0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стоит ли говорить о вере, если человеку не нравится

Стоит ли говорить о вере, если человеку не нравится?

Здравствуйте разъясните пожалуйста как правильно поступить? Стоит ли при близком родственике разговаривать о вере, храме, праздниках церковных, если ему эти разговоры не нравятся он начинает нервничать, может что-то плохое сказать, мы можем без него поговорить, а так мне кажется только на грех его толкаем, на дурные мысли?

4 Ответа

  • Активность
  • По голосам
  • Новые
  • Старые

Ирина, если Ваш близкий родственник выбрал для себя сознательный путь неверия, то это куда хуже дурных мыслей, возникающих при разговорах. Если он атеист, то с большим сожалением вынужден напомнить слова Спасителя: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» ( Мф.7:6 ).

Если же Ваш родственник не атеист, но верит в Бога «в душе», то определенно имеет смысл поговорить с ним не на тему церковных праздников, а о его заблуждении. Вот Вам в помощь статья «Бог в душе или бесовская уловка»

В подобном случае хорошо руководствоваться словами блаженного Августина Аврелия: «Никогда не говори о Христе, пока тебя не спросят, но живи так, чтобы тебя спрашивали».

Если вера, храм, духовная жизнь – это часть Вашей повседневной жизни, то будет странно, если Вы будете умалчивать об этой стороне своей реальности, словно тайком что-то делать. Вполне естественно, что периодически Вы проговариваете что-то, важное для Вас, связанное с верой.

Но и напоказ выставлять свою религиозность не стоит. Нарочитые разговоры на темы, которые вызывают ссоры в семье, вряд ли уместны. Вообще, неоправданное навязывание человеку тем, которые его раздражают, можно назвать психологическим насилием. А в таких вот домашних беседах с богоборцами смысла мало. Если человек не хочет вас слушать, то он и не услышит. А значит, такие речи вряд ли приведут к его религиозному прозрению, скорее, наоборот.

Поэтому то, что Вам важно проговорить, обсудить, лучше проговаривать с теми, кто готов Вас слушать, вести диалог. Порой это может быть и в присутствии такого «нервного» родственника: если в этом нет навязывания, по взаимной любви такие разговоры вполне могут обойтись без агрессии.

К каждому из священников, особенно к тем, которые состоят в обществе «Трезвение» приходит множество людей, ищущих помощи и исцеления для своих родных, страдающих алкогольной и наркотической зависимостью. Большинство из этих людей (в психологии людей, окружающих алкоголика (наркомана) называют «созависимыми») пребывают в очень подавленном состоянии. Страх перед неизвестным, вздрагивание от стука шагов, нарушения сна, потеря интереса к общению с людьми говорит о том, что сами они не меньше своего родственника нуждаются в серьезной духовной и психологической (а иногда и психотерапевтической) поддержке. К сожалению, это состояние не только лишает их возможности помочь ближнему, но и способствует развитию заболевания. Поэтому (как бы странно эта рекомендация не звучала) первое, что нужно сделать для них — это прекратить всякие попытки переделывать других, а сначала самим избавиться от страшных плодов созависимости. Не может больной поделиться здоровьем, не исцелившись сначала сам. Когда говоришь об этом, часто встречаешь непонимание и даже осуждение, вплоть до отказа от дальнейшей помощи. Верующий человек должен понять, что желание самому влиять на другого — это проявление гордыни, а как известно «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». (Иак.4:6) Смириться, признать, что ты ничего изменить в другом не можешь, как бы не пытался, очень трудно. Но опыт показывает, что те, кто, смирившись, избавились от болезненного самообмана, что можем влиять на другого, поручили это Воле Божьей и занялись своим исправлением, получают поразительные результаты.

Повсеместной ошибкой является то, что большинство ищут быстрого и безболезненного решения своей проблемы путем каких-то одномоментных действий, которые помогли бы измениться зависимому человеку притом без его желания. «Какой молебен отслужить и какую молитву прочитать, кому свечку поставить и в какой монастырь съездить, чтоб он (она) пить перестал?». Вроде бы все верно. И молебны с акафистами совершаются и свечи на них горят, а кто пил тот, как правило, пить и продолжает, несмотря на то, что все «рекомендации» выполняются исправно. Причины этого можно разделить на две категории.

Первая происходит из неправильного понимания духовной жизни. Молитва за ближнего не угодна Богу, если она не соединятся с глубоким смирением, прощением обид, искренним покаянием в преждесодеянных грехах и исправлением жизни по заповедям Божиим. Каждый раз, ставя свечу с храме, подавая записку на литургию или молебен, приводи на ум слова из Евангелия и 50 псалма «если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. (Матф.5:23,24) «Жертва Богу — дух сокрушенный». (Пс.50:19) Без этого примирения и сокрушения сердца наши свечки и записки неугодны Богу. Ежедневное чтение Евангелия, Святых Отцов, повседневное исповедание грехов, подробная и частая исповедь перед духовником поможет понять это. Особе место в жизни христианина должно занимать по возможности более частое причастие Тела и Крови Христовых. Никакой правильной духовной жизни без причастия быть не может «Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни». (Иоан.6:53) Если нам действительно дорог человек, для которого мы просим у Бога исцеления, для которого нам не жалко ни сил не средств, от которого мы готовы терпеть и терпим годами обиды и унижения, то почему же нам ради него нам так трудно бывает заставить себя следовать этим простым рекомендациям? Мне встречались женщины, которые в поисках отрезвления своих мужей истратили десятки тысяч на разных «целителей», терпели побои и измены из «любви» к ним, а в ответ на просьбу священника прийти на исповедь и причастие пожимали плечами, мол, это очень сложно, нам нужен такой священник, чтоб «почитал» и сразу стало легче. Но как известно «широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими.» (Матф.7:13)

Вторая заключается в нашем неправильном отношении к больному и его болезни, в поведении не только не способствующем выздоровлению, а даже наоборот поощряющем дальнейшее развитие зависимости. Как известно, ранняя диагностика любой болезни дает намного больше возможностей для ее излечения. К сожалению, на начальной стадии заболевания родные, замечающие неладное склонны попросту отрицать проблему как таковую. «Он не алкоголик, просто меры не знает«, «попал в дурную компанию», «пил бы понемногу, никаких проблем бы не было». Проблему видят не в зависимости, а в количестве выпитого. В данной ситуации очень важно понять, что причиной безобразного поведения являются не внутренние качества человека, «только проявляющиеся после выпивки», а сам алкоголь, изменяющий личность человека, привносящий в нее черты, изначально неприсущие, открывающий вход в душу для нечистой силы, которая начинает руководить пьяным и его устами и руками творить беззаконие. Количество и качество выпитого алкоголя никакого значения не имеет. Алкоголик никогда не сможет «пить в меру». Знали бы родные сколько противоречий возникает в его душе, когда, вскоре после крупного скандала устроенного на следующий день после позднего прихода в пьяном виде, по какому-то семейному поводу, жена (мать, теща) достает бутылку и предлагает принять «для аппетиту». Логика «пусть лучше выпьет дома» или, что еще хуже, совместная выпивка, всегда приводит к ускорению прогрессирования болезни, переходу к следующим стадиям деградации личности и многократному усилению признаков созависмости или даже к втягиванию в зависимость других членов семьи. Понять чувства, мысли, логику алкоголика тому, кто сам не прошел через это, очень трудно, для многих вообще невозможно. Да и пытаться не нужно. Поймите одно. Если в семье есть человек, испытывающий проблемы с алкоголем, (а алкоголик может только совсем не пить, пить «культурно» он никогда не сможет), то всем остальным, если он им действительно дорог, нет иного выхода, как полностью, навсегда принять решение об абсолютно трезвом образе жизни. Верующие это решение подкрепляют обетом трезвения, принимаемом по благословению духовника.

Дальше начинается самое сложное. Нужно отделить в своем сознании человека от его болезни, возненавидеть грех и возлюбить грешника, научиться спокойно реагировать на все его выходки, зная, что причина не в нем самом а «в водке». Ни в коем случае нельзя идти на поводу у своих эмоций, на которые будет давить алкоголик, изображая жертву, шантажируя, угрожая, торгуясь с вами, пытаясь навязать вам роль няньки или «спасителя». Ни в коем случае нельзя позволять алкоголику манипулировать собой, строить из себя жертву, нельзя давать деньги на выпивку, обслуживать запои, звонить с объяснениями причин прогулов на работу, покупать справки о болезни. Принимая бремя ответственности за его поступки на себя, вы навсегда лишаете его возможности осознать все положение. Дайте понять, что избавление от пьянства нужно, прежде всего, самому пьющему. Те случаи, когда бросают пить «ради семьи, детей, работы» как правило, приносят только временное облегчение. В таких случаях в период между запоями алкоголик требует повышенного внимания к себе, шантажирует, бездельничает, а в ответ на какие-то замечания говорит «…зато не пью», «было б лучше, если бы пил?». И, конечно же, находит повод для того чтоб сорваться. Ради истинной, спасающей любви нужно научиться сдерживать проявления «любви» ложной, губительной.

Несмотря на наличие общих принципов, в разных людях болезнь протекает по-разному и по каждому конкретному случаю нужно собеседование как с духовником, имеющим представление по данной проблеме, так и с врачом-психотерапевтом. Ни в коем случае нельзя покупаться на многообещающие рекламные вывески многочисленных частных кабинетов, где обещают «сотворить чудо» и избавить от всех проблем за несколько сеансов. К сожалению, часто пациенты кроме потраченных впустую денег и времени выносят из этих кабинетов вместо исцеления тяжелые психические и физические осложнения, потерпев несколько неудач, теряют веру в возможность избавления от недуга. Чудеса бывают, но они — область веры, а не медицины. Поэтому в случае тяжелого запоя или признаков развивающегося алкогольного психоза ни в коем случае не занимаетесь самолечением, не пытайтесь прервать запой самостоятельно, это может привести к внезапной смерти или страшным трагедиям. Не ищите чудо-лекарей, а обращайтесь в таких случаях в государственную наркологическую службу, которая эффективно позволяет привести человека в сознание, и только после этого станет возможно дальнейшее психотерапевтическое лечение и духовная реабилитация. Нет ничего стыдного в том, чтоб обратиться к специалисту и чем раньше вы это сделаете, тем ему легче будет оказать помощь вашему больному.

Читать еще:  Как подать записку, если неизвестно имя в Крещении?

Алкоголизм — такое же заболевание, как гипертония или диабет, хотя имеет в большей степени психическую, а не только физиологическую природу. Болезнь эта многократно осложнена тем, что сами больные и их семьи признавать ее не хотят. А ведь увидеть и разобраться в том, что со мной происходит — это уже полпути к выздоровлению. Процесс духовной войны с зависимостью может быть очень не быстрым. Вообще, нет гарантии, что ваши усилия увенчаются успехом в этой жизни. Бывали случаи, когда не исправлением жизни, то хотя бы покаянием на смертном одре Бог спасал заблудшую душу. Нам не дано знать пути Господни, но одно мы знаем точно. От нас и нашего поведения зависит очень многое.

Протоиерей Евгений Пейков, член Донбасского православного общества «Трезвение»

Иисус был в послушании у родителей

Пример послушания Своей Матери Деве Марии и названному отцу Иосифу Обручнику показал нам Спаситель. Из Евангелия от Луки (Лк. 2:40-52) мы знаем, что только в двенадцатилетнем возрасте Иисус лишь однажды заставил их сильно скорбеть, без предупреждения оставшись в храме после путешествия в Иерусалим. Там Он слушал и Сам учил учителей.

Когда взволнованные Иосиф с Марией нашли Своего Божественного Сына в храме, Он, напомнив им о Своем Небесном Отце и цели, с Которой был послан на землю, больше их не огорчал и пребывал в полном послушании им до положенного срока. То есть Сам Христос до тридцати лет беспрекословно повиновался Своим земным родителям. Как мы знаем, Иисус помогал Своему названному отцу Иосифу — был плотником. До тех пор, пока не был призван на общественное служение.

Что посоветуете, батюшка? Ответы на затруднения повседневного христианского быта и церковного благочестия

Книга протоиерея Валентина Мордасова «Что посоветуете, батюшка?» составлена в виде вопросов православных христиан, адресованных священнику, и ответов на них. В ее основе – ответы на вопросы духовных чад псковского старца, протоиерея Валентина Мордасова: частью – взятые им из святоотеческих творений, частью – осмысленные собственным духовным опытом. Она охватывает самые разные проблемы жизни православного христианина, все стороны его бытовой жизни.

Оглавление

  • Предисловие
  • О Боге, Богородице, Ангелах и святых
  • О церковном обиходе и поведении в церкви
  • О священных предметах и священнодействиях

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Что посоветуете, батюшка? Ответы на затруднения повседневного христианского быта и церковного благочестия предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

О церковном обиходе и поведении в церкви

Почему же не должно есть перед богослужением?

«Те, которые идут к богослужению покушавши, — пишет св. Иоанн Кронштадтский, добровольно налагают на себя ненужную и вредную тяжесть и заранее заглушают сердце свое для молитвы, преграждая к нему доступ святых помыслов и святых ощущений. Крайне надо остерегаться, чтобы не есть пред богослужением. Помнить надо, что Царство Божие несть брашно и питие (Рим. 14: 17), т. е. не может царствовать Бог в том сердце, которое отягощено объядением и питием». [4]

Если незнакомый человек в храме предлагает просфору, надо ли брать или лучше отказаться?

Можно ласково и учтиво отказаться от просфоры или кутьи, так как некоторые подают за самоубийц, умерших в неверии или от пьянства (опившихся), за которых и молиться-то грешно.

Можно ли после ночного осквернения (во сне) ходить с утра в храм, прикладываться к иконам, принимать св. воду, просфоры?

Надобно вычитать молитвы от осквернения, а иначе грешно ходить в храм, прикладываться к иконам, принимать крещенскую воду и просфору. Приступая же к Святым Тайнам, покаяться в этом духовнику на исповеди. Здесь различают: от чего произошло осквернение? По твоей ли вине (объелся, долго спал и на мягком, в тепле, осуждал кого и т. п.) или по вине диавола, который навел на тебя сон, чтобы не допустить тебя к причащению или вообще осквернить. Вообще же это дело духовника, как лучше поступить с осквернившимся.

Надо ли одеваться, когда идешь в храм, в лучшую одежду или ходить неряшливо одетым?

Из жизни подвижников мы узнаем, что они одевали приличную, но не роскошную одежду при посещениях храма.

Можно ли во время службы входить в храм через боковой вход, если это удобно, или только через центральный (основной)?

Можно, смотря по обстоятельствам.

Разрешается ли прикладываться к росписям храма, снаружи или внутри, и когда это лучше делать?

Для целования много икон имеется, а росписям (фрескам) поклониться и помолиться на них хорошо.

Накануне причастного дня некоторые говорят, что после восьми часов вечера кушать не надо. Существует ли какое-то на этот счет правило?

Те, которые воздерживаются от еды перед причастием с вечера — хорошо делают. Но по правилам с 12 часов ночи уже нельзя ничего ни кушать, ни пить.

Могут ли некрещеные находиться в храме во время Литургии или за Всенощной?

Некрещеные могут находиться в храме за всей Всенощной, а во время Литургии — до возгласа «Оглашеннии, изыдите».

Как лучше поступить, если из-за тесноты в храме приходится во время службы стоять спиной к ближайшей иконе?

По нужде не грешно во время службы стоять спиной к иконе.

Обязательно ли после причастия употреблять запивку?

После причастия обязательно надо употреблять запивку.

Надо ли сделать замечание, если в храме кто-то болтовней мешает слушать службу или поет громко и очень неправильно?

Святитель Иоанн Златоуст говорит, что можно это сделать даже маленькому мальчику.

В Церкви все «бабушки» у подсвечников советуют по-разному. Как разобраться, кто прав?

Эти бабульки часто очень мало понимают в делах церковных; посему надо спрашивать у священника и самому учиться: читать Священное Писание, книги св. отцов.

Можно ли правило ко Причастию дочитывать во время Литургии или лучше оставить, что не успел дочитать, и слушать службу, а дочитать после Причастия?

Читать правило в церкви — злая привычка. Дочитывать правило после причащения допускается только при нужде, а так — нужно начинать его читать с утра перед причастным днем.

В какие моменты за Литургией лучше всего читать помянник?

Во время совершения проскомидии.

Является ли грехом, когда женщина приходит в храм без платка, в брюках, с накрашенными губами? Некоторые священники женщин в брюках не допускают до причастия. Правильно ли это?

Все верующие знают о том, что грешно приходить в храм в брюках, с накрашенными губами и без платка. А что батюшки вразумляют в этом — это их обязанность, хотя это должно делать кротко и ласково.

Можно ли во время Литургии стоять в притворе храма или лучше собственно в храме? Имеет ли значение место, где стоишь?

Отчасти значение имеет, где стоять. Так, например, стоять в конце храма — там отвлекают приходящие и уходящие, разговоры у свечного ящика, там рассеивается молитва, а впереди этого нет. Однако важно, с каким чувством ты стоишь: с чувством ли своего недостоинства и греховности или с чувством фарисейским и с любопытством.

Как поступить, если после окончания Литургии священник не дает крест для целования, потому что служит молебен или еще по какой причине, а мне нужно срочно уйти по уважительной причине?

Должно поцеловать Распятие в храме и идти, благодаря Бога и сокрушаясь, что раньше ушел.

Можно ли входить в храм с магнитофоном или с продуктами из магазина (мясом, яйцами и пр.)?

Это надо избегать делать. В Евангелии читаем, что Иисус Христос не позволял, чтобы кто-то пронес сосуд через храм. А мясо вообще в церковь запрещено приносить [5] .

Если детскую коляску оставлять на улице опасно, можно ли взять ее в храм?

Можно, по нужде, с разрешения церковных работников.

Можно ли прикладываться к иконам и ставить свечи во время службы, если не успел сделать это своевременно, до службы?

Во время службы это не нужно делать, потому что так вы отвлекаете верующих от молитвы, а надо или вначале, до службы, или по окончании ее.

Разрешается ли в постные дни приносить на канун скоромные продукты?

Можно ли прихожанам во время богослужения или после него пользоваться проходом между аналоем, на котором лежит праздничная икона, и Царскими Вратами?

Только не вставая на амвон (с которого диакон говорит ектении, а священник — проповеди), так как соборным правилом запрещается вставать на амвон мирянам. [6]

Обязательно ли, чтобы поминальная свечка сгорела во время службы, на которой было поминовение, или ее могут поставить потом?

Это не имеет большого значения, надо больше смотреть за собою и сокрушаться о своих грехах.

Обязательно ли делать земной поклон во время возгласа «Святая Святым…»?

Земные поклоны отменяются в субботы, воскресные и праздничные дни [7] , а в Воздвижение и в воскресенье Крестопоклонное совершаются только, когда поются песнопения на поклонение Кресту. В воскресные и праздничные дни разрешаются земные припадания только великим святыням: Св. Дарам, мощам, чудотворной иконе.

Если кто-то хулиганит в храме и мешает службе, можно ли вывести его силой?

Не только можно, но и должно.

Что означает во время Литургии возглас «Оглашеннии, изыдите…»?

«Оглашеннии» значит некрещеные; раньше они оглашались, наставлялись в вере. Следовательно, им надо выйти из храма.

Можно ли в церкви заходить на амвон и солею прихожанам?

Без нужды не должно заходить туда. Надо помнить евангельских смиренного мытаря и гордого фарисея.

Если ребенок (младенец) ведет себя неспокойно в храме и это мешает службе или молящимся, надо ли уходить из храма?

Выйти на это время, когда кричит, мешает, можно и должно, а потом опять встать невдалеке от дверей, чтобы на подобный случай выйти.

Если младенец не принимает Св. Даров и стискивает рот, надо ли причастить насильно?

Маленькому можно маленькую каплю дать Св. Причастия, а большого не насиловать.

Какие моменты во время Литургии самые важные?

«Тебе поем…» и вынос Св. Даров.

Правильно ли говорят, что в храме держать руки за спиной нехорошо?

Об этом говорит святитель Феофан Затворник, что должно стоять в струнку, лицом к алтарю или в землю или на икону смотреть. [8]

Прилично ли женщинам во время Богослужения, находясь в передней части храма, делать земные поклоны или стоять на коленях так, что задняя часть туловища находится выше головы?

Вообще советуется не выделяться среди молящихся, а то это будет показность.

Если открыты Царские врата, а священник находится в задней части храма (например, на литии), надо ли поворачиваться лицом к нему или стоять лицом к алтарю?

Вообще стоять задом к алтарю без нужды грешно. Об этом говорил в свое время святитель Григорий Богослов. [9]

Читать еще:  Страх Божий и любовь к Богу — что это и зачем?

Замечал, что некоторые приходят в храм в платках, на которых изображены игральные карты или сигаретная реклама или еще что подобное. Не грех ли это? Также вижу очень часто в храмах людей с полиэтиленовыми пакетами, на которых богомерзкие изображения. Надо ли обращать на это внимание или это неважно?

Изображений, которые вызывают греховные чувства и худые мысли, не должно быть у христианина, и это, несомненно, грех, соблазн для окружающих. А соблазнителям Господь говорит: «Горе вам…» Сумки с изображением святых, Спасителя и Матери Божией использовать под продукты и вообще земное не менее грешно. Сейчас много таких греховных сетей. Недоумение вызывают духовные кассеты и пластинки с иконами, календари с иконами, вообще со священными изображениями — как можно молиться на календарь? Встречались даже замки с привеской, на которой было изображение Св. Троицы.

В нашем храме каждую субботу во время Литургии ходят с чашками и подносами мимо каждого молящегося, собирая деньги на строительство храма. Позволительно ли это? Что сказать о настоятеле?

Такова традиция многих храмов, и вас это не должно беспокоить, так как за это отвечает настоятель храма. Подобные вопросы нужно задавать ему, не стесняясь.

Что надо делать и чего не делать в воскресенье?

Святой Косма учил христиан: по воскресным дням не торговать, не ходить на базар, не заниматься работами, а также не ходить за ягодами, грибами, охотиться, заниматься рыбной ловлей, но ходить в церковь и слушать там святую службу и Божие слово. [10]

Можно ли продавать в храме свечи, книги и иконы во время службы, особенно когда одна часть причащается, а другая «свободна»? Как быть?

Это решает настоятель, который за это и отвечает. Традиционно всегда было так.

Как православному правильно передать свечу к иконам, если он опоздал на службу и в храме много людей? И как правильно принять такую свечу от другого, или передавать уже нельзя?

Подавать свечи нужно до начала службы, стараясь при этом не произносить лишних слов и не суетиться. Воздержаться от передачи свечей нужно во время евхаристического канона, чтения Евангелия.

Обязательно ли ходить в церковь по воскресеньям? В заповеди не сказано, что надо обязательно ходить в церковь. Понимаете, у меня муж хоть и крещеный, но против того, чтобы я ходила каждое воскресенье. Время от времени он позволяет. Я хотела узнать, должна ли я, несмотря ни на что, все равно ходить в церковь или нет? Мне самой очень хочется бывать в храме почаще.

Заповедь Божия говорит нам, чтобы мы «шесть дней делали дела свои, а седьмой посвятили бы господу Богу Своему». Если возможно с вашей стороны, то ходить в церковь нужно как можно чаще. Один из отцов Церкви говорил: «Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец» [11] . Если возникают по поводу хождения в церковь скандалы, нужно их избегать, но, оставаясь вынужденно дома, необходимо постараться найти способы, чтобы быть в этот день как можно ближе к Богу. Побольше помолиться, почитать Священное Писание. Просто поразмышлять о Господе. Неверующего мужа в делах веры не слушайте.

Прихожу в церковь, стою; до службы и во время службы вижу красивое, золотое свечение икон, врат и т. д. Что это?

Всякие видения в церкви или вне ее нам, грешным, не полезны. Нужно молить Бога, чтобы Господь избавил нас от них, иначе это может привести к самообольщению и «прелести», то есть к тому состоянию, когда человек начинает мнить о себе нечто высокое и считать себя достойным таких видений. А это благодатная почва для воздействия темных сил.

Что способствует вниманию при богослужении?

«Полезно при богослужении повторять краткую молитву в сердце, — говорит святитель Игнатий Брянчанинов, — так как она способствует тщательному вниманию, удерживая ум от рассеянности… При неспешном чтении молитв возможно внимание, а при поспешном чтении вниманию нет места».

Можно ли в храме, на клиросе находясь, делать вслух замечания, если кому-то случается ошибиться в чтении или пении?

Делать вслух замечание, останавливать начатое, а особенно смеяться отнюдь не следует, дабы не навести и на других смущения. Что из того, если случилось, например, сказать не тот прокимен или прочитать не столько стихов в каноне, сколько положено. Об этом, конечно, легонько напомнить следует, а разъяснить после окончания службы хорошо; не в этом преступление, что не то по ошибке прочитано, а в том, что хотя и прочитано положенное, да без внимания и расположения.

Можно ли в храме разговаривать?

«В церкви отнюдь не говори» (святой Антоний Великий). [12]

В храме меня часто одолевают хульные помыслы. Что делать?

Кто начинает жить по заповедям Божиим, тому враг делает препятствие, например, хульные помыслы в храме. Вы не отчаивайтесь в то время, но прибегайте к крестному знамению и Самому Господу и Ангелу хранителю — и получите за сие награду как борющийся и побеждающий. Если же враг сразу не выйдет из сердца вашего, то не обращайте на него внимания, как на лай пса на улице, который не приносит нам вреда.

Можно ли в воскресенье отстоять только Литургию?

В воскресенье в храме нужно достаивать до окончания панихиду и молебен, если нет особенно уважительных причин спешить из храма, потому что Господь сказал: шесть дней делай и сотвори в них дела свои, а седьмой день отдай Господу Богу своему. Нам же не хочется и полчаса побыть, чтобы помолиться за своих родных и знакомых. Если бы у вас были собраны гости на обед и некоторые из них, нарушая беседу, не стали бы сидеть до конца обеда, то разве не обидело бы это хозяина? Так и мы прогневим Бога, если уйдем, не достояв службы Господней.

«Чужой среди своих». 4 истории об атеистах в религиозном окружении

«Мама враждебно относилась к моим атеистическим взглядам: вдруг люди узнают, что она плохо воспитала дочь»

Амина, 26 лет

До 9 лет я жила в своем родном городе — Махачкале, а после мы переехали в Москву. Я по умолчанию верила в Бога-создателя, и да, наверное, считала себя мусульманкой, но обряды соблюдать никогда не стремилась. В 90-е у нас в холодильнике спокойно лежало сало, которое ели мои родители. И это при отчетливом понимании того, что мы — мусульмане. Вообще тогда люди в республике были свободнее — и взглядами, и нравами.

В нулевых начался регрессивный процесс и активное насаждение исламизации в молодежной среде. Многие мои родственники стали уходить во все это с головой. Люди, которых я знала, очень сильно изменились, и как будто ничего общего между нами не осталось. В какой-то момент это коснулось и моего отца. Когда мне было лет 13–14, он стал заставлять меня и моего брата молиться по пять раз в день, потом поститься в Рамадан. Меня в мечеть никогда не водили, но моего брата по пятницам отец всегда заставлял. Нас не спрашивали, хотим мы этого или нет. В какой-то момент мы с братом превратились в искусных лжецов: могли, например, запереться в комнате и сказать, что помолились, а сами просто сидели и засекали время. Во время поста могли украдкой перехватить что-нибудь на кухне.

Брат говорил, что моими друзьями не могут быть русские, потому что они христиане

В московской школе я была в определенном вакууме, меня травили одноклассники. После поступления в вуз, общения с людьми совершенно разных взглядов, лекций по литературе я начала задумываться над тем, что говорит моя родня. Раньше из-за оторванности от социума я не подвергала их высказывания анализу. Даже не задумывалась над тем, сколько ужасного говорят эти люди и как буднично этот ужас порой звучит. Например, у меня очень религиозный двоюродный брат. Его жена ходит в хиджабе, и в их семье все по мусульманским канонам. От него я часто слышала: «Лучше мертвый друг, чем друг — гей». Я выступаю за легализацию однополых браков, у меня от такого волосы дыбом встают. Этот двоюродный брат говорил, что моими друзьями не могут быть русские, потому что они христиане. А у меня почти все друзья русские, я их люблю, и мне с ними гораздо интереснее, чем с земляками, и оправдываться за это я не собираюсь.

К 20 годам я пришла к атеизму. Бесчеловечность большинства людей, их злость по отношению к друг другу и ненависть к непохожим. Разве Бог бы допустил такое? Думаю, нет. Мир и люди слишком хаотичны, что, скорее, говорит о том, что над нами нет никакого создателя. Я пыталась и пытаюсь обсуждать это только с мамой, с отцом на эту тему говорить бесполезно — он слишком догматичен. Мама поначалу тоже очень враждебно относилась к моим атеистическим взглядам, даже обижалась: вдруг люди узнают, будут говорить, что она дочь плохо воспитала. Но сейчас она относится к моим взглядам с пониманием и даже кому-то из своих знакомых приводила мои слова в качестве аргументов.

Вообще с религиозными людьми сложно говорить. У них любой разговор выезжает на тему ислама. Пару лет назад у моей тети от сердечного приступа скончался муж. Ему было 42 года. На похоронах и поминках его старшая сестра рассказывала: «А вы знаете, он же атеист был, хоть и скрывал». Все очень возмущались. Кто-то даже сказал, что человек, который не верит в Бога, долго жить не будет. А я удивилась: человек больше 20 лет в моей семье, а никто о нем этого не знал. Взрослый мужчина был вынужден скрывать свои взгляды почти ото всех.

«Мой муж-священник вел двойную жизнь»

Ольга, 34 года

Моя семья никогда не была религиозной. Меня крестили в детстве — на этом религиозное воспитание и закончилось. Я всегда хорошо рисовала, поэтому хотела поступать в университет культуры. Но мама услышала по радио объявление о наборе на иконописное отделение духовного училища и уговорила меня поехать и посмотреть, хотя я поначалу возражала. Мне предложили пожить недельку, пообщаться с воспитанницами и абитуриентами. Я была очень тихим домашним ребенком, и мне понравилось в училище. Я сдружилась с несколькими девушками и решила поступать на иконописное.

Это был 2001 год, наверное. Верующие люди мне показались в разы лучше атеистов: кругом любовь, жертвенность и благородство. Я с головой окунулась в новую для себя жизнь и довольно быстро вникла в азы православия. После уроков были послушания, мы много работали и молились. Все догмы учения принимались на веру, без критического анализа, ведь сомневаться в них — грех. Я была в эйфории, казалось, что я узнала истину и теперь все у меня в жизни все будет как надо.

Рядом с нашим училищем была мужская семинария. По сравнению с моими бывшими одноклассниками, молодые семинаристы казались ангелами: не пьют, не курят, не матерятся, воспитанные, вежливые, ориентированы на семейные ценности. Я усердно молилась боженьке о таком супруге, и боженька, видимо, услышал. Мы познакомились с будущим мужем на одном из церковных праздников, он очень красиво ухаживал. Через год мы поженились, мне было 19 лет.

Читать еще:  Что ждет Иуду после Воскресения?

После учебы нас отправили в провинциальный городок, и муж сразу стал там настоятелем. Я догадывалась, что у него тяжелый характер, но, когда у него появились деньги (немалые для того городка), связи и власть, его гордыня взлетела до небес. У нас родился ребенок, и муж, видимо, решил, что я уже никуда не денусь и стерплю любое отношение. Он унижал меня, оскорблял, его могла вывести из себя любая мелочь, о помощи с ребенком и речи не шло. На людях он был идеальным мужем.

Я верила в Бога. Думала, что мне просто не повезло с мужем, а настоящие батюшки есть, и вера у них настоящая. Потом узнала, что мою подругу избивал муж-священник

Когда дочке исполнился год, я поступила на заочное обучение в университет. Муж был против: матушке образование ни к чему. Он все чаще нарушал посты, не вычитывал молитвы, но на проповедях все так же рассказывал, что нужно молиться и поститься, а не ходить в церковь — большой грех. Службы обычно проходили два раза в неделю, еще могли быть погребения, крещения или венчания. В остальное время муж был свободен, и, видимо, от безделья началась деградация. Семейная жизнь трещала по швам. Когда дочке было два года, я вышла на обычную светскую работу. Городок был маленький, все знали, что я матушка, и смотрели на нашу семью как на пример. А я все больше страдала от вынужденного лицемерия и никому не могла рассказать, что муж на самом деле делает совсем не то, чему учит людей. После работы муж устраивал мне сцены ревности, говорил, что я вышла на работу, чтобы искать себе любовников, и обзывал меня шлюхой при дочери. Он днями и ночами сидел за компьютером, уже тогда я знала, что он зависает на порносайтах. Секс у нас был всегда, я не ханжа, но отказать ему было невозможно, в этом случае он просто применял насилие. Посты его тоже не останавливали: «Иоанн Златоуст сказал, что если очень хочется, то можно — чтобы не было большего греха».

В тот период я еще верила в Бога. Думала, что мне просто не повезло с мужем, а настоящие батюшки есть, и вера у них настоящая. Потом я узнала, что мою подругу избивал муж-священник, приковывал ее к батарее, другой — изменял с проститутками. Это заставило меня разочароваться прежде всего в РПЦ, и моя вера начала потихоньку угасать: на службы я ходила только потому, что надо, молитвы тоже забросила.

Я спрашивала мужа, верит ли он в Бога, он отвечал, что да, но не совсем так, как написано в Библии. Он считал себя выше простых людей, стремился к власти над ними, над их умами — именно это и привлекало его в священническом служении. Прихожане слушали его, открыв рты: муж был замечательным оратором. Люди его любили, за малым исключением. Мне становилось все неудобнее находиться в церкви и смотреть людям в глаза. Мы жили за счет пожертвований, и я знала, что большинство денег батюшка тратит на свои удовольствия, на свой комфорт: например, он считал ниже своего достоинства ездить общественным транспортом — только такси. Любил походить по ресторанам и хотел купить себе крутой джип, но я его переубедила. Вскоре мужа перевели в другой город, и мы развелись после десяти с лишним лет брака. Многие прихожане говорили, что я разрушила батюшке жизнь. Но он особо не страдает: в большом городе легко вести двойную жизнь и встречаться с девушками.

Я постепенно пришла к атеизму. Когда-то в училище нам преподавали сектоведение, и я поняла, что православие имеет те же черты, что и секты. Я прочла сначала апокрифические евангелия, историю церкви, прочла и о других религиях, и увидела, что структура у всех религий по сути одна. Потом перешла на научную литературу, в частности, Докинза. В интернете у меня появились друзья-мусульмане, католики и протестанты, и каждый пытался доказать, что их вера правильная. Но, чем больше я читала научных книг по эволюции, истории земли и космоса, тем слабее становилась моя вера. Когда я осознала, что Бога, скорее всего, нет, мне стало легче. Все стало на свои места. Я рада, что ушла из церкви. Религия и это постоянное ощущение вины — насилие над личностью. Но многим своим подругам я не говорю, что атеистка — со мной перестанут общаться.

«С приходом феминизма в мою жизнь с религией было покончено навсегда»

Танзила, 24 года

В Ингушетии верующие все, иного быть не может. Мои родители религиозные: мама в меньшей степени, чем отец. Выбора у меня, как и других детей, не было. Научили верить в Аллаха и сказали, что сомневаться в его существовании — грех. Молиться меня научила тетя. В то время ислам — ортодоксальный, радикальный — стал очень популярен. Тетя первая в семье подхватила волну и, имея влияние среди родственников, «подсадила» всех остальных. А я, внушаемый подросток, легко повелась если не на обещания вечного рая, то на угрозы вечных мук в аду за невыполнение намаза. Делала я его поначалу с энтузиазмом, потом это стало тягостной бессмысленной обязанностью, я то бросала молиться, то снова бралась, пока не перестала окончательно лет в 19. У нас к намазу относятся очень щепетильно: по крайней мере, на словах его делают все. В мечети я никогда не была, желания не было. Да и ходят у нас туда только мужчины.

К атеизму я шла постепенно. Сначала появились сомнения, и это было очень неприятно, даже больно: представьте, что все ваше мировоззрение держится на религии. К тому же вероотступничество — тяжкий грех в исламе, плюс оно означало бы разрыв связи с социумом. В какой-то момент я просто разрешила себе сомневаться, и ислам показался мне бредом жестокого сумасшедшего. Эта религия несколько непоследовательна и несправедлива, особенно к женщинам. С приходом феминизма в мою жизнь с религией было покончено навсегда.

Я рассказала о своих взглядах маме, зная, что она примет меня любую. Мама исповедует умеренный ислам, и мы сходимся во многих вопросах, кроме наличия сверхъестественной сущности

Я рассказала о своих взглядах маме, зная, что она примет меня любую, и она приняла. Мама исповедует, скажем так, умеренный ислам, и нынешняя обстановка ее пугает. Что удивительно, мы сходимся во многих вопросах, кроме наличия сверхъестественной сущности. С отцом об атеизме я говорила раз в жизни, когда мы были достаточно близки, чтобы поговорить о чем-то настолько личном. Он моего мнения не принял: сказал, что не может такого быть, что так нельзя и он мне не верит. В общем, пошел в классическое отрицание. А потом благополучно забыл о нашем разговоре. Иногда, правда, пытается поговорить про намаз, я киваю, но делаю по-своему. Кроме мамы и пары знакомых, которые в целом разделяют мои взгляды, я ни с кем ими не делилась. Если скажу остальной родне, кто знает, чем все закончится: может, рассоримся и никогда больше не увидимся, а, может, приведут муллу изгонять из меня джиннов.

В общем, чтобы продолжать относительно спокойную жизнь в своем кругу, надо молчать. Тут я по умолчанию мусульманка. Хотя, как оказалось, среди молодежи достаточно много атеистов, агностиков, да и просто нерадикальных мусульман, но я долгое время считала, что я одна такая. Люди вокруг иронизируют, что религиозность нынче какая-то напускная, что редко кто верит искренне, но даже если это так, дать понять, что ты неверующий, здесь — риск.

«Односельчане считали меня белой вороной и смотрели косо»

Айваз, 31 год

Мои родители придерживаются светских взглядов на устройство семьи, хотя сами себя называют мусульманами. В семье намаз никто не читал, посты не соблюдал, да и сало с борщом частенько ели. Возможно, на это повлиял интернациональный состав нашего маленького поселка: моими соседями были русские, казахи, армяне, ингуши, чеченцы, и в целом каких-либо межконфессиональных конфликтов я не помню.

Лет в десять я стал задаваться вопросом, чего это взрослые говорят всякие глупости, да еще и обряды непонятные выполняют. На мои расспросы они отвечали «так надо» или «не болтай глупости, вырастешь — поймешь». Потом я увлекся космосом, строением вселенной, начал читать книжки по астрономии и уже никого ни о чем не спрашивал. Конечно, я знал о разных религиозных течениях, но даже в десятилетнем возрасте четко и ясно осознавал, что никогда не стану сторонником ни одного из них. Тогда же я узнал, что такое атеизм, и самоопределился. Родители не придали этому значения, да и сейчас для них это неважно. Односельчане считали меня белой вороной и смотрели косо. Это как если бы им тогда, 15 лет назад, про биткоин рассказать. Раньше они с атеизмом не встречались, это было в новинку и воспринято в штыки.

Очевидный минус веры в том, что она слепа и дает либо слишком простые, либо слишком сложные ответы, очень привлекательные, но почти всегда неверные

Потом я переехал в другой поселок, с преобладающими и даже доминирующими исламскими устоями и национальными традициями. Каких-то серьезных трудностей я не испытывал и даже частенько вступал в дискуссии на религиозные темы, но «своим» я так и не стал. В обособленных обществах любое отклонение от нормы строит незримый барьер, и человек получает своеобразное клеймо «не от мира сего».

После университета я устроился в местную школу учителем информатики и физики. Специфика предметов и моя любовь к дисциплинам естественно-научного профиля дали мне возможность открыть ученикам глаза на окружающий мир через призму научного подхода. Цель моей педагогической деятельности заключалась совсем не в проповедовании атеизма, но в освещении механизмов бытия с точки зрения науки. Конечно, это нравилось далеко не всем: я сталкивался с агрессией, непониманием и презрением со стороны учеников и их родителей. Однажды после родительского собрания ко мне подошел отец одного из учеников и сказал о недопустимости утверждений о возрасте Земли (примерно 4,5 млрд лет), об общем предке современных обезьян и человека и прочих давно доказанных фактах: «Ты должен учить детей, а не глупости придумывать!» К счастью, такие случаи были редки.

Детям с раннего возраста промывают мозги религиозными и архаичными обычаями, природа которых неизвестна самим носителям. Это приводит к передаче заблуждений из поколения в поколение. Очевидный минус веры в том, что она слепа и дает либо слишком простые, либо слишком сложные ответы, очень привлекательные, но почти всегда неверные. Да, во времена становления человеческой цивилизации религия была необходима как инструмент объединения людей, но сейчас она превратилась в сдерживающий фактор развития.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector