0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Только не называйте меня; раб Божий

Как-то по интернету ходил рассказ человека, который был в Афинах и обнаружил, что в Греческой Церкви прихожан называют «детьми Божиими», а не «рабами Божиими», как в Русской Церкви. Отсюда делались глубокие выводы о разнице менталитетов русских и греческих церковников. Конечно, сам этот случай — чистое недоразумение, если бы этот человек был знаком с Новым Заветом, он бы знал, что в нем апостолы называют христиан и рабами, и детьми Божиими, точно так же как оба термина присутствуют и в богослужении как Греческой, так и Русской Православных Церквей.

Когда я называю себя «рабом Иисуса Христа», я испытываю некоторый трепет — так называл себя святой апостол Павел, святой апостол Петр, другие апостолы Христовы, священномученик Игнатий Богоносец и многие иные мученики, святые, подвижники, отцы и учители Церкви.

Встать в этот ряд, сказать: и я тоже, как эти люди, «раб Иисуса Христа» — было бы неуместной дерзостью. «Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!» Но я решаюсь на это только потому, что Писание всех христиан называет рабами Иисуса Христа. Это драгоценное звание мне даровано в Крещении, и я ношу его — не с гордостью, я его не заслужил и не мог — но с изумлением, что мне оказана столь великая честь.

Более того, в Библии сам Иисус назван рабом Бога: «Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится» (Ис. 52:13).

Почему мы — рабы Божии? Мы же сыны?

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Вопрос читателя:

Молитва Господня начинается словами «Отче наш», то есть Бог – наш Отец, а мы – Его дети. Также об этом говорится в Ветхом Завете. Почему же тогда мы считаем себя рабами Божьими? Ведь сын не может быть рабом своего отца.

Отвечает протодиакон Сергий Епифанцев, преподаватель православной гимназии:

Я очень люблю этот вопрос и часто слышу его, ответ на него кажется мне очень простым. Этот вопрос, кстати, любят неоязычники, комментируя его пафосными заявлениями на подобие «мой бог меня рабом не называл. »

Вспомним, что говорит об этом Сам Христос, как Он называет нас. «Вы — друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что́ делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам. Сие заповедаю вам, да любите друг друга» (Ин. 15:14-17).

Действительно, в чем же логика? Ведь Спаситель прямо говорит, что не называет нас рабами? Зачем же нам это «унизительное» наименование?

Древние христиане, используя это название, представляли себе римского раба, а не бесправного жителя средневековой Азии. Не буду вдаваться в исторические подробности рабовладельческого строя. Представлю вам выводы, вернее даже — интуицию, ощущения. «Я — раб Создателя Космоса и всей материи и подчиняюсь непосредственно ему. От всего остального я свободен и никому более не подчиняюсь. В общении с людьми я руководствуюсь теми законами, которые Он мне дал, а законы людей исполняю до тех пор, пока они не противоречат Его законам». Это очень, даже ОЧЕНЬ высокое положение. Намного выше, чем окруженный почестями, приехавший в провинцию слуга императора. Ну или секретарь президента. Понимаете? Это не унижение, а невероятное возвышение.

Есть и еще одна сторона. Вспомните притчу о блудном сыне. Когда он, умирая от голода, осознал, что поступил как свинья, какие слова пришли ему в голову? «. встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих» (Лк. 15:18-19). И вот тут, я думаю, полнота ответа на ваш вопрос.

Сын не может быть рабом своего отца? Но сын может быть предателем, который понимает, что он недостоин сыновства! Если быть честным, я не раб Божий. Я раб своих греховных страстей, изображенных в притче под видом свиней, которых пас несчастный. И вот, я прихожу на исповедь, понимая, что предел моей надежды — это перестать быть рабом мерзости, в которой я погряз, и начать работать Богу, Который меня любит и Которого я предал.

И на исповеди меня встречает бегущий навстречу Бог, в слезах радости возвращающий мне мое сыновство. И в этой Его радости я еще больше осознаю свое свинство, мне стыдно. Он ведет меня на трапезу, Он сажает меня рядом с апостолами, дает мне небесную пищу — Евхаристию. А мне все еще не верится, не осознается, что можно ТАК прощать… И я повторяю молитву мытаря: «Боже, милостив буди мне грешному…». А потом поворачиваюсь к бывшим хозяевам-свиньям и говорю : «Я раб Бога Живаго и Ему служу Я не ваш раб и не буду больше служить вам, я отказываюсь от вас». И вот здесь словосочетание «раб Божий» сверкает в устах христианина, как острый меч. Я работаю Богу и не хочу больше работать страстям.

Конечно, так должно быть. А на деле — мы малодушны и после исповеди вновь возвращаемся к своим свиньям. Но в том то и дело, что мы вновь и вновь приходим к Отцу за прощением. И он вновь и вновь называет нас сыновьями и дочерьми. А мы — напоминаем себе, что мы «рабы Божьи», если хотите — воины Царя Небесного, мы хотим исполнять Его благую волю, а не волю врага, желающего нашей погибели.

Читать еще:  Если я в шортах, как зайти в монастырь?

И в этом я искренне желаю и себе и вам благодатного поспешения, раб Божий Артемий! Храни вас Господь!

Что об этом говорят священники

По словам диакона Михаила Паршина, фраза о рабстве смущает только тех людей, которые не познали природу Бога. Попасть в руки тирана страшно, но настоящее наслаждение отдать свою жизнь любящему Творцу, источнику всего прекрасного на земле. Сюда входит:

  • любовь;
  • истина;
  • правда;
  • принятие;
  • прощение и другие добродетели.

Важно! В обычном рабстве человек обязан тяжело работать, в сотрудничестве с Богом, который самодостаточен во всем, христиане с радостью выполняют повеления Господина. Что может быть прекраснее, чем признаться, что ты раб Любви и Истины, Милосердия и Мудрости?

Диакон Паршин подчеркивает, что чем больше человек познает Бога, тем глубже он осознает греховность.

Интересное открытие сделал протоиерей А. Глебов, который исследовал Ветхий Завет и пришел к выводу, что много тысячелетий тому назад называться рабами Божьими имели право только цари, потом пророки. Этим избранные лица Израиля показывали, что над ними нет другой власти, кроме Бога.

В притче о злых виноградарях работали наемные рабочие, а смотрели за ними рабы царя, являющиеся прообразами пророков Израиля, через которых Творец сообщал Свою волю народу.

Называя себя рабом Божьим, человек подчеркивает свое эксклюзивное положение, а именно личные отношения с Богом Отцом, Сыном и Святым Духом.

Читаем Апостол. 7 января. Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа

Аудио

Святой Церковью читается Послание к Галатам. Глава 4, ст. 4-7.

4. но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону,

5. чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление.

6. А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!»

7. Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа.

(Гал. 4, 4-7)

Очень короткий, но очень торжественный и важный отрывок. Как вы догадались, читается он именно потому, что сегодня Святая Церковь празднует светлый, торжественный, всеми нами любимый праздник Рождества Христова. Всех вас, дорогие братья и сестры, поздравляю с этим праздником, который действительно занимает совершенно особое место в сердце каждого христианина. Это день, когда мы празднуем Боговоплощение, когда звучит торжественная весть, что с нами Бог.

Конечно, неслучайно в этот день читается данный отрывок. Послание к Галатам мы разбирали подробно, практически полностью, и вот сегодня наши мысли снова обращаются к нему. Начинается сегодняшний отрывок словами но когда пришла полнота времени. Напомню, что значит это понятие. Апостол Павел в Послании к Галатам очень много рассуждает о том, что изменилось с пришествием Христа, что было до и что стало после. Для того чтобы проиллюстрировать это, Павел приводит образ взросления человека. Напомню, что в древности человек считался совершеннолетним, когда наступал срок, назначенный отцом. Сейчас у нас совершеннолетие наступает у всех в одинаковом возрасте — 18 лет, а в древности было так, что отец сам назначал срок, когда сын будет считаться совершеннолетним. В определенном месте этого послания Павел пишет, что до наступления этого возраста сын ничем не отличался от раба, т.е. у него не было никаких прав. И только когда приходил срок, назначенный отцом, и наступало совершеннолетие, сын вступал в свои права, в свое сыновнее достоинство.

В греческом языке существует как минимум два слова, которые на русский переводятся одним словом «время». Одно слово – «хронос» обозначает время, заключающееся в движении минут, дней, лет, от него происходит понятие «хронология». Другое слово –«кэйрос» обозначает время в плане срока, какого-то назначенного часа.

В словах 4-го стиха когда пришла полнота времени имеется в виду именно «кэйрос»: когда исполнился срок, пришел час. Речь идет о том самом сроке, который назначил отец, в данном случае, конечно, Отец наш Небесный, посчитавший, что человечество ко времени пришествия в мир Иисуса Христа достаточно «подросло», то есть наступило время, когда можно считать человечество совершеннолетним.

И вот когда пришел срок, назначенный Отцом, только тогда Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. То есть Иисус Христос, Сын Божий, был послан именно для того, чтобы те, кто поверят в Него, получили через Него усыновление. До срока, назначенного Отцом, все были равны: и те, кто были готовы к тому, чтобы стать детьми, и те, кто не были готовы. Теперь кто-то принял Иисуса Христа и стал сыном Божиим по благодати, а кто-то не принял и остался в рабском состоянии. Вот в чем духовно-революционное значение события Боговоплощения – теперь мы не просто рабы Божии в социальном смысле слова.

Дело в том, что существуют разные понимания понятия «раб Божий». Есть чисто религиозное, библейское понятие: раб как служитель Божий. Термином «раб Божий» обозначались люди действительно великого предназначения, это могли быть цари, первосвященники, пророки, и именно в этом значении до сих пор христиане называют себя рабами Божиими. На эту тему существует очень много непонимания и спекуляций. Христиане – рабы Божии только в этом, сугубо религиозном смысле слова, то есть они служители Божии, те, кто выполняют волю Божию, какое-то особое предназначение. У каждого человека, на самом деле, есть особое предназначение.

Если мы берем параллель с социальным понятием, то апостол Павел говорит здесь прямо и конкретно: мы уже относимся к Богу не как рабы, и Бог относится к нам не как к рабам. Он относится к нам иначе, потому что во Христе Иисусе мы получили усыновление.

А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» Дух Святой – третья ипостась Святой Троицы, которая обнаружила себя именно благодаря пришествию в мир Иисуса Христа. Когда Иисус Христос открыл нам возможность усыновления, то Дух Святой потом «реализовал» это в нашем сердце. Когда Иисус Христос был жив и даже когда Он воскрес и вознесся, апостолы еще не обладали полнотой внутреннего понимания происходящего. Только когда на них сошел Дух Святой в день святой Пятидесятницы (как им и обещал Учитель), это соединение со Святым Духом напомнило и обновило все то познание, которое давал Христос. Если Спаситель давал это знание с помощью слов, проповеди, Дух Святой дал апостолам понимание этой истины изнутри их сердец. Поэтому каждому, кто принимает усыновление через Иисуса Христа, Бог посылает Духа Святого, Который изнутри сердца человеческого (теперь уже христианского), вопиет к Богу «Авва, Отче!» Авва – ласкательное обращение к Отцу, вроде «батюшка» или «папенька». Для иудеев это звучит фамильярно, но как раз благодаря усыновлению через Иисуса Христа человек может так обращаться к Самому Богу.

Читать еще:  Сыну 17, погрузился в веру, что делать?

И прекрасная мысль в заключение этого отрывка: Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа. Через Иисуса Христа мы ни в коем случае не рабы – мы дети Божии. Это надо помнить, дорогие братья и сестры, надо просто выписать себе это как лозунг. Потому что сколько непониманий, сколько спекуляций существует даже сейчас, не говоря уже о богоборчестве советского периода. Да и сейчас хватает людей, которые пытаются спорить с христианством, порой очень грубо и агрессивно, используя какие-то грязные приемы. В Интернете встречаются демотиваторы, на которых изображены одураченные люди, на коленях ползущие в сторону храма, из них специально делают рабов. Ни в коем случае это не так, дорогие братья и сестры. Истинная христианская весть заключается как раз в том, что мы уже не рабы Бога, а дети Его. Через Иисуса Христа мы дети Его и никогда другими не станем. Ребенок может провиниться, может заблудиться, может вести себя по-разному: стать алкоголиком или наркоманом, но он все равно останется ребенком – вот какой великий дар дается нам во Христе Иисусе. И здесь нет ничего общего с пониманием того, что мы подобны бестолковым рабам, бредущим куда-то, как безумное стадо. Если мы где-то встречаемся с подобными проявлениями, даже внутри Церкви, то должны внутренне понимать, что это еще те люди, которые сами себе не дали почувствовать свое усыновление. Они вроде бы крестились, вроде бы со Христом, но не дают себе возможности понять, что они дети Бога, что находятся в свободе и что Бог всегда будет любить их. Не понимают, что им не надо зарабатывать свое спасение, свое сыновство: это дар Божий.

Вся проблема заключена в человеческом сознании: сам человек не дает себе возможности ощутить этот великий дар Божий, ощутить плоды Боговоплощения. Это проблема сознания человека. Христианство так не учит, оно как раз говорит о том, что мы не рабы, а дети Бога. Это дает нам особую свободу, но и особую ответственность. Задумайтесь об этом, братья и сестры, нам, христианам, это очень важно понимать. Рабское сознание – всегда потребительское, а сыновнее – всегда направлено на конструктив, на развитие. Если у господина есть раб, то большая ли разница для раба, процветает ли господин и о чем он думает, что планирует, для раба главное – это крыша над головой и кусок хлеба. А для ребенка, для наследника, конечно, важно, как развиваются дела у его отца, какие у него планы, какие новации, говоря современным языком. Поэтому, как сын Бога, человек делит с Ним ответственность за то, что происходит на земле. Вот как велика Евангельская весть – во Христе нам дарована огромная свобода, но и огромная ответственность за каждый свой поступок. Никакого самооправдания, никакого снятия с себя ответственности (индульгирования) быть не может, если человек истинно находится во Христе. Соответственно, все поведение, включая какие-то бытовые ситуации, определяется пониманием своего богосыновства.

Один из современных писателей привел такой простой пример – люди приехали отдыхать на природе. Если у человека рабское сознание, и все, что ему нужно от Бога, чтобы Тот пощадил его, не уничтожил, то, по большому счету, для такого человека неважно, намусорит ли он, оставив после себя кучу отходов. Если что, потом он как-нибудь договорится с Богом, покается. Если же на природе отдыхают люди, которые ощущают себя детьми Бога, как они могут намусорить, если прекрасное место, куда они приехали, – творение их Отца. Разве можно так досаждать Отцу? Разве можно так безответственно поступать с Его творением? Так же и по отношению к человеку. Можно ли так безответственно поступать с другим сыном Бога, другим образом и подобием Божиим? Ни в коем случае.

Действительно, Рождество Христово – это великий праздник, великая благая весть о том, что мы (как сказано в 7-м стихе) уже не рабы, но дети и наследники Божии через Иисуса Христа. Еще раз, дорогие братья и сестры, от всей души поздравляю вас с этим великим праздником!

И напоминаю о необходимости для нас с вами ежедневно читать слово Божие, потому что в нем заключена великая отрада, утешение и наставление. Храни вас всех Господь!

Утверждение это не соответствует действительности. Католики в молитвах также называют себя рабами Божиими. Обратимся к главной службе католиков – Мессе. «Священник, сняв покров с чаши, возносит хлеб на дискосе, говоря: Приими, Святый Отче, Всемогущий Вечный Боже, сию непорочную жертву, которую я недостойный раб Твой приношу Тебе, Богу моему живому и истинному, за бесчисленные грехи, оскорбления и нерадения мои, и за всех здесь присутствующих, и за всех верных христиан живых и умерших». С началом Евхаристической молитвы (I) священник просит о живых: «Помяни, Господи, рабов и рабынь Твоих…. всех присутствующих, вера которых Тебе известна и благочестие которых Тебе ведомы…». Во время канона Литургии священник произносит: «Посему и мы, Господи, рабы Твои и народ Твой святой, памятуя благословенное Страдание и Воскресение от преисподних и славное на небо Вознесение Того же Христа, Сына Твоего, Господа нашего, приносим преславному Величеству Твоему от Твоих благ и даров…». Во время поминовения усопших произносится молитва: «Помяни еще, Господи, рабов и рабынь Твоих, которые предварили нас со знамением веры и почивают сном мира». В продолжении молитвы за усопших священник говорит: «И нам грешным рабам Твоим, уповающим на обилие милости Твоей, благоволи даровать некоторую часть и общение с Твоими святыми Апостолами и Мучениками, с Иоанном, Стефаном, Матфием, Варнавою, Игнатием, Александром, Марцелином, Петром, Фелицитатою, Перпетуею, Агафиею, Луциею, Агнессою, Цецилиею, Анастасиею и всеми святыми Твоими, в сообщество которых приими нас…». В латинском тексте стоит существительное famulus (раб, слуга).

Читать еще:  Свобода человека — в осознании ответственности?

Наше духовное сознание должно быть очищенным от мирских представлений. Мы не должны понятия, заимствованные из области юридических и социальных отношений, применять к высшей реальности, в которой действуют иные начала и законы. Бог хочет всех привести к вечной жизни. Человек, имеющий поврежденную грехом природу, чтобы обрести блаженство в Царстве Небесном, должен не только верить в Бога, но и всецело следовать всеблагой воле Господа. Священное Писание человека, который совлекся своей греховной воли и предал себя спасительной воле Господа, называет «рабом Божиим». Это очень почетное звание. В библейских священных текстах слова «раб Господень» применяются в первую очередь к Мессии-Христу, Сыну Божию, Который до конца исполнил волю пославшего Его Отца. Мессия говорит через пророка Исаию: «Мое право у Господа, и награда Моя у Бога Моего. И ныне говорит Господь, образовавший Меня от чрева в раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова и чтобы Израиль собрался к Нему; Я почтен в очах Господа, и Бог Мой — сила Моя. И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли» (Ис.49:16). В Новом Завете апостол Павел говорит о Спасителе: «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени» (Фил.2:7-9). Пресвятая Дева Мария говорит о Себе: «се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк.1:38). Кого еще Слово Божие называет «рабом Божиим»? Великих праведников: Авраама (Быт.26:24), Моисея (1Пар.6:49), Давида (2Цар.7:8). Св. апостолы применяют к себе это звание: «Иаков, раб Бога и Господа Иисуса Христа» (Иак.1:1), «Симон Петр, раб и Апостол Иисуса Христа» (2 Петр.1:1), «Иуда, раб Иисуса Христа» (Иуд.1:1), «Павел и Тимофей, рабы Иисуса Христа» (1:1). Право называться рабом Божиим надо заслужить. Многие ли могут с чистой совестью сказать о себе, что они — рабы Божии и не являются рабами своих страстей, рабами греха?

Почему люди — «рабы Божьи», а не «дети Божьи»?

Можно подумать, будто в этом была бы какая-нибудь принципиальная разница. Библия — древняя книга, русский язык тоже не вчера на коленке склепали. Рабы для древнего человека — своеобразные члены семьи, хоть и лишённые прав и находящиеся на положении почти вещей, но многие ли люди тогда считались людьми в нашем понимании? Идеи гуманизма появились довольно поздно — уже в эпоху Возрождения, да и с их появлением ценность и каждой жизни ещё долго не разумелась сама собой. И до сих пор далеко не везде так считают.

Раба нужно было кормить, одевать, обеспечивать кровом. Дуракам и садистам закон не писан, но для прагматичного хозяина, умеющего думать и, особенно, считать, раб был ценным объектом собственности. И когда рабы становились столь дешевы, что загнать вусмерть и купить новых было выгодней, чем поддерживать в функциональном состоянии имеющихся, дело явно шло к вырождению экономической модели как в древнем мире, так и в США середины XIX века.

Этимологически, в диахронии, слова раб и ребёнок — однокоренные. Под ребёнком понималось человеческое существо без каких-либо прав в семье-племени, полностью подчинённое старшим и обязанное работать в меру своих возможностей. В древнепрусском и балтийских языках слова «мальчик» и «слуга» происходят от одного индоевропейского корня. То же значение до сих пор сохранилось в английском языке. Boy — отнюдь не только мальчик, но и ассистент (практически «прислуга за всё») в театральной и киноиндустрии, даже если он — дама самых традиционных представлений семье и браке.

Раз уж мы дожили до эпохи, когда «чёрные жизни имеют значение»

то самое время вспомнить, что «boy» было типичным обращением к рабу независимо от его возраста и профессиональной квалификации. Это слово, использованное белым в отношении взрослого афроамериканца, — не менее страшное оскорбление, чем пресловутый «нигер».

Так что понятия «дети» и «прислуга» постоянно переплетались. Пупом земли, вокруг которого нужно убиться, удовлетворяя бесконечно растущие нужды и желания, ребёнок стал лишь со второй половины XX века, но не факт, что такое отношение останется навеки.

В течении тысячелетий понимание детства как части жизни, отношение к детям и наполнения слов, обозначающих маленьких людей конкретным содержанием изменялось. Избыточная синонимия и супплетивизм основ при словоизменении — «атавизмы и рудименты» сложнейших процессов, происходивших в прошлом. Дитя — изначально младенец, находящийся на грудном вскармливании и неспособный выжить без матери или кормилицы. Чадо — тёмное слово, нынче учёные вроде бы сошлись на том, что изначально обозначало просто младшего. Ребёнок — «рабик» в процессе взросления.

Выражение «раб Божий» пришло к нам тысячу лет назад из древнеболгарского языка, приспособленного греками для славян и получившего название «старославянского языка». За этот период его семантика тоже изменилась. Из работника, занимающего подчинённое положение, в результате получился лично зависимый бесправный человек, которого можно заставить делать всё. Можно, конечно, придираться к словам, выискивая поводы для обид, которых изначально это слово не давало. А можно с уважением отнестись к тысячелетней традиции, чтобы лишний раз задуматься, как всё неоднозначно и изменчиво даже там, где всё кажется ясным и незыблемым.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector