, к которым за духовными наставлениями ездят даже священники и епископы…

Протестантский пастор организует общинную жизнь своего прихода — но и у нас такой работой вполне могут заниматься женщины. Немалым числом приходов реально управляют «матушки»…

Читать еще:  Как молиться о прощении грехов?

А вот чего не бывает у протестантов — ни у женщин, ни у мужчин — никто из них не служит Литургии. Ибо по их учению Литургии как таинства просто не существует, а есть лишь приходской театр, в котором люди разыгрывают евангельские сценки и делятся «воспоминаниями».

Священства в православном понимании у протестантов нет — а потому их пасторы (или, как почему-то говорят русские баптисты — пастор а ) исполняют несвященнические служения, не таинство-совершительные. И тут и в самом деле не имеет значения пол этого функционера.

В общем, как еще четверть века назад сказал наш Синод о женском священстве протестантов — «Мы не видим оснований для возражений против любого решения этого вопроса в конфессиях, где священство не признается таинством и где, следовательно, с точки зрения Православия, сакраментального священства, как такового, вообще нет»[1].

— Выходит, православное неприятие женского священства мотивируется только на уровне «символов»?

— Нет, не только. Тут есть и «онтология», поскольку речь идет о таинстве, которое совершает Бог, а не только о нашем осмыслении того, что делаем в храме мы. Хотя, впрочем, все равно надо признать, что женское священство в православии отсутствует прежде всего в силу традиции, а не в силу каких-то юридически прописанных норм[2].

Но, кроме этого, есть еще и несколько психологических мотивов. В женской религиозности есть какая-то парадоксальность.

Есть такая странная церковная алхимия. Берём два компонента: первый — Православие, второй — женщина. Каждый из этих компонентов сам по себе тёплый, пушистый, хороший. Теперь сливаем их в одну колбочку. Что получаем? Православие + женщина = приходская ведьма. Не всегда, конечно, но все же слишком часто — чтобы этого не замечать[3].

Удивительно, но факт: почему-то женская религиозность более жестока, нежели религиозность мужская.

Вроде бы с именем женщины связаны тепло и ласка, мягкость и заботливость. Но слишком часто приходится замечать, что женская религиозность бывает гораздо более ригористической, жесткой и даже жестокой, чем религиозность мужская. У многих женщин России есть опыт изгнания из храма. Как точно написала об этом опыте публицистка рериховского лагеря Т. Книжник — нередко наши прихожане «реагируют на длину юбки, рукава рубашки и отсутствие платка на голове с чуткостью и непреклонностью, достойной самого исправного турникета в метро». Но — кто же именно работает «турникетом» в наших храмах? Священники ли, бородатые прихожане или, напротив, благочестивые юноши контролируют «форму одежды» заходящих женщин? Да нет — свои же товарищи по полу. Знаменитые наши «бабушки»… И даже проповеди священников, призывающие их воздержаться от такого самочиния, зачастую не помогают.

Я просто совершенно уверен, что именно женщина написала дикий «акафист Божией Матери в честь иконы Ея, «Прибавление ума»». Второй икос этого фольклорного творения (увы, растиражированный

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector