0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Возможно ли постное меню на телевидении

Возможно ли «постное меню» на телевидении?

Так сложилось, что взаимоотношения Церкви и телевидения простыми не назовешь. Правда, прошли уже те времена, когда в благочестивых православных семьях детям вообще запрещали смотреть «голубые экраны» — во избежание соблазна. И лишь отдельные иеромонахи в самых консервативных монастырях нет-нет — да и упомянут на общей исповеди в числе грехов «смотрение телевизора». Общецерковным же мнением является подход: не столько важно, что ты смотришь телевизор — главное, что именно ты смотришь.

Впрочем, проблема все равно остается. Особенно — в Великий Пост. Ну, не приспособлена наша телекультура к этому важному периоду в духовной жизни верующих — хоть плачь. Уже и самые «крутые» рестораны давно заимели «постное» меню — вроде блинчиков с красной икрой, постного борща или «Оливье» с постным майонезом и соевым мясом.

Однако самые профессиональные телеканалы все равно гонят в эфир практически тот же «ассортимент», что и в обычное, не постное время. Разве что, ради приличия, добавят трансляцию праздничного пасхального богослужения из Храма Христа Спасителя — и с чувством «выполненного долга перед верующими» начнут «разговляться» еще более нецерковными передачами.

Даже, казалось бы, чисто информационные программы — и те долго смотреть бывает накладно. Во-первых, потому что их содержанием все равно будет неизбежная «жареная чернуха» — кризисы, забастовки, убийства, стихийные бедствия и прочие малоуспокаивающие вещи. Как будто ничего хорошего в окружающей жизни уже не осталось.

Во-вторых, звукорежиссеры большинства телестудий для фона даже вроде бы солидных новостей (например, финансовых, компьютерных) выбирают такой «фон», который больше приличествовал бы «отпадной» дискотеке с круглосуточно дергающимися подростками, накачавшимися «энергетиками».

Неудивительно, что даже известный западный православный богослов, покойный протоиерей Александр Шмеман, которого нередко даже обвиняют в «модернизме» и «либерализме», в вышеуказанном смысле был категоричен: «Никакого телевидения в Великий Пост!». Что ж, действительно, вспоминая булгаковского героя профессора Преображенского: «Если от советских газет ухудшается пищеварение, а других газет нет — значит, лучше вообще ничего не читать».

И все-таки, несмотря на вышесказанное, поневоле задумываешься — ну, неужели же телевидение действительно настолько чуждо Православию, что вообще не поддается никакому воцерковлению? В конце концов, скоромная пища тоже несовместима с постом — но это ведь не повод, кроме исключительных случаев, отказываться от еды вообще? Но если есть пища постная — то неужели же невозможны варианты и «церковной теледиеты»?

Читайте также: Враждебна ли рок-музыка христианству?

Что ж, в принципе, услужливый телерынок действительно предлагает пользователям немало альтернативного вещания. Тем более, что оно транслируется со спутников совершенно бесплатно. Свои телеканалы имеют и протестанты, и даже православные. Только вот есть у них один общий недостаток — слишком они «постные». В смысле — скучные.

Ну, невозможно слушать даже несколько часов ежедневно недели подряд о том, «как Иисус любит тебя», становясь даже в своей квартире «удаленным участником» обычной протестантской проповеди на стадионе. Да и если богословская беседа с батюшкой перемежается телеотчетом о миссионерской поездке, чтобы уступить место записи кинофильма о «царе-мученике» — и так каждый день, смотреть это тоже быстро надоедает.

Так неужели же верующие не способны создать по-настоящему качественное телевидение, способное конкурировать со своими светскими аналогами?! Способны! В качестве примера можно привести украинский церковный канал «Глас». На российском телевидении есть телеканал «Спас». То есть при желании можно найти то, что можно смотреть с чистой совестью в Великий пост.

Видное место на таких каналах занимают чисто «духовные» передачи — Жития Святых, Молитвы. Важнейшее значение организаторы таких каналов видят в работе с детьми. К примеру на телеканале «Глас» три раза в день выходят детская передача «Шишкин лес». Вначале ведущий, как водится, рассказывает какую-то историю из жизни святого, память которого приходится на этот день. Но рассказывает столь интересно и увлекательно — что ею заслушиваешься, как, например, самым увлекательным детективом. Потом может быть иллюстрированная сказка или поучительная житейская история — в исполнении все тех же ведущих детской редакции.

Более старшим ребятам может помочь программа «Моя профессия» — отличная передача по профориентации. А желающим посвятить свою жизнь журналистике подросткам «Глас» помогает непосредственно — для них организована передача «Наше дело», где юные участники пробуют себя в роли ведущих и корреспондентов.

Ежедневно «Глас» повествует о днях памяти не только святых и иерархов — но и известных представителей науки, образования, культуры, знаменитых военачальниках и других видных людях.

Читайте самое интересное в рубрике «Религия»

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

МОЖНО ЛИ СМОТРЕТЬ ТЕЛЕВИЗОР В ПОСТ?

Ни для кого не секрет, что телевидение владеет как бы магической силой притягивать к себе внимание человека и удерживать его в своей власти. Именно благодаря этому своему свойству телевизор входит в наши дома и занимает там почетное место, иногда даже он занимает место красного угла с иконами.

Поэтому Православие, видя огромную проблему в широком распространении телевидения, не должно оставаться в стороне от этой проблемы.

Во-первых, конечно, проблема заключается в отношении человека к данному вопросу, то есть к самому телевизору. Ведь когда проходит время оградить себя от телевизионного влияния, то тут возникает еще большая проблема – это ослабленная человеческая воля. Именно она и не дает человеку найти в себе силы своевременно оторваться от «голубого» экрана. Ослабленную человеческую волю можно сравнить с ослабленным иммунитетом после болезни. Чем же воля истощается? Тем негативным влиянием современного общества, общества потребительства, общества удовлетворения собственных желания любой ценой. А с экрана телевизора нас каждый день, каждую минуту, ежесекундно кормят с ложечки тем, чем считают нужным. А это: развратом, порицанием скромного и наоборот похвалами раскрепощенности и так далее.

Тут очень кстати можно вспомнить слова апостола Павла: «Все мне можно, но не все полезно».

Чтобы быть полностью объективным в данном вопросе, нам нужно рассмотреть все положительные и отрицательные стороны телевидения.

Во-первых, конечно, никакое изобретение не может назваться злом по определению. Потому что изобретения рук человеческих бездушное и без помощи людей не может никому навредить. Но стоит ему попасть в руки человека, тут оно и может принести толи вред, толи пользу.

С помощью телевидения можно достучатся до большего количества людей и донести до них полезную информацию. Это относиться к православным каналам, передачам, познавательным передачам. Не считаю страшным показывать детям мультфильмы наши советские, учащие добру и наполненными наивностью, скромностью, высмеивающие зло. Но опять, хочу повторить, что надо знать в этом меру. Потому что никакие православные каналы и добрые мультики не заменят живого общения с Богом (молитвы), чтения Священного Писания и непосредственного общения с ребенком и участие в его жизни. Нам нельзя переложить воспитание ребенка полностью на мультфильмы, пусть и самые добрые в мире. Никакой мультик не заменит сказку, прочитанную мамой или папой перед сном.

Мне хотелось бы еще продолжать и продолжать описывать «плюсы» телевидения, но к сожалению, они закончились. Поэтому перейдем к разбору «минусов».

Первым негативным влиянием телевизора есть то, что человек перестает читать. Чтение – это очень полезное занятие. Оно развивает словарный запас человека, расширяет кругозор. Чтение тренирует, как ни странно, волю человека. Оно как бы укрепляет волевой иммунитет. Ведь чтобы просто взять книгу в руки и начать ее читать уже нужно себя заставить, потрудиться. Чтение развивает воображение человека, в этом есть некий творческий момент. Особенно это хорошо для подрастающего поколения.

Вспомните свое детство. Мы бегали во дворе, постоянно придумывали различные игры. В предыдущем предложении главное слово «придумывали». Посмотрим на современное «телевизионное» поколение. Они просто сидят на улице, потому что мама «выгнала» воздухом подышать и нудятся, не знают, чем заняться, когда же уже можно будет зайти в дом и сесть за компьютер или посмотреть сериал. Отсюда делаем вывод: частый и неконтролируемый просмотр телевизора убивает творчество и воображение, желание «шевелить» мозгами. Почему? Потому что телевидение преподносит нам все на блюдечке с голубой каемочкой, да еще и кормит с ложечки – успевай только рот открывать. Он не оставляет места для домысла истории, полета фантазии, умственного развития.

О неконтролируемом и беспорядочном просмотре телевизионных передач говорили и говорят многие старцы и священники. Они заявляют о том, что вместе с персонажами сериалов, фильмов мы впускаем в свой дом всех, кого физически никогда не впустили бы: маньяков, киношных преступников и бандитов, убийц, женщин легкого поведения, вампиров и ведьм, колдунов и черно-белых магов. Но дом – это малая церковь и в ней не должно находится нечто нечистое. Иначе в этом доме и жить будет неуютно и некомфортно. Даже не ходящие в храм люди приглашают священника освятить их жилище, освятить квартиру. На вопрос батюшки: «А почему вы решили освятить квартиру?», многие отвечают: «Ну, как-то некомфортно стало. Уныние дома нападает. Как-то не так в нашем доме». Но это еще хорошо, что просто чувствуется нехорошая атмосфера. Иногда люди сообщают о непонятных стуках, ходьбе, шуме по ночам, даже необъяснимым видениям. Конечно, было бы не совсем правильно обвинить во всем этом телевизор, но его огромная доля вины в этом присутствует. То есть мы сами впускаем в свой дом нечистоту, а потом сами за это и расплачиваемся.

Читать еще:  Грех ли перекреститься на неправославный храм?

очется особое внимание уделить просмотру телевизора православными верующими людьми. Дьявол знает, что мы никогда не примем участие в бандитизме, воровстве, порнографии, убийствах и других непотребных делах. И тут телевидение приходит ему на помощь. Просматривая фильмы ужасов мы добровольно участвуем в магических ритуалах и волшебстве. Те, кто очень любит программы с участием экстрасенсов также становятся соучастниками их темных дел и их общения с духами тьмы, которое они даже не маскируют и прямо заявляют об этом. Я думаю, о порнографических фильмах и говорить не стоит. Они только разжигают плотскую похоть и доводят до блуда. В связи с вышеприведенным, хочется сказать верующим: не будьте лицемерами! Нельзя придя с богослужения сразу усесться за просмотр телевизора. Если мы имеем такую уникальную благодатную возможность относить себя к Православным, то обязаны соответствовать этому званию.

Можно ли смотреть телевизор в пост?

Вспоминаем, что такое пост. Пост – это время глубокой работы над собой и своей душой, время очищения от страстей и приобретения душевного спокойствия. Для этого Церковными Правилами установлено так, чтобы не вкушать пищу животного происхождения, молочные продукты и яйца. Правилами предусматривается переход на более легкую растительную пищу. Но постное время – это не только переход из одного вида питания на другой. Самое главное – это работа над своим состоянием физическим и душевным. Для этого устав предписывает верующим отказаться от развлечений, шумных гуляний и всего того, что мешает человеку сосредоточится на себе и Боге. Как вы понимаете, телевизор также есть помеха для духовной жизни, так как отвлекает и притягивает к себе. Исходя из вышесказанного, лучше отказаться от просмотра телевизора на время поста. Как показывает практика, поначалу зависимому человеку очень сложно полностью отказаться от просмотра телепрограмм, но надо собрать всю свою волю в железный кулак и сказав себе «это нужно сделать» оставить телевизор в покое на весь пост. Пусть отдохнет, а вы в это время отдохнете от него. А после поста вы заметите, о чудо, что-то совсем и телевизор включать не хочется. Тогда можете себя поздравить и поблагодарить Господа за то, что пост не прошел для вас даром и вы избавились от одной своей зависимости – просмотра телевизора.

ТНТ: Твоё Непристойное Телевидение. Канал растлевает и отупляет молодых на деньги «Газпрома»

Прямая реклама мужеложества на телеканале ТНТ, кажется, переполнила чашу терпения общественности. Нишевый канал, уже много лет специализирующийся на пошлом юморе и низкопробных сериалах, сознательно играет на самых низменных человеческих страстях, исправно дебилизируя молодых телезрителей. По оценкам экспертов, такая целевая «атака пошлостью» наносит русскому народу и стране больший вред, чем даже антинациональная и антигосударственная пропаганда радиостанции «Эхо Москвы». И тот и другой финансируются нашим главным «кормильцем» – АО «Газпром». Не пора ли кардинально изменить условия этой странной игры?

Напомним, 3 октября в эфире телеканала ТНТ в программе «Игра» комики Денис Дорохов и Александр Панекин из команды КВН «Камызяки», изображавшие свадьбу, закончили сценку страстным поцелуем «взасос». Шутка, что называется, «не зашла», вызвав не только отвращение, но и справедливую трактовку подобного юмора как пропаганды половых извращений.

Первый русский телеканал Царьград уже рассказывал об этом инциденте, в частности о возмущённой реакции народного артиста России, режиссёра Виктора Мережко («это омерзительно»), певицы Вики Цыгановой, журналистки Юлии Витязевой («без тазика смотреть невозможно») и многих других публичных персон.

Дело докатилось уже и до Госдумы. Депутат нового созыва Михаил Романов пообещал разобраться с «юмористами».

Показ такого ролика нарушает норму законодательства. (. ) Я обращусь в прокуратуру, чтобы она дала оценку,

– заявил он изданию «Подъём».

Обратиться в прокуратуру и Роскомнадзор также пообещала уполномоченный по правам ребёнка в Татарстане Ирина Волынец.

Специализация – мерзость

Возмущение понятно, и «Первый русский» вполне его разделяет. Только вот ведь какая штука: нынешняя похабная эскапада тээнтэшных комиков была повсеместно замечена как некий «выход за все рамки». А многолетняя деятельность этого канала по оглуплению зрителей с опошлением всего и вся находилась в зоне общественной «толерантности»: мол, «нишевый» канал, специализирующийся на «шутках юмора» – редко смешных, чаще тупых и пошлых, – чего с него взять.

Факт же владения этим каналом (созданным в своё время достопамятным Владимиром Гусинским) крупнейшим в стране медиахолдингом «Газпром-медиа» как-то вообще оставался в тени. В отличие от владения 66% акций оппозиционной радиостанции «Эхо Москвы», что холдингу не раз ставила на вид патриотическая общественность. Накануне об этом написал и «Первый русский». Между тем деятельность ТНТ с выработанными им чёткими «стандартами» привлечения и обработки аудитории следовало бы давно признать деструктивной, направленной на разрушение национальных кодов в сознании молодёжи.

Вот как давно уже характеризуют этот канал пользователи Сети:

Телеканал ТНТ – это и есть бордель, установленный в каждом доме в масштабах всей страны. Здесь во всех сериалах главный герой обязательно переспит с несколькими девушками, прежде чем найдёт наконец свою «любовь». И, пока будет за ней ухаживать, ещё обязательно проведёт ночь с кем-то на стороне. Здесь нет ни одной серии, в которых бы не затрагивалась тема алкоголя, пошлости и секса,

– пишет в ЖЖ ss69100.

ТНТ как будто нарочно показывает самую отборную пошлятину, как раз когда дети возвращаются из школы,

— замечает актёр Сергей Марочкин в своём блоге «Записки актёра».

Этот абсолютно низкопробный канал для деградирующих личностей, тех, кому нравится плоский и грязный юмор, засилье секса и убийств.(. ) Все передачи направлены на растление личности, в основном на несформировавшихся подростков в возрасте от 15 лет. Во многих передачах идёт откровенная пропаганда секса, наркотиков, алкоголизма,

– возмущается Tatiana906 из Казани на сайте «Отзовик».

Эскалация пошлости

Телеканал Царьград не раз обращался к этой теме, анализируя, кому выгодна активно продвигаемая индустрия юмористов-стендаперов с плоскими шутками ниже пояса или провокационным русофобским душком, как у недавно изгнанного из России комика Мирзализаде.

А тут целый канал с кагалом подобных юмористов-растлителей, только недавно прекративший вещание многолетнего зверинца «Дом-2» с характерной формулировкой «перестал окупать себя». Нет, недаром профессор и телепросветитель Сергей Капица незадолго до своей смерти сказал как припечатал:

Наше ТВ находится в глубокой яме! Я бы назвал его преступной организацией, потому что такого разложения, которое оно практикует в обществе, я не видел на экранах никогда и нигде.

Здесь надо быть справедливым: канал ТНТ далеко не одинок в разложении зрителей и пропаганде пошлости. Многочисленные ток-шоу вроде самого известного «Пусть говорят» на Первом канале в прайм-тайм давно и целенаправленно несут в народ пошлость и безвкусие перемыванием грязного белья и публичными скандалами.

«Первый русский» не раз разбирал это деструктивное явление. И что же? Мы все видели, как «главный сплетник страны» был награждён в Кремле орденом Дружбы «за большой вклад в развитие средств массовой информации и многолетнюю плодотворную деятельность». Именно на эти стандарты ориентировались в своё время создатели похабной передачи «Окна» с Дмитрием Нагиевым на СТС и позже – ТНТ. Только «заострили», сделав «покруче» и «помолодёжнее» ту же быдляческую пошлость.

Так же как стендаперы «развили» устаревший пошлый юмор Евгения Петросяна, Дубовицкой и Ко, с каждым разом расширяя окошко Овертона. Как ни крути, а налицо преемственность и, если это можно так назвать, определённая «культурная политика».

Главный вопрос: государственная ли это политика или государство просто умыло руки, предоставив телеканалам зарабатывать деньги наиболее доступным путём? Почему «доступным» – это понятно: вести человека вниз гораздо легче, чем пытаться возвысить.

Рекламодатели охотно клюют на «остренькое», а финансовые показатели у нас сегодня – главные маркеры успеха что на ТВ, что в театре, что в киноиндустрии, что в музейном деле. А если это относится и к прямо государственным учреждениям и СМИ, то уж к частным каналам – как бы само собой разумеется.

Напрашивается наивный вопрос: как это коррелирует с главными национальными задачами по «сбережению народа», «сохранению духовно-нравственных ценностей», которые заявил Владимир Путин? Ответ краток: прямо противоречит. Ну и как, спрашивается, нашему народу – той части, что ещё не разучилась думать, – понимать это противоречие? Как «раздвоение личности», сиречь шизофрению? Или как проявление свободы, которая «лучше несвободы»? А точно ли такая «свобода» лучше, например, «скучного» советского ТВ? Часть соотечественников ответит: «Да, лучше». Но это не значит, что их мнение нужно расценивать как «глас народа».

Когда они доиграются?

Когда деятелей теле- и шоу-индустрии спрашивают, почему они выдают и популяризируют столь низкопробную продукцию, те ссылаются на рейтинги передач. Мол, народ вот это хочет смотреть и слушать, мы лишь обслуживаем запрос. Но это галимая ложь. Те, кто хоть однажды сталкивался с тем, на основе какой туфты формируются эти «рейтинги», подтвердят вам это в курилке. Публично – остерегутся: у медиа-мафии длинные руки.

Читать еще:  Как понять волю Божию?

На самом деле низкие и пошлые стандарты шоу и юмора задают менеджеры этого контента, а затем навязывают публике, которая ведётся на наживку и в самой низкой своей, оглуплённой части проявляет потом «смотрительную» активность.

На примере деятельности Comedy Club Production, основного производителя «юморного» контента ТНТ, производившего, в частности, «Дом-2», мы увидим волшебное превращение из скромной КВН-команды «Новые армяне» с Артуром Джанибекяном в «пузатую» компанию, акции которой скупает «Газпром-медиа». Ну а «если звёзды зажигают»… как говорится.

В 2009 году юмористы из Comedy Club нагло присвоили бренд действующего журнала «Техника – молодёжи». Под таким названием они открыли в Москве ночной клуб с глумливой эпитафией «памяти одноимённого журнала». И ничего, успешная карьера комиков продолжилась как ни в чём не бывало. А ныне телешоу «Игра», производимая тем же Comedy Club, засветилась в громком скандале. Неужели на этот раз доигрались? Увы, сомнительно.

Что с того?

В последнее время в связи с тезисами главы государства, заявлениями Сергея Шойгу и программными статьями его советника Андрея Ильницкого в патриотическом сообществе появилась надежда на долгожданный поворот государства в сторону русских традиций, в частности возвращения осмысленной и последовательной госполитики в области культуры и масс-медиа.

В контексте этого поворота некоторые склонны усматривать приход к руководству «Газпром-медиа» экс-руководителя Роскомнадзора Александра Жарова, до этого приложившего известные усилия для наведения порядка в русской части интернета. Перезревшее решение о закрытии «Дома-2» в прошлом году даже с «финансовой» формулировкой сочли «первой ласточкой» оздоровления деятельности холдинга. Даже непотопляемый Алексей Венедиктов, как говорят, несколько напрягся.

Но время идёт, а никаких заметных поворотов мы не видим. Значит ли это, что их не будет, и либеральная антинациональная медиа-тусовка, ухмыляясь, продолжит свою работу в России по известному плану Даллеса – Бжезинского? Или всё же идёт подспудная подготовка к зачистке «шестой колонны»? «Ты всё поймёшь, ты всё увидишь сам», как пелось в популярном советском киноводевиле.

Как перекрыть кислород создателям пошлости и глупости?

Пока россияне глупеют от скандалов, интриг и мнимых расследований, которые им показывают в ток-шоу, продюсеры и ведущие этих шоу получают баснословные гонорары. За чей же счет банкет? Может быть, пора уже использовать финансовые рычаги в отношении «развлекательных» передач или вовсе запретить их к показу? Эксперты предложили несколько вариантов, которые могут изменить сложившуюся ситуацию. Одними запретительными мерами, по словам Елены Драпеко, ситуацию не исправить. Ведь есть публика, которая хочет «подглядывать в замочную скважину» за жизнью звезд и простых обывателей. Это ее точка зрения, и с ней придется считаться.
Выход из ситуации Никита Джигурда видит в полном контроле государственных каналов со стороны Министерства культуры РФ.

«Я думаю, что это задача министерства культуры — взять под контроль то, что выходит в эфир. Все эти федеральные каналы получают колоссальные средства от государства. И здесь дело не в рекламе. Из просветительских программ делают ток-шоу с ложью. Но мы воспитаны в СССР, поэтому знаем сколькими полезными программами можно было бы заменить эти шоу», — сказал артист.

Два пути решения проблемы предложил Евгений Понасенков. Для начала необходимо отключить финансирование передач со стороны государства. По словам эксперта, шоу не зарабатывают серьезных денег на рекламе, они кормятся с денег налогоплательщиков. Панасенков пояснил, что доля с рекламы составляет максимум 15% от того, что необходимо на аренду студии, оборудование и оплату эфира. И второй вариант — это сделать такие передачи для зрителя платными.

«Если кто-то хочет смотреть эту мерзость, пусть он и платит. Серьезный человек не будет смотреть на разборки престарелого Тарзана. Он идет в Интернет и получает необходимую информацию там. Это вынужденно смотрят пенсионеры, дети и глубинка. Это буквально внедряется им в головы», — заявил Понасенков.

По словам публициста, телевизор теперь уже даже не «ящик», и если раньше тебе не нравилось, что показывают, то на нем хотя бы можно было просто сидеть в отличие от современного собрата.

1 незарегистрированное общественное объединение, выполняющее функции иностранного агента

«Приходилось драться»

Как вы реагируете, когда вашу внешность считают вашим козырем?

— Мне кажется, это нормальное явление, когда из тысячи претендентов тебя выбирают по какому-то принципу. И моя внешность не стала причиной того, что меня пригласили на телевидение: если бы я не справлялась непосредственно с профессиональными задачами, никто бы меня не позвал.

А в детстве у вас возникали проблемы из-за внешности?

— В СССР был расизм, но бытовой. Не надо его путать с государственным, когда ты, например, не имеешь права учиться в некоторых вузах, как это было в Америке до 1953 года. В Советском Союзе тебе в спину могли сказать всё что угодно, с тобой мог не захотеть кто-то дружить. Когда в газетах — как, правда, и сейчас — пишут объявления: «Сдадим квартиру лицам со славянской внешностью».

Внимание, от которого хотелось скрыться, утомляло. Кто-то смотрел с умилением, кто-то с раздражением. Могли погладить без разрешения по голове и сказать: «Ой, какие кудряшки». Спрашивали, почему я чёрная. Сначала пытаешься объяснять, что это потому, что папа из Африки, на что мне говорили, что раз я родилась в Москве, то должна быть как все.

Приходилось драться. Мой сосед Сашка научил меня делать «розочку» из бутылки, у меня даже боевой шрам остался.

Сегодня афророссиянки говорят о том, что расизм проявляется даже в причёске: рождаешься с кудрявыми волосами, но у героинь на ТВ волосы выпрямлены. Что скажете об этом?

— Кстати, термин «афророссиянки» ввела я и очень горжусь этим. Если говорить о волосах, то это ерунда. Я выпрямила их совершенно по другой причине: в Союзе не было специальных составов для африканских волос. Мама выдирала мне тонны волос, когда причёсывала меня. Волосы всегда были короткие, из-за чего меня называли мальчиком. А я хотела быть похожей на девочку и мечтала, что когда вырасту, то у меня будут длинные прямые волосы. То есть я их выпрямила совсем не для того, чтобы перестать быть похожей на африканку.

Как на российском ТВ начинали рассказывать о сексе и почему из этого ничего не получилось

«Истории русского секса» — подкаст, в котором Екатерина Кронгауз разговаривает с людьми разных поколений, имеющими разный сексуальный опыт, о том, как они занимаются или занимались сексом. Авторы подкаста пытаются понять, как менялись наши представления о теле, об удовольствии и о себе, как мы говорим или молчим об этом, как общество и политика влияют на секс, а секс — на общество и политику.

Екатерина Кронгауз, креативный директор студии подкастов «Либо/Либо»:

Когда я начала записывать «Истории русского секса», я была уверена, что все знают о программе «Про это», что этот опыт у всех есть. Я помню, мне было 13–14 лет, когда ее показывали по НТВ.

«Про это» можно было смотреть как-то бесконтрольно, или, может, родителей не было, или даже мы смотрели вместе — я не помню. А помню, что по телевизору говорили о геях, о сексуальности, о желаниях так, будто это абсолютно о’кей, все звучало совершенно нормально. И сексолог в ответ на истории героев, от которых у меня глаза вылезали на лоб, говорит: это нормально, все в порядке. И в кадре совершенно невозмутимая и красивая Ханга.

И я пыталась, конечно, повторить ее путь. Когда она вела «Про это», ей было 35 — как мне сейчас. И я тоже старалась быть невозмутимой, говоря для подкаста с пожилыми людьми о мастурбации, с женщиной, которую в детстве насильно поместили в дурку, чтобы лечить от гомосексуализма, когда я пересказываю историю о сексе людей с ДЦП — я старалась говорить о том, о чем вообще-то уже говорили 20 лет назад, но почему-то снова забыли, что это можно.

В общем, я была уверена, что это такая легко считываемая параллель, пока не выяснилось, что 20 лет назад было очень давно. И большинство людей 20–25 лет никогда не слышали об этой программе. Пришлось рассказать эту невероятную историю от начала до конца. И там было многое, чего я не знала. Особенно о том, каково было Ханге вести эту программу.

Listen to История про это on Yandex Music

Елена Ханга Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

Выдержки из подкаста, интервью с Еленой Хангой

Правильно я понимаю, что вести программу «Про это» вам предложил Леонид Парфенов?

Да. Сначала он звонил, но я не воспринимала это всерьез, потому что на тот момент долго жила в Нью-Йорке, училась в Нью-Йоркском университете, собиралась работать психотерапевтом и как-то распланировала свою жизнь, у меня все было гладко и понятно на ближайшие 30 лет. Но потом Леня приехал без предупреждения и сделал предложение, от которого я не смогла отказаться. Он сказал: «Вчера будет рано, завтра будет поздно. Революционная ситуация, надо делать здесь и сейчас». И предложил попробовать.

Вы помните фразу «говорить о сексе и не краснеть»?

Конечно, это Парфенов хулиганил. Он придумал, что я единственная ведущая, которая, говоря о сексе, никогда не краснеет.

Вам было легко вести эту программу?

Читать еще:  Правда ли, что Евангелие искажено?

Да ужас, какой там легко! Особенно во время первых записей хотелось сбежать прямо с эфира. Я помню, как стояла с микрофоном, а на сцене происходил какой-то кошмар, и я понимала, что этим управлять не могу. И я стала глазами искать выход из студии. Думаю: я сейчас тихонечко пойду, никто не заметит, а я тихо сбегу. Но видно, там на больших мониторах в студии это все видно, и я услышала голос: «Стоять!» Так и осталась там стоять на несколько лет.

Было очень страшно. Не было же никаких указаний сверху, что можно, а что нельзя. И было ощущение, что мы идем по белому снегу нехоженому, там никаких следов нет и непонятно, что под снегом и где ты провалишься.

То есть вы все-таки краснели?

И краснела, и бледнела, и заикалась, и закатывала глаза. Но Парфенов меня тренировал. Он, например, перед эфиром ставил меня перед камерой, выключенной камерой, и смотрел: «Вот смотри в камеру и теперь произноси, вот как ты, например, эту часть тела назовешь? Этот процесс назовешь?» Я хихикала. А он: «В твоем возрасте уже хихикать поздно. Уже надо называть вещи своими именами». Еще раз, еще раз, и вот так он меня дрессировал, чтобы я привыкала и уже спокойно к этому относилась. Я еще для себя выработала такую подпорку. У меня подруга была Света, у нее пятеро детей, и она мне говорила: «Лен, представь себе, что ты смотришь в эту камеру и разговариваешь со мной. Вот найди эту тональность, как бы ты со мной говорила об этом. И так и говори, не скатываясь ни в пошлость, ни в уличные разговоры, не переходя на поэтические цитаты, как в фильме «Летят журавли»». Мы искали эту тональность, и как только нашли, мне стало гораздо проще, и я перестала краснеть.

Еще (шеф-редактор программы «Про это») Андрей Лошак очень помогал, который сидел и говорил мне каждый раз, когда я путалась: «Лена, я вам давал почитать Камасутру вчера. Вы опять заснули на первых трех страницах. Я вас прошу готовиться к передаче».

Какие слова и обозначения частей тела и процессов давались вам труднее всего?

Когда говоришь о сексе, ты же не можешь все время говорить: «Секс, секс, секс, секс». И напрашивались разные слова. И когда я заикалась, зрители видели мое смущение и говорили: «Не волнуйтесь, сейчас мы поможем». «Обладать», «любить», еще какие-то синонимы появлялись, они мне в спину шептали, чтобы я не путалась, чтоб не говорила одно и то же. Потому что в голову-то лезли совсем другие слова. Когда речь шла о половых органах, тоже надо было разнообразить свою речь.

А были ли у вас предубеждения, когда вы пришли вести программу? Или вы были толерантны и открыты ко всем видам взаимодействий людей?

Ну вот садомазо. Как нормальный советский человек мог к этому относиться? Про геев у меня не было предубеждений, но мне казалось, что это вообще меня не волнует, знать не хочу, неинтересно, не мое. Тема СПИДа тоже — что нам говорили по телевизору, то я и ретранслировала. А потом все эти люди стали приходить и рассказывать о своей боли, о своих проблемах.

Но вы же в Америке жили?

Да, я из Америки, но опять же, когда тебя лично эта тема не волнует. Хотя первое, что я сделала, когда приехала в Нью-Йорк, — я пошла и проверилась. И вот за эти три дня, которые я ждала, пока мне перезвонят, я многое передумала. Но, когда тебе сообщают хорошую новость, ты тут же об этом забываешь и тебя это совершенно не касается. А тут я по-новому стала относиться к этим людям. Конечно, передача «Про это» открыла мне глаза. Мы же первые, кто сделал тему о СПИДе и о безопасном сексе.

Говорить на эту тему приехали американские журналисты с 60 minutes — это одно из самых известных американских ток-шоу. И у нас на сцене сидит парень, у которого только что умер друг от СПИДа. И американец ему говорит: «Теперь-то ты знаешь, что надо заниматься безопасным сексом?» А тот ему отвечает: «Ну, это все равно что нюхать цветы в противогазе. Конечно, все равно буду заниматься опасным, потому что это русская рулетка, мы, русские, вот такие». Объяснить это американцу было невозможно. Он ушел ошарашенный, это была эмоционально очень страшная передача.

А как люди реагировали на вашу программу?

Мы сделали передачу, за которую меня потом хлестали по щекам во всех газетах: секс и инвалиды. Мы до сих пор считаем, что инвалиды не должны заниматься сексом. А я под влиянием Опры Уинфри решила сделать такую передачу. Наши ребята нашли пару дэцэпэшников, которые были друг в друга влюблены. Он жил под Москвой, а она в Москве, познакомились в санатории. И вот эта девушка рассказывает, что такое для нее секс. В студии сидит человек 50 или 60, или даже 100. Муха пролетит — и слышно. А эта девочка с таким трудом говорит. И она мне говорит: «Елена, вот вы считаете, вы разбираетесь в сексе, потому что можете ногу так поднять, так согнуть, сяк согнуть. А секс-то в голове. Вот нянечки могут нас вместе в коляску посадить или даже положить в одну ванную. И вот мы лежим в этой ванной, без воды, и он меня берет за руку, и у меня такой мороз по коже, это так вообще, такое счастье, которое вы в жизни своей не испытывали». И все эти молодые ребята, которые сидели на передаче, — они уходили со слезами на глазах, настолько они прониклись мыслью, что мы отказываем людям с ограниченными возможностями в желании быть такими же счастливыми, как и мы.

Вам трудно было потом, к вам лезли люди со своими историями как к эксперту по сексу?

Ой, ну конечно, это кошмар был. Поздно ночью возвращаюсь домой, таксист останавливается посреди дороги и говорит: «Вы знаете, у меня вот такая проблема». И начинает рассказывать о своих сексуальных проблемах. Я говорю: «Не-не-не, вы мне, пожалуйста, не рассказывайте, я же не специалист. Давайте вы пойдете к врачу, ему все это расскажете». А он говорит: «Да, как на передаче, так вы всяких извращенцев слушаете, а как вот меня нормального послушать, так вы отказываетесь». И запирал просто такси, и я слушала эту пургу.

Так много людей ко мне обращались со своими личными историями, что я стала просить делать копии передач и передавать им. Потому что к нам на передачи всегда приходил [Сергей] Агарков, потрясающий сексолог, и давал совет, что делать. И потом мы эту практику прекратили, потому что у нас просто не хватало денег на все эти видео, надо же было записывать на кассеты.

Еще странный феномен: стали подходить взрослые люди, друзья моей мамы, которые для меня были дяди и тети, и рассказывать о своих проблемах. Но это все равно что слушать исповедь мамы — это было ужасно! И я им говорила: «У-у, там, дядя Сережа, ну я что-то не хочу это все слушать». А они прям с упоением, считали, что мне все это безумно интересно.

Как-то я стояла около подъезда, ждала такси, ко мне подошла старушка и что-то сказала. Я нагнулась к ней, а она плюнула мне в лицо и стала кричать: «Вот тебе за твою передачу». Замечу, что с тех пор прошло уже лет десять, я вела «Принцип домино» уже давно. Но она очень была рассержена. Письма писали, требуя закрыть передачу: «Как вы можете показывать такую гадость, тем более так поздно ночью?» Или писали: «Омерзительная передача, особенно первая, двадцать четвертая и, там, сто четырнадцатая». В общем, были разные отзывы. Но были и очень хорошие отзывы людей, которые благодарили, особенно молодые ребята, которые говорили, что были одни, теперь мы знаем, можно пойти к психотерапевту. В общем, положительного было значительно больше, чем отрицательного, иначе я бы бросила.

А почему программа закрылась?

Что-то такое уже на НТВ началось, я, честно говоря, точно не помню, потому что в Нью-Йорке жила. Я прилетала на три дня, записывала шесть передач и улетала, поэтому я не знаю всего. Но, кроме этого, если говорить о нашей передаче, думаю, мы пошли по ложному пути. Мы вначале говорили, что это передача о любви и сексе. А потом мы ушли слишком в секс. Я помню, поехали снимать в Голландии международный слет садомазохистов. Это был такой кошмар! Там был огромный ангар величиной с футбольное поле. Там они занимались сексом. Я туда вошла и выскочила тут же. И Андрей Лошак говорит: «Лена, мы тут снимем, вы только подводки потом сделаете». После того, как это показали, думаю, вся Россия больше не была прежней. И дальше надо было идти по нарастающей. Просто душевные истории, милые истории уже не проходили, люди уже хотели жести. И мы пошли в жесть. Это была гонка за рейтингом, разумеется. А после этого уже непонятно, что делать. Мы уже взяли планку, выше которой прыгать было невозможно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector